Товита

Тѡві́т

(Второканоническая книга, не входит в состав канонических книг Ветхого Завета).

Глава 1

1:1

Кни́га слове́съ тѡві́та, сы́на тѡвїи́лева, сы́на а҆нанїи́лева, сы́на а҆дꙋи́лева, сы́на гаваи́лева, ѿ сѣ́мене а҆сїи́лева, ѿ пле́мене нефѳалі́млѧ,

Книга словес товита, сына товиилева, сына ананиилева, сына адуилева, сына гаваилева, от семене асиилева, от племене неффалимля,

Книга сказаний Товита, сына Товиилова, Ананиилова, Адуилова, Гаваилова, из племени Асиилова, из колена Неффалимова,

1:2

и҆́же плѣне́нъ бѣ̀ во дни̑ є҆немесса́ра са́ра царѧ̀ а҆ссѷрі́йска ѿ ѳі́свы, ꙗ҆́же є҆́сть ѡ҆деснꙋ́ю кѷді́а нефѳалі́млѧ въ галїле́и вы́ше а҆си́ра. А҆́зъ тѡві́тъ пꙋте́мъ и҆́стины ходи́хъ и҆ пра́вды всѧ̑ дни̑ живота̀ моегѡ̀

иже пленен бе во дни енемессара сара царя ассирийска от фисвы, яже есть одесную кидиа неффалимля въ галилеи выше асира. Аз товит путем истины ходихъ и правды вся дни живота моего

который во дни Ассирийского царя Енемессара взят был в плен из Фисвы, находящейся по правую сторону Кидия Неффалимова, в Галилее, выше Асира. Я, Товит, во все дни жизни моей ходил путями истины и правды

1:3

и҆ ми́лѡстыни мнѡ́ги твори́хъ бра́тїи мое́й и҆ ꙗ҆зыкꙋ моемꙋ̀, ше́дшымъ со мно́ю во странꙋ̀ а҆ссѷрі́йскꙋю въ нїнеѵі́ю:

и милостыни многи творих братии моей и языку моему, шедшим со мною во страну ассирийскую в ниневию:

и делал много благодеяний братьям моим и народу моему, пришедшим вместе со мною в страну Ассирийскую, в Ниневию.

1:4

и҆ є҆гда̀ бѣ́хъ во странѣ̀ мое́й въ землѝ і̑и҃левѣ, ю҆нѣ́и҆шꙋ мѝ сꙋ́щꙋ, все́ пле́мѧ нефѳалі́ма ѻ҆тца̀ моегѡ̀ ѿстꙋпѝ ѿ до́мꙋ і̑ерⷭ҇ли́млѧ, и҆збра́ннагѡ ѿ колѣ́нъ і҆и҃левыхъ, є҆́же жре́ти всѣ̑мъ колѣ́нѡмъ: и҆ ѡ҆свѧще́нъ бы́сть хра́мъ ѡ҆бита́нїѧ вы́шнемꙋ и҆ созда́нъ бы́сть во всѧ̑ ро́ды вѣ́ка:

и егда бех во стране моей в земли израилеве, юнеишу ми сущу, все племя неффалима отца моего отступи от дому иерусалимля, избраннаго от колен израилевых, еже жрети всем коленом: и освящен бысть храм обитания вышнему и создан бысть во вся роды века:

Когда я жил в стране моей, в земле Израиля, будучи еще юношею, тогда все колено Неффалима, отца моего, находилось в отпадении от дома Иерусалима, избранного от всех колен Израиля, чтобы всем им приносить там жертвы, где освящен храм селения Всевышнего и утвержден во все роды навек.

1:5

и҆ всѧ̑ колѣ̑на кꙋ́пнѡ ѿстꙋпи̑вшаѧ жрѧ́хꙋ ваа́ловѣ ю҆́ницѣ, и҆ до́мъ нефѳалі́ма ѻ҆тца̀ моегѡ̀:

и вся колена купно отступившая жряху ваалове юнице, и дом неффалима отца моего:

Как все отложившиеся колена приносили жертвы Ваалу, юнице, так и дом Неффалима, отца моего.

1:6

а҆́зъ же є҆ди́нъ хожда́хъ мно́гажды во і҆ерⷭ҇ли́мъ въ пра́здники, ꙗ҆́коже пи́сано є҆́сть всемꙋ̀ і҆и҃лю въ повелѣ́нїи вѣ́чнѣ, нача́тки и҆ десѧти̑ны плодѡ́въ и҆ первострижє́нїѧ и҆мѣ́ѧй,

аз же един хождах многажды во иерусалим в праздники, якоже писано есть всему израилю в повелении вечне, начатки и десятины плодов и первострижения имеяй,

Я же один часто ходил в Иерусалим на праздники, как предписано всему Израилю установлением вечным, с начатками и десятинами произведений земли и начатками шерсти овец

1:7

и҆ даѧ́хъ ѧ҆̀ і̑ере́ємъ сынѡ́мъ а҆арѡ̑нимъ ко ѻ҆лтарю̀: ѿ всѣ́хъ плодѡ́въ десѧти́нꙋ даѧ́хъ сынѡ́мъ леѵі̑инымъ слꙋжа́щымъ во і̑ерⷭ҇ли́мѣ, и҆ вторꙋ́ю десѧти́нꙋ продаѧ́хъ, и҆ хожда́хъ и҆ и҆ждива́хъ ѧ҆̀ во і̑ерⷭ҇ли́мѣ на ко́еждо лѣ́то,

и даях я иереем сыном аароним ко олтарю: от всех плодов десятину даях сыном левииным служащимъ во иерусалиме, и вторую десятину продаях, и хождахъ и иждивах я во иерусалиме на коеждо лето,

и отдавал это священникам, сынам Аароновым, для жертвенника: десятину всех произведений давал сынам Левииным, служащим в Иерусалиме; другую десятину продавал, и каждый год ходил и издерживал ее в Иерусалиме;

1:8

тре́тїю же даѧ́хъ, и҆́мже подоба́ше, ꙗ҆́коже заповѣ́да деввѡ́ра ма́ти ѻ҆тца̀ моегѡ̀,занѐ си́ръ ѡ҆ста́хъ ѿ ѻ҆тца̀ моегѡ̀.

третию же даях, имже подобаше, якоже заповеда деввора мати отца моего,зане сир остах от отца моего.

а третью давал, кому следовало, как заповедала мне Деввора, мать отца моего, когда я после отца моего остался сиротою.

1:9

И҆ є҆гда̀ бы́хъ мꙋ́жъ, поѧ́хъ а҆́ннꙋ женꙋ̀ ѿ сѣ́мене ѻ҆те́чества на́шегѡ, и҆ роди́хъ ѿ неѧ̀ тѡві́ю.

И егда бых муж, поях анну жену от семене отечества нашего, и родих от нея товию.

Достигнув мужеского возраста, я взял жену Анну из отеческого нашего рода и родил от нее Товию.

1:10

И҆ є҆гда̀ плѣне́ни бы́хомъ въ нїнеѵі́ю, всѧ̑ кра́тїѧ моѧ̑ и҆ и҆̀же ѿ ро́да моегѡ̀ ꙗ҆до́ша ѿ хлѣ́бѡвъ ꙗ҆зы́ческихъ:

И егда пленени быхом в ниневию, вся кратия моя и иже от рода моего ядоша от хлебов языческих:

Когда я отведен был в плен в Ниневию, все братья мои и одноплеменники мои ели от снедей языческих,

1:11

а҆́зъ же соблюдо́хъ дꙋ́шꙋ мою̀ є҆́же не ꙗ҆́сти,

аз же соблюдох душу мою еже не ясти,

а я соблюдал душу мою и не ел,

1:12

ꙗ҆́кѡ па́мѧтствовахъ бг҃а все́ю дꙋше́ю мое́ю.

яко памятствовах бога всею душею моею.

ибо я помнил Бога всею душею моею.

1:13

И҆ дадѐ вы́шнїй благода́ть и҆ добро́тꙋ пред̾ є҆немесса́ромъ, и҆ бы́хъ є҆гѡ̀ кꙋпе́цъ:

И даде вышний благодать и доброту пред енемессаром, и бых его купец:

И даровал мне Всевышний милость и благоволение у Енемессара, и я был у него поставщиком;

1:14

и҆ и҆до́хъ въ миді́ю и҆ вда́хъ гаваи́лꙋ бра́тꙋ гаврі́евꙋ въ ра́гахъ миді́йскихъ сребра̀ де́сѧть тала̑нтъ.

и идох в мидию и вдах гаваилу брату гавриеву въ рагах мидийских сребра десять талант.

и ходил в Мидию, и отдал на сохранение Гаваилу, брату Гаврия, в Рагах Мидийских, десять талантов серебра.

1:15

И҆ є҆гда̀ ᲂу҆́мре є҆немесса́ръ, воцари́сѧ сеннахирі́мъ сы́нъ є҆гѡ̀ вмѣ́стѡ є҆гѡ̀, и҆ пꙋтїѐ є҆гѡ̀ непостоѧ́нни бы́ша, и҆ ктомꙋ̀ не возмого́хъ и҆тѝ въ миді́ю.

И егда умре енемессар, воцарися сеннахиримъ сын его вместо его, и путие его непостоянни быша, и ктому не возмогох ити в мидию.

Когда же умер Енемессар, вместо него воцарился сын его Сеннахирим, которого пути не были постоянны, и я уже не мог ходить в Мидию.

1:16

И҆ во дне́хъ є҆немесса́ра ми́лѡстыни мнѡ́ги твори́хъ бра́тїи мое́й:

И во днех енемессара милостыни многи творих братии моей:

Во дни Енемессара я делал много благодеяний братьям моим:

1:17

хлѣ́бы моѧ̑ даѧ́хъ а҆́лчꙋщымъ и҆ ѡ҆дѣѧ́нїе наги̑мъ, и҆ а҆́ще ко́его ѿ ро́да моегѡ̀ ви́дѣхъ ᲂу҆ме́рша и҆ и҆зве́ржена внѣ̀ стѣны̀ нїеѵі́и, погрба́хъ є҆го̀:

хлебы моя даях алчущим и одеяние нагим, и аще коего от рода моего видех умерша и извержена вне стены ниевии, погрбах его:

алчущим давал хлеб мой, нагим одежды мои и, если кого из племени моего видел умершим и выброшенным за стену Ниневии, погребал его.

1:18

и҆ а҆́ще ко́его ᲂу҆бива́ше сеннахирі́мъ ца́рь, є҆гда̀ прїи́де бѣжа́й ѿ і҆ꙋде́и, погреба́хъ и҆̀хъ ѡ҆́тай: мно́гихъ бо ᲂу҆бѝ въ ꙗ҆́рости свое́й: и҆ и҆скѡ́ма быва́хꙋ ѿ царѧ̀ тѣлеса̀, и҆ не ѡ҆брѣта́хꙋсѧ.

и аще коего убиваше сеннахирим царь, егда прииде бежай от иудеи, погребах их отай: многихъ бо уби в ярости своей: и искома бываху от царя телеса, и не обретахуся.

Тайно погребал я и тех, которых убивал царь Сеннахирим, когда, обращенный в бегство, возвратился из Иудеи. А он многих умертвил в ярости своей. И отыскивал царь трупы, но их не находили.

1:19

Ше́дъ же є҆ди́нъ ѿ сꙋ́щихъ въ нїнеѵі́и, сказа̀ царю̀ ѡ҆ мнѣ̀, ꙗ҆́кѡ погреба́ю и҆̀хъ. И҆ скры́хсѧ. Оу҆ѣ́давъ же, ꙗ҆́кѡ и҆́щꙋтъ мѧ̀ ᲂу҆би́ти, ᲂу҆боѧ́всѧ ѿидо́хъ:

Шед же един от сущих в ниневии, сказа царю о мне, яко погребаю их. И скрыхся. уедав же, яко ищут мя убити, убоявся отидох:

Один из Ниневитян пошел и донес царю, что я погребаю их; тогда я скрылся. Узнав же, что меня ищут убить, от страха убежал из города.

1:20

и҆ разгра́блєна бы́ша всѧ̑ и҆мѣ́нїѧ моѧ̑, и҆ не ѡ҆ста́сѧ мѝ ничто́же, кромѣ̀ а҆́нны жены̀ моеѧ̀ и҆ тѡві́и сы́на моегѡ̀.

и разграблена быша вся имения моя, и не остася ми ничтоже, кроме анны жены моея и товии сына моего.

И было расхищено все имущество мое, и не осталось у меня ничего, кроме Анны, жены моей, и Товии, сына моего.

1:21

И҆ не преидо́ша дні́е пѧтьдесѧ́тъ, доне́лѣже ᲂу҆би́ста є҆го̀ два̀ сы̑на є҆гѡ̀ и҆ бѣжа́ста въ го́ры а҆рара҆тскїѧ: и҆ воцари́сѧ сахерда́нъ сы́нъ є҆гѡ̀ вмѣ́стѡ є҆гѡ̀, и҆ поста́ви а҆хїа́хара а҆наи́ла, сы́на бра́та моегѡ̀, над̾ всѣ́мъ сочисле́нїемъ ца́рствїѧ своегѡ̀ и҆ над̾ всѣ́мъ ᲂу҆строе́нїемъ.

И не преидоша дние пятьдесят, донележе убиста его два сына его и бежаста в горы араратския: и воцарися сахердан сын его вместо его, и постави ахиахара анаила, сына брата моего, над всем сочислениемъ царствия своего и над всем устроением.

Но не прошло пятидесяти дней, как два сына его убили его и убежали в горы Араратские. И воцарился вместо него сын его Сахердан, который поставил Ахиахара Анаила, сына брата моего, над всею счетною частью царства своего и над всем домоправлением.

1:22

И҆ просѝ а҆хїа́харъ ѡ҆ мнѣ̀, и҆ прїидо́хъ въ нїнеѵі́ю. А҆хїа́харъ же бѣ̀ вїиоче́рпчїй и҆ над̾ пе́рстнемъ, и҆ ᲂу҆прави́тель и҆ сочисли́тель, и҆ поста́ви є҆го̀ сахерда́нъ вторы́мъ: бѣ́ же сы́нъ бра́та моегѡ̀.

И проси ахиахар о мне, и приидох в ниневию. Ахиахаръ же бе вииочерпчий и над перстнем, и управитель и сочислитель, и постави его сахердан вторым: бе же сын брата моего.

И ходатайствовал Ахиахар за меня, и я возвратился в Ниневию. Ахиахар же был и виночерпий и хранитель перстня, и домоправитель и казначей; и Сахердан поставил его вторым по себе; он был сын брата моего.

Глава 2

2:1

Є҆гда́ же прїидо́хъ въ до́мъ мо́й, и҆ ѿдана̀ бы́сть мнѣ̀ а҆́нна жена̀ моѧ̀ и҆ тѡві́а сы́нъ мо́й, въ пра́здникъ пѧтьдесѧ́тницы, и҆̀же є҆́сть ст҃ъ се́дмь седми́цъ, бы́сть ѡ҆бѣ́дъ до́бръ мнѣ̀, и҆ возлего́хъ, є҆́же ꙗ҆́сти.

Егда же приидох в дом мой, и отдана бысть мне анна жена моя и товиа сын мой, в праздник пятьдесятницы, иже есть свят седмь седмиц, бысть обед добр мне, и возлегох, еже ясти.

Когда я возвратился в дом свой, и отданы мне были Анна, жена моя, и Товия, сын мой, в праздник пятидесятницы, в святую седмицу седмиц, приготовлен у меня был хороший обед, и я возлег есть.

2:2

И҆ ᲂу҆зрѣ́хъ снѣ̑ди мнѡ́ги и҆ рѣ́хъ сы́нꙋ моемꙋ̀: и҆ди́ и҆ приведѝ, є҆го́же а҆́ще ѡ҆брѧ́щеши ѿ бра́тїи на́шеѧ ни́щаго, и҆́же по́мнитъ гдⷭ҇а, и҆ сѐ, ѡ҆жида́ю тебѐ.

И узрех снеди многи и рех сыну моему: иди и приведи, егоже аще обрящеши от братии нашея нищаго, иже помнит господа, и се, ожидаю тебе.

Увидев много снедей, я сказал сыну моему: пойди и приведи, кого найдешь, бедного из братьев наших, который помнит Господа, а я подожду тебя.

2:3

И҆ прише́дъ речѐ: ѻ҆́тче, є҆ди́нъ ѿ ро́да на́шегѡ ᲂу҆давле́нъ пове́рженъ є҆́сть на то́ржищи.

И пришед рече: отче, един от рода нашего удавлен повержен есть на торжищи.

И пришел он и сказал: отец мой, один из племени нашего, удавленный, брошен на площади.

2:4

И҆ а҆́зъ, пре́жде не́же вкꙋси́ти мѝ, взѧ́хъ є҆го̀ въ нѣ́кїй до́мъ, доне́лѣже за́йде со́лнце:

И аз, прежде неже вкусити ми, взях его в некий дом, донележе зайде солнце:

Тогда я, прежде нежели стал есть, поспешно выйдя, убрал его в одно жилье до захождения солнца.

2:5

и҆ возврати́всѧ ᲂу҆мы́хсѧ и҆ ꙗ҆до́хъ хлѣ́бъ мо́й въ ско́рби,

и возвратився умыхся и ядох хлеб мой в скорби,

Возвратившись, совершил омовение и ел хлеб мой в скорби.

2:6

и҆ помѧнꙋ́хъ прⷱ҇҃оро́чество а҆мѡ́са, ꙗ҆́коже речѐ: ѡ҆братѧ́тсѧ дні́е ва́ши въ пла́чь, и҆ всѧ̑ весє́лїѧ ва̑ша въ сѣ́тованїе:

и помянух пророчество амоса, якоже рече: обратятся дние ваши в плачь, и вся веселия ваша в сетование:

И вспомнил я пророчество Амоса, как он сказал: праздники ваши обратятся в скорбь, и все увеселения ваши — в плач.

2:7

и҆ пла́кахсѧ: и҆ є҆гда̀ за́йде со́лнце, поидо́хъ и҆ и҆скопа́въ погребо́хъ є҆го̀.

и плакахся: и егда зайде солнце, поидох и ископавъ погребох его.

И я плакал. Когда же зашло солнце, я пошел и, выкопав могилу, похоронил его.

