Откровение

А҆пока́лѷѱїсъ Ст҃а́гѡ і҆ѡа́нна ѳєоло́га [бг҃осло́ва]
Глава 1

1:1

А҆пока́лѷѱїсъ [ѿкрове́нїе] і҆и҃са хрⷭ҇та̀, є҆го́же [є҆́же] дадѐ є҆мꙋ̀ бг҃ъ, показа́ти рабѡ́мъ свои́мъ, и҆̀мже подоба́етъ бы́ти вско́рѣ. И҆ сказа̀, посла́въ чрез̾ а҆́гг҃ла своего̀ рабꙋ̀ своемꙋ̀ і҆ѡа́ннꙋ,

Апокалипсис Иисуса Христа, егоже даде ему Бог, показати рабом своим, имже подобает быти вскоре. И сказа, послав чрез ангела своего рабу своему иоанну,

Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав [оное] через Ангела Своего рабу Своему Иоанну,

1:2

и҆́же свидѣ́телствова сло́во бж҃їе и҆ свидѣ́телство і҆и҃съ хрⷭ҇то́во, и҆ є҆ли̑ка ви́дѣ.

иже свидетелствова слово Божие и свидетелство Иисус Христово, и елика виде.

который свидетельствовал слово Божие и свидетельство Иисуса Христа и что он видел.

1:3

Бл҃же́нъ чты́й, и҆ слы́шащїи словеса̀ прⷪ҇ро́чествїѧ, и҆ соблюда́ющїи пи̑санаѧ въ не́мъ: вре́мѧ бо бли́з̾.

Блажен чтый, и слышащии словеса пророчествия, и соблюдающии писаная в нем: время бо близ.

Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко.

1:4

І҆ѡа́ннъ седми́мъ цр҃квамъ, ꙗ҆̀же сꙋ́ть во а҆сі́и: блгⷣть ва́мъ и҆ ми́ръ ѿ сꙋ́щагѡ, и҆ и҆́же бѣ̀, и҆ грѧдꙋ́щагѡ, и҆ ѿ седмѝ дꙋхѡ́въ, и҆̀же пред̾ прⷭ҇то́ломъ є҆гѡ̀ сꙋ́ть,

Иоанн седмим Церквам, яже суть во асии: благодать вам и мир от сущаго, и иже бе, и грядущаго, и от седми духов, иже пред престолом его суть,

Иоанн семи церквам, находящимся в Асии: благодать вам и мир от Того, Который есть и был и грядет, и от семи духов, находящихся перед престолом Его,

1:5

и҆ ѿ і҆и҃са хрⷭ҇та̀, и҆́же є҆́сть свидѣ́тель вѣ́рный, пе́рвенецъ и҆з̾ ме́ртвыхъ и҆ кн҃зь царе́й земны́хъ: лю́бѧщꙋ ны̀ и҆ ѡ҆мы́вшꙋ на́съ ѿ грѣ̑хъ на́шихъ кро́вїю свое́ю,

и от Иисуса Христа, иже есть свидетель верный, первенец из мертвых и Князь царей земных: любящу ны и омывшу нас от грех наших кровию своею,

и от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мертвых и владыка царей земных. Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею

1:6

и҆ сотвори́лъ є҆́сть на́съ цари̑ и҆ і҆ерє́и бг҃ꙋ и҆ ѻ҆ц҃ꙋ̀ своемꙋ̀, томꙋ̀ сла́ва и҆ держа́ва во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

и сотворил есть нас цари и иереи Богу и Отцу своему, тому слава и держава во веки веков. Аминь.

и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь.

1:7

Сѐ, грѧде́тъ со ѡ҆́блаки, и҆ ᲂу҆́зритъ є҆го̀ всѧ́ко ѻ҆́ко и҆ и҆̀же є҆го̀ прободо́ша, и҆ пла́чь сотворѧ́тъ ѡ҆ не́мъ всѧ̑ колѣ́на земна̑ѧ. Є҆́й, а҆ми́нь.

Се, грядет со облаки, и узрит его всяко око и иже его прободоша, и плачь сотворят о нем вся колена земная. Ей, аминь.

Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные. Ей, аминь.

1:8

А҆́зъ є҆́смь а҆́лфа и҆ ѡ҆ме́га, нача́токъ и҆ коне́цъ, гл҃етъ гдⷭ҇ь, сы́й, и҆ и҆́же бѣ̀, и҆ грѧды́й, вседержи́тель.

Аз есмь алфа и омега, начаток и конец, глаголет Господь, сый, и иже бе, и грядый, вседержитель.

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель.

1:9

А҆́зъ і҆ѡа́ннъ, и҆́же и҆ бра́тъ ва́шъ и҆ ѻ҆́бщникъ въ печа́ли и҆ во црⷭ҇твїи и҆ въ терпѣ́нїи і҆и҃съ хрⷭ҇то́вѣ, бы́хъ во ѻ҆́стровѣ нарица́емѣмъ па́тмосъ за сло́во бж҃їе и҆ за свидѣ́телство і҆и҃съ хрⷭ҇то́во.

Аз иоанн, иже и брат ваш и общник в печали и во Царствии и в терпении Иисус Христове, бых во острове нарицаемем патмос за слово Божие и за свидетелство Иисус Христово.

Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа.

1:10

Бы́хъ въ дꙋ́сѣ въ де́нь недѣ́лный, и҆ слы́шахъ за собо́ю гла́съ ве́лїй ꙗ҆́кѡ трꙋбы̀ глаго́лющїѧ: а҆́зъ є҆́смь а҆́лфа и҆ ѡ҆ме́га, пе́рвый и҆ послѣ́днїй:

Бых в дусе в день неделный, и слышах за собою глас велий яко трубы глаголющия: аз есмь алфа и омега, первый и последний:

Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний;

1:11

и҆: ꙗ҆̀же ви́диши, напишѝ въ кни́гꙋ, и҆ послѝ цр҃квамъ, ꙗ҆̀же сꙋ́ть во а҆сі́и: во є҆фе́съ и҆ въ смѵ́рнꙋ, въ перга́мъ и҆ въ ѳѷаті́ръ, и҆ въ сарді́съ и҆ въ фїладелфі́ю и҆ въ лаодїкі́ю.

и: яже видиши, напиши в книгу, и посли Церквам, яже суть во асии: во ефес и в смирну, в пергам и в фиатир, и в сардис и в филаделфию и в лаодикию.

то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии: в Ефес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию.

1:12

И҆ ѡ҆брати́хсѧ ви́дѣти гла́съ, и҆́же гл҃аше со мно́ю: и҆ ѡ҆брати́всѧ ви́дѣхъ се́дмь свѣти́лникъ златы́хъ,

И обратихся видети глас, иже глаголаше со мною: и обратився видех седмь светилник златых,

Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников

1:13

и҆ посредѣ̀ седмѝ свѣти́лникѡвъ подо́бна сн҃ꙋ чл҃вѣ́чꙋ, ѡ҆блече́на въ поди́ръ и҆ препоѧ́сана при сосцꙋ̑ по́ѧсомъ златы́мъ:

и посреде седми светилников подобна Сыну Человечу, облечена в подир и препоясана при сосцу поясом златым:

и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом:

1:14

глава́ же є҆гѡ̀ и҆ вла́си бѣлы̑ а҆́ки ꙗ҆рі́на бѣ́лаѧ, ꙗ҆́коже снѣ́гъ: и҆ ѻ҆́чи є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ пла́мень ѻ҆́гненъ:

глава же его и власи белы аки ярина белая, якоже снег: и очи его яко пламень огнен:

глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный;

1:15

и҆ но́зѣ є҆гѡ̀ подо́бнѣ халколїва́нꙋ, ꙗ҆́коже въ пещѝ разжже́ннѣ: и҆ гла́съ є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ гла́съ во́дъ мнѡ́гъ:

и нозе его подобне халколивану, якоже в пещи разжженне: и глас его яко глас вод мног:

и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих.

1:16

и҆ держѧ̀ въ рꙋцѣ̀ свое́й деснѣ́й се́дмь ѕвѣ́здъ: и҆ и҆з̾ ᲂу҆́стъ є҆гѡ̀ ме́чь ѻ҆бою́дꙋ ѻ҆́стръ и҆з̾ѡстре́нъ и҆сходѧ́й: и҆ лицѐ є҆гѡ̀ ꙗ҆́коже со́лнце сїѧ́етъ въ си́лѣ свое́й.

и держя в руце своей десней седмь звезд: и из уст его мечь обоюду остр изострен исходяй: и лице его якоже солнце сияет в силе своей.

Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей.

1:17

И҆ є҆гда̀ ви́дѣхъ є҆го̀, падо́хъ къ нога́ма є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ ме́ртвъ. И҆ положѝ десни́цꙋ свою̀ на мнѣ̀, гл҃ѧ мѝ: не бо́йсѧ: а҆́зъ є҆́смь пе́рвый и҆ послѣ́днїй

И егда видех его, падох к ногама его яко мертв. И положи десницу свою на мне, глаголя ми: не бойся: аз есмь первый и последний

И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний,

1:18

и҆ живы́й: и҆ бы́хъ ме́ртвъ, и҆ сѐ, жи́въ є҆́смь во вѣ́ки вѣкѡ́въ, а҆ми́нь: и҆ и҆́мамъ ключи̑ а҆́да и҆ сме́рти.

и живый: и бых мертв, и се, жив есмь во веки веков, аминь: и имам ключи ада и смерти.

и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.

1:19

Напишѝ ᲂу҆̀бо, ꙗ҆̀же ви́дѣлъ є҆сѝ, и҆ ꙗ҆̀же сꙋ́ть, и҆ и҆̀мже подоба́етъ бы́ти по се́мъ.

Напиши убо, яже видел еси, и яже суть, и имже подобает быти по сем.

Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего.

1:20

Та́инство седмѝ ѕвѣ́здъ, ꙗ҆̀же ви́дѣлъ є҆сѝ на десни́цѣ мое́й, и҆ се́дмь свѣти̑лникъ златы́хъ: се́дмь ѕвѣ́здъ а҆́гг҃ли седмѝ цр҃кве́й сꙋ́ть: и҆ се́дмь свѣти́лникѡвъ, ꙗ҆̀же ви́дѣлъ є҆сѝ, се́дмь цр҃кве́й сꙋ́ть.

Таинство седми звезд, яже видел еси на деснице моей, и седмь светилник златых: седмь звезд ангели седми Церквей суть: и седмь светилников, яже видел еси, седмь Церквей суть.

Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников [есть сия]: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей.

Глава 2

2:1

А҆́гг҃лꙋ є҆фе́сскїѧ цр҃кве напишѝ: та́кѡ гл҃етъ держѧ́й се́дмь ѕвѣ́здъ въ десни́цѣ свое́й, ходѧ́й посредѣ̀ седмѝ свѣти́лникѡвъ златы́хъ:

Ангелу ефесския Церкве напиши: тако глаголет держяй седмь звезд в деснице своей, ходяй посреде седми светилников златых:

Ангелу Ефесской церкви напиши: так говорит Держащий семь звезд в деснице Своей, Ходящий посреди семи золотых светильников:

2:2

вѣ́мъ твоѧ̑ дѣла̀, и҆ трꙋ́дъ тво́й, и҆ терпѣ́нїе твоѐ, и҆ ꙗ҆́кѡ не мо́жеши носи́ти ѕлы́хъ, и҆ и҆скꙋси́лъ є҆сѝ глаго́лющыѧсѧ бы́ти а҆по́столы, и҆ не сꙋ́ть, и҆ ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ и҆̀хъ ло́жныхъ:

вем твоя дела, и труд твой, и терпение твое, и яко не можеши носити злых, и искусил еси глаголющыяся быти апостолы, и не суть, и обрел еси их ложных:

знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы;

2:3

и҆ поне́слъ є҆сѝ, и҆ терпѣ́нїе и҆́маши, и҆ за и҆́мѧ моѐ трꙋди́лсѧ є҆сѝ и҆ не и҆знемо́глъ є҆сѝ.

и понесл еси, и терпение имаши, и за имя мое трудился еси и не изнемогл еси.

ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал.

2:4

Но и҆́мамъ на тѧ̀, ꙗ҆́кѡ любо́вь твою̀ пе́рвꙋю ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ.

Но имам на тя, яко любовь твою первую оставил еси.

Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою.

2:5

Помѧнѝ ᲂу҆̀бо, ѿкꙋ́дꙋ спа́лъ є҆сѝ, и҆ пока́йсѧ, и҆ пє́рваѧ дѣла̀ сотворѝ: а҆́ще же нѝ, грѧдꙋ̀ тебѣ̀ ско́рѡ и҆ дви́гнꙋ свѣти́лникъ тво́й ѿ мѣ́ста своегѡ̀, а҆́ще не пока́ешисѧ.

Помяни убо, откуду спал еси, и покайся, и первая дела сотвори: аще же ни, гряду тебе скоро и двигну светилник твой от места своего, аще не покаешися.

Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься.

2:6

Но сѐ и҆́маши, ꙗ҆́кѡ ненави́диши дѣ́лъ нїколаі́тскихъ, и҆́хже и҆ а҆́зъ ненави́ждꙋ.

Но се имаши, яко ненавидиши дел николаитских, ихже и аз ненавижду.

Впрочем то в тебе [хорошо], что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и Я ненавижу.

2:7

И҆мѣ́ѧй ᲂу҆́хо да слы́шитъ, что̀ дх҃ъ гл҃етъ цр҃квамъ: побѣжда́ющемꙋ да́мъ ꙗ҆́сти ѿ дре́ва живо́тнагѡ, є҆́же є҆́сть посредѣ̀ раѧ̀ бж҃їѧ.

Имеяй ухо да слышит, что дух глаголет Церквам: побеждающему дам ясти от древа животнаго, еже есть посреде рая Божия.

Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия.