2:8

Бли́жнїи же посмѣва́хꙋсѧ, глаго́люще: є҆щѐ не бои́тсѧ ᲂу҆бїе́нъ бы́ти за дѣ́ло сїѐ: и҆ бѣжа̀, и҆ сѐ, па́ки погреба́етъ мє́ртвыѧ.

Ближнии же посмевахуся, глаголюще: еще не боится убиен быти за дело сие: и бежа, и се, паки погребает мертвыя.

Соседи насмехались надо мною и говорили: еще не боится он быть убитым за это дело; бегал уже, и вот опять погребает мертвых.

2:9

И҆ въ тꙋ̀ но́щь, є҆гда̀ погребо́хъ, возврати́хсѧ и҆ лего́хъ ѡ҆́скверне́нъ при стѣнѣ̀ двора̀, и҆ лицѐ моѐ ѿкрове́но бѣ̀:

И в ту нощь, егда погребох, возвратихся и легохъ осквернен при стене двора, и лице мое откровено бе:

В эту самую ночь, возвратившись после погребения и будучи нечистым, я лег спать за стеною двора, и лице мое не было покрыто.

2:10

не ви́дѣхъ же, ꙗ҆́кѡ вра̑бїѧ на стѣнѣ̀ сꙋ́ть, и҆ ѻ҆чесе́мъ мои̑мъ ѿвє́рстымъ сꙋ́щымъ, и҆спꙋсти́ша вра̑бїѧ те́плое на ѻ҆чеса̀ моѧ̑, и҆ бы́ша бѣ́льма на ѻ҆чесѣ́хъ мои́хъ: и҆ и҆до́хъ ко врачє́мъ и҆ не по́льзоваша мѧ̀: а҆хїа́харъ же пита́ше мѧ̀, до́ндеже ѿидо́хъ во є҆лѷмаі́дꙋ.

не видех же, яко врабия на стене суть, и очесемъ моим отверстым сущим, испустиша врабия теплое на очеса моя, и быша бельма на очесех моих: и идох ко врачем и не пользоваша мя: ахиахар же питаше мя, дондеже отидох во елимаиду.

И не заметил я, что на стене были воробьи. Когда глаза мои были открыты, воробьи испустили теплое на глаза мои, и сделались на глазах моих бельма. И ходил я к врачам, но они не помогли мне. Ахиахар доставлял мне пропитание, доколе не отправился в Елимаиду.

2:11

А҆ жена̀ моѧ̀ а҆́нна во́лнꙋ прѧдѧ́ше въ домѣ́хъ же́нскихъ

А жена моя анна волну прядяше в домех женскихъ

А потом жена моя Анна в женских отделениях пряла шерсть

2:12

и҆ посыла́ше госпо́дїємъ: даѧ́хꙋ же є҆́й и҆ ѻ҆нѝ мздꙋ̀, прида́вше и҆ козлѧ̀.

и посылаше господием: даяху же ей и они мзду, придавше и козля.

и посылала богатым людям, которые давали ей плату и однажды в придачу дали козленка.

2:13

Є҆гда́ же прїи́де ко мнѣ̀, нача̀ вопи́ти: и҆ рѣ́хъ є҆́й: ѿкꙋ́дꙋ козлѧ̀; не ᲂу҆кра́дено ли є҆́сть; ѿда́ждь є҆̀ госпо́дїємъ: не бо̀ лѣ́по є҆́сть ꙗ҆́сти кра́деное.

Егда же прииде ко мне, нача вопити: и рех ей: откуду козля? не украдено ли есть? отдаждь е господием: не бо лепо есть ясти краденое.

Когда принесли его ко мне, он начал блеять; и я спросил жену: откуда этот козленок? не краденый ли? отдай его, кому он принадлежит! ибо непозволительно есть краденое.

2:14

Ѻ҆на́ же речѐ: да́ръ даде́сѧ мѝ над̾ мздꙋ̀. И҆ не вѣ́ровахъ є҆́й и҆ глаго̀лахъ ѿда́ти є҆̀ госпо́дїємъ, и҆ стыдѧ́хсѧ пред̾ не́ю. Ѻ҆на́ же ѿвѣща́вши речѐ мѝ: гдѣ̀ сꙋ́ть ми́лѡстыни твоѧ̑ и҆ пра̑вды твоѧ̑; сѐ, вѣ́дѡма всѧ̑ съ тобо́ю.

она же рече: дар дадеся ми над мзду. И не веровахъ ей и глаголах отдати е господием, и стыдяхся пред нею. она же отвещавши рече ми: где суть милостыни твоя и правды твоя? се, ведома вся с тобою.

Она отвечала: это подарили мне сверх платы. Но я не верил ей и настаивал, чтобы отдала его, кому он принадлежит, и разгневался на нее. А она в ответ сказала мне: где же милостыни твои и праведные дела? вот как все они обнаружились на тебе!

Глава 3

3:1

И҆ ѡ҆печа́ливсѧ пла́кахъ, и҆ моли́хсѧ съ болѣ́знїю, глаго́лѧ:

И опечалився плаках, и молихся с болезнию, глаголя:

Опечалившись, я заплакал и молился со скорбью, говоря:

3:2

првⷣнъ є҆сѝ, гдⷭ҇и, и҆ всѧ̑ дѣла̀ твоѧ̑, и҆ всѝ пꙋтїѐ твоѝ млⷭ҇ть и҆ и҆́стниа, и҆ сꙋ́дъ и҆́стиненъ и҆ првⷣнъ ты̀ сꙋ́диши во вѣ́къ:

праведн еси, господи, и вся дела твоя, и вси путие твои милость и истниа, и суд истинен и праведн ты судиши во век:

праведен Ты, Господи, и все дела Твои и все пути Твои — милость и истина, и судом истинным и правым судишь Ты вовек!

3:3

помѧнѝ мѧ̀ и҆ при́зри на мѧ̀ да не ѿмща́еши мѝ грѣхѝ моѧ̑ и҆ невѣ̑дѣнїѧ моѧ̑ и҆ ѻ҆тє́цъ мои́хъ, и҆́миже согрѣши́ша пред̾ тобо́ю:

помяни мя и призри на мя да не отмщаеши ми грехи моя и неведения моя и отец моих, имиже согрешиша пред тобою:

Воспомяни меня и призри на меня: не наказывай меня за грехи мои и заблуждения мои и отцов моих, которыми они согрешили пред Тобою!

3:4

преслꙋ́шаша бо за́пѡвѣди твоѧ̑ и҆ да́лъ є҆сѝ на́съ въ расхище́нїе и҆ плѣне́нїе и҆ сме́рть и҆ въ при́тчꙋ поноше́нїѧ всѣ̑мъ ꙗ҆зы́кѡмъ, въ нѧ́же расточи́хомсѧ:

преслушаша бо заповеди твоя и дал еси нас в расхищение и пленение и смерть и в притчу поношения всем языком, в няже расточихомся:

Ибо они не послушали заповедей Твоих, и Ты предал нас на расхищение и пленение и смерть, и в притчу поношения пред всеми народами, между которыми мы рассеяны.

3:5

и҆ нн҃ѣ мнѡ́ги сꙋдбы̑ твоѧ̑ сꙋ́ть и҆ и҆́стинны, твори́те со мно́ю ѡ҆ грѣсѣ́хъ мои́хъ и҆ ѻ҆тє́цъ мои́хъ, ꙗ҆́кѡ не сотвори́хомъ повелѣ́нїй твои́хъ, не бо̀ ходи́хомъ во и҆́стинѣ пред̾ тобо́ю:

и ныне многи судбы твоя суть и истинны, творите со мною о гресех моих и отец моих, яко не сотворихомъ повелений твоих, не бо ходихом во истине пред тобою:

И, поистине, многи и праведны суды Твои — делать со мною по грехам моим и грехам отцов моих, потому что не исполняли заповедей Твоих и не поступали по правде пред Тобою.

3:6

и҆ нн҃ѣ, ꙗ҆́коже ᲂу҆го́дно пред̾ тобо́ю, сотворѝ со мно́ю: повелѝ ѿѧ́ти дꙋ́хъ мо́й, ꙗ҆́кѡ да разрѣшꙋ́сѧ и҆ бꙋ́дꙋ землѧ̀, поне́же ᲂу҆́не є҆́сть мѝ ᲂу҆мре́ти, не́жели жи́вꙋ бы́тн, занѐ поноше́нїѧ лжи̑ва слы́шахъ, и҆ печа́ль є҆́сть мно́га во мнѣ̀: повелѝ ѿрѣши́тисѧ мѝ ѿ нꙋ́жды ᲂу҆жѐ на вѣ́чное мѣ́сто, да не ѿврати́ши лица̀ твоегѡ̀ ѿ менє̀.

и ныне, якоже угодно пред тобою, сотвори со мною: повели отяти дух мой, яко да разрешуся и буду земля, понеже уне есть ми умрети, нежели живу бытн, зане поношения лжива слышах, и печаль есть многа во мне: повели отрешитися ми от нужды уже на вечное место, да не отвратиши лица твоего от мене.

Итак, твори со мною, что Тебе благоугодно; повели взять дух мой, чтобы я разрешился и обратился в землю, ибо мне лучше умереть, нежели жить, так как я слышу лживые упреки и глубока скорбь во мне! Повели освободить меня от этой тяготы в обитель вечную и не отврати лица Твоего от меня.

3:7

Въ то́йже де́нь слꙋчи́сѧ дще́ри рагꙋи́левѣй са́ррѣ бо є҆квата́нѣхъ миді́и, и҆ то́й поноси́мѣй бы́ти ѿ рабы́нь ѻ҆тца̀ є҆ѧ̀:

В тойже день случися дщери рагуилевей сарре бо екватанехъ мидии, и той поносимей быти от рабынь отца ея:

В тот самый день случилось и Сарре, дочери Рагуиловой, в Екбатанах Мидийских терпеть укоризны от служанок отца своего

3:8

а҆́кѡ бѧ́ше дана̀ седмѝ мꙋжє́мъ, и҆ а҆смоде́й лꙋка́вый де́мѡнъ ᲂу҆бѝ и҆̀хъ, пре́жде да́же бы́ти и҆̀мъ съ не́ю ꙗ҆́кѡ съ жена́ми: и҆ рѣ́ша є҆́й: не разꙋмѣ́еши ли ᲂу҆бива́ющи твои́хъ мꙋже́й; ᲂу҆жѐ се́дмь и҆мѣ́ла є҆сѝ, и҆ ни є҆ди́нагѡ и҆́хъ нарекла́сѧ є҆сѝ:

ако бяше дана седми мужем, и асмодей лукавый демонъ уби их, прежде даже быти им с нею яко с женами: и реша ей: не разумееши ли убивающи твоих мужей? уже седмь имела еси, и ни единаго их нареклася еси:

за то, что она была отдаваема семи мужьям, но Асмодей, злой дух, умерщвлял их прежде, нежели они были с нею, как с женою. Они говорили ей: разве тебе не совестно, что ты задушила мужей твоих? Уже семерых ты имела, но не назвалась именем ни одного из них.

3:9

что̀ на́съ бїе́ши; а҆́ще и҆змро́ша, и҆дѝ съ ни́ми, да не ви́димъ твоегѡ̀ сы́на и҆лѝ дще́ре во вѣ́къ.

что нас биеши? аще измроша, иди с ними, да не видимъ твоего сына или дщере во век.

Что нас бить за них? Они умерли: иди и ты за ними, чтобы нам не видеть твоего сына или дочери вовек!

3:10

Сїѧ̑ слы́шавши ѡ҆печа́лисѧ ѕѣлѡ̀, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆дави́тисѧ, и҆ речѐ: є҆ди́на ᲂу҆́бѡ є҆́смь ѻ҆тцꙋ̀ моемꙋ̀: а҆́ще сотворю̀ сїѐ, ᲂу҆кори́зна є҆мꙋ̀ бꙋ́детъ, и҆ ста́рость є҆гѡ̀ ннзведꙋ̀ съ болѣ́знїю во а҆́дъ.

Сия слышавши опечалися зело, яко удавитися, и рече: едина убо есмь отцу моему: аще сотворю сие, укоризна ему будет, и старость его ннзведу с болезнию во ад.

Услышав это, она весьма опечалилась, так что решилась было лишить себя жизни, но подумала: я одна у отца моего; если сделаю это, бесчестие ему будет, и я сведу старость его с печалью в преисподнюю.

3:11

И҆ молѧ́шесѧ при ѻ҆ко́нцы и҆ речѐ: блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е мо́й, и҆ блгⷭ҇ве́но и҆́мѧ твоѐ ст҃о́е и҆ чтⷭ҇но́е во вѣ́ки: да блгⷭ҇вѧ́тъ тѧ̀ всѧ̑ дѣла̀ твоѧ̑ во вѣ́къ:

И моляшеся при оконцы и рече: благословен еси, господи боже мой, и благословено имя твое святое и честное во веки: да благословят тя вся дела твоя во век:

И стала она молиться у окна и говорила: благословен Ты, Господи Боже мой, и благословенно имя Твое святое и славное вовеки: да благословляют Тебя все творения Твои вовек!

3:12

и҆ нн҃ѣ, гдⷭ҇и, ѻ҆́чи моѝ и҆ лицѐ моѐ ко тебѣ̀ да́хъ:

и ныне, господи, очи мои и лице мое ко тебе дах:

И ныне к Тебе, Господи, обращаю очи мои и лице мое;

3:13

рѣ́хъ да разрѣши́ши мѧ̀ ѿ землѝ и҆ да не слы́шꙋ а҆́зъ ктомꙋ̀ поноше́нїѧ:

рех да разрешиши мя от земли и да не слышу азъ ктому поношения:

молю, возьми меня от земли сей и не дай мне слышать еще укоризны!

3:14

ты̀ вѣ́сн, гдⷭ҇и, ꙗ҆́кѡ чиста̀ є҆́смь ѿ всѧ́кагѡ грѣха̀ мꙋ́жнѧ

ты весн, господи, яко чиста есмь от всякаго греха мужня

Ты знаешь, Господи, что я чиста от всякого греха с мужем

3:15

и҆ не ѡ҆скверни́хъ и҆́мене моегѡ̀ ннжѐ и҆́мене ѻ҆тца̀ моегѡ̀ въ землѝ плѣне́нїѧ моегѡ̀: є҆диноро́дна є҆́смь ѻ҆тцꙋ̀ моемꙋ̀, и҆ нѣ́сть є҆мꙋ̀ ⷱ҇ѻ҆́трочища, и҆́же наслѣ́дитъ є҆го̀, нижѐ бра́та бли́жнѧгѡ, нижѐ сꙋ́щагѡ є҆мꙋ̀ сы́на да соблюдꙋ́ мѧ томꙋ̀ въ женꙋ̀: ᲂу҆жѐ погибо́ша мѝ се́дмь: вскꙋ́ю мѝ жи́ти; и҆ а҆́ще не ᲂу҆го́дно є҆́сть тебѣ̀ ᲂу҆би́ти мѧ̀, повелѝ призрѣ́ти на мѧ̀ и҆ поми́ловати мѧ̀, да не ктомꙋ̀ слы́шꙋ поноше́нїе.

и не оскверних имене моего ннже имене отца моего в земли пленения моего: единородна есмь отцу моему, и несть ему отрочища, иже наследит его, ниже брата ближняго, ниже сущаго ему сына да соблюду мя тому в жену: уже погибоша ми седмь: вскую ми жити? и аще не угодно есть тебе убити мя, повели призрети на мя и помиловати мя, да не ктому слышу поношение.

и не обесчестила имени моего, ни имени отца моего в земле плена моего; я единородная у отца моего, и нет у него сына, который мог бы наследовать ему, ни брата близкого, ни сына братнего, которому я могла бы сберечь себя в жену: уже семеро погибли у меня. Для чего же мне жить? А если не угодно Тебе умертвить меня, то благоволи призреть на меня и помиловать меня, чтобы мне не слышать более укоризны!

3:16

И҆ ᲂу҆слы́ша гдⷭ҇ь моли́твꙋ ѻ҆бои́хъ пред̾ сла́вою вели́кагѡ рафаи́ла,

И услыша господь молитву обоих пред славою великаго рафаила,

И услышана была молитва обоих пред славою великого Бога, и послан был Рафаил исцелить обоих:

3:17

и҆ по́сланъ бѣ̀ и҆зцѣли́ти ѻ҆бои́хъ, тѡві́тꙋ ѡ҆чи́стити бѣ́льма и҆ са́ррꙋ дще́рь рагꙋи́левꙋ да́ти тѡві́и сы́нꙋ тѡві́товꙋ въ женꙋ̀, и҆ свѧза́ти а҆смоде́а лꙋка́ваго де́мѡна, занѐ тѡві́и подоа́етъ наслѣ́дити ю҆̀. Въ то̀ вре́мѧ возврати́всѧ тѡві́тъ, вни́де въ до́мъ сво́й, а҆ са́рра дщѝ рагꙋи́лева сни́де ѿ го́рницы своеѧ̀.

и послан бе изцелити обоих, товиту очистити бельма и сарру дщерь рагуилеву дати товии сыну товитову в жену, и связати асмодеа лукаваго демона, зане товии подоает наследити ю. В то время возвратився товит, вниде в дом свой, а сарра дщи рагуилева сниде от горницы своея.

снять бельма у Товита и Сарру, дочь Рагуилову, дать в жену Товии, сыну Товитову, связав Асмодея, злого духа; ибо Товии предназначено наследовать ее. — И в одно и то же время Товит, по возвращении, вошел в дом свой, а Сарра, дочь Рагуилова, сошла с горницы своей.

Глава 4

4:1

Въ де́нь ѡ҆́нъ воспомѧнꙋ̀ тѡві́тъ ѡ҆ сребрѣ̀, є҆́же вдадѐ гаваи́лꙋ въ ра́гахъ миді́йскихъ,

В день он воспомяну товит о сребре, еже вдаде гаваилу в рагах мидийских,

В тот день вспомнил Товит о серебре, которое отдал на сохранение Гаваилу в Рагах Мидийских,

4:2

и҆ речѐ въ себѣ̀: а҆́зъ проси́хъ сме́рти, что̀ не зовꙋ̀ тѡві́и сы́на моегѡ̀, да є҆мꙋ̀ ѡ҆б̾ѧвлю̀, пре́жде да́же ᲂу҆мре́ти мѝ;

и рече в себе: аз просих смерти, что не зову товии сына моего, да ему объявлю, прежде даже умрети ми?