2:8

И҆ а҆́гг҃лꙋ цр҃кве смѵ́рнскїѧ напишѝ: та́кѡ гл҃етъ пе́рвый и҆ послѣ́днїй, и҆́же бы́сть ме́ртвъ, и҆ (сѐ,) жи́въ є҆́сть:

И ангелу Церкве смирнския напиши: тако глаголет первый и последний, иже бысть мертв, и (се,) жив есть:

И Ангелу Смирнской церкви напиши: так говорит Первый и Последний, Который был мертв, и се, жив:

2:9

вѣ́мъ твоѧ̑ дѣла̀ и҆ ско́рбь и҆ нищетꙋ̀, но бога́тъ є҆сѝ, и҆ хꙋлы̑ глаго́лющихсѧ бы́ти і҆ꙋдє́й, и҆ не сꙋ́ть, но со́нмище сатанино̀.

вем твоя дела и скорбь и нищету, но богат еси, и хулы глаголющихся быти иудей, и не суть, но сонмище сатанино.

Знаю твои дела, и скорбь, и нищету (впрочем ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское.

2:10

Не бо́йсѧ ничесѡ́же, ꙗ҆̀же и҆́маши пострада́ти. Сѐ, и҆́мать дїа́волъ всажда́ти ѿ ва́съ въ темни̑цы, да и҆скꙋси́тесѧ: и҆ и҆мѣ́ти бꙋ́дете ско́рбь до десѧтѝ дні́й. Бꙋ́ди вѣ́ренъ да́же до сме́рти, и҆ да́мъ тѝ вѣне́цъ живота̀.

Не бойся ничесоже, яже имаши пострадати. Се, имать диавол всаждати от вас в темницы, да искуситеся: и имети будете скорбь до десяти дний. Буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота.

Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни.

2:11

И҆мѣ́ѧй ᲂу҆́хо слы́шати да слы́шитъ, что̀ дх҃ъ гл҃етъ цр҃квамъ: побѣжда́ѧй не и҆́мать вреди́тисѧ ѿ сме́рти вторы́ѧ.

Имеяй ухо слышати да слышит, что дух глаголет Церквам: побеждаяй не имать вредитися от смерти вторыя.

Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающий не потерпит вреда от второй смерти.

2:12

И҆ а҆́гг҃лꙋ перга́мскїѧ цр҃кве напишѝ: та́кѡ гл҃етъ и҆мѣ́ѧй ме́чь ѻ҆бою́дꙋ и҆з̾ѡщре́нъ:

И ангелу пергамския Церкве напиши: тако глаголет имеяй мечь обоюду изощрен:

И Ангелу Пергамской церкви напиши: так говорит Имеющий острый с обеих сторон меч:

2:13

вѣ́мъ дѣла̀ твоѧ̑, и҆ гдѣ̀ живе́ши, и҆дѣ́же престо́лъ сатани́нъ: и҆ держи́ши и҆́мѧ моѐ, и҆ не ѿве́рглсѧ є҆сѝ вѣ́ры моеѧ̀ и҆ въ (моѧ̑) дни̑, въ нѧ́же а҆нтѵ́пасъ свидѣ́тель мо́й вѣ́рный, и҆́же ᲂу҆бїе́нъ бы́сть въ ва́съ, и҆дѣ́же живе́тъ сатана̀.

вем дела твоя, и где живеши, идеже престол сатанин: и держиши имя мое, и не отверглся еси веры моея и в (моя) дни, в няже антипас свидетель мой верный, иже убиен бысть в вас, идеже живет сатана.

знаю твои дела, и что ты живешь там, где престол сатаны, и что содержишь имя Мое, и не отрекся от веры Моей даже в те дни, в которые у вас, где живет сатана, умерщвлен верный свидетель Мой Антипа.

2:14

Но и҆́мамъ на тѧ̀ ма́лѡ, ꙗ҆́кѡ и҆́маши тꙋ̀ держа́щихъ ᲂу҆че́нїе валаа́мово, и҆́же ᲂу҆ча́ше вала́ка положи́ти собла́знъ пред̾ сынмѝ і҆и҃левыми, ꙗ҆́сти жє́ртвы і҆́дѡлскїѧ и҆ любы̀ твори́ти.

Но имам на тя мало, яко имаши ту держащих учение валаамово, иже учаше валака положити соблазн пред сынми израилевыми, ясти жертвы идолския и любы творити.

Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали.

2:15

Та́кѡ и҆́маши и҆ ты̀ держа́щыѧ ᲂу҆че́нїе нїколаі́тско, є҆гѡ́же ненави́ждꙋ.

Тако имаши и ты держащыя учение николаитско, егоже ненавижду.

Так и у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу.

2:16

Пока́йсѧ: а҆́ще ли нѝ, прїидꙋ̀ тебѣ̀ ско́рѡ и҆ бра́нь сотворю̀ съ ни́ми мече́мъ ᲂу҆́стъ мои́хъ.

Покайся: аще ли ни, прииду тебе скоро и брань сотворю с ними мечем уст моих.

Покайся; а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечом уст Моих.

2:17

И҆мѣ́ѧй ᲂу҆́хо слы́шати да слы́шитъ, что̀ дх҃ъ гл҃етъ цр҃квамъ: побѣжда́ющемꙋ да́мъ ꙗ҆́сти ѿ ма́нны сокрове́нныѧ, и҆ да́мъ є҆мꙋ̀ ка́мень бѣ́лъ и҆ на ка́мени и҆́мѧ но́во напи́сано, є҆гѡ́же никто́же вѣ́сть, то́кмѡ прїе́млѧй.

Имеяй ухо слышати да слышит, что дух глаголет Церквам: побеждающему дам ясти от манны сокровенныя, и дам ему камень бел и на камени имя ново написано, егоже никтоже весть, токмо приемляй.

Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает.

2:18

И҆ а҆́гг҃лꙋ ѳѷаті́рскїѧ цр҃кве напишѝ: та́кѡ гл҃етъ сн҃ъ бж҃їй, и҆мѣ́ѧй ѻ҆́чи своѝ ꙗ҆́кѡ пла́мень ѻ҆́гненъ, и҆ но́зѣ є҆гѡ̀ подо́бнѣ халколїва́нꙋ:

И ангелу фиатирския Церкве напиши: тако глаголет Сын Божий, имеяй очи свои яко пламень огнен, и нозе его подобне халколивану:

И Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий, у Которого очи, как пламень огненный, и ноги подобны халколивану:

2:19

вѣ́мъ твоѧ̑ дѣла̀ и҆ любо́вь, и҆ слꙋ́жбꙋ и҆ вѣ́рꙋ, и҆ терпѣ́нїе твоѐ и҆ дѣла̀ твоѧ̑, и҆ послѣ̑днѧѧ бѡ́лша пе́рвыхъ.

вем твоя дела и любовь, и службу и веру, и терпение твое и дела твоя, и последняя болша первых.

знаю твои дела и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых.

2:20

Но и҆́мамъ на тѧ̀ ма́лѡ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆ставлѧ́еши женѣ̀ і҆езаве́ли, глаго́лющей себѐ бы́ти проро́чицꙋ, ᲂу҆чи́ти и҆ льсти́ти моѧ̑ рабы̑, любодѣ́йствовати и҆ снѣ́сти же́ртвꙋ і҆́дѡлскꙋю.

Но имам на тя мало, яко оставляеши жене иезавели, глаголющей себе быти пророчицу, учити и льстити моя рабы, любодействовати и снести жертву идолскую.

Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное.

2:21

И҆ да́хъ є҆́й вре́мѧ, да пока́етсѧ ѿ любодѣ́йства своегѡ̀, и҆ не пока́ѧсѧ.

И дах ей время, да покается от любодейства своего, и не покаяся.

Я дал ей время покаяться в любодеянии ее, но она не покаялась.

2:22

Сѐ, а҆́зъ полага́ю ю҆̀ на ѻ҆дрѣ̀ и҆ любодѣ́ющыѧ съ не́ю въ ско́рбь ве́лїю, а҆́ще не пока́ютсѧ ѿ дѣ́лъ свои́хъ:

Се, аз полагаю ю на одре и любодеющыя с нею в скорбь велию, аще не покаются от дел своих:

Вот, Я повергаю ее на одр и любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих.

2:23

и҆ ча̑да и҆́хъ ᲂу҆́мрꙋтъ сме́ртїю [и҆ ча̑да є҆ѧ̀ ᲂу҆бїю̀ сме́ртїю]: и҆ ᲂу҆разꙋмѣ́ютъ всѧ̑ цр҃кви, ꙗ҆́кѡ а҆́зъ є҆́смь и҆спыта́ѧй сердца̀ и҆ ᲂу҆трѡ́бы: и҆ да́мъ ва́мъ комꙋ́ждо по дѣлѡ́мъ ва́шымъ.

и чада их умрут смертию: и уразумеют вся Церкви, яко аз есмь испытаяй сердца и утробы: и дам вам комуждо по делом вашым.

И детей ее поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим.

2:24

Ва́мъ же гл҃ю и҆ про́чымъ сꙋ́щымъ въ ѳѷаті́рѣ, и҆̀же не и҆́мꙋтъ ᲂу҆че́нїѧ сегѡ̀ и҆ и҆̀же не разꙋмѣ́ютъ глꙋби́нъ сатанины́хъ, ꙗ҆́коже глаго́лютъ: не возложꙋ̀ на вы̀ тѧготы̀ и҆́ныѧ:

Вам же глаголю и прочым сущым в фиатире, иже не имут учения сего и иже не разумеют глубин сатаниных, якоже глаголют: не возложу на вы тяготы иныя:

Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения и которые не знают так называемых глубин сатанинских, сказываю, что не наложу на вас иного бремени;

2:25

то́кмѡ, є҆́же и҆́мате, держи́те, до́ндеже прїидꙋ̀.

токмо, еже имате, держите, дондеже прииду.

только то, что имеете, держите, пока приду.

2:26

И҆ побѣжда́ющемꙋ и҆ соблюда́ющемꙋ дѣла̀ моѧ̑ до конца̀, да́мъ є҆мꙋ̀ вла́сть на ꙗ҆зы́цѣхъ,

И побеждающему и соблюдающему дела моя до конца, дам ему власть на языцех,

Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками,

2:27

и҆ ᲂу҆пасе́тъ ѧ҆̀ жезло́мъ желѣ́знымъ, ꙗ҆́кѡ сосꙋ́ды скꙋдє́льничи сокрꙋша́тсѧ, ꙗ҆́коже и҆ а҆́зъ прїѧ́хъ ѿ ѻ҆ц҃а̀ моегѡ̀:

и упасет я жезлом железным, яко сосуды скудельничи сокрушатся, якоже и аз приях от Отца моего:

и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил [власть] от Отца Моего;

2:28

и҆ да́мъ є҆мꙋ̀ ѕвѣздꙋ̀ ᲂу҆́треннюю.

и дам ему звезду утреннюю.

и дам ему звезду утреннюю.

2:29

И҆мѣ́ѧй ᲂу҆́хо слы́шати да слы́шитъ, что̀ дх҃ъ гл҃етъ цр҃квамъ.

Имеяй ухо слышати да слышит, что дух глаголет Церквам.

Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам.

Глава 3

3:1

И҆ а҆́гг҃лꙋ сарді́йскїѧ цр҃кве напишѝ: та́кѡ гл҃етъ и҆мѣ́ѧй се́дмь дꙋхѡ́въ бж҃їихъ и҆ се́дмь ѕвѣ́здъ: вѣ́мъ твоѧ̑ дѣла̀, ꙗ҆́кѡ и҆́мѧ и҆́маши ꙗ҆́кѡ жи́въ, а҆ ме́ртвъ є҆сѝ.

И ангелу сардийския Церкве напиши: тако глаголет имеяй седмь духов Божиих и седмь звезд: вем твоя дела, яко имя имаши яко жив, а мертв еси.

И Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит Имеющий семь духов Божиих и семь звезд: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв.

3:2

Бꙋ́ди бдѧ̀ и҆ ᲂу҆твержда́ѧ прѡ́чаѧ, и҆̀мже ᲂу҆мре́ти: не ѡ҆брѣто́хъ бо дѣ́лъ твои́хъ сконча́ныхъ пред̾ бг҃омъ (твои́мъ) [мои́мъ].

Буди бдя и утверждая прочая, имже умрети: не обретох бо дел твоих скончаных пред Богом (твоим).

Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим.

3:3

Помина́й ᲂу҆̀бо, ка́кѡ прїѧ́лъ є҆сѝ и҆ слы́шалъ є҆сѝ, и҆ соблюда́й и҆ пока́йсѧ. А҆́ще ᲂу҆̀бо не бди́ши, прїидꙋ̀ на тѧ̀ ꙗ҆́кѡ та́ть, и҆ не и҆́маши почꙋ́ти, въ кі́й ча́съ прїидꙋ̀ на тѧ̀.

Поминай убо, како приял еси и слышал еси, и соблюдай и покайся. Аще убо не бдиши, прииду на тя яко тать, и не имаши почути, в кий час прииду на тя.

Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя.

3:4

Но и҆́маши ма́лѡ и҆ме́нъ и҆ въ сарді́и, и҆̀же не ѡ҆скверни́ша ри́зъ свои́хъ, и҆ ходи́ти и҆́мꙋтъ со мно́ю въ бѣ́лыхъ, ꙗ҆́кѡ досто́йни сꙋ́ть.

Но имаши мало имен и в сардии, иже не оскверниша риз своих, и ходити имут со мною в белых, яко достойни суть.

Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых [одеждах], ибо они достойны.

3:5

Побѣжда́ѧй, то́й ѡ҆блече́тсѧ въ ри̑зы бѣ̑лыѧ, и҆ не и҆́мамъ ѿмы́ти [и҆згла́дити] и҆́мене є҆гѡ̀ ѿ кни́гъ живо́тныхъ, и҆ и҆сповѣ́мъ и҆́мѧ є҆гѡ̀ пред̾ ѻ҆ц҃е́мъ мои́мъ и҆ пред̾ а҆́гг҃лы є҆гѡ̀.

Побеждаяй, той облечется в ризы белыя, и не имам отмыти имене его от книг животных, и исповем имя его пред Отцем моим и пред ангелы его.

Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его.

3:6

И҆мѣ́ѧй ᲂу҆́хо да слы́шитъ, что̀ дх҃ъ гл҃етъ цр҃квамъ.

Имеяй ухо да слышит, что дух глаголет Церквам.

Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

3:7

И҆ а҆́гг҃лꙋ фїладелфі́йскїѧ цр҃кве напишѝ: та́кѡ гл҃етъ ст҃ы́й и҆́стинный, и҆мѣ́ѧй клю́чь дв҃довъ, ѿверза́ѧй, и҆ никто́же затвори́тъ, затворѧ́ѧй, и҆ никто́же ѿве́рзетъ:

И ангелу филаделфийския Церкве напиши: тако глаголет святый истинный, имеяй ключь давидов, отверзаяй, и никтоже затворит, затворяяй, и никтоже отверзет:

И Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет — и никто не затворит, затворяет — и никто не отворит:

3:8

вѣ́мъ твоѧ̑ дѣла̀: сѐ, да́хъ пред̾ тобо́ю двє́ри ѿвє́рсты, и҆ никто́же мо́жетъ затвори́ти и҆̀хъ: ꙗ҆́кѡ ма́лꙋ и҆́маши си́лꙋ, и҆ соблю́лъ є҆сѝ моѐ сло́во, и҆ не ѿве́рглсѧ є҆сѝ и҆́мене моегѡ̀.

вем твоя дела: се, дах пред тобою двери отверсты, и никтоже может затворити их: яко малу имаши силу, и соблюл еси мое слово, и не отверглся еси имене моего.

знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего.

3:9

Сѐ, даю̀ ѿ со́нмища сатанина̀ глаго́лющыѧсѧ бы́ти і҆ꙋдє́и, и҆ не сꙋ́ть, но лгꙋ́тъ: сѐ, сотворю̀ и҆̀хъ, да прїи́дꙋтъ и҆ поклонѧ́тсѧ пред̾ нога́ма твои́ма, и҆ ᲂу҆разꙋмѣ́ютъ, ꙗ҆́кѡ а҆́зъ возлюби́хъ тѧ̀.

Се, даю от сонмища сатанина глаголющыяся быти иудеи, и не суть, но лгут: се, сотворю их, да приидут и поклонятся пред ногама твоима, и уразумеют, яко аз возлюбих тя.

Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, — вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя.

3:10

Ꙗ҆́кѡ соблю́лъ є҆сѝ сло́во терпѣ́нїѧ моегѡ̀, и҆ а҆́зъ тѧ̀ соблюдꙋ̀ ѿ годи́ны и҆скꙋше́нїѧ, хотѧ́щїѧ прїитѝ на всю̀ вселе́ннꙋю и҆скꙋси́ти живꙋ́щыѧ на землѝ.

Яко соблюл еси слово терпения моего, и аз тя соблюду от годины искушения, хотящия приити на всю вселенную искусити живущыя на земли.

И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле.

3:11

Сѐ, грѧдꙋ̀ ско́рѡ: держѝ, є҆́же и҆́маши, да никто́же прїи́метъ вѣнца̀ твоєгѡ̀.

Се, гряду скоро: держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего.

Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего.

3:12

Побѣжда́ющаго сотворю̀ столпа̀ въ цр҃кви бг҃а моегѡ̀, и҆ бо́лѣ [во́нъ] не и҆́мать и҆зы́ти ктомꙋ̀: и҆ напишꙋ̀ на не́мъ и҆́мѧ бг҃а моегѡ̀ и҆ и҆́мѧ гра́да бг҃а моегѡ̀, но́вагѡ і҆ерⷭ҇ли́ма, сходѧ́щагѡ съ нб҃съ ѿ бг҃а моегѡ̀, и҆ и҆́мѧ моѐ но́вое.

Побеждающаго сотворю столпа в Церкви Бога моего, и боле не имать изыти ктому: и напишу на нем имя Бога моего и имя града Бога моего, новаго Иерусалима, сходящаго с небес от Бога моего, и имя мое новое.

Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое.

3:13

И҆мѣ́ѧй ᲂу҆́хо да слы́шитъ, что̀ дх҃ъ гл҃етъ цр҃квамъ.

Имеяй ухо да слышит, что дух глаголет Церквам.

Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

3:14

И҆ а҆́гг҃лꙋ лаодїкі́йскїѧ цр҃кве напишѝ: та́кѡ гл҃етъ а҆ми́нь [и҆́же є҆́сть а҆ми́нь], свидѣ́тель вѣ́рный и҆ и҆́стинный, нача́токъ созда́нїѧ бж҃їѧ:

И ангелу лаодикийския Церкве напиши: тако глаголет аминь, свидетель верный и истинный, начаток создания Божия:

И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:

3:15

вѣ́мъ твоѧ̑ дѣла̀, ꙗ҆́кѡ ни стꙋде́нъ є҆сѝ ни те́плъ: не да стꙋде́нъ бы бы́лъ ни те́плъ [ѽ, дабы̀ стꙋде́нъ бы́лъ є҆сѝ и҆лѝ горѧ́щь].

вем твоя дела, яко ни студен еси ни тепл: не да студен бы был ни тепл.

знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!

3:16

Та́кѡ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆б̾ꙋморе́нъ є҆сѝ, и҆ ни те́плъ ни стꙋде́нъ, и҆зблева́ти тѧ̀ ѿ ᲂу҆́стъ мои́хъ и҆́мамъ [та́кѡ, поне́же те́плъ є҆сѝ, и҆ ни стꙋде́нъ є҆сѝ нижѐ горѧ́щь, и҆́мамъ тѧ̀ и҆зблева́ти и҆з̾ ᲂу҆́стъ мои́хъ].

Тако, яко о‹уморен еси, и ни тепл ни студен, изблевати тя от уст моих имам.

Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.

3:17

Занѐ глаго́леши, ꙗ҆́кѡ бога́тъ є҆́смь и҆ ѡ҆богати́хсѧ и҆ ничто́же тре́бꙋю: и҆ не вѣ́си, ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ ѡ҆каѧ́ненъ и҆ бѣ́денъ, и҆ ни́щь и҆ слѣ́пъ и҆ на́гъ.

Зане глаголеши, яко богат есмь и обогатихся и ничтоже требую: и не веси, яко ты еси окаянен и беден, и нищь и слеп и наг.

Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг.

3:18

Совѣща́ю тебѣ̀ кꙋпи́ти ѿ менє̀ зла́то разжже́но ѻ҆гне́мъ, да ѡ҆богати́шисѧ, и҆ ѡ҆дѣѧ́нїе бѣ́ло, да ѡ҆блече́шисѧ, и҆ да не ꙗ҆ви́тсѧ срамота̀ наготы̀ твоеѧ̀: и҆ коллꙋ́рїемъ пома́жи ѻ҆́чи твоѝ, да ви́диши.

Совещаю тебе купити от мене злато разжжено огнем, да обогатишися, и одеяние бело, да облечешися, и да не явится срамота наготы твоея: и коллурием помажи очи твои, да видиши.

Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть.

3:19

А҆́зъ, и҆̀хже а҆́ще люблю̀, ѡ҆блича́ю и҆ наказꙋ́ю. Ревнꙋ́й ᲂу҆̀бо и҆ пока́йсѧ.

Аз, ихже аще люблю, обличаю и наказую. Ревнуй убо и покайся.

Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся.

3:20

Сѐ, стою̀ при две́рехъ и҆ толкꙋ̀: а҆́ще кто̀ ᲂу҆слы́шитъ гла́съ мо́й и҆ ѿве́рзетъ двє́ри, вни́дꙋ къ немꙋ̀ и҆ вечерѧ́ю съ ни́мъ, и҆ то́й со мно́ю.

Се, стою при дверех и толку: аще кто услышит глас мой и отверзет двери, вниду к нему и вечеряю с ним, и той со мною.

Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною.

3:21

Побѣжда́ющемꙋ да́мъ сѣ́сти со мно́ю на прⷭ҇то́лѣ мое́мъ, ꙗ҆́коже и҆ а҆́зъ побѣди́хъ и҆ сѣдо́хъ со ѻ҆ц҃е́мъ мои́мъ на прⷭ҇то́лѣ є҆гѡ̀.

Побеждающему дам сести со мною на престоле моем, якоже и аз победих и седох со Отцем моим на престоле его.

Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его.

3:22

И҆мѣ́ѧй ᲂу҆́хо да слы́шитъ, что̀ дх҃ъ гл҃етъ цр҃квамъ.

Имеяй ухо да слышит, что дух глаголет Церквам.

Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

Глава 4

4:1

По си́хъ ви́дѣхъ: и҆ сѐ, двє́ри ѿвє́рсты на нб҃сѝ, и҆ гла́съ пе́рвый, є҆го́же слы́шахъ ꙗ҆́кѡ трꙋбꙋ̀ гл҃ющь со мно́ю, гл҃ѧ: взы́ди сѣ́мѡ, и҆ покажꙋ́ ти, є҆мꙋ́же подоба́етъ бы́ти по си́хъ.

По сих видех: и се, двери отверсты на небеси, и глас первый, егоже слышах яко трубу глаголющь со мною, глаголя: взыди семо, и покажу ти, емуже подобает быти по сих.

После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

4:2

И҆ а҆́бїе бы́хъ въ дꙋ́сѣ: и҆ сѐ, прⷭ҇то́лъ стоѧ́ше на нб҃сѝ, и҆ на прⷭ҇то́лѣ сѣдѧ́щь:

И абие бых в дусе: и се, престол стояше на небеси, и на престоле седящь:

И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий;

4:3

и҆ сѣдѧ́й бѣ̀ подо́бенъ видѣ́нїемъ ка́мени і҆а́спїсꙋ и҆ сарді́нови: и҆ (бѣ̀) дꙋга̀ ѡ҆́крестъ прⷭ҇то́ла подо́бна видѣ́нїемъ смара́гдови.

и седяй бе подобен видением камени иаспису и сардинови: и (бе) дуга окрест престола подобна видением смарагдови.

и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду.

4:4

И҆ ѡ҆́крестъ прⷭ҇то́ла прⷭ҇то́ли два́десѧть и҆ четы́ри: и҆ на прⷭ҇то́лѣхъ ви́дѣхъ два́десѧть и҆ четы́ри ста́рцы сѣдѧ́щыѧ, ѡ҆блечє́ны въ бѣ̑лыѧ ри̑зы, и҆ и҆мѧ́хꙋ вѣнцы̀ зла̑ты на глава́хъ свои́хъ.

И окрест престола престоли двадесять и четыри: и на престолех видех двадесять и четыри старцы седящыя, облечены в белыя ризы, и имяху венцы златы на главах своих.

И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы.

4:5

И҆ ѿ прⷭ҇то́ла и҆схожда́хꙋ мѡ́лнїѧ и҆ гро́ми и҆ гла́си: и҆ се́дмь свѣ́щникѡвъ ѻ҆́гненныхъ горѧ́щихъ пред̾ прⷭ҇то́ломъ, и҆̀же сꙋ́ть се́дмь дꙋхѡ́въ бж҃їихъ:

И от престола исхождаху молния и громи и гласи: и седмь свещников огненных горящих пред престолом, иже суть седмь духов Божиих:

И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих;

4:6

и҆ пред̾ прⷭ҇то́ломъ мо́ре стклѧ́но, подо́бно крѷста́ллꙋ: и҆ посредѣ̀ прⷭ҇то́ла и҆ ѡ҆́крестъ прⷭ҇то́ла четы́ри живѡ́тна и҆спо́лнєна ѻ҆че́съ спредѝ и҆ созадѝ.

и пред престолом море сткляно, подобно кристаллу: и посреде престола и окрест престола четыри животна исполнена очес спреди и созади.

и перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади.

4:7

И҆ живо́тно пе́рвое подо́бно львꙋ̀, и҆ второ́е живо́тно подо́бно телцꙋ̀, и҆ тре́тїе живо́тно и҆мꙋ́щее лицѐ ꙗ҆́кѡ человѣ́къ, и҆ четве́ртое живо́тно подо́бно ѻ҆рлꙋ̀ летѧ́щꙋ.

И животно первое подобно льву, и второе животно подобно телцу, и третие животно имущее лице яко человек, и четвертое животно подобно орлу летящу.

И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.

4:8

И҆ живѡ́тна четы́ри, є҆ди́но ко́еждо и҆́хъ и҆мѣ́ѧхꙋ по ше́сть кри́лъ ѡ҆́крестъ, и҆ внꙋтрьꙋ́дꙋ и҆спо́лнєна ѻ҆че́съ: и҆ поко́ѧ не и҆́мꙋтъ де́нь и҆ но́щь, глаго́люще: ст҃ъ, ст҃ъ, ст҃ъ гдⷭ҇ь бг҃ъ вседержи́тель, и҆́же бѣ̀ и҆ сы́й и҆ грѧды́й.

И животна четыри, едино коеждо их имеяху по шесть крил окрест, и внутрьуду исполнена очес: и покоя не имут день и нощь, глаголюще: свят, свят, свят Господь Бог вседержитель, иже бе и сый и грядый.

И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет.

4:9

И҆ є҆гда̀ да́ша живѡ́тнаѧ сла́вꙋ и҆ чтⷭ҇ь и҆ бл҃годаре́нїе сѣдѧ́щемꙋ на прⷭ҇то́лѣ, живꙋ́щемꙋ во вѣ́ки вѣкѡ́въ,

И егда даша животная славу и честь и благодарение седящему на престоле, живущему во веки веков,

И когда животные воздают славу и честь и благодарение Сидящему на престоле, Живущему во веки веков,

4:10

падо́ша два́десѧть и҆ четы́ри ста́рцы пред̾ сѣдѧ́щимъ на прⷭ҇то́лѣ, и҆ поклони́шасѧ живꙋ́щемꙋ во вѣ́ки вѣкѡ́въ, и҆ положи́ша вѣнцы̀ своѧ̑ пред̾ прⷭ҇то́ломъ, глаго́люще:

падоша двадесять и четыри старцы пред седящим на престоле, и поклонишася живущему во веки веков, и положиша венцы своя пред престолом, глаголюще:

тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков, и полагают венцы свои перед престолом, говоря:

4:11

досто́инъ є҆сѝ, гдⷭ҇и, прїѧ́ти сла́вꙋ и҆ чтⷭ҇ь и҆ си́лꙋ, ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ созда́лъ всѧ́чєскаѧ, и҆ во́лею твое́ю сꙋ́ть, и҆ сотворє́на.