и сказал сам себе: я просил смерти; что же не позову сына моего Товии, чтобы объявить ему об этом, пока я не умер?

4:3

И҆ призва́въ є҆го̀ речѐ: ча́до, а҆́ще ᲂу҆мрꙋ̀, погреби́ мѧ, и҆ да не презира́еши ма́тере твоеѧ́: чтѝ ю҆̀ всѧ̑ дни̑ живота̀ твоегѡ̀ и҆ творѝ є҆́же ᲂу҆го́дно є҆́й, и҆ да не ѡ҆печалѧ́еши є҆ѧ̀:

И призвав его рече: чадо, аще умру, погреби мя, и да не презираеши матере твоея: чти ю вся дни живота твоего и твори еже угодно ей, и да не опечаляеши ея:

И, призвав его, сказал: сын мой! когда я умру, похорони меня и не покидай матери своей; почитай ее во все дни жизни твоей, делай угодное ей и не причиняй ей огорчения.

4:4

помѧнѝ, ча́до, ꙗ҆́кѡ мнѡ́га бѣ̑дстгвїѧ ви́дѣ ѡ҆ тебѣ̀ во чре́вѣ: є҆гда̀ ᲂу҆́мретъ, поогребѝ ю҆̀ при мнѣ̀ во є҆ди́нѣмъ гро́бѣ:

помяни, чадо, яко многа бедстгвия виде о тебе во чреве: егда умрет, поогреби ю при мне во единем гробе:

Помни, сын мой, что она много имела скорбей из-за тебя еще во время чревоношения. Когда она умрет, похорони ее подле меня в одном гробе.

4:5

всѧ̑ дни̑, ча́до, гдⷭ҇а бг҃а на́шего по́мни, и҆ да не похо́щеши согрѣша́ти и҆ престꙋпа́ти за́пѡвѣди є҆гѡ̀: пра́вдꙋ творѝ всѧ̑ дни̑ живота̀ твоегѡ̀, и҆ да не хо́диши пꙋте́мъ непра́вды,

вся дни, чадо, господа бога нашего помни, и да не похощеши согрешати и преступати заповеди его: правду твори вся дни живота твоего, и да не ходиши путем неправды,

Во все дни помни, сын мой, Господа Бога нашего и не желай грешить и преступать заповеди Его. Во все дни жизни твоей делай правду и не ходи путями беззакония,

4:6

занѐ творѧ́щꙋ тѝ и҆́стинꙋ благопоспѣ́шєства бꙋ́дꙋтъ въ дѣ́лѣхъ твои́хъ и҆ всѣ̑мъ творѧ́щымъ пра́вдꙋ:

зане творящу ти истину благопоспешества будутъ в делех твоих и всем творящим правду:

ибо, если ты будешь поступать по истине, в делах твоих будет успех, как у всех поступающих по правде.

4:7

ѿ и҆мѣ́нїй твои́хъ творѝ ми́лостыню, и҆ да не за́зритъ твоѐ ѻ҆́ко, внегда̀ твори́ти тѝ ми́лостыню: да не ѿвраща́еши лица̀ твоегѡ̀ ѿ всѧ́кагѡ ни́щагѡ, и҆ ѿ тебє̀ не ѿврати́тсѧ лицѐ бж҃їе:

от имений твоих твори милостыню, и да не зазритъ твое око, внегда творити ти милостыню: да не отвращаеши лица твоего от всякаго нищаго, и от тебе не отвратится лице божие:

Из имения твоего подавай милостыню, и да не жалеет глаз твой, когда будешь творить милостыню. Ни от какого нищего не отвращай лица твоего, тогда и от тебя не отвратится лице Божие.

4:8

ꙗ҆́коже тебѣ̀ бꙋ́детъ по мно́жествꙋ, творѝ ѿ ни́хъ ми́лостыню: а҆́ще ма́ло тебѣ̀ бꙋ́детъ, по ма́ломꙋ да не бои́шисѧ твори́ти ми́лостыню:

якоже тебе будет по множеству, твори от них милостыню: аще мало тебе будет, по малому да не боишися творити милостыню:

Когда у тебя будет много, твори из того милостыню, и когда у тебя будет мало, не бойся творить милостыню и понемногу;

4:9

зало́гъ бо до́бръ сокро́вищствꙋеши тебѣ̀ на де́нь нꙋ́жды,

залог бо добр сокровищствуеши тебе на день нужды,

ты запасешь себе богатое сокровище на день нужды,

4:10

занѐ ми́лостынѧ ѿ сме́рти и҆збавлѧ́етъ и҆ не ѡ҆ставлѧ́етъ и҆тѝ во тмꙋ̀:

зане милостыня от смерти избавляет и не оставляетъ ити во тму:

ибо милостыня избавляет от смерти и не попускает сойти во тьму.

4:11

да́ръ бо до́бръ є҆́сть ми́лостынѧ всѣ̑мъ творѧ́щымъ ю҆̀ пред̾ вы́шнимъ:

дар бо добр есть милостыня всем творящим ю пред вышним:

Милостыня есть богатый дар для всех, кто творит ее пред Всевышним.

4:12

внемлѝ себѣ̀, ча́до, ѿ всѧ́кагѡ блꙋдодѣѧ́нїѧ, и҆ женꙋ̀ пе́рвѣе поимѝ ѿ сѣ́меие ѻ҆тє́цъ твои́хъ: да не по́ймеши жены̀ чꙋжді́ѧ, ꙗ҆́же нѣ́сть ѿ пле́мене ѻ҆тца̀ твоегѡ̀, занѐ сы́нове прⷪ҇ро́кѡвъ є҆смы̀: нѡ́е, а҆враа́мъ, і҆саа́къ, і҆а́кѡвъ ѻ҆тцы̀ на́ши ѿ вѣ́ка: помѧни́, ча́до, ꙗ҆́кѡ сі́и всѝ поѧ́ша жєны̀ ѿ бра́тїи свои́хъ и҆ благослове́ни бы́ша въ ча́дѣхъ свои́хъ, и҆ сѣ́мѧ и҆́хъ наслѣ́дитъ зе́млю:

внемли себе, чадо, от всякаго блудодеяния, и жену первее поими от семеие отец твоих: да не поймеши жены чуждия, яже несть от племене отца твоего, зане сынове пророков есмы: ное, авраам, исаак, иаков отцы наши от века: помяни, чадо, яко сии вси пояша жены от братии своих и благословени быша в чадех своих, и семя их наследит землю:

Берегись, сын мой, всякого вида распутства. Возьми себе жену из племени отцов твоих, но не бери жены иноземной, которая не из колена отца твоего, ибо мы сыны пророков. Издревле отцы наши — Ной, Авраам, Исаак и Иаков. Помни, сын мой, что все он брали жен из среды братьев своих и были благословенны в детях своих, и потомство их наследует землю.

4:13

и҆ нн҃ѣ, ча́до, любѝ бра́тїю твою̀ и҆ не возноси́сѧ се́рдцемъ твои́мъ па́че бра́тїй твои́хъ и҆ сынѡ́въ и҆ дще́рей люді́й твои́хъ, поѧ́ти тебѣ̀ ѿ ни́хъ женꙋ̀, занѐ въ горды́ни поги́бель и҆ развращє́нїе мно́го, и҆ въ непотре́бствѣ ᲂу҆мале́нїе и҆ ᲂу҆бо́жество вели́ко, и҆́бо непотре́бство ма́ти є҆́сть гла́да:

и ныне, чадо, люби братию твою и не возносися сердцемъ твоим паче братий твоих и сынов и дщерей людий твоих, пояти тебе от них жену, зане в гордыни погибель и развращение много, и в непотребстве умаление и убожество велико, ибо непотребство мати есть глада:

Итак, сын мой, люби братьев твоих и не превозносись сердцем пред братьями твоими и пред сынами и дочерями народа твоего, чтобы не от них взять тебе жену, потому что от гордости — погибель и великое неустройство, а от непотребства — оскудение и разорение: непотребство есть мать голода.

4:14

мзда̀ всѧ́кагѡ человѣ́ка, и҆́же а҆́ще рабо́тати бꙋ́детъ ᲂу҆ тебє̀, да не преме́длитъ, но ѿда́ждь є҆мꙋ̀ а҆́бїе: а҆́ще послꙋ́жиши бг҃ꙋ, возда́стсѧ тебѣ̀: внемлѝ тебѣ̀, ча́до, во всѣ́хъ дѣ́лѣхъ твои́хъ и҆ бꙋ́ди нака́занъ во все́мъ житїѝ твое́мъ,

мзда всякаго человека, иже аще работати будет у тебе, да не премедлит, но отдаждь ему абие: аще послужиши богу, воздастся тебе: внемли тебе, чадо, во всех делех твоих и буди наказан во всем житии твоем,

Плата наемника, который будет работать у тебя, да не переночует у тебя, а отдавай ее тотчас: и тебе воздастся, если будешь служить Богу. Будь осторожен, сын мой, во всех поступках твоих и будь благоразумен во всем поведении твоем.

4:15

и҆ є҆́же ненави́диши, да ни комꙋ́же твори́ши: вїна̀ въ пїѧ́нство да не пїе́ши и҆ да не хо́дитъ съ тобо́ю пїѧ́нство въ пꙋ̑ти́ твое́мъ:

и еже ненавидиши, да ни комуже твориши: вина в пиянство да не пиеши и да не ходит с тобою пиянство в пути твоем:

Что ненавистно тебе самому, того не делай никому. Вина до опьянения не пей, и пьянство да не ходит с тобою в пути твоем.

4:16

ѿ хлѣ́ба твоегѡ̀ да́ждь а҆́лчꙋщемꙋ и҆ ѿ ѡ҆дѧ́нїй твои́хъ наги̑мъ: всѐ, є҆́же а҆́ще преизбꙋ́детъ тебѣ̀, творѝ ми́лостыню, и҆ да не за́зритъ твоѐ ѻ҆́ко, внегда̀ твори́ти тѝ ми́лостыню:

от хлеба твоего даждь алчущему и от одяний твоихъ нагим: все, еже аще преизбудет тебе, твори милостыню, и да не зазрит твое око, внегда творити ти милостыню:

Давай алчущему от хлеба твоего и нагим от одежд твоих; от всего, в чем у тебя избыток, твори милостыни, и да не жалеет глаз твой, когда будешь творить милостыню.

4:17

и҆ждива́й хлѣ́бы твоѧ̑ при гро́бѣ првⷣныхъ, грѣ́шникѡмъ же да не да́си:

иждивай хлебы твоя при гробе праведных, грешникомъ же да не даси:

Раздавай хлебы твои при гробе праведных, но не давай грешникам.

4:18

совѣ́та ᲂу҆ всѧ́кагѡ премꙋ́драгѡ и҆́щѝ, и҆ да не небреже́ши ѡ҆ всѧ́цѣмъ совѣ́тѣ поле́знемъ:

совета у всякаго премудраго ищи, и да не небрежеши о всяцем совете полезнем:

У всякого благоразумного проси совета, и не пренебрегай советом полезным.

4:19

и҆ на всѧ́кое вре́мѧ благословѝ гдⷭ҇а бг҃а и҆ ѿ негѡ̀ просѝ, ꙗ҆́кѡ да пꙋтїѐ твоѝ пра́ви бꙋ́дꙋтъ, и҆ всѧ̑ стєзѝ и҆ совѣ́ти твоѝ да благоꙋспѣ́ютъ, занѐ всѧ́къ ꙗ҆зы́къ не и҆мѣ́тъ совѣ́та, но са́мъ гдⷭ҇ь дае́тъ всѧ̑ бл҃га̑ѧ, и҆ є҆го́же а҆́ще восхо́щетъ, смирѧ́етъ, ꙗ҆́коже хо́щетъ: и҆ нн҃ѣ, ча́до, помѧнѝ за́пѡвѣди моѧ̑, и҆ да не и҆згла́дѧтсѧ ѿ се́рдца твоегѡ̀:

и на всякое время благослови господа бога и от него проси, яко да путие твои прави будут, и вся стези и совети твои да благоуспеют, зане всяк язык не имет совета, но сам господь дает вся благая, и егоже аще восхощет, смиряет, якоже хощет: и ныне, чадо, помяни заповеди моя, и да не изгладятся от сердца твоего:

Благословляй Господа Бога во всякое время и проси у Него, чтобы пути твои были правы и все дела и намерения твои благоуспешны, ибо ни один народ не властен в успехе начинаний, но Сам Господь ниспосылает все благое и, кого хочет, уничижает по Своей воле. Помни же, сын мой, заповеди мои, и да не изгладятся они из сердца твоего!

4:20

и҆ нн҃ѣ ѡ҆б̾ѧвлѧ́ю тебѣ̀ де́сѧть тала̑нтъ сребра̀, ꙗ҆̀же вда́хъ гаваи́лꙋ сы́нꙋ гаврі́инꙋ въ ра́гахъ миді́йскихъ:

и ныне объявляю тебе десять талант сребра, яже вдах гаваилу сыну гавриину в рагах мидийских:

Теперь я открою тебе, что я отдал десять талантов серебра на сохранение Гаваилу, сыну Гавриеву, в Рагах Мидийских.

4:21

и҆ не бо́йсѧ, ча́до, ꙗ҆́кѡ ѡ҆бнища́хомъ: сꙋ́ть тебѣ̀ мнѡ́га, а҆́ще ᲂу҆ои́шисѧ бг҃а и҆ ѿстꙋ́пиши ѿ всѧ́кагѡ грѣха̀ и҆ сотвори́ши, є҆́же ᲂу҆го́дно пред̾ ни́мъ.

и не бойся, чадо, яко обнищахом: суть тебе многа, аще уоишися бога и отступиши от всякаго греха и сотвориши, еже угодно пред ним.

Не бойся, сын мой, что мы обнищали: у тебя много, если ты будешь бояться Господа и, удаляясь от всякого греха, делать угодное пред Ним.

Глава 5

5:1

И҆ ѿвѣша́въ тѡві́а, речѐ є҆мꙋ̀: ѻ҆́тче, сотворю̀ всѧ̑, є҆ли̑ка заповѣ́далъ є҆сѝ мѝ:

И отвешав товиа, рече ему: отче, сотворю вся, елика заповедал еси ми:

И сказал Товия в ответ ему: отец мой, я исполню все, что ты завещаешь мне;

5:2

но ка́кѡ возмогꙋ̀ взѧ́ти сребро̀, а҆ не зна́ю є҆гѡ̀;

но како возмогу взяти сребро, а не знаю его?

но как я могу получить серебро, не зная того человека?

5:3

И҆ дадѐ є҆мꙋ̀ рꙋкописа́нїе и҆ речѐ є҆мꙋ̀: и҆щѝ себѣ̀ человѣ́ка, и҆́же по́йдетъ съ тобо́ю, и҆ да́мъ є҆мꙋ̀ мздꙋ̀, до́ндеже жи́въ є҆́смь, и҆ ше́дъ возмѝ сребро̀.

И даде ему рукописание и рече ему: ищи себе человека, иже пойдет с тобою, и дам ему мзду, дондеже жив есмь, и шед возми сребро.

Тогда отец дал ему расписку и сказал: найди себе человека, который сопутствовал бы тебе; я дам ему плату, пока еще жив, и ступайте за серебром.

5:4

И҆ и҆́де и҆ска́ти человѣ́ка, и҆ ѡ҆брѣ́те рафаи́ла, и҆́же бѣ̀ а҆́гг҃лъ, и҆ не вѣ́дѧше:

И иде искати человека, и обрете рафаила, иже бе ангел, и не ведяше:

И пошел он искать человека и встретил Рафаила. Это был Ангел, но он не знал

5:5

и҆ речѐ є҆мꙋ̀: могꙋ́ ли пойтѝ съ тобо́ю въ ра̑ги миді̑искїѧ, и҆ и҆звѣ́стенъ ли є҆сѝ ѡ҆ мѣ́стѣхъ;

и рече ему: могу ли пойти с тобою в раги мидииския, и известен ли еси о местехъ?

и сказал ему: можешь ли ты идти со мною в Раги Мидийские и знаешь ли эти места?

5:6

И҆ речѐ є҆мꙋ̀ а҆́гг҃лъ: пойдꙋ̀ съ тобо́ю, и҆ пꙋ́ть вѣ́мъ, и҆ ᲂу҆ гаваи́ла бра́та на́шегѡ живѧ́хъ.

И рече ему ангел: пойду с тобою, и путь вем, и у гаваила брата нашего живях.

Ангел отвечал: могу идти с тобою и дорогу знаю; я уже останавливался у Гаваила, брата нашего.

5:7

И҆ речѐ є҆мꙋ̀ тѡві́а: пождѝ мѧ̀, и҆ рекꙋ̀ ѻ҆тцꙋ̀ моемꙋ̀.

И рече ему товиа: пожди мя, и реку отцу моему.

И сказал ему Товия: подожди меня, я скажу отцу моему.

5:8

И҆ речѐ є҆мꙋ̀: и҆дѝ и҆ не коснѝ.

И рече ему: иди и не косни.

Тот сказал: ступай, только не медли.

5:9

И҆ вше́дъ речѐ ѻ҆тцꙋ̀: сѐ, ѡ҆брѣто́хъ, и҆́же по́йдетъ со мно́ю се́й же речѐ: пригласѝ є҆го̀ ко мнѣ̀, да ᲂу҆вѣ̀мъ, ко́егѡ пле́мене є҆́сть, и҆ а҆́ще вѣ́ренъ є҆́сть, є҆́же и҆тѝ съ тобо́ю.

И вшед рече отцу: се, обретох, иже пойдетъ со мною сей же рече: пригласи его ко мне, да увем, коего племене есть, и аще верен есть, еже ити с тобою.

Он, придя, сказал отцу: вот я нашел себе спутника. Отец сказал: пригласи его ко мне; я узнаю, из какого он колена и надежный ли спутник тебе.

5:10

И҆ призва̀ є҆го̀: и҆ вни́де, и҆ привѣ́тствоваста дрꙋ́гъ дрꙋ́га.

И призва его: и вниде, и приветствоваста другъ друга.

И позвал его, и он вошел, и приветствовали друг друга.

5:11

И҆ речѐ є҆мꙋ̀ тѡві́тъ: бра́те, ѿ ко́егѡ пле́мене и҆ ѿ ко́егѡ ѻ҆те́чества є҆сѝ ты̀; скажи́ ми.

И рече ему товит: брате, от коего племене и от коего отечества еси ты? скажи ми.

Товит спросил: скажи мне, брат, из какого ты колена и из какого рода?

5:12

И҆ речѐ є҆мꙋ̀: пле́мене и҆ ѻ҆те́чества ты̀ и҆́щеши; и҆лѝ нае́мника, и҆́же спꙋтьше́ствꙋетъ съ сы́номъ твои́мъ; И҆ речѐ є҆мꙋ̀ тѡві́тъ: хощꙋ̀ бра́те, вѣ́дати ро́дъ тво́й и҆ и҆́мѧ.

И рече ему: племене и отечества ты ищеши? или наемника, иже спутьшествует с сыном твоимъ? И рече ему товит: хощу брате, ведати род твой и имя.

Он отвечал: колена и рода ты ищешь или наемника, который пошел бы с сыном твоим? И сказал ему Товит: брат, мне хочется знать род твой и имя твое.

5:13

Ѻ҆́нъ же речѐ: а҆́зъ а҆зарі́а а҆нані́и вели́кагѡ ѿ бра́тїи твоеѧ̀.

он же рече: аз азариа анании великаго от братии твоея.

Он сказал: я Азария, из рода Анании великого, из братьев твоих.

5:14

И҆ речѐ є҆мꙋ̀: бла́гѡ прише́лъ є҆сѝ, бра́те, и҆ на мѧ̀ да не гнѣ́ваешисѧ, ꙗ҆́кѡ взыска́хъ пле́мѧ твоѐ и҆ ѻ҆те́чество твоѐ ᲂу҆вѣ́дати, и҆ ты̀ є҆сѝ бра́тъ мо́й ѿ добра̀ и҆ бла́га ро́да: зна́хъ бо а҆́зъ а҆нані́ю и҆ і҆ѡнаѳа́на сынѡ́въ семе́а вели́кагѡ, ꙗ҆́кѡ ходи́хомъ кꙋ́пнѡ во і҆ерⷭ҇ли́мъ кла́нѧтисѧ, прносѧ́ще перворѡ́днаѧ и҆ десѧти̑ны плодѡ́въ, и҆ не заблꙋди́ша въ заблꙋжде́нїи бра́тїи на́шеѧ: ѿ ко́рене вели́кагѡ є҆сѝ, бра́те:

И рече ему: благо пришел еси, брате, и на мя да не гневаешися, яко взысках племя твое и отечество твое уведати, и ты еси брат мой от добра и блага рода: знах бо аз ананию и ионафана сыновъ семеа великаго, яко ходихом купно во иерусалим кланятися, прносяще первородная и десятины плодов, и не заблудиша в заблуждении братии нашея: от корене великаго еси, брате:

Тогда Товит сказал ему: брат, иди благополучно, и не гневайся на меня за то, что я спросил о колене и роде твоем. Ты доводишься брат мне, из честного и доброго рода. Я знал Ананию и Ионафана, сыновей Семея великого; мы вместе ходили в Иерусалим на поклонение, с первородными и десятинами земных произведений, ибо не увлекались заблуждением братьев наших: ты, брат, от хорошего корня!

5:15

но рцы̀ мнѣ̀, кꙋ́ю тебѣ̀ и҆́мамъ мздꙋ̀ да́ти; дра́хмꙋ на де́нь и҆ нꙋ̑жднаѧ тебѣ̀ ꙗ҆́коже и҆ сы́нови моемꙋ̀:

но рцы мне, кую тебе имам мзду дати? драхму на день и нуждная тебе якоже и сынови моему:

Но скажи мне: какую плату я должен буду дать тебе? Я дам тебе драхму на день и все необходимое для тебя и для сына моего,

5:16

и҆ є҆щѐ приложꙋ̀ тебѣ̀ над̾ мздꙋ̀, а҆́ще здра́ви возвратите́сѧ.

и еще приложу тебе над мзду, аще здрави возвратитеся.

и еще прибавлю тебе сверх этой платы, если благополучно возвратитесь.

5:17

И҆ благоизво́листа та́кѡ. И҆ речѐ къ тѡві́и: гото́въ вꙋ́ди къ пꙋтѝ, и҆ да благоспѣши́тсѧ ва́ма. И҆ ᲂу҆гото́ва сы́нъ є҆гѡ̀, ꙗ҆̀же къ пꙋтѝ. И҆ речѐ є҆мꙋ̀ ѻ҆те́цъ є҆гѡ̀: и҆дѝ съ человѣ́комъ си́мъ: ѡ҆бита́ѧй же на нб҃сѝ бг҃ъ бл҃гоꙋстро́итъ пꙋ́ть ва́шъ, и҆ а҆́гг҃лъ є҆гѡ̀ да спꙋтьше́ствꙋетъ ва́ма. И҆ и҆зыдо́ста ѻ҆́ба ѿитѝ, и҆ пе́съ ѻ҆́трочища съ ни́ма.

И благоизволиста тако. И рече к товии: готов вуди к пути, и да благоспешится вама. И уготова сынъ его, яже к пути. И рече ему отец его: иди с человеком сим: обитаяй же на небеси бог благоустроитъ путь ваш, и ангел его да спутьшествует вама. И изыдоста оба отити, и пес отрочища с нима.

Так и условились. Тогда он сказал Товии: будь готов в путь, и отправляйтесь благополучно. И приготовил сын его нужное для пути. И сказал ему отец: иди с этим человеком; живущий же на небесах Бог да благоустроит путь ваш, и Ангел Его да сопутствует вам! — И отправились оба, и собака юноши с ними.

5:18

Пла́касѧ же а҆́нна ма́ти є҆гѡ̀ и҆ речѐ къ тѡві́тꙋ: почто̀ ѿпꙋсти́лъ є҆сѝ ча́до на́ше; и҆лѝ не же́злъ рꙋкѝ на́шеѧ є҆́сть, внегда̀ входи́те є҆мꙋ̀ и҆ и҆сходи́ти пред̾ на́ма;

Плакася же анна мати его и рече к товиту: почто отпустил еси чадо наше? или не жезл руки нашея есть, внегда входите ему и исходити пред нама?

Анна, мать его, заплакала и сказала Товиту: зачем отпустил ты сына нашего? Не он ли был опорою рук наших, когда входил и выходил пред нами?

5:19

сребро̀ сребро́мъ да не возврати́тсѧ, но ᲂу҆ме́ты сы́на на́шегѡ да бꙋ́детъ:

сребро сребром да не возвратится, но уметы сына нашего да будет:

Не предпочитай серебра серебру; пусть оно будет как сор в сравнении с сыном нашим!

5:20

ꙗ҆́кѡ бо даде́сѧ на́ма жи́ти ѿ гдⷭ҇а, сїѐ дово́лно є҆́сть на́ма.

яко бо дадеся нама жити от господа, сие доволно есть нама.

Ибо, сколько Господом определено нам жить, на это у нас довольно есть.

5:21

И҆ речѐ є҆́й тѡві́тъ: не печа́лисѧ, сестро̀, здра́въ прїи́детъ, и҆ ѻ҆́чи твоѝ ᲂу҆́зрѧтъ є҆го̀:

И рече ей товит: не печалися, сестро, здравъ приидет, и очи твои узрят его:

Товит сказал ей: не печалься, сестра; он придет здоровым, и глаза твои увидят его,

5:22

а҆́гг҃лъ бо бла́гъ спꙋтьше́ствовати бꙋ́детъ є҆мꙋ̀ и҆ благоꙋспѣ́етсѧ пꙋ́ть є҆гѡ̀, и҆ возврати́тсѧ здра́въ.

ангел бо благ спутьшествовати будет ему и благоуспеется путь его, и возвратится здрав.

ибо ему будет сопутствовать добрый Ангел; путь его будет благоуспешен, и он возвратится здоровым.

Глава 6

6:1

И҆ преста̀ пла́кати.

И преста плакати.

И перестала она плакать.

6:2

Ѻ҆́на же шє́дша пꙋте́мъ, прїидо́ста въ ве́черъ ко ті́грꙋ рѣцѣ̀ и҆ пребы́ста та́мѡ.

она же шедша путем, приидоста в вечер ко тигру реце и пребыста тамо.

А путники вечером пришли к реке Тигру и остановились там на ночь.

6:3

Ѻ҆́трочнщь же сни́де ѡ҆мытисѧ и҆ и҆зскочѝ ры́ба ѿ рѣкѝ и҆ хотѧ́ше пожре́ти ѻ҆́трочища.

отрочнщь же сниде омытися и изскочи рыба от реки и хотяше пожрети отрочища.

Юноша пошел помыться, но из реки показалась рыба и хотела поглотить юношу.

6:4

А҆́гг҃лъ же речѐ є҆мꙋ̀: возмѝ ры́бꙋ. И҆ ꙗ҆́тъ ры́бꙋ ѻ҆́трочищь и҆ и҆зве́рже ю҆̀ на зе́млю.

Ангел же рече ему: возми рыбу. И ят рыбу отрочищь и изверже ю на землю.

Тогда Ангел сказал ему: возьми эту рыбу. И юноша схватил рыбу и вытащил на землю.

6:5

И҆ речѐ є҆мꙋ̀ а҆́гг҃лъ: разрѣ́жи ры́бꙋ, и҆ взѧ́въ се́рдце и҆ пе́чень и҆ же́лчь, положѝ сохра́ннѡ.

И рече ему ангел: разрежи рыбу, и взяв сердце и печень и желчь, положи сохранно.

И сказал ему Ангел: разрежь рыбу, возьми сердце, печень и желчь, и сбереги их.

6:6

И҆ сотворѝ ѻ҆́трочищь, ꙗ҆́коже речѐ є҆мꙋ̀ а҆́гг҃лъ: ры́бꙋ же и҆спє́кша, снѣдо́ста: и҆ и҆до́ста ѻ҆́ба, доне́лиже прили́жистасѧ ко є҆квата́нѡмъ.

И сотвори отрочищь, якоже рече ему ангел: рыбу же испекша, снедоста: и идоста оба, донелиже прилижистася ко екватаном.

Юноша так и сделал, как сказал ему Ангел; рыбу же испекли и съели; и пошли дальше и дошли до Екбатан.

6:7

И҆ речѐ ѻ҆́трочищь а҆́гг҃лꙋ: а҆зарі́а бра́те, что̀ є҆́сть се́рдце и҆ пе́чень и҆ же́лчь ры́бїѧ;

И рече отрочищь ангелу: азариа брате, что есть сердце и печень и желчь рыбия?

И сказал юноша Ангелу: брат Азария, к чему эта печень и сердце и желчь из рыбы?

6:8

И҆ речѐ є҆мꙋ̀: се́рдце и҆ пе́чень, а҆́ще кого̀ смꙋща́етъ де́мѡнъ и҆лѝ дꙋ́хъ ѕо́лъ, си́мъ подоба́етъ кꙋри́ти пред̾ человѣ́комъ и҆лѝ жено́ю, и҆ ктомꙋ̀ не бꙋ́детъ смꙋща́тсиѧ:

И рече ему: сердце и печень, аще кого смущаетъ демон или дух зол, сим подобает курити пред человекомъ или женою, и ктому не будет смущатсия:

Он отвечал: если кого мучит демон или злой дух, то сердцем и печенью должно курить пред таким мужчиною или женщиною, и более уже не будет мучиться;

6:9

же́лчь же, пома́зати человѣ́ка, и҆́же и҆́мать бѣ́льма на ѻ҆чесѣ́хъ, и҆ и҆зцѣлѣ́етъ.

желчь же, помазати человека, иже имать бельма на очесех, и изцелеет.

а желчью помазать человека, который имеет бельма на глазах, и он исцелится.

6:10

Є҆гда́ же прибли́жистасѧ ко ра́гѣ,

Егда же приближистася ко раге,

Когда же приближались к Раге,

6:11

речѐ а҆́гг҃лъ ѻ҆́трочищꙋ: бра́те, дне́сь пребꙋ́демъ ᲂу҆ рагꙋи́ла, и҆ ѻ҆́нъ сро́дникъ тво́й є҆́сть, и҆ є҆́сть є҆мꙋ̀ дще́рь є҆диноро́дна и҆́менемъ са́рра:

рече ангел отрочищу: брате, днесь пребудем у рагуила, и он сродник твой есть, и есть ему дщерь единородна именем сарра:

Ангел сказал юноше: брат, ныне мы переночуем у Рагуила, твоего родственника, у которого есть дочь, по имени Сарра.

6:12

возглаго́лю ѡ҆ не́й, є҆́же да́тисѧ тебѣ̀ є҆́й въ женꙋ̀, занѐ тебѣ̀ надлежи́тъ наслѣ́дїе є҆ѧ̀, и҆ ты̀ є҆ди́нъ є҆сѝ ѿ ро́да є҆ѧ̀: ѻ҆трокови́ца же красна̀ и҆ ᲂу҆мна̀ є҆́сть:

возглаголю о ней, еже датися тебе ей в жену, зане тебе надлежит наследие ея, и ты единъ еси от рода ея: отроковица же красна и умна есть:

Я поговорю о ней, чтобы дали ее тебе в жену, ибо тебе предназначено наследство ее, так как ты один из рода ее; а девица прекрасная и умная.

6:13

и҆ нн҃ѣ послꙋ́шай мѧ̀, и҆ возглаго́лю ѻ҆тцꙋ̀ є҆ѧ̀, и҆ є҆гда̀ возврати́мсѧ ѿ ра́гъ, сотвори́мъ бра́къ: поне́же вѣ́мъ рагꙋи́ла, ꙗ҆́кѡ не да́стъ є҆ѧ̀ мꙋ́жꙋ и҆но́мꙋ по зако́нꙋ мѡѷсе́овꙋ, и҆лѝ пови́ненъ бꙋ́детъ сме́рти, занѐ наслѣ́дїе тебѣ̀ подоба́етъ прїѧ́ти, не́жели всѧ́комꙋ человѣ́кꙋ.

и ныне послушай мя, и возглаголю отцу ея, и егда возвратимся от раг, сотворим брак: понеже вемъ рагуила, яко не даст ея мужу иному по закону моисеову, или повинен будет смерти, зане наследие тебе подобаетъ прияти, нежели всякому человеку.

Так послушайся меня; я поговорю с ее отцом и, когда мы возвратимся из Раг, совершим брак. Я знаю Рагуила: он никак не даст ее мужу чужому вопреки закону Моисееву; иначе повинен будет смерти, так как наследство следует получить тебе, а не другому кому.

6:14

Тогда̀ речѐ ѻ҆́трочищь а҆́гг҃лꙋ: а҆зарі́а бра́те, слы́шахъ а҆́зъ, ꙗ҆́кѡ ѻ҆трокови́ца дана̀ бѣ̀ седмѝ мꙋжє́мъ, и҆ всѝ въ невѣ́стницѣ погибо́ша:

Тогда рече отрочищь ангелу: азариа брате, слышахъ аз, яко отроковица дана бе седми мужем, и вси в невестнице погибоша:

Тогда юноша сказал Ангелу: брат Азария, я слышал, что эту девицу отдавали семи мужам, но все они погибли в брачной комнате;

6:15

и҆ нн҃ѣ а҆́зъ є҆ди́нъ є҆́смь ѻ҆тцꙋ̀ и҆ бою́сѧ, да не вше́дъ ᲂу҆мрꙋ̀ ꙗ҆́коже и҆ пре́жднїи, поне́же де́мѡнъ лю́битъ ю҆̀ и҆́же не вреди́тъ ни кого́же ра́звѣ приходѧ́щихъ къ не́й: и҆ нн҃ѣ а҆́зъ бою́сѧ да не ᲂу҆мрꙋ̀ и҆ низведꙋ̀ живо́тъ ѻ҆тца̀ моегѡ̀ и҆ ма́тере моеѧ̀ съ печа́лїю ѡ҆ мнѣ̀ во гро́бъ и҆́хъ, и҆ сы́нъ дрꙋгі́й нѣ́сть и҆́ма, и҆́же погребе́тъ ѧ҆̀.

и ныне аз един есмь отцу и боюся, да не вшед умру якоже и прежднии, понеже демон любитъ ю иже не вредит ни когоже разве приходящих к ней: и ныне аз боюся да не умру и низведу живот отца моего и матере моея с печалию о мне во гроб их, и сын другий несть има, иже погребет я.

а я один у отца и боюсь, как бы, войдя к ней, не умереть, подобно прежним; ее любит демон, который никому не вредит, кроме приближающихся к ней. И потому я боюсь, как бы мне не умереть и не свести жизнь отца моего и матери моей печалью обо мне во гроб их; а другого сына, который похоронил бы их, нет у них.

6:16

Рече́ же є҆мꙋ̀ а҆́гг҃лъ: не по́мниши ли слове́съ, ꙗ҆́же заповѣ́да тебѣ̀ ѻ҆те́цъ тво́й, ѡ҆ є҆́же взѧ́ти тебѣ̀ женꙋ̀ ѿ ро́да твоегѡ̀; и҆ нн҃ѣ послꙋ́шай мѧ̀, бра́те, поне́же тебѣ̀ бꙋ́детъ въ женꙋ̀, а҆ ѡ҆ де́мѡнъ ни є҆ди́ныѧ мы́сли и҆мѣ́й, занѐ въ но́щь сїю̀ да́стсѧ тебѣ̀ ѻ҆на̀ въ женꙋ̀:

Рече же ему ангел: не помниши ли словес, яже заповеда тебе отец твой, о еже взяти тебе жену от рода твоего? и ныне послушай мя, брате, понеже тебе будет в жену, а о демон ни единыя мысли имей, зане в нощь сию дастся тебе она в жену:

Ангел сказал ему: разве ты забыл слова, которые заповедал тебе отец твой, чтобы ты взял жену из рода твоего? Послушай же меня, брат: ей следует быть твоею женою, а о демоне не беспокойся; в эту же ночь отдадут тебе ее в жену.