достоин еси, Господи, прияти славу и честь и силу, яко ты еси создал всяческая, и волею твоею суть, и сотворена.

достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и [все] по Твоей воле существует и сотворено.

Глава 5

5:1

И҆ ви́дѣхъ въ десни́цѣ сѣдѧ́щагѡ на прⷭ҇то́лѣ кни́гꙋ напи́санꙋ внꙋтрьꙋ́дꙋ и҆ внѣꙋ́дꙋ, запеча́танꙋ седмїю̀ печа̑тїю.

И видех в деснице седящаго на престоле книгу написану внутрьуду и внеуду, запечатану седмию печатию.

И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями.

5:2

И҆ ви́дѣхъ а҆́гг҃ла крѣ́пка проповѣ́дающа гла́сомъ вели́кимъ: кто́ є҆сть досто́инъ разгнꙋ́ти кни́гꙋ и҆ разрѣши́ти печа̑ти є҆ѧ̀;

И видех ангела крепка проповедающа гласом великим: кто есть достоин разгнути книгу и разрешити печати ея?

И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее?

5:3

И҆ никто́же можа́ше ни на нб҃сѝ, ни на землѝ, нижѐ под̾ земле́ю, разгнꙋ́ти кни́гꙋ, нижѐ зрѣ́ти ю҆̀.

И никтоже можаше ни на небеси, ни на земли, ниже под землею, разгнути книгу, ниже зрети ю.

И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее.

5:4

И҆ а҆́зъ пла́кахсѧ мно́гѡ, ꙗ҆́кѡ ни є҆ди́нъ ѡ҆брѣ́тесѧ досто́инъ разгнꙋ́ти и҆ прочестѝ кни́гꙋ, нижѐ зрѣ́ти ю҆̀.

И аз плакахся много, яко ни един обретеся достоин разгнути и прочести книгу, ниже зрети ю.

И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее.

5:5

И҆ є҆ди́нъ ѿ ста́рєцъ глаго́ла мѝ: не пла́чисѧ: сѐ, побѣди́лъ є҆́сть ле́въ, и҆́же сы́й ѿ колѣ́на і҆ꙋ́дова, ко́рень дв҃довъ, разгнꙋ́ти кни́гꙋ и҆ разрѣши́ти се́дмь печа́тей є҆ѧ̀.

И един от старец глагола ми: не плачися: се, победил есть лев, иже сый от колена иудова, корень давидов, разгнути книгу и разрешити седмь печатей ея.

И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, [и может] раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее.

5:6

И҆ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, посредѣ̀ прⷭ҇то́ла и҆ четы́рехъ живо́тныхъ и҆ посредѣ̀ ста́рєцъ а҆́гнецъ стоѧ́щь ꙗ҆́кѡ заколе́нъ, и҆мꙋ́щь рогѡ́въ се́дмь и҆ ѻ҆че́съ се́дмь, є҆́же є҆́сть се́дмь дꙋхѡ́въ бж҃їихъ, по́сланныхъ во всю̀ зе́млю.

И видех, и се, посреде престола и четырех животных и посреде старец агнец стоящь яко заколен, имущь рогов седмь и очес седмь, еже есть седмь духов Божиих, посланных во всю землю.

И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю.

5:7

И҆ прїи́де и҆ прїѧ́тъ кни́гꙋ ѿ десни́цы сѣдѧ́щагѡ на прⷭ҇то́лѣ.

И прииде и прият книгу от десницы седящаго на престоле.

И Он пришел и взял книгу из десницы Сидящего на престоле.

5:8

И҆ є҆гда̀ прїѧ́тъ кни́гꙋ, четы́ри живѡ́тна и҆ два́десѧть и҆ четы́ри ста́рцы падо́ша пред̾ а҆́гнцемъ, и҆мꙋ́ще кі́йждо гꙋ̑сли и҆ фїа́лы зла̑ты пѡ́лны ѳѷмїа́ма, и҆̀же сꙋ́ть мл҃твы ст҃ы́хъ:

И егда прият книгу, четыри животна и двадесять и четыри старцы падоша пред агнцем, имуще кийждо гусли и фиалы златы полны фимиама, иже суть молитвы святых:

И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых.

5:9

и҆ пою́тъ пѣ́снь но́вꙋ, глаго́люще: досто́инъ є҆сѝ прїѧ́ти кни́гꙋ и҆ ѿве́рзти печа̑ти є҆ѧ̀, ꙗ҆́кѡ закла́лсѧ и҆ и҆скꙋпи́лъ є҆сѝ бг҃ови на́съ кро́вїю свое́ю ѿ всѧ́кагѡ колѣ́на и҆ ꙗ҆зы́ка и҆ люді́й и҆ племе́нъ,

и поют песнь нову, глаголюще: достоин еси прияти книгу и отверзти печати ея, яко заклался и искупил еси Богови нас кровию своею от всякаго колена и языка и людий и племен,

И поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени,

5:10

и҆ сотвори́лъ є҆сѝ на́съ бг҃ови на́шемꙋ цари̑ и҆ і҆ерє́и: и҆ воцари́мсѧ на землѝ.

и сотворил еси нас Богови нашему цари и иереи: и воцаримся на земли.

и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле.

5:11

И҆ ви́дѣхъ, и҆ слы́шахъ гла́съ а҆́гг҃лѡвъ мно́гихъ ѡ҆́крестъ прⷭ҇то́ла и҆ живо́тныхъ и҆ ста́рєцъ, и҆ бѣ̀ число̀ и҆́хъ ты́сѧща ты́сѧщами [тмы̑ те́мъ и҆ ты́сѧщы ты́сѧщей],

И видех, и слышах глас ангелов многих окрест престола и животных и старец, и бе число их тысяща тысящами,

И я видел, и слышал голос многих Ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч,

5:12

глаго́люще гла́сомъ вели́кимъ: досто́инъ є҆́сть а҆́гнецъ заколе́нный прїѧ́ти си́лꙋ и҆ бога́тство, и҆ премⷣрость и҆ крѣ́пость, и҆ чтⷭ҇ь и҆ сла́вꙋ и҆ блгⷭ҇ве́нїе.

глаголюще гласом великим: достоин есть агнец заколенный прияти силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение.

которые говорили громким голосом: достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение.

5:13

И҆ всѧ́ко созда́нїе, є҆́же є҆́сть на небесѝ и҆ на землѝ, и҆ под̾ земле́ю и҆ на мо́ри ꙗ҆̀же сꙋ́ть, и҆ сꙋ̑щаѧ въ ни́хъ, всѧ̑ слы́шахъ глаго́лющыѧ: сѣдѧ́щемꙋ на прⷭ҇то́лѣ и҆ а҆́гнцꙋ блгⷭ҇ве́нїе и҆ чтⷭ҇ь, и҆ сла́ва и҆ держа́ва во вѣ́ки вѣкѡ́въ.

И всяко создание, еже есть на небеси и на земли, и под землею и на мори яже суть, и сущая в них, вся слышах глаголющыя: седящему на престоле и агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков.

И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков.

5:14

И҆ четы́ри живѡ́тна глаго́лахꙋ: а҆ми́нь. И҆ два́десѧть и҆ четы́ри ста́рцы падо́ша и҆ поклони́шасѧ живꙋ́щемꙋ во вѣ́ки вѣкѡ́въ.

И четыри животна глаголаху: аминь. И двадесять и четыри старцы падоша и поклонишася живущему во веки веков.

И четыре животных говорили: аминь. И двадцать четыре старца пали и поклонились Живущему во веки веков.

Глава 6

6:1

И҆ ви́дѣхъ, є҆гда̀ ѿве́рзе а҆́гнецъ є҆ди́нꙋ ѿ седмѝ печа́тей, и҆ слы́шахъ є҆ди́наго ѿ четы́рехъ живо́тныхъ глаго́люща ꙗ҆́коже гла́съ гро́мный: грѧдѝ и҆ ви́ждь.

И видех, егда отверзе агнец едину от седми печатей, и слышах единаго от четырех животных глаголюща якоже глас громный: гряди и виждь.

И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри.

6:2

И҆ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, ко́нь бѣ́лъ, и҆ сѣдѧ́й на не́мъ и҆мѣ́ѧше лꙋ́къ, и҆ да́нъ бы́сть є҆мꙋ̀ вѣне́цъ: и҆ и҆зы́де побѣжда́ѧй, и҆ да побѣди́тъ.

И видех, и се, конь бел, и седяй на нем имеяше лук, и дан бысть ему венец: и изыде побеждаяй, и да победит.

Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он [как] победоносный, и чтобы победить.

6:3

И҆ є҆гда̀ ѿве́рзе печа́ть вторꙋ́ю, слы́шахъ второ́е живо́тно глаго́лющее: грѧдѝ и҆ ви́ждь.

И егда отверзе печать вторую, слышах второе животно глаголющее: гряди и виждь.

И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри.

6:4

И҆ и҆зы́де дрꙋгі́й ко́нь ры́жь: и҆ сѣдѧ́щемꙋ на не́мъ дано̀ бы́сть взѧ́ти ми́ръ ѿ землѝ, и҆ да ᲂу҆бїю́тъ дрꙋ́гъ дрꙋ́га: и҆ да́нъ бы́сть є҆мꙋ̀ ме́чь вели́кїй.

И изыде другий конь рыжь: и седящему на нем дано бысть взяти мир от земли, и да убиют друг друга: и дан бысть ему мечь великий.

И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч.

6:5

И҆ є҆гда̀ ѿве́рзе тре́тїю печа́ть, слы́шахъ тре́тїе живо́тно глаго́лющее: грѧдѝ и҆ ви́ждь. И҆ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, ко́нь во́ронъ, и҆ сѣдѧ́й на не́мъ и҆мѣ́ѧше мѣ́рило въ рꙋцѣ̀ свое́й.

И егда отверзе третию печать, слышах третие животно глаголющее: гряди и виждь. И видех, и се, конь ворон, и седяй на нем имеяше мерило в руце своей.

И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей.

6:6

И҆ слы́шахъ гла́съ посредѣ̀ четы́рехъ живо́тныхъ глаго́лющїй: мѣ́ра пшени́цы за дина́рь и҆ трѝ мѣ̑ры ꙗ҆чме́нѧ за дина́рь: и҆ є҆ле́а и҆ вїна̀ не вредѝ.

И слышах глас посреде четырех животных глаголющий: мера пшеницы за динарь и три меры ячменя за динарь: и елеа и вина не вреди.

И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай.

6:7

И҆ є҆гда̀ ѿве́рзе четве́ртꙋю печа́ть, слы́шахъ гла́съ четве́ртагѡ живо́тна глаго́лющїй: грѧдѝ и҆ ви́ждь.

И егда отверзе четвертую печать, слышах глас четвертаго животна глаголющий: гряди и виждь.

И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри.

6:8

И҆ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, ко́нь блѣ́дъ, и҆ сѣдѧ́й на не́мъ, и҆́мѧ є҆мꙋ̀ сме́рть: и҆ а҆́дъ и҆дѧ́ше в̾слѣ́дъ є҆гѡ̀: и҆ дана̀ бы́сть є҆мꙋ̀ ѡ҆́бласть на четве́ртѣй ча́сти землѝ ᲂу҆би́ти ѻ҆рꙋ́жїемъ и҆ гла́домъ, и҆ сме́ртїю и҆ ѕвѣрьмѝ земны́ми.

И видех, и се, конь блед, и седяй на нем, имя ему смерть: и ад идяше вслед его: и дана бысть ему область на четвертей части земли убити оружием и гладом, и смертию и зверьми земными.

И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными.

6:9

И҆ є҆гда̀ ѿве́рзе пѧ́тꙋю печа́ть, ви́дѣхъ под̾ ѻ҆лтаре́мъ дꙋ́шы и҆збїе́нныхъ за сло́во бж҃їе и҆ за свидѣ́телство, є҆́же и҆мѣ́ѧхꙋ.

И егда отверзе пятую печать, видех под олтарем душы избиенных за слово Божие и за свидетелство, еже имеяху.

И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели.

6:10

И҆ возопи́ша гла́сомъ вели́кимъ, глаго́люще: доко́лѣ, влⷣко ст҃ы́й и҆ и҆́стинный, не сꙋ́диши и҆ не мсти́ши кро́ве на́шеѧ ѿ живꙋ́щихъ на землѝ;

И возопиша гласом великим, глаголюще: доколе, Владыко святый и истинный, не судиши и не мстиши крове нашея от живущих на земли?

И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?

6:11

И҆ даны̀ бы́ша коемꙋ́ждо и҆́хъ ри̑зы бѣлы̑, и҆ рѣче́но бы́сть и҆̀мъ, да почі́ютъ є҆щѐ вре́мѧ ма́ло, до́ндеже сконча́ютсѧ и҆ клевре́ти и҆́хъ и҆ бра́тїѧ и҆́хъ, и҆мꙋ́щїи и҆збїе́ни бы́ти, ꙗ҆́коже и҆ ті́и.

И даны быша коемуждо их ризы белы, и речено бысть им, да почиют еще время мало, дондеже скончаются и клеврети их и братия их, имущии избиени быти, якоже и тии.

И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число.

6:12

И҆ ви́дѣхъ, є҆гда̀ ѿве́рзе шестꙋ́ю печа́ть, и҆ сѐ, бы́сть трꙋ́съ ве́лїй, и҆ со́лнце мра́чно бы́сть ꙗ҆́кѡ вре́тище вла́сѧно, и҆ лꙋна̀ бы́сть ꙗ҆́кѡ кро́вь:

И видех, егда отверзе шестую печать, и се, бысть трус велий, и солнце мрачно бысть яко вретище власяно, и луна бысть яко кровь:

И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь.

6:13

и҆ ѕвѣ́зды небє́сныѧ падо́ша на зе́млю, ꙗ҆́коже смоко́вница ѿмета́етъ пꙋ́пы своѧ̑, ѿ вѣ́тра вели́ка дви́жима:

и звезды небесныя падоша на землю, якоже смоковница отметает пупы своя, от ветра велика движима:

И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои.

6:14

и҆ не́бо ѿлꙋчи́сѧ ꙗ҆́кѡ сви́токъ свива́емо, и҆ всѧ́ка гора̀ и҆ ѻ҆́стровъ ѿ мѣ́стъ свои́хъ дви́гнꙋшасѧ:

и небо отлучися яко свиток свиваемо, и всяка гора и остров от мест своих двигнушася:

И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих.

6:15

и҆ ца́рїе зе́мстїи и҆ вельмѡ́жи, и҆ бога́тїи и҆ ты́сѧщницы и҆ си́льнїи, и҆ всѧ́къ ра́бъ и҆ всѧ́къ свобо́дь скры́шасѧ въ пеще́рахъ и҆ ка́менїи го́рстѣмъ,

и царие земстии и вельможи, и богатии и тысящницы и сильнии, и всяк раб и всяк свободь скрышася в пещерах и камении горстем,

И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор,

6:16

и҆ глаго́лаша гора́мъ и҆ ка́менїю: пади́те на ны̀ и҆ покры́йте ны̀ ѿ лица̀ сѣдѧ́щагѡ на прⷭ҇то́лѣ и҆ ѿ гнѣ́ва а҆́гнча:

и глаголаша горам и камению: падите на ны и покрыйте ны от лица седящаго на престоле и от гнева агнча:

и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца;

6:17

ꙗ҆́кѡ прїи́де де́нь вели́кїй гнѣ́ва є҆гѡ̀, и҆ кто̀ мо́жетъ ста́ти;

яко прииде день великий гнева его, и кто может стати?

ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?

Глава 7

7:1

И҆ по се́мъ ви́дѣхъ четы́ри а҆́гг҃лы стоѧ́щыѧ на четы́рехъ ᲂу҆́глѣхъ землѝ, держа́щыѧ четы́ри вѣ́тры зє́мскїѧ, да не ды́шетъ вѣ́тръ на зе́млю, ни на мо́ре, ни на всѧ́ко дре́во.

И по сем видех четыри ангелы стоящыя на четырех углех земли, держащыя четыри ветры земския, да не дышет ветр на землю, ни на море, ни на всяко древо.

И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево.

7:2

И҆ ви́дѣхъ и҆́наго а҆́гг҃ла восходѧ́ща ѿ восхо́да со́лнца, и҆мꙋ́ща печа́ть бг҃а жива́гѡ. И҆ возопѝ гла́сомъ ве́лїимъ къ четы́ремъ а҆́гг҃лѡмъ, и҆́мже дано̀ бы́сть вреди́ти зе́млю и҆ мо́ре, глаго́лѧ:

И видех инаго ангела восходяща от восхода солнца, имуща печать Бога живаго. И возопи гласом велиим к четырем ангелом, имже дано бысть вредити землю и море, глаголя:

И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живаго. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря:

7:3

не вреди́те ни землѝ, ни мо́рѧ, ни древе́съ, до́ндеже запечатлѣ́емъ рабы̑ бг҃а на́шегѡ на челѣ́хъ и҆́хъ.

не вредите ни земли, ни моря, ни древес, дондеже запечатлеем рабы Бога нашего на челех их.

не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего.

7:4

И҆ слы́шахъ число̀ запечатлѣ́нныхъ: сто̀ четы́редесѧть четы́ри ты́сѧщи запечатлѣ́нныхъ ѿ всѧ́кагѡ колѣ́на сынѡ́въ і҆и҃левыхъ.

И слышах число запечатленных: сто четыредесять четыри тысящи запечатленных от всякаго колена сынов израилевых.

И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых.

7:5

Ѿ колѣ́на і҆ꙋ́дова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на рꙋві́мова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на га́дова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ:

От колена иудова дванадесять тысящ запечатленных: от колена рувимова дванадесять тысящ запечатленных: от колена гадова дванадесять тысящ запечатленных:

Из колена Иудина запечатлено двенадцать тысяч; из колена Рувимова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Гадова запечатлено двенадцать тысяч;

7:6

ѿ колѣ́на а҆си́рова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на нефѳалі́млѧ двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на манассі́ина двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ:

от колена асирова дванадесять тысящ запечатленных: от колена неффалимля дванадесять тысящ запечатленных: от колена манассиина дванадесять тысящ запечатленных:

из колена Асирова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Неффалимова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Манассиина запечатлено двенадцать тысяч;

7:7

ѿ колѣ́на сѷмеѡ́нова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на леѵі́ина двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на і҆ссаха́рова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ:

от колена симеонова дванадесять тысящ запечатленных: от колена левиина дванадесять тысящ запечатленных: от колена иссахарова дванадесять тысящ запечатленных:

из колена Симеонова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Левиина запечатлено двенадцать тысяч; из колена Иссахарова запечатлено двенадцать тысяч;

7:8

ѿ колѣ́на завꙋлѡ́нѧ двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на і҆ѡ́сифова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ: ѿ колѣ́на венїамі́нова двана́десѧть ты́сѧщъ запечатлѣ́нныхъ.

от колена завулоня дванадесять тысящ запечатленных: от колена иосифова дванадесять тысящ запечатленных: от колена вениаминова дванадесять тысящ запечатленных.

из колена Завулонова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Иосифова запечатлено двенадцать тысяч; из колена Вениаминова запечатлено двенадцать тысяч.

7:9

По си́хъ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, наро́дъ мно́гъ, є҆го́же и҆счестѝ никто́же мо́жетъ, ѿ всѧ́кагѡ ꙗ҆зы́ка и҆ колѣ́на, и҆ люді́й и҆ племе́нъ, стоѧ́ще пред̾ прⷭ҇то́ломъ и҆ пред̾ а҆́гнцемъ, ѡ҆блече́ны въ ри̑зы бѣлы̑, и҆ фі́нїцы въ рꙋка́хъ и҆́хъ.

По сих видех, и се, народ мног, егоже изчести никтоже может, от всякаго языка и колена, и людий и племен, стояще пред престолом и пред агнцем, облечены в ризы белы, и финицы в руках их.

После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих.

7:10

И҆ возопи́ша гла́сомъ ве́лїимъ, глаго́люще: спⷭ҇нїе сѣдѧ́щемꙋ на прⷭ҇то́лѣ бг҃ꙋ на́шемꙋ и҆ а҆́гнцꙋ.

И возопиша гласом велиим, глаголюще: спасение седящему на престоле Богу нашему и агнцу.

И восклицали громким голосом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу!

7:11

И҆ всѝ а҆́гг҃ли стоѧ́хꙋ ѡ҆́крестъ прⷭ҇то́ла и҆ ста́рєцъ и҆ четы́рехъ живо́тныхъ: и҆ падо́ша на лицы̀ пред̾ прⷭ҇то́ломъ и҆ поклони́шасѧ бг҃ꙋ,

И вси ангели стояху окрест престола и старец и четырех животных: и падоша на лицы пред престолом и поклонишася Богу,

И все Ангелы стояли вокруг престола и старцев и четырех животных, и пали перед престолом на лица свои, и поклонились Богу,

7:12

глаго́люще: а҆ми́нь: блгⷭ҇ве́нїе и҆ сла́ва, и҆ премⷣрость и҆ хвала̀, и҆ чтⷭ҇ь и҆ си́ла и҆ крѣ́пость бг҃ꙋ на́шемꙋ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

глаголюще: аминь: благословение и слава, и премудрость и хвала, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков. Аминь.

говоря: аминь! благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков! Аминь.

7:13

И҆ ѿвѣща̀ є҆ди́нъ ѿ ста́рєцъ, глаго́лѧ мѝ: сі́и ѡ҆блече́ннїи въ ри̑зы бѣ̑лыѧ кто̀ сꙋ́ть и҆ ѿкꙋ́дꙋ прїидо́ша;

И отвеща един от старец, глаголя ми: сии облеченнии в ризы белыя кто суть и откуду приидоша?

И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли?

7:14

И҆ рѣ́хъ є҆мꙋ̀: го́споди, ты̀ вѣ́си. И҆ рече́ ми: сі́и сꙋ́ть, и҆̀же прїидо́ша ѿ ско́рби вели́кїѧ, и҆ и҆спра́ша ри̑зы своѧ̑, и҆ ᲂу҆бѣли́ша ри̑зы своѧ̑ въ кро́ви а҆́гнчи:

И рех ему: господи, ты веси. И рече ми: сии суть, иже приидоша от скорби великия, и испраша ризы своя, и убелиша ризы своя в крови агнчи:

Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца.

7:15

сегѡ̀ ра́ди сꙋ́ть пред̾ прⷭ҇то́ломъ бж҃їимъ и҆ слꙋ́жатъ є҆мꙋ̀ де́нь и҆ но́щь въ цр҃кви є҆гѡ̀, и҆ сѣдѧ́й на прⷭ҇то́лѣ всели́тсѧ въ ни́хъ:

сего ради суть пред престолом Божиим и служат ему день и нощь в Церкви его, и седяй на престоле вселится в них:

За это они пребывают [ныне] перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них.

7:16

не вза́лчꙋтъ ктомꙋ̀, нижѐ вжа́ждꙋтъ, не и҆́мать же па́сти на ни́хъ со́лнце, нижѐ всѧ́къ зно́й:

не взалчут ктому, ниже вжаждут, не имать же пасти на них солнце, ниже всяк зной:

Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной:

7:17

ꙗ҆́кѡ а҆́гнецъ, и҆́же посредѣ̀ прⷭ҇то́ла, ᲂу҆пасе́тъ ѧ҆̀ и҆ наста́витъ и҆̀хъ на живѡ́тныѧ и҆сто́чники во́дъ, и҆ ѿи́метъ бг҃ъ всѧ́кꙋ сле́зꙋ ѿ ѻ҆́чїю и҆́хъ.

яко агнец, иже посреде престола, упасет я и наставит их на животныя источники вод, и отимет Бог всяку слезу от очию их.

ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их.

Глава 8

8:1

И҆ є҆гда̀ ѿве́рзе седмꙋ́ю печа́ть, бы́сть безмо́лвїе на нб҃сѝ ꙗ҆́кѡ по́лъ часа̀.

И егда отверзе седмую печать, бысть безмолвие на небеси яко пол часа.

И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса.

8:2

И҆ ви́дѣхъ се́дмь а҆́гг҃лѡвъ, и҆́же пред̾ бг҃омъ стоѧ́хꙋ: и҆ дано̀ бы́сть и҆̀мъ се́дмь трꙋ́бъ.

И видех седмь ангелов, иже пред Богом стояху: и дано бысть им седмь труб.

И я видел семь Ангелов, которые стояли пред Богом; и дано им семь труб.

8:3

И҆ дрꙋгі́й а҆́гг҃лъ прїи́де и҆ ста̀ пред̾ ѻ҆лтаре́мъ, и҆мѣ́ѧй кади́лницꙋ зла́тꙋ: и҆ даны̀ бы́ша є҆мꙋ̀ ѳѷмїа́ми мно́зи, да да́стъ мл҃твамъ ст҃ы́хъ всѣ́хъ на ѻ҆лта́рь златы́й сꙋ́щїй пред̾ прⷭ҇то́ломъ.

И другий ангел прииде и ста пред олтарем, имеяй кадилницу злату: и даны быша ему фимиами мнози, да даст молитвам святых всех на олтарь златый сущий пред престолом.

И пришел иной Ангел, и стал перед жертвенником, держа золотую кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил его на золотой жертвенник, который перед престолом.

8:4

И҆ и҆зы́де ды́мъ кади́лный мл҃твами ст҃ы́хъ ѿ рꙋкѝ а҆́гг҃ла пред̾ бг҃а.

И изыде дым кадилный молитвами святых от руки ангела пред Бога.

И вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога.

8:5

И҆ взѧ́тъ а҆́гг҃лъ кади́лницꙋ, и҆ напо́лни ю҆̀ ѿ ѻ҆гнѧ̀ сꙋ́щагѡ на ѻ҆лтарѝ, и҆ положѝ на землѝ [пове́рже на зе́млю]: и҆ бы́ша гла́си и҆ гро́ми и҆ блиста̑нїѧ и҆ трꙋ́съ.

И взят ангел кадилницу, и наполни ю от огня сущаго на олтари, и положи на земли: и быша гласи и громи и блистания и трус.

И взял Ангел кадильницу, и наполнил ее огнем с жертвенника, и поверг на землю: и произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение.

8:6

И҆ се́дмь а҆́гг҃лъ, и҆̀же и҆мѣ́ѧхꙋ се́дмь трꙋ́бъ, ᲂу҆гото́вашасѧ, да вострꙋ́бѧтъ.

И седмь ангел, иже имеяху седмь труб, уготовашася, да вострубят.

И семь Ангелов, имеющие семь труб, приготовились трубить.

8:7

И҆ пе́рвомꙋ а҆́гг҃лꙋ вострꙋби́вшꙋ, бы́сть гра́дъ и҆ ѻ҆́гнь, смѣ́шены съ кро́вїю, и҆ падо́ша на зе́млю: и҆ тре́тїѧ ча́сть дре́ва погорѣ̀, и҆ всѧ́ка трава̀ ѕла́чнаѧ погорѣ̀.

И первому ангелу вострубившу, бысть град и огнь, смешены с кровию, и падоша на землю: и третия часть древа погоре, и всяка трава злачная погоре.

Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела.