6:17

и҆ а҆́ще вни́деши въ невѣ́стникъ, во́змеши жера́токъ ѳѷмїа́мный, и҆ возложи́ши ѿ се́рдца и҆ ѿ пе́чени ры́бныѧ и҆ покꙋри́ши:

и аще внидеши в невестник, возмеши жераток фимиамный, и возложиши от сердца и от печени рыбныя и покуриши:

Только, когда ты войдешь в брачную комнату, возьми курильницу, вложи в нее сердца и печени рыбы и покури;

6:18

и҆ ѡ҆бонѧ́етъ де́мѡнъ, и҆ ѿбѣжи́тъ и҆ не возврати́тисѧ во вѣ́къ вѣ́ка: є҆гда́ же прїи́деши къ не́й, воста́ните ѻ҆́ба и҆ возопі́йте къ млⷭ҇тивомꙋ бг҃ꙋ, и҆ сп҃се́тъ ва́съ и҆ поми́лꙋетъ: не бо́йсѧ, занѐ тебѣ̀ сїѧ̀ ᲂу҆гото́вана є҆́сть ѿ вѣ́ка, и҆ ты̀ ю҆̀ спасе́ши, и҆ по́йдетъ съ тобо́ю, и҆ непщꙋ́ю, ꙗ҆́кѡ тебѣ̀ бꙋ́дꙋтъ ѿ неѧ̀ ча̑да. И҆ ꙗ҆́кѡ ᲂу҆слы́ша тѡві́а сїѧ̑, возлюбѝ ю҆̀, и҆ дꙋша̀ є҆гѡ̀ прилѣпи́сѧ ѕѣлѡ̀ є҆́й. И҆ прїидо́ста во є҆квата́ны.

и обоняет демон, и отбежит и не возвратитися во век века: егда же приидеши к ней, востаните оба и возопийте к милостивому богу, и спасет вас и помилует: не бойся, зане тебе сия уготована есть от века, и ты ю спасеши, и пойдет с тобою, и непщую, яко тебе будут от нея чада. И яко услыша товиа сия, возлюби ю, и душа его прилепися зело ей. И приидоста во екватаны.

и демон ощутит запах и удалится, и не возвратится никогда. Когда же тебе надобно будет приблизиться к ней, встаньте оба, воззовите к милосердому Богу, и Он спасет и помилует вас. Не бойся; ибо она предназначена тебе от века, и ты спасешь ее, и она пойдет с тобою, и я знаю, что у тебя будут от нее дети. Выслушав это, Товия полюбил ее, и душа его крепко прилепилась к ней. И пришли они в Екбатаны.

Глава 7

7:1

И҆ прїидо́ста въ до́мъ рагꙋи́левъ: са́рра же срѣ́те и҆̀хъ и҆ ра́достнѡ привѣ́тствоваше и҆̀хъ, а҆ ѻ҆́на ю҆̀: и҆ введѐ и҆̀хъ въ до́мъ.

И приидоста в дом рагуилев: сарра же срете их и радостно приветствоваше их, а она ю: и введе их в дом.

И подошли к дому Рагуила. Сарра встретила и приветствовала их, и они ее, и ввела их в дом.

7:2

И҆ речѐ рагꙋи́лъ є҆́днѣ женѣ̀ свое́й: ко́ль подо́бенъ ю҆́ноша тѡві́тꙋ сы́нꙋ бра́та моегѡ̀;

И рече рагуил едне жене своей: коль подобенъ юноша товиту сыну брата моего?

И сказал Рагуил Едне, жене своей: как похож этот юноша на Товита, сына брата моего!

7:3

И҆ вопросѝ и҆̀хъ рагꙋи́лъ: ѿкꙋ́дꙋ є҆стѐ, бра́тїѧ; И҆ рѣ́ста є҆мꙋ̀: ѿ сынѡ́въ нефѳалі́млихъ плѣне́нныхъ въ нїнеѵі́ю.

И вопроси их рагуил: откуду есте, братия? И реста ему: от сынов неффалимлих плененных в ниневию.

И спросил их Рагуил: откуда вы, братья? Они отвечали ему: мы из сынов Неффалима, плененных в Ниневию.

7:4

И҆ речѐ и҆́ма: зна́ета ли тѡві́та бра́та на́шего; Ѻ҆́на же рѣ́ста: зна́ема. И҆ речѐ и҆́ма: здра́вствꙋетъ ли;

И рече има: знаета ли товита брата нашего? она же реста: знаема. И рече има: здравствует ли?

Еще спросил их: знаете ли брата нашего Товита? Они отвечали: знаем. Потом спросил: здравствует ли он? Они отвечали: жив и здоров.

7:5

Ѻ҆́на же рѣ́ста: и҆ жи́въ є҆́сть и҆ здра́вствꙋетъ. И҆ рече́ тѡві́а: ѻ҆те́цъ мо́й є҆́сть.

она же реста: и жив есть и здравствует. И рече товиа: отец мой есть.

А Товия сказал: это мой отец.

7:6

И҆ и҆зскочѝ рагꙋи́лъ, и҆ ѡ҆блобыза̀ є҆го̀, и҆ пла́касѧ,

И изскочи рагуил, и облобыза его, и плакася,

И бросился к нему Рагуил и целовал его и плакал.

7:7

и҆ благословѝ є҆го̀, и҆ речѐ є҆мꙋ̀: до́брагѡ и҆ блага́гѡ человѣ́ка сы́нъ. И҆ слы́шавъ, ꙗ҆́кѡ тѡві́тъ погꙋбѝ ѻ҆́чи своѝ, ско́рбенъ бы́сть и҆ пла́касѧ:

и благослови его, и рече ему: добраго и благаго человека сын. И слышав, яко товит погуби очи свои, скорбен бысть и плакася:

И благословил его и сказал: ты сын честного и доброго человека. Но, услышав, что Товит потерял зрение, опечалился и плакал;

7:8

и҆ є҆́дна жена̀ є҆гѡ̀ и҆ са́рра дще́рь є҆гѡ̀ пла́кастѣсѧ. И҆ прїѧ́ша и҆́хъ ᲂу҆се́рднѡ,

и една жена его и сарра дщерь его плакастеся. И прияша их усердно,

плакали и Една, жена его, и Сарра, дочь его. И приняли их весьма радушно,

7:9

и҆ закла́ша ѻ҆вна̀ ѿ ѻ҆ве́цъ, и҆ предложи́ша снѣ̑ди мно́жайшыѧ. Рече́ же тѡві́а рафаи́лꙋ: а҆зарі́а бра́те, рцы̀, ѡ҆ ни́хже глаго́лалъ є҆сѝ на пꙋтѝ, и҆ да соверши́тсѧ дѣ́ло.

и заклаша овна от овец, и предложиша снеди множайшия. Рече же товиа рафаилу: азариа брате, рцы, о нихже глаголал еси на пути, и да совершится дело.

и закололи овна, и предложили обильные снеди. Товия же сказал Рафаилу: брат Азария, переговори, о чем ты говорил на пути; пусть устроится это дело!

7:10

И҆ соѡбщѝ сло́во рагꙋи́лꙋ. И҆ речѐ рагꙋи́лъ къ тѡві́и: ꙗ҆́ждь, пі́й и҆ благодꙋ́шествꙋй, тебѣ́ бо досто́итъ дѣ́тище моѐ взѧ́ти: ѻ҆ба́че ѡ҆б̾ѧвлю̀ тебѣ̀ и҆́стинꙋ:

И сообщи слово рагуилу. И рече рагуил к товии: яждь, пий и благодушествуй, тебе бо достоит детище мое взяти: обаче объявлю тебе истину:

И он передал эту речь Рагуилу, а Рагуил сказал Товии: ешь, пей и веселись, ибо тебе надлежит взять мою дочь. Впрочем, скажу тебе правду:

7:11

вдава́хъ дѣ́тище моѐ седмѝ мꙋжє́мъ, и҆ є҆гда̀ вхожда́хꙋ къ не́й, ᲂу҆мира́хꙋ под̾ но́щь: но нн҃ѣ благодꙋ́шествꙋй. И҆ речѐ тѡві́а: не вкꙋшꙋ̀ ничто́же здѣ̀, до́идеже поста́вите и҆ совѣща́етесѧ со мно́ю. И҆ речѐ рагꙋи́лъ: поимѝ ю҆̀ ѿнн҃ѣ по ѡ҆бы́чаю: ты̀ бо бра́тъ є҆сѝ є҆ѧ̀, и҆ ѻ҆на̀ твоѧ̀ є҆́сть, млⷭ҇тивъ же бг҃ъ да бл҃гопоспѣши́тъ ва́ма во бл҃га̑ѧ.

вдавах детище мое седми мужем, и егда вхождаху к ней, умираху под нощь: но ныне благодушествуй. И рече товиа: не вкушу ничтоже зде, доидеже поставите и совещаетеся со мною. И рече рагуил: поими ю отныне по обычаю: ты бо брат еси ея, и она твоя есть, милостив же бог да благопоспешит вама во благая.

я отдавал свою дочь семи мужам, и когда они входили к ней, в ту же ночь умирали. Но ты ныне будь весел! И сказал Товия: я ничего не буду здесь есть до тех пор, пока не сговоритесь и не условитесь со мною. Рагуил сказал: возьми ее теперь же по праву; ты брат ее, и она твоя. Милосердый Бог да устроит вас наилучшим образом!

7:12

И҆ призва̀ са́ррꙋ дще́рь свою̀, и҆ є҆́мь рꙋ́кꙋ є҆ѧ̀, предадѐ ю҆̀ тѡві́и въ женꙋ̀ и҆ речѐ: сѐ, по зако́нꙋ мѡѷсе́овꙋ поимѝ ю҆̀ и҆ ѿведѝ ко ѻ҆тцꙋ̀ твоемꙋ̀ И҆ благословѝ и҆̀хъ.

И призва сарру дщерь свою, и емь руку ея, предаде ю товии в жену и рече: се, по закону моисеову поими ю и отведи ко отцу твоему И благослови их.

И призвал Сарру, дочь свою, и, взяв руку ее, отдал ее Товии в жену и сказал: вот, по закону Моисееву, возьми ее и веди к отцу твоему. И благословил их.

7:13

И҆ призва̀ є҆́днꙋ женꙋ̀ свою̀, и҆ взе́мъ кни́гꙋ, написа̀ пнса́нїе и҆ запечатлѣ̀.

И призва едну жену свою, и взем книгу, написа пнсание и запечатле.

И призвал Едну, жену свою, и, взяв свиток, написал договор и запечатал.

7:14

И҆ нача́ша ꙗ҆́сти.

И начаша ясти.

И начали есть.

7:15

И҆ призва̀ рагꙋи́лъ є҆́днꙋ женꙋ̀ свою̀ и҆ речѐ є҆́й: сестро̀, ᲂу҆гото́ви и҆́нъ черто́гъ и҆ введѝ ю҆̀.

И призва рагуил едну жену свою и рече ей: сестро, уготови ин чертог и введи ю.

И призвал Рагуил Едну, жену свою, и сказал ей: приготовь, сестра, другую спальню и введи ее.

7:16

И҆ сотворѝ, ꙗ҆́коже речѐ: и҆ введѐ ю҆̀ та́мѡ и҆ пла́касѧ: и҆ воспрїѧ́тъ сле́зы дще́ре своеѧ̀ и҆ речѐ є҆́й:

И сотвори, якоже рече: и введе ю тамо и плакася: и восприят слезы дщере своея и рече ей:

И сделала, как он сказал; и ввела ее туда, и заплакала, и приняла взаимно слезы дочери своей, и сказала ей:

7:17

ᲂу҆пова́й, ча́до, гдⷭ҇ь нб҃сѐ и҆ землѝ да да́стъ тебѣ̀ ра́дость вмѣ́стѡ печа́ли твоеѧ̀ тоѧ̀: ᲂу҆пова́й, дщѝ.

уповай, чадо, господь небесе и земли да даст тебе радость вместо печали твоея тоя: уповай, дщи.

успокойся, дочь; Господь неба и земли даст тебе радость вместо печали твоей. Успокойся, дочь моя!

Глава 8

8:1

Є҆гда́ же ѡ҆конча́ша ве́черю, введо́ша тѡві́ю къ не́й.

Егда же окончаша вечерю, введоша товию к ней.

Когда окончили ужин, ввели к ней Товию.

8:2

Ѻ҆́нъ же и҆ды́й помѧнꙋ̀ словеса̀ рафаи́лѡва, и҆ взѧ̀ жера́токъ ѳѷмїа́мный, и҆ возложѝ се́рдце ры́бїе и҆ пе́чень, и҆ покꙋрѝ:

он же идый помяну словеса рафаилова, и взя жератокъ фимиамный, и возложи сердце рыбие и печень, и покури:

Он же, идя, вспомнил слова Рафаила, и взял курильницу, и положил сердце и печень рыбы, и курил.

8:3

є҆гда́ же ѡ҆бонѧ̀ де́мѡнъ воню̀, ѿбѣжѐ въ вы̑шнѧѧ є҆гѵ́пта, и҆ свѧза̀ є҆го̀ а҆́гг҃лъ.

егда же обоня демон воню, отбеже в вышняя египта, и связа его ангел.

Демон, ощутив этот запах, убежал в верхние страны Египта, и связал его Ангел.

8:4

Є҆гда́ же заключє́на бы́ста ѻ҆́ба, воста̀ тѡві́а ѿ ло́жа и҆ речѐ: воста́ни, сестро̀, и҆ помо́лимсѧ, да поми́лꙋетъ ны̀ гдⷭ҇ь.

Егда же заключена быста оба, воста товиа от ложа и рече: востани, сестро, и помолимся, да помилует ны господь.

Когда они остались в комнате вдвоем, Товия встал с постели и сказал: встань, сестра, и помолимся, чтобы Господь помиловал нас.

8:5

И҆ нача̀ тѡві́а глаго́лати: блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ, и҆ блгⷭ҇ве́но и҆́мѧ твоѐ ст҃о́е и҆ сла́вное во вѣ́ки, да блгⷭ҇вѧ́тъ тѧ̀ нб҃са̀ и҆ всѧ̑ созда̑нїѧ твоѧ̑:

И нача товиа глаголати: благословен еси, боже отецъ наших, и благословено имя твое святое и славное во веки, да благословят тя небеса и вся создания твоя:

И начал Товия говорить: благословен Ты, Боже отцов наших, и благословенно имя Твое святое и славное вовеки! Да благословляют Тебя небеса и все творения Твои!

8:6

ты̀ сотвори́лъ є҆сѝ а҆да́ма и҆ да́лъ є҆сѝ є҆мꙋ̀ помо́щницꙋ є҆́ѵꙋ ᲂу҆твержде́нїе женꙋ̀ є҆гѡ̀: ѿ тѣ́хъ роди́сѧ человѣ́ческое сѣ́мѧ: ты̀ ре́клъ є҆сѝ: не добро̀ бы́ти человѣ́кꙋ є҆ди́номꙋ, сотвори́мъ є҆мꙋ̀ помо́щницꙋ подо́бнꙋю є҆мꙋ̀:

ты сотворил еси адама и дал еси ему помощницу еву утверждение жену его: от тех родися человеческое семя: ты рекл еси: не добро быти человеку единому, сотворим ему помощницу подобную ему:

Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою — жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобного ему.

8:7

и҆ нн҃ѣ, гдⷭ҇и, не блꙋдодѣѧ́нїѧ ра́ди а҆́зъ пое́млю сестрꙋ̀ мою̀ сїю̀, но по и҆́стинѣ: повелѝ поми́лованꙋ мѝ бы́ти и҆ съ не́ю состарѣ́тисѧ.

и ныне, господи, не блудодеяния ради аз поемлю сестру мою сию, но по истине: повели помиловану ми быти и с нею состаретися.

И ныне, Господи, я беру сию сестру мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благоволи же помиловать меня и дай мне состариться с нею!

8:8

И҆ речѐ съ ни́мъ: а҆ми́нь.

И рече с ним: аминь.

И она сказала с ним: аминь.

8:9

И҆ спа́ста ѻ҆́ба но́щїю, И҆ воста́въ рагꙋи́лъ по́йде и҆ и҆скопа̀ гро́бъ, глаго́лѧ:

И спаста оба нощию, И востав рагуил пойде и ископа гроб, глаголя:

И оба спокойно спали в эту ночь. Между тем Рагуил, встав, пошел и выкопал могилу,

8:10

є҆да̀ и҆ то́й ᲂу҆́мре;

еда и той умре?

говоря: не умер ли и этот?

8:11

И҆ прїи́де рагꙋи́лъ въ до́мъ сво́й

И прииде рагуил в дом свой

И пришел Рагуил в дом свой

8:12

и҆ речѐ є҆́днѣ женѣ̀ свое́й: послѝ є҆ди́нꙋ ѿ рабы́нь, и҆ да ви́дитъ, а҆́ще жи́въ є҆́сть: а҆́ще же ни, да погребе́мъ є҆го̀, и҆ да никто́же ᲂу҆вѣ́сть.

и рече едне жене своей: посли едину от рабынь, и да видит, аще жив есть: аще же ни, да погребемъ его, и да никтоже увесть.

и сказал Едне, жене своей: пошли одну из служанок посмотреть, жив ли он; если нет, похороним его, и никто не будет знать.

8:13

И҆ вни́де рабы́нѧ ѿве́рзши две́рь, и҆ ѡ҆брѣ́те ѻ҆бои́хъ спѧ́щихъ,

И вниде рабыня отверзши дверь, и обрете обоихъ спящих,

Служанка, отворив дверь, вошла и увидела, что оба они спят.

8:14

и҆ и҆зше́дши возвѣстѝ и҆̀мъ, ꙗ҆́кѡ жи́въ є҆́сть.

и изшедши возвести им, яко жив есть.

И, выйдя, объявила им, что он жив.

8:15

И҆ благословѝ рагꙋи́лъ бг҃а, глаго́лѧ: блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ ты̀, бж҃е, во всѧ́цѣмъ бл҃гослове́нїи чи́стѣмъ и҆ ст҃ѣ́мъ: и҆ да блгⷭ҇вѧ́тъ тѧ̀ ст҃і́и твоѝ и҆ всѧ̑ созда̑нїѧ твоѧ̑, и҆ всѝ а҆́гг҃ли твоѝ и҆ и҆збра́нни твоѝ: да блгⷭ҇вѧ́тъ тѧ̀ во вѣ́ки:

И благослови рагуил бога, глаголя: благословен еси ты, боже, во всяцем благословении чистем и святем: и да благословят тя святии твои и вся создания твоя, и вси ангели твои и избранни твои: да благословят тя во веки:

И благословил Рагуил Бога, говоря: благословен Ты, Боже, всяким благословением чистым и святым! Да благословляют Тебя святые Твои, и все создания Твои, и все Ангелы Твои, и все избранные Твои, да благословляют Тебя вовеки!