8:8

И҆ вторы́й а҆́гг҃лъ вострꙋбѝ, и҆ ꙗ҆́кѡ гора̀ вели́ка ѻ҆гне́мъ жего́ма вве́ржена бы́сть въ мо́ре: и҆ бы́сть тре́тїѧ ча́сть мо́рѧ кро́вь,

И вторый ангел воструби, и яко гора велика огнем жегома ввержена бысть в море: и бысть третия часть моря кровь,

Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью,

8:9

и҆ ᲂу҆́мре тре́тїѧ ча́сть созда́нїй сꙋ́щихъ въ мо́ри, и҆мꙋ́щихъ дꙋ́шы, и҆ тре́тїѧ ча́сть корабле́й поги́бе.

и умре третия часть созданий сущих в мори, имущих душы, и третия часть кораблей погибе.

и умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море, и третья часть судов погибла.

8:10

И҆ тре́тїй а҆́гг҃лъ вострꙋбѝ, и҆ падѐ съ небесѐ ѕвѣзда̀ вели́ка, горѧ́щи ꙗ҆́кѡ свѣща̀, и҆ падѐ на тре́тїю ча́сть рѣ́къ и҆ на и҆сто́чники водны̑ѧ:

И третий ангел воструби, и паде с небесе звезда велика, горящи яко свеща, и паде на третию часть рек и на источники водныя:

Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод.

8:11

и҆ и҆́мѧ ѕвѣздѣ̀ глаго́летсѧ а҆́ѱїнѳосъ: и҆ бы́сть тре́тїѧ ча́сть во́дъ ꙗ҆́кѡ пелы́нь, и҆ мно́зи ѿ человѣ̑къ ᲂу҆мро́ша ѿ во́дъ, ꙗ҆́кѡ гѡ́рьки бѣ́ша.

и имя звезде глаголется апсинфос: и бысть третия часть вод яко пелынь, и мнози от человек умроша от вод, яко горьки беша.

Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки.

8:12

И҆ четве́ртый а҆́гг҃лъ вострꙋбѝ, и҆ ᲂу҆ѧ́звена бы́сть тре́тїѧ ча́сть со́лнца и҆ тре́тїѧ ча́сть лꙋны̀ и҆ тре́тїѧ ча́сть ѕвѣ́здъ, да затми́тсѧ тре́тїѧ ча́сть и҆́хъ, и҆ днѐ тре́тїѧ ча́сть да не свѣ́титъ, и҆ но́щь та́кожде.

И четвертый ангел воструби, и уязвена бысть третия часть солнца и третия часть луны и третия часть звезд, да затмится третия часть их, и дне третия часть да не светит, и нощь такожде.

Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца и третья часть луны и третья часть звезд, так что затмилась третья часть их, и третья часть дня не светла была — так, как и ночи.

8:13

И҆ ви́дѣхъ и҆ слы́шахъ є҆ди́наго а҆́гг҃ла парѧ́ща посредѣ̀ небесѐ, глаго́люща гла́сомъ вели́кимъ: го́ре, го́ре, го́ре живꙋ́щымъ на землѝ ѿ про́чихъ гласѡ́въ трꙋ́бныхъ трїе́хъ а҆́гг҃лъ хотѧ́щихъ трꙋби́ти.

И видех и слышах единаго ангела паряща посреде небесе, глаголюща гласом великим: горе, горе, горе живущым на земли от прочих гласов трубных триех ангел хотящих трубити.

И видел я и слышал одного Ангела, летящего посреди неба и говорящего громким голосом: горе, горе, горе живущим на земле от остальных трубных голосов трех Ангелов, которые будут трубить!

Глава 9

9:1

И҆ пѧ́тый а҆́гг҃лъ вострꙋбѝ, и҆ ви́дѣхъ ѕвѣздꙋ̀ съ небесѐ спа́дшꙋ на зе́млю: и҆ да́нъ бы́сть є҆́й клю́чь стꙋденца̀ бе́здны:

И пятый ангел воструби, и видех звезду с небесе спадшу на землю: и дан бысть ей ключь студенца бездны:

Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны.

9:2

и҆ ѿве́рзе стꙋденца̀ бе́здны, и҆ взы́де ды́мъ ѿ стꙋденца̀ ꙗ҆́кѡ ды́мъ пе́щи вели́ки, и҆ ѡ҆ме́рче со́лнце и҆ воздꙋ́хъ ѿ ды́ма стꙋдени́чнагѡ.

и отверзе студенца бездны, и взыде дым от студенца яко дым пещи велики, и омерче солнце и воздух от дыма студеничнаго.

Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя.

9:3

И҆ ѿ ды́ма и҆зыдо́ша прꙋ́зи на зе́млю, и҆ дана̀ бы́сть и҆̀мъ ѡ҆́бласть, ꙗ҆́коже и҆́мꙋтъ ѡ҆́бласть скорпі̑и земны̑ѧ.

И от дыма изыдоша прузи на землю, и дана бысть им область, якоже имут область скорпии земныя.

И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы.

9:4

И҆ рѣче́но бы́сть и҆̀мъ, да не вредѧ́тъ травы̀ земны́ѧ, ни всѧ́кагѡ ѕла́ка, ни всѧ́кагѡ дре́ва, но человѣ́ки то́чїю, и҆̀же не и҆́мꙋтъ печа́ти бж҃їѧ на челѣ́хъ свои́хъ.

И речено бысть им, да не вредят травы земныя, ни всякаго злака, ни всякаго древа, но человеки точию, иже не имут печати Божия на челех своих.

И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям, которые не имеют печати Божией на челах своих.

9:5

И҆ дано̀ бы́сть и҆̀мъ, да не ᲂу҆бїю́тъ и҆́хъ, но да мꙋ́кꙋ прїи́мꙋтъ пѧ́ть мцⷭ҇ей: и҆ мꙋче́нїе и҆́хъ ꙗ҆́кѡ мꙋче́нїе скорпі́ево, є҆гда̀ ᲂу҆сѣ́кнетъ человѣ́ка.

И дано бысть им, да не убиют их, но да муку приимут пять месяцей: и мучение их яко мучение скорпиево, егда усекнет человека.

И дано ей не убивать их, а только мучить пять месяцев; и мучение от нее подобно мучению от скорпиона, когда ужалит человека.

9:6

И҆ въ ты̑ѧ дни̑ взы́щꙋтъ человѣ́цы сме́рти, и҆ не ѡ҆брѧ́щꙋтъ є҆ѧ̀: и҆ вожделѣ́ютъ ᲂу҆мре́ти, и҆ ᲂу҆бѣжи́тъ ѿ ни́хъ сме́рть.

И в тыя дни взыщут человецы смерти, и не обрящут ея: и вожделеют умрети, и убежит от них смерть.

В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них.

9:7

И҆ ᲂу҆подоблє́нїѧ прꙋгѡ́въ подѡ́бна ко́нємъ ᲂу҆гото́влєнымъ на бра́нь: и҆ на глава́хъ и҆́хъ ꙗ҆́кѡ вѣнцы̀ ᲂу҆подо́блени зла́тꙋ, и҆ ли́ца и҆́хъ ꙗ҆́кѡ ли́ца человѣ́чєска:

И уподобления пругов подобна конем уготовленым на брань: и на главах их яко венцы уподоблени злату, и лица их яко лица человеческа:

По виду своему саранча была подобна коням, приготовленным на войну; и на головах у ней как бы венцы, похожие на золотые, лица же ее — как лица человеческие;

9:8

и҆ и҆мѣ́ѧхꙋ власы̀, ꙗ҆́кѡ власы̀ жє́нскїѧ, и҆ зꙋ́бы и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ львѡ́въ бѣ́ша:

и имеяху власы, яко власы женския, и зубы их, яко львов беша:

и волосы у ней — как волосы у женщин, а зубы у ней были, как у львов.

9:9

и҆ и҆мѣ́ѧхꙋ брѡнѧ̀, ꙗ҆́кѡ брѡнѧ̀ желѣ̑зны, и҆ гла́съ кри́лъ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ гла́съ колесни́цъ, є҆гда̀ ко́ни мно́зи текꙋ́тъ на бра́нь:

и имеяху броня, яко броня железны, и глас крил их, яко глас колесниц, егда кони мнози текут на брань:

На ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев ее — как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну;

9:10

и҆ и҆мѣ́ѧхꙋ ѡ҆́шибы подѡ́бны скорпі̑инымъ, и҆ жа̑ла бѧ́хꙋ во ѡ҆́шибѣхъ и҆́хъ: и҆ дана̀ бѣ̀ ѡ҆́бласть и҆̀мъ вреди́ти человѣ́ки пѧ́ть мцⷭ҇ъ.

и имеяху ошибы подобны скорпииным, и жала бяху во ошибех их: и дана бе область им вредити человеки пять месяц.

у ней были хвосты, как у скорпионов, и в хвостах ее были жала; власть же ее была — вредить людям пять месяцев.

9:11

И҆ и҆мѣ́ли над̾ собо́ю царѧ̀ а҆́ггела бе́здны, є҆мꙋ́же и҆́мѧ є҆вре́йски а҆ва́ддѡнъ, а҆ є҆́ллински а҆поллѵ́ѡнъ.

И имели над собою царя аггела бездны, емуже имя еврейски аваддон, а еллински аполлион.

Царем над собою она имела ангела бездны; имя ему по-еврейски Аваддон, а по-гречески Аполлион.

9:12

Го́ре є҆ди́но ѿи́де: сѐ, грѧдꙋ́тъ є҆щѐ два̀ гѡ́рѧ по си́хъ.

Горе едино отиде: се, грядут еще два горя по сих.

Одно горе прошло; вот, идут за ним еще два горя.

9:13

И҆ шесты́й а҆́гг҃лъ вострꙋбѝ, и҆ слы́шахъ гла́съ є҆ди́нъ ѿ четы́рехъ рогѡ́въ ѻ҆лтарѧ̀ злата́гѡ сꙋ́щагѡ пред̾ бг҃омъ,

И шестый ангел воструби, и слышах глас един от четырех рогов олтаря златаго сущаго пред Богом,

Шестой Ангел вострубил, и я услышал один голос от четырех рогов золотого жертвенника, стоящего пред Богом,

9:14

глаго́лющїй шесто́мꙋ а҆́гг҃лꙋ и҆мѣ́ющꙋ трꙋбꙋ̀: разрѣшѝ четы́ри а҆́гг҃лы свѧ̑заны при рѣцѣ̀ вели́цѣй є҆ѵфра́тъ.

глаголющий шестому ангелу имеющу трубу: разреши четыри ангелы связаны при реце велицей евфрат.

говоривший шестому Ангелу, имевшему трубу: освободи четырех Ангелов, связанных при великой реке Евфрате.

9:15

И҆ разрѣше́ни бы́ша четы́ри а҆́гг҃ли ᲂу҆гото́вани на ча́съ и҆ де́нь, и҆ мцⷭ҇ъ и҆ лѣ́то, да и҆збїю́тъ тре́тїю ча́сть человѣ̑къ.

И разрешени быша четыри ангели уготовани на час и день, и месяц и лето, да избиют третию часть человек.

И освобождены были четыре Ангела, приготовленные на час и день, и месяц и год, для того, чтобы умертвить третью часть людей.

9:16

И҆ число̀ во́инѡвъ ко́нныхъ двѣ̀ тмѣ̑ те́мъ: и҆ слы́шахъ число̀ и҆́хъ.

И число воинов конных две тме тем: и слышах число их.

Число конного войска было две тьмы тем; и я слышал число его.

9:17

И҆ та́кѡ ви́дѣхъ въ видѣ́нїи ко́ни, и҆ сѣдѧ́щыѧ на ни́хъ и҆мꙋ́щыѧ брѡнѧ̀ ѻ҆́гнєнны и҆ ѵ҆акі́нѳѡвы и҆ жꙋ́пєлны: и҆ главы̑ ко́нємъ (и҆́хъ) ꙗ҆́кѡ главы̑ львѡ́мъ, и҆ и҆з̾ ᲂу҆́стъ и҆́хъ и҆схожда́ше ѻ҆́гнь и҆ ды́мъ и҆ жꙋ́пелъ.

И тако видех в видении кони, и седящыя на них имущыя броня огненны и иакинфовы и жупелны: и главы конем (их) яко главы львом, и из уст их исхождаше огнь и дым и жупел.

Так видел я в видении коней и на них всадников, которые имели на себе брони огненные, гиацинтовые и серные; головы у коней — как головы у львов, и изо рта их выходил огонь, дым и сера.

9:18

И҆ ѿ трїе́хъ ꙗ҆́звъ си́хъ поги́бе тре́тїѧ ча́сть человѣ́кѡвъ, ѿ ѻ҆гнѧ̀ и҆ ѿ ды́ма и҆ ѿ жꙋ́пела, и҆сходѧ́щихъ и҆з̾ ᲂу҆́стъ и҆́хъ:

И от триех язв сих погибе третия часть человеков, от огня и от дыма и от жупела, исходящих из уст их:

От этих трех язв, от огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей;

9:19

ѡ҆́бласть бо ко́ней во ᲂу҆стѣ́хъ и҆́хъ бѣ̀ [и҆ во ѡ҆́шибѣхъ и҆́хъ], и҆ [и҆́бо] ѡ҆́шиби и҆́хъ подо́бни ѕмїє́мъ, и҆мꙋ́ще главы̑ и҆ тѣ́ми па́кѡсти дѣ́юще.

область бо коней во устех их бе, и ошиби их подобни змием, имуще главы и теми пакости деюще.

ибо сила коней заключалась во рту их и в хвостах их; а хвосты их были подобны змеям, и имели головы, и ими они вредили.

9:20

И҆ про́чїи ѿ человѣ̑къ, и҆̀же не врежде́ни бы́ша [не и҆збїе́ни бы́ша] ꙗ҆́зывами си́ми, нижѐ пока́ѧшасѧ ѿ дѣ́лъ рꙋ́къ свои́хъ, да не покло́нѧтсѧ де́мѡнѡмъ, ни і҆́дѡлѡмъ златы̑мъ и҆ срє́брѧнымъ, и҆ мѣ̑дѧнымъ и҆ ка́мєннымъ и҆ древѧны̑мъ, и҆̀же ни ви́дѣти мо́гꙋтъ, ни слы́шати, ни ходи́ти:

И прочии от человек, иже не вреждени быша язвами сими, ниже покаяшася от дел рук своих, да не поклонятся демоном, ни идолом златым и сребряным, и медяным и каменным и древяным, иже ни видети могут, ни слышати, ни ходити:

Прочие же люди, которые не умерли от этих язв, не раскаялись в делах рук своих, так чтобы не поклоняться бесам и золотым, серебряным, медным, каменным и деревянным идолам, которые не могут ни видеть, ни слышать, ни ходить.