8:16

блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ возвесели́лъ мѧ̀ є҆сѝ, и҆ не бы́сть мѝ, ꙗ҆́коже непщева́хъ, но по мио́зѣй млⷭ҇ти твое́й сотвори́лъ є҆сѝ съ на́ми:

благословен еси, яко возвеселил мя еси, и не бысть ми, якоже непщевах, но по миозей милости твоей сотворил еси с нами:

Благословен Ты, что возвеселил меня, и не случилось со мною так, как я думал, но сотворил с нами по великой Твоей милости!

8:17

блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ поми́ловалъ є҆сѝ двои́хъ є҆диноро́дныхъ: сотворѝ и҆́ма, влⷣко, млⷭ҇ть, совершѝ живо́тъ и҆́хъ во здра́вїи съ весе́лїемъ и҆ млⷭ҇тїю.

благословен еси, яко помиловал еси двоих единородных: сотвори има, владыко, милость, соверши живот их во здравии с веселием и милостию.

Благословен Ты, что помиловал двух единородных! Доверши, Владыка, милость над ними: дай им окончить жизнь во здравии, с весельем и милостью!

8:18

Повелѣ́ же рабѡ́мъ засы́пати гро́бъ,

Повеле же рабом засыпати гроб,

И приказал рабам своим зарыть могилу.

8:19

и҆ сотворѝ и҆̀мъ бра́къ дні́й четырена́десѧть,

и сотвори им брак дний четыренадесять,

И сделал для них брачный пир на четырнадцать дней.

8:20

И҆ речѐ є҆мꙋ̀ рагꙋи́лъ, пре́жде да́же соверши́тисѧ днє́мъ бра́ка, съ клѧ́твою, да не и҆зы́детъ, а҆́ще не и҆спо́лнѧтсѧ четырена́десѧть дні́е бра́ка:

И рече ему рагуил, прежде даже совершитися днемъ брака, с клятвою, да не изыдет, аще не исполнятся четыренадесять дние брака:

И сказал ему Рагуил с клятвою прежде исполнения дней брачного пира: не уходи, доколе не исполнятся эти четырнадцать дней брачного пира;

8:21

и҆ тогда̀ взе́мъ по́лъ и҆мѣ́нїй свои́хъ да по́йдетъ со здра́вїемъ ко ѻ҆тцꙋ̀: прѡ́чаѧ же, є҆гда̀ ᲂу҆мрꙋ̀ и҆ жена̀ моѧ̀.

и тогда взем пол имений своих да пойдет со здравиемъ ко отцу: прочая же, егда умру и жена моя.

а тогда, взяв половину имения, благополучно отправляйся к отцу твоему: остальное же получишь, когда умру я и жена моя.

Глава 9

9:1

И҆ призва̀ тѡві́а рафаи́ла и҆ рече́ є҆мꙋ̀:

И призва товиа рафаила и рече ему:

И позвал Товия Рафаила и сказал ему:

9:2

а҆зарі́а бра́те возмѝ съ собо́ю ѻ҆́трока и҆ два̀ велблю̑да, и҆ пойдѝ въ ра̑ги миді̑искїѧ ко гаваи́лꙋ, и҆ принесѝ мѝ сребро̀, и҆ самого̀ приведѝ мѝ на бра́къ,

азариа брате возми с собою отрока и два велблюда, и пойди в раги мидииския ко гаваилу, и принеси ми сребро, и самого приведи ми на брак,

брат Азария, возьми с собою раба и двух верблюдов и сходи в Раги Мидийские к Гаваилу; принеси мне серебро и самого его приведи ко мне на брак;

9:3

поне́же заклѧ̀ рагꙋи́лъ не и҆сходи́ти мѝ,

понеже закля рагуил не исходити ми,

ибо Рагуил обязал меня клятвою, чтоб я не уходил;

9:4

а҆ ѻ҆те́цъ мо́й сочислѧ́етъ дни̑, и҆ а҆́ще преме́длю мно́гѡ, скорбѣ́ти бꙋ́детъ ѕѣлѡ̀.

а отец мой сочисляет дни, и аще премедлю много, скорбети будет зело.

между тем отец мой считает дни, и если я много замедлю, он будет очень скорбеть.

9:5

И҆ и҆́де рафаи́лъ, и҆ пребы́сть ᲂу҆ гаваи́ла, и҆ дадѐ є҆мꙋ̀ рꙋкописа́нїе: ѻ҆́нъ же и҆знесѐ мѣшцы̀ съ печа́тьми и҆ вдадѐ є҆мꙋ̀.

И иде рафаил, и пребысть у гаваила, и даде ему рукописание: он же изнесе мешцы с печатьми и вдаде ему.

И пошел Рафаил и остановился у Гаваила и отдал ему расписку; а тот принес мешки за печатями и передал ему.

9:6

И҆ ѡ҆бꙋ́треневаста кꙋ́пнѡ и҆ прїидо́ста на бра́къ. И҆ благословѝ тѡві́а женꙋ̀ свою̀.

И обутреневаста купно и приидоста на брак. И благослови товиа жену свою.

И на утро рано встали они вместе и пришли на брак. И благословил Товия жену свою.

Глава 10

10:1

И҆ тѡві́тъ ѻ҆те́цъ є҆гѡ̀ сочислѧ́ше кі́йждо де́нь: и҆ є҆гда̀ и҆спо́лнишасѧ дні́е пꙋтѝ, и҆ не прихожда́хꙋ,

И товит отец его сочисляше кийждо день: и егда исполнишася дние пути, и не прихождаху,

Товит, отец его, считал каждый день. И когда исполнились дни путешествия, а он не приходил,

10:2

речѐ тѡві́тъ: є҆да̀ ка́кѡ посра́млени сꙋ́ть; и҆лѝ не́гли ᲂу҆́мре гаваи́лъ, и҆ никто́же є҆мꙋ̀ дае́тъ сребра̀;

рече товит: еда како посрамлени суть? или негли умре гаваил, и никтоже ему дает сребра?

Товит сказал: не задержали ли их? или не умер ли Гаваил, и некому отдать им серебра?

10:3

И҆ скорбѧ́ше ѕѣло̀.

И скорбяше зело.

И очень печалился.

10:4

Рече́ же є҆мꙋ̀ жена̀ є҆гѡ̀: поги́бе ⷱ҇ѻ҆́трочищь, поне́же ᲂу҆ме́дли. И҆ нача̀ пла́кастисѧ є҆гѡ̀ и҆ речѐ:

Рече же ему жена его: погибе отрочищь, понеже умедли. И нача плакастися его и рече:

Жена же его сказала ему: погиб сын наш, потому и не приходит. И начала плакать по нем и говорила:

10:5

нѣ́сть попече́нїѧ мнѣ̀, ча́до, поне́же лиши́хсѧ тѧ̀ свѣ́та ѻ҆́чїю моє́ю.

несть попечения мне, чадо, понеже лишихся тя света очию моею.

ничто не занимает меня, сын мой, потому что я отпустила тебя, свет очей моих!

10:6

Тѡві́тъ же глаго́летъ є҆́й: молчѝ, не печа́лисѧ, здра́въ є҆́сть.

Товит же глаголет ей: молчи, не печалися, здравъ есть.

Товит говорит ей: молчи, не тревожься, он здоров.

10:7

И҆ речѐ є҆мꙋ̀ молчѝ, не прельща́й менѐ, поги́бе ѻ҆́трочищь мо́й. И҆ и҆схожда́ше на всѧ́къ де́нь на пꙋ́ть внѣ̀, и҆́мже ѿи́де: и҆ во дни̑ хлѣ́ба не ꙗ҆дѧ́ше, въ но́щехъ же не престава́ше пла́чꙋщисѧ тѡві́и сы́на своегѡ̀, доне́лѣже сконча́шасѧ четырена́десѧть дні́е бра́ка, въ нѧ́же заклѧ̀ рагꙋи́лъ пребы́ти є҆мꙋ̀ та́мѡ. Рече́ же тѡві́а рагꙋи́лꙋ: ѿпꙋстѝ мѧ̀, занѐ ѻ҆те́цъ мо́й и҆ ма́ти моѧ̀ не ктомꙋ̀ надѣ́ютсѧ ви́дѣти мѧ̀.

И рече ему молчи, не прельщай мене, погибе отрочищь мой. И исхождаше на всяк день на путь вне, имже отиде: и во дни хлеба не ядяше, в нощех же не преставаше плачущися товии сына своего, донележе скончашася четыренадесять дние брака, в няже закля рагуил пребыти ему тамо. Рече же товиа рагуилу: отпусти мя, зане отец мой и мати моя не ктому надеются видети мя.

А она сказала ему: молчи ты, не обманывай меня; погибло детище мое. — И ежедневно ходила за город на дорогу, по которой они отправились; днем не ела хлеба, а по ночам не переставала плакать о сыне своем Товии, пока не окончились четырнадцать дней брачного пира, которые Рагуил заклял его провести там. Тогда Товия сказал Рагуилу: отпусти меня, потому что отец мой и мать моя не надеются уже видеть меня.

10:8

Рече́ же є҆мꙋ̀ те́сть є҆гѡ̀: пребꙋ́ди ᲂу҆ менє̀, и҆ а҆́зъ послю̀ ко ѻ҆тцꙋ̀ твоемꙋ̀, и҆ возвѣстѧ́тъ є҆мꙋ̀, ꙗ҆̀же ѡ҆ тебѣ̀.

Рече же ему тесть его: пребуди у мене, и аз послю ко отцу твоему, и возвестят ему, яже о тебе.

Тесть же сказал ему: побудь у меня; я пошлю к отцу твоему, и известят его о тебе.

10:9

И҆ тѡві́а речѐ: нѝ, но ѿпꙋстѝ мѧ̀ ко ѻ҆тцꙋ̀ моемꙋ̀.

И товиа рече: ни, но отпусти мя ко отцу моему.

А Товия говорит: нет, отпусти меня к отцу моему.

10:10

Воста́въ же рагꙋи́лъ, дадѐ є҆мꙋ̀ са́ррꙋ женꙋ̀ є҆гѡ̀ и҆ по́лъ и҆мѣ́нїй, рабы̑ и҆ скоты̀ и҆ сребро̀,

Востав же рагуил, даде ему сарру жену его и пол имений, рабы и скоты и сребро,

И встал Рагуил и отдал ему Сарру, жену его, и половину имения, рабов и скота и серебро,

10:11

и҆ благослови́въ ѧ҆̀ ѿпꙋстѝ, глаго́лѧ: да бл҃гопоспѣши́тъ ва́мъ, ча̑да, бг҃ъ нб҃сѐ пре́жде не́же ᲂу҆мре́ти мѝ.

и благословив я отпусти, глаголя: да благопоспешитъ вам, чада, бог небесе прежде неже умрети ми.

и, благословив их, отпустил и сказал: дети! да благопоспешит вам Бог Небесный, прежде нежели я умру.

10:12

И҆ речѐ дще́ри свое́й: чтѝ све́крѡвъ твои́хъ, ті́и нн҃ѣ роди́телїе твоѝ сꙋ́ть, да слы́шꙋ ѡ҆ тебѣ̀ слꙋ́хъ до́бръ. И҆ ѡ҆блобыза̀ ю҆̀. И҆ є҆́дна речѐ ко тѡві́и: бра́те возлю́бленне, да возврати́тъ тѧ̀ гдⷭ҇ь нб҃сѐ и҆ да да́стъ мѝ ви́дѣти твоѧ̑ ча̑да ѿ са́рры дще́ре моеѧ̀, да возвеселю́сѧ пред̾ гдⷭ҇емъ: и҆ сѐ, вдаю̀ тебѣ̀ дще́рь мою̀ въ зало́гъ, и҆ да не ѡ҆печалѧ́еши є҆ѧ̀.

И рече дщери своей: чти свекров твоих, тии ныне родителие твои суть, да слышу о тебе слух добр. И облобыза ю. И една рече ко товии: брате возлюбленне, да возвратит тя господь небесе и да даст ми видети твоя чада от сарры дщере моея, да возвеселюся пред господем: и се, вдаю тебе дщерь мою в залог, и да не опечаляеши ея.

Потом сказал дочери своей: почитай твоего свекра и свекровь; теперь они — родители твои; желаю слышать добрый слух о тебе. И поцеловал ее. И Една сказала Товии: возлюбленный брат, да восставит тебя Господь Небесный и дарует мне видеть детей от Сарры дочери моей, дабы я возрадовалась пред Господом. И вот, отдаю тебе дочь мою на сохранение; не огорчай ее.

10:13

По си́хъ ѿи́де тѡві́а благословѧ̀ бг҃а, ꙗ҆́кѡ бл҃гопоспѣшѝ пꙋ́ть є҆гѡ̀: и҆ благословѧ́ше рагꙋи́ла и҆ є҆́днꙋ женꙋ̀ є҆гѡ̀, и҆ и҆дѧ́ше, дондеже прибли́житисѧ и҆̀мъ къ нїнеѵі́и.

По сих отиде товиа благословя бога, яко благопоспеши путь его: и благословяше рагуила и едну жену его, и идяше, дондеже приближитися им к ниневии.

После того отправился Товия, благословляя Бога, что Он благоустроил путь его, и благословлял Рагуила и Едну, жену его. И продолжал путь, и приблизились они к Ниневии.

Глава 11

11:1

И҆ речѐ рафаи́лъ ко тѡві́и: не вѣ́си ли, бра́те, ка́кѡ ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ ѻ҆тца̀ твоего̀;

И рече рафаил ко товии: не веси ли, брате, како оставил еси отца твоего?

И сказал Рафаил Товии: ты знаешь, брат, в каком положении ты оставил отца твоего;

11:2

предтеце́мъ пред̾ жено́ю твое́ю и҆ ᲂу҆гото́ваимъ до́мъ:

предтецем пред женою твоею и уготоваим дом:

пойдем вперед, прежде жены твоей, и приготовим помещение;

11:3

возми́ же въ рꙋ́кꙋ же́лчь ры́бїю. И҆ поидо́ста, и҆ кꙋ́пнѡ и҆́де пе́съ в̾слѣ́дъ и҆́хъ.

возми же в руку желчь рыбию. И поидоста, и купно иде пес вслед их.

а ты возьми в руку и желчь рыбью. И пошли; за ними побежала и собака.

11:4

А҆́нна же сѣдѧ́ше ѡ҆бзира́ющи на пꙋтѝ сы́на своего̀.

Анна же седяше обзирающи на пути сына своего.

Между тем Анна сидела, высматривая на дороге сына своего,

11:5

И҆ ᲂу҆смотрѝ є҆го̀ грѧдꙋ́ща и҆ речѐ ѻ҆тцꙋ̀ є҆гѡ̀: сѐ, сы́нъ мо́й грѧде́тъ и҆ человѣ́къ поше́дый съ ни́мъ.

И усмотри его грядуща и рече отцу его: се, сын мой грядет и человек пошедый с ним.

и, заметив, что он идет, сказала отцу его: вот, идет сын твой и человек, отправившийся с ним.

11:6

А҆ рафаи́лъ речѐ: вѣ́мъ а҆́зъ, тѡві́е, ꙗ҆́кѡ ѿве́рзетъ ѻ҆́чи ѻ҆те́цъ тво́й:

А рафаил рече: вем аз, товие, яко отверзетъ очи отец твой:

Рафаил сказал: я знаю, Товия, что у отца твоего откроются глаза;

11:7

ты̀ ᲂу҆́бѡ пома́жи же́лчїю на ѻ҆чесе́хъ є҆гѡ̀, и҆ ᲂу҆грызе́нъ ѡ҆тре́тъ, и҆ ѿве́рзетъ бѣ́льма, и҆ ᲂу҆́зритъ тѧ̀.

ты убо помажи желчию на очесех его, и угрызенъ отрет, и отверзет бельма, и узрит тя.

ты только помажь желчью глаза его, и он, ощутив едкость, оботрет их, и спадут бельма, и он увидит тебя.

11:8

И҆ прите́кши а҆́нна нападѐ на вы́ю сы́на своегѡ̀ и҆ речѐ є҆мꙋ̀: ви́дѣхъ тѧ̀, ча́до,ѿни҃ѣ да ᲂу҆мрꙋ̀. И҆ пла́кастасѧ ѻ҆́ба.

И притекши анна нападе на выю сына своего и рече ему: видех тя, чадо,отныне да умру. И плакастася оба.

Анна, подбежав бросилась на шею к сыну своему и сказала ему: увидела я тебя, дитя мое, — теперь мне хотя умереть. И оба заплакали.

11:9

Тѡві́тъ же и҆схожда́ше ко две́ремъ и҆ преткнꙋ́сѧ. Сы́нъ же є҆гѡ̀ притечѐ къ немꙋ̀

Товит же исхождаше ко дверем и преткнуся. Сын же его притече к нему

А Товит пошел к дверям и споткнулся, но сын его поспешил к нему, и поддержал отца своего,

11:10

и҆ под̾ѧ̀ ѻ҆тца̀ своего̀ и҆ посы́па же́лчь на ѻ҆чеса̀ ѻ҆тца̀ своегѡ̀, глаго́лѧ: дерза́й, ѻ҆́тче.

и подъя отца своего и посыпа желчь на очеса отца своего, глаголя: дерзай, отче.

и приложил желчь к глазам отца своего, и сказал: ободрись, отец мой!

11:11

Є҆гда́ же ѡ҆грызє́на бы́ша, ѡ҆трѐ ѻ҆́чи своѝ,

Егда же огрызена быша, отре очи свои,

Глаза его заело, и он отер их,

11:12

и҆ ѿрто́шасѧ ѿ ᲂу҆́глѡвъ ѻ҆че́съ є҆гѡ̀ бѣ́льма, и҆ ви́дѣвъ сы́на своего̀, нападѐ на вы́ю є҆гѡ̀

и отртошася от углов очес его бельма, и видев сына своего, нападе на выю его

и снялись с краев глаз его бельма. Увидев сына своего, он пал на шею к нему

11:13

и҆ пла́касѧ и҆ речѐ: блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, бж҃е, и҆ блгⷭ҇ве́но и҆́мѧ твоѐ во вѣ́ки, и҆ блгⷭ҇ве́ни всѝ ст҃і́и твоѝ а҆́гг҃ли,

и плакася и рече: благословен еси, боже, и благословено имя твое во веки, и благословени вси святии твои ангели,

и заплакал и сказал: благословен Ты, Боже, и благословенно имя Твое вовеки, и благословенны все святые Ангелы Твои!

11:14

ꙗ҆́кѡ наказа́лъ є҆сѝ и҆ поми́ловалъ є҆сѝ мѧ̀: сѐ, ви́ждꙋ тѡві́ю сы́на моего̀. И҆ вни́де сы́нъ є҆гѡ̀ ра́дꙋѧсѧ, и҆ возвѣстѝ ѻ҆тцꙋ̀ своемꙋ̀ вели̑чїѧ бы̑вшаѧ є҆мꙋ̀ въ миді́и.

яко наказал еси и помиловал еси мя: се, вижду товию сына моего. И вниде сын его радуяся, и возвести отцу своему величия бывшая ему в мидии.

Потому что Ты наказал и помиловал меня. Вот, я вижу Товию, сына моего. — И вошел сын его радостно и рассказал отцу своему о чудных делах, бывших с ним в Мидии.

11:15

И҆ и҆зы́де тѡві́тъ во срѣ́тенїе невѣ́стки своеѧ̀ ра́дꙋѧсѧ и҆ благословѧ̀ бг҃а, ко вратѡ́мъ нїнеѵі́и. И҆ чꙋдѧ́хꙋсѧ ви́дѧщїи є҆го̀ грѧдꙋ́ща, ꙗ҆́кѡ прозрѣ̀.

И изыде товит во сретение невестки своея радуяся и благословя бога, ко вратом ниневии. И чудяхуся видящии его грядуща, яко прозре.

И вышел Товит навстречу невестке своей к воротам Ниневии, радуясь и благословляя Бога. Видевшие, что он идет, удивлялись, как он прозрел.

11:16

И҆ тѡві́тъ и҆сповѣ́дашесѧ пред̾ ни́ми, ꙗ҆́кѡ поми́лова є҆го̀ бг҃ъ. И҆ є҆гда̀ прнбли́жисѧ тѡві́тъ къ са́ррѣ невѣ́стцѣ свое́й, благословѝ ю҆̀, глаго́лѧ: прїидѝ здра́ва, дщѝ: блгⷭ҇ве́нъ бг҃ъ, и҆́же приведѐ тѧ̀ къ на́мъ, и҆ ѻ҆те́цъ тво́й и҆ ма́ти твоѧ̀. И҆ бы́сть ра́дость всѣ̑мъ сꙋ́щымъ въ нїнеѵі́и бра́тїѧмъ є҆гѡ̀.

И товит исповедашеся пред ними, яко помилова его бог. И егда прнближися товит к сарре невестце своей, благослови ю, глаголя: прииди здрава, дщи: благословенъ бог, иже приведе тя к нам, и отец твой и мати твоя. И бысть радость всем сущим в ниневии братиямъ его.

И Товит исповедал пред ними, что Бог помиловал его. Когда подошел Товит к Сарре, невестке своей, благословил ее и сказал: здравствуй, дочь моя! Благословен Бог, Который привел тебя к нам, и благословенны отец твой и мать твоя! Обрадовались и все братья его в Ниневии.

11:17

И҆ прїи́де а҆хїа́харъ, и҆ насва́съ сы́нъ бра́та є҆гѡ̀,

И прииде ахиахар, и насвас сын брата его,

И пришел Ахиахар и Насвас, племянник его,

11:18

и҆ бы́сть бра́къ тѡві́и съ весе́лїемъ дні́й се́дмь.

и бысть брак товии с веселием дний седмь.

и весело праздновали брак Товии семь дней.

Глава 12

12:1

И҆ призва̀ тѡві́тъ тѡві́ю сы́на своего̀ и҆ речѐ є҆мꙋ̀: промы́сли, ча́до мздꙋ̀ человѣ́кꙋ ходи́вшемꙋ съ тобо́ю: и҆ приложи́ти є҆мꙋ̀ подоба́етъ.

И призва товит товию сына своего и рече ему: промысли, чадо мзду человеку ходившему с тобою: и приложити ему подобает.

И призвал Товит сына своего Товию и сказал ему: приготовь, сын мой, плату человеку, который ходил с тобою; ему надобно еще прибавить.

12:2

И҆ речѐ: ѻ҆́тче, не бꙋ́дꙋ ѡ҆би́жденъ да́въ є҆мꙋ̀ по́лъ, ꙗ҆̀же принесо́хъ,

И рече: отче, не буду обижден дав ему пол, яже принесох,

Он отвечал: отец мой, я не буду в убытке, если отдам ему половину всего, что принес;

12:3

поне́же приведѐ мѧ̀ тебѣ̀ здра́ва и҆ женꙋ̀ мою̀ и҆зцѣлѝ, и҆ сребро̀ моѐ принесѐ, и҆ тебѐ та́кожде ᲂу҆врачева̀.

понеже приведе мя тебе здрава и жену мою изцели, и сребро мое принесе, и тебе такожде уврачева.

потому что он привел меня к тебе здоровым и жену мою уврачевал, и серебро мое принес, и тебя также исцелил.

12:4

И҆ речѐ ста́рецъ: пра́ведно є҆́сть є҆мꙋ̀.

И рече старец: праведно есть ему.

Старец сказал: так и следует ему.

12:5

И҆ призва̀ а҆́гг҃ла и҆ речѐ є҆мꙋ̀: возмѝ по́лъ всѣ́хъ, ꙗ҆̀же принесо́сте, и҆ пойдѝ здра́въ.

И призва ангела и рече ему: возми пол всех, яже принесосте, и пойди здрав.

И призвал Ангела и сказал ему: возьми половину всего, что вы принесли, и иди с миром.

12:6

Тогда̀ призва́въ ѻ҆бои́хъ та́йнѡ, речѐ и҆́ма: блгⷭ҇ви́те бг҃а и҆ томꙋ̀ и҆сповѣ́дайтесѧ, и҆ вели́чїе дади́те є҆мꙋ̀, и҆ и҆сповѣ́дайтесѧ є҆мꙋ̀ пред̾ всѣ́ми живꙋ́щими ѡ҆ си́хъ, ꙗ҆̀же сотворѝ съ ва́ма: добро̀ є҆́же блгⷭ҇ви́ти бг҃а и҆ возноси́ти и҆́мѧ є҆гѡ̀, словеса̀ дѣ́лъ бж҃їихъ благоче́стно сказꙋ́юще: и҆ да не лѣните́сѧ и҆сповѣ́датисѧ є҆мꙋ̀:

Тогда призвав обоих тайно, рече има: благословите бога и тому исповедайтеся, и величие дадите ему, и исповедайтеся ему пред всеми живущими о сих, яже сотвори с вама: добро еже благословити бога и возносити имя его, словеса дел божиих благочестно сказующе: и да не ленитеся исповедатися ему:

Тогда, отозвав обоих особо, Ангел сказал им: благословляйте Бога, прославляйте Его, признавайте величие Его и исповедуйте пред всеми живущими, что Он сделал для вас. Доброе дело — благословлять Бога, превозносить имя Его и благоговейно проповедывать о делах Божиих; и вы не ленитесь прославлять Его.

12:7

та́йнꙋ царе́вꙋ добро̀ храни́ти, дѣла́ же бж҃їѧ ѿкрыва́ти сла́внѡ: добро̀ твори́те, и҆ ѕло̀ не ѡ҆брѧ́щетъ вы̀:

тайну цареву добро хранити, дела же божия открывати славно: добро творите, и зло не обрящет вы:

Тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально. Делайте добро, и зло не постигнет вас.

12:8

бла́го моли́тва съ посто́мъ и҆ ми́лостынею и҆ пра́вдою: бла́го ма́лое съ пра́вдою, не́жели мно́го съ непра́вдою: добро̀ твори́ти ми́лостыню, не́жели сокро́виществовати зла́то,

благо молитва с постом и милостынею и правдою: благо малое с правдою, нежели много с неправдою: добро творити милостыню, нежели сокровиществовати злато,

Доброе дело — молитва с постом и милостынею и справедливостью. Лучше малое со справедливостью, нежели многое с неправдою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото,

12:9

ми́лостынѧ бо ѿ сме́рти и҆збавлѧ́етъ и҆ та́ѧ ѡ҆чища́етъ всѧ́къ грѣ́х: творѧ́щїи ми́лѡстыни и҆ пра̑вды и҆спо́лнѧтсѧ жи́зни,

милостыня бо от смерти избавляет и тая очищает всякъ грех: творящии милостыни и правды исполнятся жизни,

ибо милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех. Творящие милостыни и дела правды будут долгоденствовать.

12:10

согрѣша́ющїи же вразѝ сꙋ́ть своегѡ̀ живота̀:

согрешающии же врази суть своего живота:

Грешники же суть враги своей жизни.

12:11

не ᲂу҆таю̀ ѿ ва́съ всѧ́кагѡ словесѐ, рѣ́хъ бо: та́йнꙋ царе́вꙋ храни́ти добро̀, дѣла́ же бж҃їѧ ѿкрыва́ти сла́внѡ:

не утаю от вас всякаго словесе, рех бо: тайну цареву хранити добро, дела же божия открывати славно:

Не скрою от вас ничего; я сказал уже: тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально.

12:12

и҆ ни҃ѣ, є҆гда̀ моли́лсѧ є҆сѝ ты̀ и҆ невѣ́стка твоѧ̀ са́рра, а҆́зъ приноша́хъ па́мѧть моли́твы ва́шеѧ пред̾ ст҃а́го, и҆ є҆гда̀ погреба́лъ є҆сѝ мє́ртвыѧ, подо́бнѣ присꙋ́тствовахъ тебѣ̀,

и ныне, егда молился еси ты и невестка твоя сарра, аз приношах память молитвы вашея пред святаго, и егда погребал еси мертвыя, подобне присутствовахъ тебе,

Когда молился ты и невестка твоя Сарра, я возносил память молитвы вашей пред Святаго, и когда ты хоронил мертвых, я также был с тобою.

12:13

и҆ є҆гда̀ не лѣни́лсѧ є҆сѝ воста́ти и҆ ѡ҆ста́вити ѡ҆бѣ́дъ тво́й, да ѿше́дъ покры́еши ме́ртваго, не ᲂу҆таи́лсѧ є҆сѝ менє̀ благотворѧ́й, но съ тобо́ю бѣ́хъ:

и егда не ленился еси востати и оставити обедъ твой, да отшед покрыеши мертваго, не утаился еси мене благотворяй, но с тобою бех:

И когда ты не обленился встать и оставить обед свой, чтобы пойти и убрать мертвого, твоя благотворительность не утаилась от меня, но я был с тобою.

12:14

и҆ нн҃ѣ посла́ мѧ бг҃ъ и҆зцѣли́ти тѧ̀ и҆ невѣ́сткꙋ твою̀ са́ррꙋ:

и ныне посла мя бог изцелити тя и невестку твою сарру:

И ныне Бог послал меня уврачевать тебя и невестку твою Сарру.

12:15

а҆́зъ є҆́смь рафаи́лъ, є҆ди́нъ ѿ седмѝ ст҃ы́хъ а҆́гг҃лѡвъ, и҆̀же прино́сѧтъ мѡли́твы ст҃ы́хъ и҆ вхо́дѧтъ пред̾ сла́вꙋ ст҃а́гѡ.

аз есмь рафаил, един от седми святых ангелов, иже приносят молитвы святых и входят пред славу святаго.

Я — Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго.

12:16

И҆ смѧто́стасѧ ѻ҆́ба и҆ падо́ста на лицѐ, занѐ ᲂу҆боѧ́стасѧ.

И смятостася оба и падоста на лице, зане убоястася.

Тогда оба смутились и пали лицем на землю, потому что были в страхе.

12:17

И҆ речѐ и҆́ма: не бо́йтесѧ, ꙗ҆́кѡ ми́ръ ва́ма бꙋ́детъ, бг҃а же благослови́те во вѣ́къ:

И рече има: не бойтеся, яко мир вама будет, бога же благословите во век:

Но он сказал им: не бойтесь, мир будет вам. Благословляйте Бога вовек.

12:18

ꙗ҆́кѡ не свое́ю сѝ благода́тїю, но во́лею бг҃а на́шегѡ прїидо́хъ, сегѡ̀ ра́ди благослови́те є҆го̀ во вѣ́къ:

яко не своею си благодатию, но волею бога нашего приидох, сего ради благословите его во век:

Ибо я пришел не по своему произволению, а по воле Бога нашего; потому и благословляйте Его вовек.

12:19

всѧ̑ дни̑ ꙗ҆влѧ́хсѧ ва́ма, и҆ не ꙗ҆до́хъ, нижѐ пи́хъ, но видѣ́нїе вы̀ зрѧ́сте:

вся дни являхся вама, и не ядох, ниже пих, но видение вы зрясте:

Все дни я был видим вами; но я не ел и не пил, — только взорам вашим представлялось это.

12:20

и҆ нн҃ѣ и҆сповѣ́дайтесѧ бг҃ꙋ, занѐ восхождꙋ̀ къ посла́вшемꙋ мѧ̀, и҆ напиши́те всѧ̑, ꙗ҆̀же соверши́шасѧ, въ кни́гꙋ.

и ныне исповедайтеся богу, зане восхожду к пославшему мя, и напишите вся, яже совершишася, в книгу.

Итак, прославляйте теперь Бога, потому что я восхожу к Пославшему меня, и напишите все совершившееся в книгу.

12:21

И҆ воста́ста и҆ не ктомꙋ̀ ви́дѣста є҆го̀:

И востаста и не ктому видеста его:

И встали они и более уже не видели его.

12:22

и҆ и҆сповѣ́даста дѣла̀ вє́лїѧ и҆ чꙋ̑днаѧ бж҃їѧ, и҆ ка́кѡ ꙗ҆ви́сѧ и҆́ма а҆́гг҃лъ гдⷭ҇ень.

и исповедаста дела велия и чудная божия, и како явися има ангел господень.

И стали рассказывать о великих и чудных делах Божиих, и как явился им Ангел Господень.

Глава 13

13:1

И҆ тѡві́тъ написа̀ моли́твꙋ въ ра́дость и҆ речѐ: блгⷭ҇ве́нъ бг҃ъ живы́й во вѣ́ки и҆ црⷭ҇тво є҆гѡ̀,

И товит написа молитву в радость и рече: благословен бог живый во веки и царство его,

В радости Товит написал молитву в сих словах: благословен Бог, вечно живущий, и благословенно царство Его!

13:2

занѐ ѻ҆́нъ наказꙋ́етъ и҆ ми́лꙋетъ, низво́дитъ во а҆́дъ и҆ возво́дитъ, и҆ нѣ́сть и҆́же и҆збѣжи́тъ рꙋкѝ є҆гѡ̀:

зане он наказует и милует, низводит во адъ и возводит, и несть иже избежит руки его:

Ибо Он наказует и милует, низводит до ада и возводит, и нет никого, кто избежал бы от руки Его.

13:3

и҆сповѣ́дайтесѧ є҆мꙋ̀, сы́нове і҆и҃левы, пред̾ ꙗ҆зы̑ки, занѐ то́й разсѣ́ѧ на́съ въ ни́хъ,

исповедайтеся ему, сынове израилевы, пред языки, зане той разсея нас в них,

Сыны Израилевы! прославляйте Его пред язычниками, ибо Он рассеял нас между ними.

13:4

та́мѡ ꙗ҆влѧ́йте вели́чїе є҆гѡ̀, возноси́те є҆го̀ пред̾ всѧ́кимъ живꙋ́щимъ, ꙗ҆́кѡ то́й гдⷭ҇ь на́шъ и҆ бг҃ъ, то́й ѻ҆ц҃ъ на́шъ во всѧ̑ вѣ́ки,

тамо являйте величие его, возносите его предъ всяким живущим, яко той господь наш и бог, той отецъ наш во вся веки,

Там возвещайте величие Его, превозносите Его пред всем живущим, ибо Он Господь наш и Бог, Отец наш во все веки:

13:5

и҆ нака́зовати и҆́мать на́съ въ непра́вдахъ на́шихъ, и҆ па́ки поми́лꙋетъ и҆ собере́тъ ны̀ ѿ всѣ́хъ ꙗ҆зы́кѡвъ, и҆дѣ́же а҆́ще расточе́ни бꙋ́дете въ ни́хъ:

и наказовати имать нас в неправдах наших, и паки помилует и соберет ны от всех языков, идеже аще расточени будете в них:

накажет нас за неправды наши, и опять помилует и соберет нас из всех народов, где бы вы ни были рассеяны между ними.

13:6

а҆́ще ѡ҆братнте́сѧ къ немꙋ̀ всѣ́мъ се́рдцемъ ва́шимъ и҆ все́ю дꙋше́ю ва́шею твори́ти пред̾ ни́мъ и҆́стинꙋ, тогда̀ ѡ҆брати́тсѧ къ ва́мъ и҆ не скры́етъ лица̀ своегѡ̀ ѿ ва́съ, и҆ ᲂу҆́зрите, ꙗ҆̀же сотвори́тъ съ ва́ми: и҆ и҆сповѣ́дайтесѧ є҆мꙋ̀ всѣ́ми ᲂу҆сты̑ ва́шими, и҆ благослови́те гдⷭ҇а пра́вды и҆ возноси́те цр҃ѧ̀ вѣкѡ́въ: а҆́зъ въ землѝ плѣне́нїѧ моегѡ̀ и҆сповѣ́даюсѧ є҆мꙋ̀ и҆ сказꙋ́ю крѣ́пость и҆ вели́чїе є҆гѡ̀ ꙗ҆зыкꙋ грѣ́шникѡвъ: ѡ҆брати́тесѧ, грѣ̑шницы, и҆ твори́те пра́вдꙋ пред̾ ни́мъ: кто̀ вѣ́сть, а҆́ще бл҃говоли́тъ ѡ҆ ва́съ и҆ сотвори́тъ млⷭ҇ть ва́мъ;

аще обратнтеся к нему всем сердцем вашим и всею душею вашею творити пред ним истину, тогда обратится к вам и не скрыет лица своего от вас, и узрите, яже сотворит с вами: и исповедайтеся ему всеми усты вашими, и благословите господа правды и возносите царя веков: аз в земли пленения моего исповедаюся ему и сказую крепость и величие его языку грешников: обратитеся, грешницы, и творите правду пред ним: кто весть, аще благоволит о вас и сотворит милость вамъ?