9:21

и҆ не пока́ѧшасѧ ѿ ᲂу҆бі́йствъ свои́хъ, ни ѿ волхвова́нїй свои́хъ, нижѐ ѿ блꙋда̀ своегѡ̀, нижѐ ѿ та́тьбъ свои́хъ.

и не покаяшася от убийств своих, ни от волхвований своих, ниже от блуда своего, ниже от татьб своих.

И не раскаялись они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем.

Глава 10

10:1

И҆ ви́дѣхъ и҆́наго а҆́гг҃ла крѣ́пка сходѧ́ща съ нб҃сѐ, ѡ҆болче́на во ѡ҆́блакъ, и҆ дꙋга̀ над̾ главо́ю (є҆гѡ̀), и҆ лицѐ є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ со́лнце, и҆ но́зѣ є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ столпѝ ѻ҆́гнени,

И видех инаго ангела крепка сходяща с небесе, оболчена во облак, и дуга над главою (его), и лице его яко солнце, и нозе его яко столпи огнени,

И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные,

10:2

и҆ и҆мѣ́ѧше въ рꙋцѣ̀ свое́й кни́гꙋ разгибе́нꙋ: и҆ поста́ви но́гꙋ свою̀ деснꙋ́ю на мо́ри, а҆ шꙋ́юю на землѝ,

и имеяше в руце своей книгу разгибену: и постави ногу свою десную на мори, а шуюю на земли,

в руке у него была книжка раскрытая. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю,

10:3

и҆ возопѝ гла́сомъ вели́кимъ, ꙗ҆́кѡ ле́въ рыка́ѧ: и҆ є҆гда̀ возгласѝ, глаго́лаша се́дмь громѡ́въ гла́сы своѧ̑.

и возопи гласом великим, яко лев рыкая: и егда возгласи, глаголаша седмь громов гласы своя.

и воскликнул громким голосом, как рыкает лев; и когда он воскликнул, тогда семь громов проговорили голосами своими.

10:4

И҆ є҆гда̀ возгласи́ша [глаго́лаша] се́дмь громѡ́въ гла́сы своѧ̑, хотѣ́хъ писа́ти: и҆ слы́шахъ гла́съ съ нб҃сѐ гл҃ющь мѝ: запечатлѣ́й, ꙗ҆̀же глаго́лаша се́дмь громѡ́въ, и҆ сегѡ̀ не пишѝ.

И егда возгласиша седмь громов гласы своя, хотех писати: и слышах глас с небесе глаголющь ми: запечатлей, яже глаголаша седмь громов, и сего не пиши.

И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего.

10:5

И҆ а҆́гг҃лъ, є҆го́же ви́дѣхъ стоѧ́ща на мо́ри и҆ на землѝ, воздви́же рꙋ́кꙋ свою̀ на не́бо

И ангел, егоже видех стояща на мори и на земли, воздвиже руку свою на небо

И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу

10:6

и҆ клѧ́тсѧ живꙋ́щимъ во вѣ́ки вѣкѡ́въ, и҆́же созда̀ не́бо и҆ ꙗ҆̀же на не́мъ, и҆ зе́млю и҆ ꙗ҆̀же на не́й, и҆ мо́ре и҆ ꙗ҆̀же въ не́мъ, ꙗ҆́кѡ лѣ́та ᲂу҆жѐ не бꙋ́детъ:

и клятся живущим во веки веков, иже созда небо и яже на нем, и землю и яже на ней, и море и яже в нем, яко лета уже не будет:

и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;

10:7

но во дни̑ гла́са седма́гѡ а҆́гг҃ла, є҆гда̀ и҆́мать вострꙋби́ти, тогда̀ сконча́етсѧ та́йна бж҃їѧ, ꙗ҆́коже бл҃говѣстѝ свои́ми рабы̑ прⷪ҇рѡ́ки.

но во дни гласа седмаго ангела, егда имать вострубити, тогда скончается тайна Божия, якоже благовести своими рабы пророки.

но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам.

10:8

И҆ гла́съ є҆гѡ̀ слы́шахъ съ небесѐ па́ки гл҃ющь со мно́ю, и҆ гл҃а: и҆дѝ и҆ прїимѝ кни́жицꙋ разгнꙋ́тꙋю въ рꙋцѣ̀ а҆́гг҃ла стоѧ́щагѡ на мо́ри и҆ на землѝ.

И глас его слышах с небесе паки глаголющь со мною, и глагола: иди и приими книжицу разгнутую в руце ангела стоящаго на мори и на земли.

И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле.

10:9

И҆ и҆до́хъ ко а҆́гг҃лꙋ, глаго́лѧ є҆мꙋ̀: да́ждь мѝ кни́жицꙋ. И҆ речѐ мѝ: прїимѝ и҆ снѣ́ждь ю҆̀: и҆ горька̀ бꙋ́детъ во чре́вѣ твое́мъ, но во ᲂу҆стѣ́хъ тѝ сладка̀ бꙋ́детъ ꙗ҆́кѡ ме́дъ.

И идох ко ангелу, глаголя ему: даждь ми книжицу. И рече ми: приими и снеждь ю: и горька будет во чреве твоем, но во устех ти сладка будет яко мед.

И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед.

10:10

И҆ прїѧ́хъ кни́гꙋ ѿ рꙋкѝ а҆́гг҃ла и҆ снѣдо́хъ ю҆̀: и҆ бѣ̀ во ᲂу҆стѣ́хъ мои́хъ ꙗ҆́кѡ ме́дъ сладка̀: и҆ є҆гда̀ снѣдо́хъ ю҆̀, горька̀ бѧ́ше во чре́вѣ мое́мъ.

И приях книгу от руки ангела и снедох ю: и бе во устех моих яко мед сладка: и егда снедох ю, горька бяше во чреве моем.

И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем.

10:11

И҆ речѐ мѝ: подоба́етъ тѝ па́ки прⷪ҇ро́чествовати въ лю́дехъ и҆ во племенѣ́хъ, и҆ во ꙗ҆зы́цѣхъ и҆ въ царе́хъ мно́зѣхъ.

И рече ми: подобает ти паки пророчествовати в людех и во племенех, и во языцех и в царех мнозех.

И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих.

Глава 11

11:1

И҆ дана̀ мѝ бы́сть тро́сть подо́бна жезлꙋ̀, гл҃ѧ: воста́ни и҆ и҆змѣ́ри цр҃ковь бж҃їю и҆ ѻ҆лта́рь, и҆ кла́нѧющыѧсѧ въ не́й:

И дана ми бысть трость подобна жезлу, глаголя: востани и измери церковь Божию и олтарь, и кланяющыяся в ней:

И дана мне трость, подобная жезлу, и сказано: встань и измерь храм Божий и жертвенник, и поклоняющихся в нем.

11:2

а҆ дво́ръ сꙋ́щїй внꙋ́трь [внѣ̀] цр҃кве и҆знесѝ [и҆сключѝ] внѣꙋ́дꙋ, нижѐ и҆змѣ́ри є҆го̀, занѐ да́нъ бы́сть ꙗ҆зы́кѡмъ: и҆ гра́дъ ст҃ы́й поперꙋ́тъ четы́редесѧть и҆ два̀ мцⷭ҇ы.

а двор сущий внутрь Церкве изнеси внеуду, ниже измери его, зане дан бысть языком: и град святый поперут четыредесять и два месяцы.

А внешний двор храма исключи и не измеряй его, ибо он дан язычникам: они будут попирать святый город сорок два месяца.

11:3

И҆ да́мъ ѻ҆бѣ́ма свидѣ́телема мои́ма, и҆ прорица́ти бꙋ́дꙋтъ дні́й ты́сѧщꙋ двѣ́стѣ и҆ шестьдесѧ́тъ, ѡ҆болчє́на во вре́тище.

И дам обема свидетелема моима, и прорицати будут дний тысящу двесте и шестьдесят, оболчена во вретище.

И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будучи облечены во вретище.

11:4

Сі́и сꙋ́ть двѣ̀ ма̑слицы и҆ два̀ свѣ̑щника пред̾ бг҃омъ землѝ стоѧ̑ща.

Сии суть две маслицы и два свещника пред Богом земли стояща.

Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли.

11:5

И҆ и҆́же и҆̀мъ непра́вдꙋ сотвори́тъ, ѻ҆́гнь и҆схо́дитъ и҆з̾ ᲂу҆́стъ и҆́хъ и҆ поѧ́стъ врагѝ и҆́хъ: и҆ и҆́же восхо́щетъ ѡ҆би́дѣти и҆̀хъ, семꙋ̀ подоба́етъ ᲂу҆бїе́нꙋ бы́ти.

И иже им неправду сотворит, огнь исходит из уст их и пояст враги их: и иже восхощет обидети их, сему подобает убиену быти.

И если кто захочет их обидеть, то огонь выйдет из уст их и пожрет врагов их; если кто захочет их обидеть, тому надлежит быть убиту.

11:6

И҆ сі́и и҆́мꙋтъ ѡ҆́бласть затвори́ти не́бо, да не сни́детъ до́ждь (на зе́млю) во дни̑ прорица́нїѧ и҆́хъ, и҆ ѡ҆́бласть и҆́мꙋтъ на вода́хъ, ѡ҆браща́ти ѧ҆̀ въ кро́вь и҆ порази́ти зе́млю всѧ́кою ꙗ҆́звою, є҆ли́жды а҆́ще восхо́щꙋтъ.

И сии имут область затворити небо, да не снидет дождь (на землю) во дни прорицания их, и область имут на водах, обращати я в кровь и поразити землю всякою язвою, елижды аще восхощут.

Они имеют власть затворить небо, чтобы не шел дождь на землю во дни пророчествования их, и имеют власть над водами, превращать их в кровь, и поражать землю всякою язвою, когда только захотят.

11:7

И҆ є҆гда̀ сконча́ютъ свидѣ́телство своѐ, ѕвѣ́рь, и҆́же и҆схо́дитъ ѿ бе́здны, сотвори́тъ съ ни́ми бра́нь и҆ побѣди́тъ и҆̀хъ и҆ ᲂу҆бїе́тъ ѧ҆̀,

И егда скончают свидетелство свое, зверь, иже исходит от бездны, сотворит с ними брань и победит их и убиет я,

И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их,

11:8

и҆ трꙋ́пы и҆́хъ ѡ҆ста́витъ на сто́гнахъ гра́да вели́кагѡ, и҆́же нарица́етсѧ дꙋхо́внѣ содо́мъ и҆ є҆гѵ́петъ, и҆дѣ́же и҆ гдⷭ҇ь на́шъ ра́спѧтъ бы́сть.

и трупы их оставит на стогнах града великаго, иже нарицается духовне содом и египет, идеже и Господь наш распят бысть.

и трупы их оставит на улице великого города, который духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят.

11:9

И҆ зрѣ́ти и҆́мꙋтъ ѿ люді́й и҆ племе́нъ, и҆ ѿ ꙗ҆зы́къ и҆ колѣ́нъ, тѣлеса̀ и҆́хъ дни̑ трѝ и҆ по́лъ, и҆ трꙋ́пы и҆́хъ не ѡ҆ста́вѧтъ положи́ти во гробѣ́хъ.

И зрети имут от людий и племен, и от язык и колен, телеса их дни три и пол, и трупы их не оставят положити во гробех.

И [многие] из народов и колен, и языков и племен будут смотреть на трупы их три дня с половиною, и не позволят положить трупы их во гробы.

11:10

И҆ живꙋ́щїи на землѝ возра́дꙋютсѧ и҆ возвеселѧ́тсѧ ѡ҆ ни́хъ, и҆ да́ры по́слютъ дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ, ꙗ҆́кѡ ѻ҆́ба сїѧ̑ прⷪ҇рѡ́ка мꙋ́чиста живꙋ́щыѧ на землѝ.

И живущии на земли возрадуются и возвеселятся о них, и дары послют друг ко другу, яко оба сия пророка мучиста живущыя на земли.

И живущие на земле будут радоваться сему и веселиться, и пошлют дары друг другу, потому что два пророка сии мучили живущих на земле.

11:11

И҆ по трїе́хъ дне́хъ и҆ по́лъ, дꙋ́хъ живо́тенъ вни́детъ въ нѧ̀ ѿ бг҃а, и҆ ста́нꙋтъ (ѻ҆́ба) на нога́хъ свои́хъ: и҆ стра́хъ ве́лїй нападе́тъ на зрѧ́щихъ и҆̀хъ.

И по триех днех и пол, дух животен внидет в ня от Бога, и станут (оба) на ногах своих: и страх велий нападет на зрящих их.

Но после трех дней с половиною вошел в них дух жизни от Бога, и они оба стали на ноги свои; и великий страх напал на тех, которые смотрели на них.

11:12

И҆ ᲂу҆слы́шатъ гла́съ ве́лїй съ небесѐ, гл҃ющь и҆̀мъ: взы́дита сѣ́мѡ. И҆ взыдо́ста на не́бо на ѡ҆́блацѣхъ, и҆ ви́дѣша ѧ҆̀ вразѝ и҆́хъ.

И услышат глас велий с небесе, глаголющь им: взыдита семо. И взыдоста на небо на облацех, и видеша я врази их.

И услышали они с неба громкий голос, говоривший им: взойдите сюда. И они взошли на небо на облаке; и смотрели на них враги их.