Если вы будете обращаться к Нему всем сердцем вашим и всею душею вашею, чтобы поступать пред Ним по истине, тогда Он обратится к вам и не скроет от вас лица Своего. Увидите, что Он сделает с вами. Прославляйте Его всеми глаголами уст ваших и благословляйте Господа правды и превозносите Царя веков. В земле плена моего я прославляю Его и проповедую силу и величие Его народу грешников. Обратитесь, грешники, и делайте правду пред Ним. Кто знает, может быть, Он возблаговолит о вас и окажет вам милость?

13:7

бг҃а моего̀ возношꙋ̀, и҆ дꙋша̀ моѧ̀ цр҃ѧ̀ нбⷭ҇наго, и҆ возвесели́тсѧ ѡ҆ вели́чїи є҆гѡ̀:

бога моего возношу, и душа моя царя небеснаго, и возвеселится о величии его:

Превозношу я Бога моего, и душа моя — Небесного Царя, и радуется о величии Его.

13:8

да возглаго́лютъ всѝ и҆ да и҆сповѣ́дѧтсѧ є҆мꙋ̀ во і̑ерⷭ҇ли́мѣ:

да возглаголют вси и да исповедятся ему во иерусалиме:

Пусть все возвещают о Нем и прославляют Его в Иерусалиме.

13:9

і҆ерⷭ҇ли́ме, гра́де ст҃ы́й, нака́жетъ тѧ̀ за дѣла̀ сынѡ́въ твои́хъ и҆ па́ки поми́лꙋетъ сы́ны првⷣныхъ:

иерусалиме, граде святый, накажет тя за дела сыновъ твоих и паки помилует сыны праведных:

Иерусалим, город святый! Он накажет тебя за дела сынов твоих и опять помилует сынов праведных.

13:10

и҆сповѣ́дайѧ гдⷭ҇еви бла́гѡ и҆ блгⷭ҇вѝ цр҃ѧ̀ вѣкѡ́въ, да па́ки ски́нїѧ є҆гѡ̀ сози́ждетсѧ въ тебѣ̀ съ ра́достїю, и҆ да возвесели́тъ въ тебѣ̀ плѣнє́нныѧ, и҆ да возлю́битъ въ тебѣ̀ бѣ̑дныѧ во всѧ̑ ро́ды вѣ́ка:

исповедайя господеви благо и благослови царя веков, да паки скиния его созиждется в тебе с радостию, и да возвеселит в тебе плененныя, и да возлюбит въ тебе бедныя во вся роды века:

Славь Господа усердно и благословляй Царя веков, чтобы снова сооружена была скиния Его в тебе с радостью, чтобы Он возвеселил среди тебя пленных и возлюбил в тебе несчастных во все роды века.

13:11

ꙗ҆зы́цы мно́зи ѿдале́ча прїи́дꙋтъ ко и҆́мени гдⷭ҇а бг҃а, да́ры въ рꙋка́хъ и҆мꙋ́ще и҆ да́ры цр҃ю̀ нб҃сѐ, ро́дове родѡ́въ восхва́лѧтъ тѧ̀ и҆ дадꙋ́тъ ра́дованїе:

языцы мнози отдалеча приидут ко имени господа бога, дары в руках имуще и дары царю небесе, родове родовъ восхвалят тя и дадут радование:

Многие народы издалека придут к имени Господа Бога с дарами в руках, с дарами Царю Небесному; роды родов восхвалят тебя с восклицаниями радостными.

13:12

про́клѧти всѝ ненави́дѧщїи тѧ̀, блгⷭ҇ве́ни бꙋ́дꙋтъ всѝ лю́бѧщїи тѧ̀ во вѣ́къ:

прокляти вси ненавидящии тя, благословени будут вси любящии тя во век:

Прокляты все ненавидящие тебя, благословенны будут вовек все любящие тебя!

13:13

ра́дꙋйсѧ и҆ весели́сѧ ѡ҆ сынѣ́хъ првⷣныхъ, занѐ соберꙋ́тсѧ и҆ возблгⷭ҇вѧ́тъ гдⷭ҇а првⷣныхъ:

радуйся и веселися о сынех праведных, зане соберутся и возблагословят господа праведных:

Радуйся и веселись о сынах праведных, ибо они соберутся и будут благословлять Господа праведных.

13:14

Ѽⷩ҇̑, бл҃же́ни лю́бѧщїи тѧ̀, возра́дꙋютсѧ ѡ҆ ми́рѣ твое́мъ: бл҃же́ни, є҆лѝцы скорвѣ́ша ѡ҆ всѣ́хъ наказа́нїихъ твои́хъ, занѐ ѡ҆ тебѣ̀ возра́дꙋютсѧ, ви́дѧще всю̀ сла́вꙋ твою̀, и҆ возвеселѧ́тсѧ во вѣ́къ:

о, блажени любящии тя, возрадуются о мире твоем: блажени, елицы скорвеша о всех наказаниих твоих, зане о тебе возрадуются, видяще всю славу твою, и возвеселятся во век:

О, блаженны любящие тебя! они возрадуются о мире твоем. Блаженны скорбевшие о всех бедствиях твоих, ибо они возрадуются о тебе, когда увидят всю славу твою, и будут веселиться вечно.

13:15

дꙋша̀ моѧ̀ да блгⷭ҇ви́тъ бг҃а цр҃ѧ̀ веи́каго,

душа моя да благословит бога царя веикаго,

Да благословляет душа моя Бога, Царя великого,

13:16

ꙗ҆́кѡ назда́нъ бꙋ́детъ і҆ерⷭ҇ли́мъ сапфі́ромъ и҆ смара́гдомъ и҆ ка́менемъ честны́мъ, стѣ́ны твоѧ̑ и҆ столпѝ и҆ забра̑ла зла́томъ чи́стымъ,

яко наздан будет иерусалим сапфиром и смарагдомъ и каменем честным, стены твоя и столпи и забрала златом чистым,

ибо Иерусалим отстроен будет из сапфира и смарагда и из дорогих камней; стены твои, башни и укрепления — из чистого золота;

13:17

и҆ стѡ́гны і҆ерⷭ҇ли́мскїѧ вирѵ́лломъ и҆ а҆нѳра́ѯомъ и҆ ка́менїемъ ѿ сꙋфі́ра ᲂу҆те́лютсѧ,

и стогны иерусалимския вириллом и анфраксом и камением от суфира утелются,

и площади Иерусалимские выстланы будут бериллом, анфраксом и камнем из Офира.

13:18

и҆ рекꙋ́тъ всѧ̑ стѡ́гны є҆гѡ̀: а҆ллилꙋ́їа и҆ восхва́лѧтъ, глаго́люще: блгⷭ҇ве́нъ бг҃ъ, и҆́же вознесѐ во всѧ̑ вѣ́ки.

и рекут вся стогны его: аллилуиа и восхвалят, глаголюще: благословен бог, иже вознесе во вся веки.

На всех улицах его будет раздаваться: аллилуия, — и будут славословить, говоря: благословен Бог, Который превознес Иерусалим, на все веки!

Глава 14

14:1

И҆ преста̀ и҆сповѣ́даѧсѧ тѡві́тъ.

И преста исповедаяся товит.

И окончил Товит славословие.

14:2

И҆ бѣ̀ лѣ́тъ ѻ҆сми́десѧти ѻ҆смѝ, є҆гда̀ погꙋбѝ зра́ки, и҆ по лѣ́тѣхъ ѻ҆смѝ прозрѣ̀: и҆ творѧ́ше ми́лѡстыни, и҆ приложѝ боѧ́тисѧ гдⷭ҇а бг҃а и҆ и҆сповѣ́датисѧ є҆мꙋ̀:

И бе лет осмидесяти осми, егда погуби зраки, и по летех осми прозре: и творяше милостыни, и приложи боятися господа бога и исповедатися ему:

Он был восьмидесяти восьми лет, когда потерял зрение, и чрез восемь лет прозрел. И творил милостыни, и продолжал быть благоговейным пред Господом Богом и прославлять Его.

14:3

ѕѣлѡ́ же состарѣ́сѧ, и҆ прнзва̀ сы́на своего̀ и҆ ше́сть сынѡ́въ є҆гѡ̀ и҆ речѐ є҆мꙋ̀: ча́до, возмѝ сы́ны твоѧ̑, сѐ, состарѣ́хсѧ и҆ при и҆схожде́нїи ѿ житїѧ̀ є҆́смь:

зело же состареся, и прнзва сына своего и шесть сыновъ его и рече ему: чадо, возми сыны твоя, се, состарехся и при исхождении от жития есмь:

Наконец он очень состарился, и призвал сына своего и шесть сыновей его, и сказал ему: сын мой, возьми сыновей твоих; вот я состарился и уже на исходе жизни моей.

14:4

пойдѝ въ миді́ю, ча́до, ᲂу҆вѣ́рихсѧ бо, є҆ли̑ка глаго́ла і҆ѡ́на прⷪ҇ро́къ ѡ҆ нїнеѵі́и, ꙗ҆́кѡ разори́тсѧ, въ миді́и же бꙋ́детъ ми́ръ па́че да́же до вре́мене, и҆ ꙗ҆́кѡ бра́тїѧ на̑ша на землѝ расточа́тсѧ ѿ благі́ѧ землѝ, и҆ і҆ерⷭ҇ли́мъ бꙋ́детъ пꙋ́стъ, и҆ до́мъ бж҃їй въ не́мъ сожже́нъ бꙋ́детъ и҆ пꙋ́стъ бꙋ́детъ до вре́мене:

пойди в мидию, чадо, уверихся бо, елика глагола иона пророк о ниневии, яко разорится, в мидии же будет мир паче даже до времене, и яко братия наша на земли расточатся от благия земли, и иерусалим будетъ пуст, и дом божий в нем сожжен будет и пуст будетъ до времене:

Отправься в Мидию, сын мой, ибо я уверен, что Ниневия будет разорена, как говорил пророк Иона; а в Мидии будет спокойнее до времени. Братья наши, находящиеся в отечественной земле, будут рассеяны из сей доброй земли; Иерусалим будет пустынею, и дом Божий в нем будет сожжен и до времени останется пуст.

14:5

и҆ па́ки поми́лꙋетъ и҆̀хъ бг҃ъ и҆ возврати́тъ и҆̀хъ въ зе́млю, и҆ сози́ждꙋтъ до́мъ, не ꙗ҆ко́въ пе́рвый, до́ндеже и҆спо́лнѧтсѧ времена̀ вѣ́ка: и҆ по си́хъ возвратѧ́тсѧ ѿ плѣне́нїй и҆ сози́ждꙋтъ і҆ерⷭ҇ли́мъ че́стнѡ, и҆ до́мъ бж҃їй въ не́мъ сози́ждетсѧ во всѧ̑ ро́ды вѣ́ка зда́нїемъ сла́внымъ, ꙗ҆́коже глаго́лаша ѡ҆ не́мъ прⷪ҇ро́цы:

и паки помилует их бог и возвратит их в землю, и созиждут дом, не яков первый, дондеже исполнятся времена века: и по сих возвратятся от пленений и созиждутъ иерусалим честно, и дом божий в нем созиждется во вся роды века зданием славным, якоже глаголаша о немъ пророцы:

Но опять Бог помилует их и возвратит их в землю; и воздвигнут дом Божий, не такой, как прежний, доколе не исполнятся времена века. И после того возвратятся из плена и построят Иерусалим великолепно, и дом Божий восстановлен будет в нем на все роды века, — здание величественное, как говорили о нем пророки.

14:6

и҆ всѝ ꙗ҆зы́цы ѡ҆братѧ́тсѧ и҆́стиннѡ боѧ́тисѧ гдⷭ҇а бг҃а и҆ ѡ҆прове́ргнꙋтъ і҆́дѡлы своѧ̑,

и вси языцы обратятся истинно боятися господа бога и опровергнут идолы своя,

И все народы обратятся и будут истинно благоговеть пред Господом Богом, и ниспровергнут идолов своих;

14:7

и҆ возблгⷭ҇вѧ́тъ всѝ ꙗ҆зы́цы гдⷭ҇а, и҆ лю́дїе є҆гѡ̀ и҆сповѣ́дѧтсѧ бг҃ꙋ, и҆ вознесе́тъ гдⷭ҇ь лю́ди своѧ̑, и҆ возра́дꙋютсѧ всѝ лю́бѧщїи гдⷭ҇а бг҃а во и҆́стинѣ и҆ пра́вдѣ, творѧ́ще ми́лость бра́тїи на́шей:

и возблагословят вси языцы господа, и людие его исповедятся богу, и вознесет господь люди своя, и возрадуются вси любящии господа бога во истине и правде, творяще милость братии нашей:

и все народы будут благословлять Господа. И Его народ будет прославлять Бога, и Господь вознесет народ Свой; и все, истинно и праведно любящие Господа Бога, будут радоваться, оказывая милость братьям нашим.

14:8

и҆ нн҃ѣ, ча́до, ѿидѝ ѿ нїнеѵі́и, ꙗ҆́кѡ всѧ́чески бꙋ́дꙋтъ, ꙗ҆̀же глаго́ла прⷪ҇ро́къ і҆ѡ́на:

и ныне, чадо, отиди от ниневии, яко всячески будут, яже глагола пророк иона:

Итак, сын мой, выйди из Ниневии, ибо непременно исполнится то, что говорил пророк Иона.

14:9

ты́ же сохранѝ зако́нъ и҆ повелѣ̑нїѧ и҆ бꙋ́ди любоми́лостивъ и҆ пра́веденъ, да тебѣ̀ бла́го бꙋ́детъ:

ты же сохрани закон и повеления и буди любомилостивъ и праведен, да тебе благо будет:

Ты же соблюдай закон и повеления и будь любомилостив и справедлив, чтобы хорошо было тебе.

14:10

и҆ погребѝ мѧ̀ до́брѣ, и҆ ма́терь твою̀ со мно́ю, и҆ да не ктомꙋ̀ пребꙋ́дете въ нїнеѵі́и: ча́до, ви́ждь, что̀ сотворѝ а҆ма́нъ а҆хїа́харꙋ корми́вшемꙋ є҆го̀, ꙗ҆́кѡ ѿ свѣ́та ѿведѐ є҆го̀ во тмꙋ̀, и҆ є҆ли̑ка воздадѐ є҆мꙋ̀: и҆ а҆хїа́харъ ᲂу҆́бѡ спасе́сѧ, томꙋ́ же воздаѧ́нїе воздаде́сѧ, и҆ то́й сни́де во тмꙋ̀: манассі́а сотворѝ милосе́рдїе и҆ спасе́сѧ ѿ сѣ́ти сме́ртныѧ, ю҆́же потчѐ є҆мꙋ̀: а҆ма́нъ же падѐ въ сѣ́ть и҆ поги́бе:

и погреби мя добре, и матерь твою со мною, и да не ктому пребудете в ниневии: чадо, виждь, что сотвори аман ахиахару кормившему его, яко от света отведе его во тму, и елика воздаде ему: и ахиахаръ убо спасеся, тому же воздаяние воздадеся, и той сниде во тму: манассиа сотвори милосердие и спасеся от сети смертныя, юже потче ему: аман же паде в сеть и погибе:

Похорони меня прилично, и мать твою со мною, и потом не оставайтесь в Ниневии. — Сын мой, смотри, что сделал Аман с Ахиахаром, который воспитал его: как он из света привел его в тьму и как воздано ему. Ахиахар спасен, а тот получил достойное возмездие — сошел во тьму. Манассия творил милостыню, и спасен от смертной сети, которую расставили ему; Аман же пал в сеть и погиб.

14:11

и҆ ни҃ѣ, ча̑да, вѣ́ждьте, что̀ ми́лостынѧ твори́тъ и҆ пра́вда и҆збавлѧ́етъ. И҆ сїѧ̑ глаго́лѧ, и҆спꙋстѝ дꙋ́шꙋ свою̀ на ѻ҆дрѣ̀: бѣ́ же лѣ́тъ ста̀ пѧти́десѧти ѻ҆смѝ. И҆ погребѐ є҆го̀ сла́внѡ.

и ныне, чада, веждьте, что милостыня творит и правда избавляет. И сия глаголя, испусти душу свою на одре: бе же лет ста пятидесяти осми. И погребе его славно.

Итак, дети, знайте, что делает милостыня и как спасает справедливость. — Когда он это сказал, душа его оставила его на ложе; было же ему сто пятьдесят восемь лет, и сын с честью похоронил его.

14:12

И҆ є҆гда̀ ᲂу҆́мре а҆́нна, погребѐ ю҆̀ со ѻ҆тце́мъ свои́мъ. Ѿи́де же тѡві́а съ жено́ю свое́ю и҆ съ сынмѝ свои́ми во є҆квата́ны ко рагꙋи́лꙋ те́стю своемꙋ̀,

И егда умре анна, погребе ю со отцемъ своим. отиде же товиа с женою своею и с сынми своими во екватаны ко рагуилу тестю своему,

Когда умерла Анна, он похоронил и ее с отцом своим. После того Товия с женою своею и детьми своими отправился в Екбатаны к Рагуилу, тестю своему,

14:13

и҆ состарѣ́сѧ че́стнѡ, и҆ погребѐ те́стєвъ свои́хъ сла́внѡ, и҆ наслѣ́ди и҆мѣ́нїе и҆́хъ и҆ тѡві́та ѻ҆тца̀ своегѡ̀:

и состареся честно, и погребе тестев своих славно, и наследи имение их и товита отца своего:

и достиг честной старости, и похоронил прилично тестя и тещу своих, и получил в наследство имение их и Товита, отца своего.

14:14

и҆ ᲂу҆́мре (сы́й) лѣ́тъ ста̀ два́десѧти седмѝ во є҆квата́нѣхъ миді́йскихъ:

и умре (сый) лет ста двадесяти седми во екватанехъ мидийских:

И умер ста двадцати семи лет в Екбатанах Мидийских.

14:15

и҆ слы́ша, пре́жде не́же ᲂу҆мре́ти є҆мꙋ̀, погꙋбле́нїе нїнеѵі́и, ю҆́же плѣнѝ навꙋходоно́соръ и҆ а҆сꙋи́ръ: и҆ возра́довасѧ, пре́жде не́же ᲂу҆́мре, ѡ҆ нїнеѵі́и.

и слыша, прежде неже умрети ему, погубление ниневии, юже плени навуходоносор и асуир: и возрадовася, прежде неже умре, о ниневии.

Но прежде нежели умер, он слышал о погибели Ниневии, которую пленил Навуходоносор и Асуир, и возрадовался пред смертью о Ниневии.