11:13

И҆ въ ча́съ то́й трꙋ́съ бы́сть ве́лїй, и҆ десѧ́таѧ ча́сть гра́да падѐ, и҆ поги́бе трꙋ́сомъ и҆ме́нъ человѣ́ческихъ се́дмь ты́сѧщъ: и҆ про́чїи пристра́шни бы́ша и҆ да́ша сла́вꙋ бг҃ꙋ нбⷭ҇номꙋ.

И в час той трус бысть велий, и десятая часть града паде, и погибе трусом имен человеческих седмь тысящ: и прочии пристрашни быша и даша славу Богу небесному.

И в тот же час произошло великое землетрясение, и десятая часть города пала, и погибло при землетрясении семь тысяч имен человеческих; и прочие объяты были страхом и воздали славу Богу небесному.

11:14

Го́ре второ́е ѿи́де: сѐ, го́ре тре́тїе грѧде́тъ ско́рѡ.

Горе второе отиде: се, горе третие грядет скоро.

Второе горе прошло; вот, идет скоро третье горе.

11:15

И҆ седмы́й а҆́гг҃лъ вострꙋбѝ, и҆ бы́ша гла́си вели́цы на нб҃сѣ́хъ, глаго́люще: бы́сть црⷭ҇тво мі́ра гдⷭ҇а на́шегѡ и҆ хрⷭ҇та̀ є҆гѡ̀, и҆ воцр҃и́тсѧ во вѣ́ки вѣкѡ́въ.

И седмый ангел воструби, и быша гласи велицы на небесех, глаголюще: бысть Царство мира Господа нашего и Христа его, и воцарится во веки веков.

И седьмой Ангел вострубил, и раздались на небе громкие голоса, говорящие: царство мира соделалось [царством] Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков.

11:16

И҆ два́десѧть и҆ четы́ри ста́рцы, пред̾ бг҃омъ сѣдѧ́щїи на прⷭ҇то́лѣхъ свои́хъ, падо́ша на ли́ца своѧ̑ и҆ поклони́шасѧ бг҃ꙋ,

И двадесять и четыри старцы, пред Богом седящии на престолех своих, падоша на лица своя и поклонишася Богу,

И двадцать четыре старца, сидящие пред Богом на престолах своих, пали на лица свои и поклонились Богу,

11:17

глаго́люще: хва́лимъ тѧ̀, гдⷭ҇и бж҃е вседержи́телю, и҆́же сы́й и҆ бѣ̀ и҆ грѧды́й, ꙗ҆́кѡ прїѧ́лъ є҆сѝ си́лꙋ твою̀ вели́кꙋю и҆ воцр҃и́лсѧ є҆сѝ:

глаголюще: хвалим тя, Господи Боже вседержителю, иже сый и бе и грядый, яко приял еси силу твою великую и воцарился еси:

говоря: благодарим Тебя, Господи Боже Вседержитель, Который еси и был и грядешь, что ты приял силу Твою великую и воцарился.

11:18

и҆ ꙗ҆зы́цы прогнѣ́вашасѧ: и҆ прїи́де гнѣ́въ тво́й, и҆ вре́мѧ мє́ртвымъ сꙋ́дъ прїѧ́ти, и҆ да́ти мздꙋ̀ рабѡ́мъ твои̑мъ прⷪ҇ро́кѡмъ и҆ ст҃ы̑мъ и҆ боѧ́щымсѧ и҆́мене твоегѡ̀, ма̑лымъ и҆ вели̑кимъ, и҆ растли́ти посмра́ждшыѧ [растли́вшыѧ] зе́млю.

и языцы прогневашася: и прииде гнев твой, и время мертвым суд прияти, и дати мзду рабом твоим пророком и святым и боящымся имене твоего, малым и великим, и растлити посмраждшыя землю.

И рассвирепели язычники; и пришел гнев Твой и время судить мертвых и дать возмездие рабам Твоим, пророкам и святым и боящимся имени Твоего, малым и великим, и погубить губивших землю.

11:19

И҆ ѿве́рзесѧ хра́мъ бж҃їй на нб҃сѝ, и҆ ꙗ҆ви́сѧ кївѡ́тъ завѣ́та є҆гѡ̀ въ хра́мѣ є҆гѡ̀: и҆ бы́ша блиста̑нїѧ и҆ гла́си, и҆ гро́ми и҆ трꙋ́съ, и҆ гра́дъ вели́къ.

И отверзеся храм Божий на небеси, и явися кивот завета его в храме его: и быша блистания и гласи, и громи и трус, и град велик.

И отверзся храм Божий на небе, и явился ковчег завета Его в храме Его; и произошли молнии и голоса, и громы и землетрясение и великий град.

Глава 12

12:1

И҆ зна́менїе ве́лїе ꙗ҆ви́сѧ на небесѝ: жена̀ ѡ҆блече́на въ со́лнце, и҆ лꙋна̀ под̾ нога́ма є҆ѧ̀, и҆ на главѣ̀ є҆ѧ̀ вѣне́цъ ѿ ѕвѣ́здъ двоюна́десѧте:

И знамение велие явися на небеси: жена облечена в солнце, и луна под ногама ея, и на главе ея венец от звезд двоюнадесяте:

И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд.

12:2

и҆ во чре́вѣ и҆мꙋ́щи, вопїе́тъ болѧ́щи и҆ стра́ждꙋщи роди́ти.

и во чреве имущи, вопиет болящи и страждущи родити.

Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения.

12:3

И҆ ꙗ҆ви́сѧ и҆́но зна́менїе на небесѝ: и҆ сѐ, ѕмі́й вели́къ че́рменъ, и҆мѣ́ѧ гла́въ се́дмь и҆ рогѡ́въ де́сѧть, и҆ на глава́хъ є҆гѡ̀ се́дмь вѣнє́цъ:

И явися ино знамение на небеси: и се, змий велик чермен, имея глав седмь и рогов десять, и на главах его седмь венец:

И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим.

12:4

и҆ хо́ботъ є҆гѡ̀ ѿто́рже тре́тїю ча́сть ѕвѣ́здъ небе́сныхъ и҆ положѝ ѧ҆̀ въ зе́млю [пове́рже ѧ҆̀ на зе́млю]. И҆ ѕмі́й стоѧ́ше пред̾ жено́ю хотѧ́щею роди́ти, да, є҆гда̀ роди́тъ, снѣ́сть ча́до є҆ѧ̀.

и хобот его отторже третию часть звезд небесных и положи я в землю. И змий стояше пред женою хотящею родити, да, егда родит, снесть чадо ея.

Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца.

12:5

И҆ родѝ сы́на мꙋ́жеска, и҆́же и҆́мать ᲂу҆пастѝ всѧ̑ ꙗ҆зы́ки жезло́мъ желѣ́знымъ: и҆ восхище́но бы́сть ча́до є҆ѧ̀ къ бг҃ꙋ и҆ прⷭ҇то́лꙋ є҆гѡ̀.

И роди сына мужеска, иже имать упасти вся языки жезлом железным: и восхищено бысть чадо ея к Богу и престолу его.

И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его.

12:6

А҆ жена̀ бѣжа̀ въ пꙋсты́ню, и҆дѣ́же и҆мѣ̀ мѣ́сто ᲂу҆гото́вано ѿ бг҃а, да та́мѡ пита́етсѧ дні́й ты́сѧщꙋ двѣ́стѣ шестьдесѧ́тъ.

А жена бежа в пустыню, идеже име место уготовано от Бога, да тамо питается дний тысящу двесте шестьдесят.

А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней.

12:7

И҆ бы́сть бра́нь на нб҃сѝ: мїхаи́лъ и҆ а҆́гг҃ли є҆гѡ̀ бра́нь сотвори́ша со ѕмі́емъ, и҆ ѕмі́й бра́сѧ и҆ а҆́ггели є҆гѡ̀,

И бысть брань на небеси: михаил и ангели его брань сотвориша со змием, и змий брася и аггели его,

И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали [против них],

12:8

и҆ не возмого́ша, и҆ мѣ́ста не ѡ҆брѣ́тесѧ и҆̀мъ ктомꙋ̀ на нб҃сѝ.

и не возмогоша, и места не обретеся им ктому на небеси.

но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе.

12:9

И҆ вложе́нъ [пове́рженъ] бы́сть ѕмі́й вели́кїй, ѕмі́й дре́внїй, нарица́емый дїа́волъ и҆ сатана̀, льстѧ́й вселе́ннꙋю всю̀, и҆ вложе́нъ [пове́рженъ] бы́сть на зе́млю, и҆ а҆́ггели є҆гѡ̀ съ ни́мъ низве́ржени бы́ша.

И вложен бысть змий великий, змий древний, нарицаемый диавол и сатана, льстяй вселенную всю, и вложен бысть на землю, и аггели его с ним низвержени быша.

И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним.

12:10

И҆ слы́шахъ гла́съ ве́лїй на нб҃сѝ, гл҃ющь: нн҃ѣ бы́сть спⷭ҇нїе и҆ си́ла и҆ црⷭ҇тво бг҃а на́шегѡ и҆ ѡ҆́бласть хрⷭ҇та̀ є҆гѡ̀, ꙗ҆́кѡ низложе́нъ бы́сть клеветни́къ бра́тїи на́шеѧ, ѡ҆клевеща́ѧ и҆̀хъ пред̾ бг҃омъ на́шимъ де́нь и҆ но́щь.

И слышах глас велий на небеси, глаголющь: ныне бысть спасение и сила и Царство Бога нашего и область Христа его, яко низложен бысть клеветник братии нашея, оклевещая их пред Богом нашим день и нощь.

И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь.

12:11

И҆ ті́и побѣди́ша є҆го̀ кро́вїю а҆́гнчею и҆ сло́вомъ свидѣ́телства своегѡ̀, и҆ не возлюби́ша дꙋ́шъ свои́хъ да́же до сме́рти.

И тии победиша его кровию агнчею и словом свидетелства своего, и не возлюбиша душ своих даже до смерти.

Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти.

12:12

Сегѡ̀ ра́ди весели́тесѧ, нб҃са̀ и҆ живꙋ́щїи на ни́хъ. Го́ре живꙋ́щымъ на землѝ и҆ мо́ри, ꙗ҆́кѡ сни́де дїа́волъ къ ва́мъ, и҆мѣ́ѧ ꙗ҆́рость вели́кꙋю, вѣ́дый, ꙗ҆́кѡ вре́мѧ ма́ло и҆́мать.

Сего ради веселитеся, небеса и живущии на них. Горе живущым на земли и мори, яко сниде диавол к вам, имея ярость великую, ведый, яко время мало имать.

Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени.

12:13

И҆ є҆гда̀ ви́дѣ ѕмі́й, ꙗ҆́кѡ низложе́нъ бы́сть на зе́млю, гонѧ́ше женꙋ̀, ꙗ҆́же родѝ мꙋ́жеска.

И егда виде змий, яко низложен бысть на землю, гоняше жену, яже роди мужеска.

Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола.

12:14

И҆ дана̑ бы́ша женѣ̀ два̀ крила̑ ѻ҆рла̀ вели́кагѡ, да пари́тъ въ пꙋсты́ню въ мѣ́сто своѐ, и҆дѣ́же препита́на бѧ́ше тꙋ̀ вре́мѧ и҆ време́нъ и҆ по́лъ вре́мене, ѿ лица̀ ѕмїи́на.

И дана быша жене два крила орла великаго, да парит в пустыню в место свое, идеже препитана бяше ту время и времен и пол времене, от лица змиина.

И даны были жене два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия и там питалась в продолжение времени, времен и полвремени.

12:15

И҆ и҆спꙋстѝ ѕмі́й за жено́ю и҆з̾ ᲂу҆́стъ свои́хъ во́дꙋ ꙗ҆́кѡ рѣкꙋ̀, да ю҆̀ въ рѣцѣ̀ потопи́тъ.

И испусти змий за женою из уст своих воду яко реку, да ю в реце потопит.

И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою.

12:16

И҆ помо́же землѧ̀ женѣ̀, и҆ ѿве́рзе землѧ̀ ᲂу҆ста̀ своѧ̑, и҆ пожрѐ рѣкꙋ̀, ю҆́же и҆зведѐ ѕмі́й ѿ ᲂу҆́стъ свои́хъ.

И поможе земля жене, и отверзе земля уста своя, и пожре реку, юже изведе змий от уст своих.

Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей.

12:17

И҆ разгнѣ́васѧ ѕмі́й на женꙋ̀ и҆ и҆́де сотвори́ти бра́нь со ѡ҆ста́вшимъ сѣ́менемъ є҆ѧ̀, и҆̀же соблюда́ютъ за́пѡвѣди бж҃їѧ и҆ и҆мѣ́ютъ свидѣ́телство і҆и҃съ хрⷭ҇то́во.

И разгневася змий на жену и иде сотворити брань со оставшим семенем ея, иже соблюдают заповеди Божия и имеют свидетелство Иисус Христово.

И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа.

Глава 13

13:1

И҆ ста́хъ на песцѣ̀ морстѣ́мъ: и҆ ви́дѣхъ и҆з̾ мо́рѧ ѕвѣ́рѧ и҆сходѧ́ща, и҆мꙋ́ща гла́въ се́дмь и҆ рогѡ́въ де́сѧть, и҆ на ро́зѣхъ є҆гѡ̀ вѣнє́цъ де́сѧть, а҆ на глава́хъ є҆гѡ̀ и҆мена̀ хꙋ̑лна.

И стах на песце морстем: и видех из моря зверя исходяща, имуща глав седмь и рогов десять, и на розех его венец десять, а на главах его имена хулна.

И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные.

13:2

Ѕвѣ́рь, є҆го́же ви́дѣхъ, бѣ̀ подо́бенъ ры́си, и҆ но́зѣ є҆мꙋ̀ ꙗ҆́кѡ медвѣ̑ди, и҆ ᲂу҆ста̀ є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ста̀ львѡ́ва: и҆ дадѐ є҆мꙋ̀ ѕмі́й си́лꙋ свою̀ и҆ престо́лъ сво́й и҆ ѡ҆́бласть вели́кꙋю.

Зверь, егоже видех, бе подобен рыси, и нозе ему яко медведи, и уста его яко уста львова: и даде ему змий силу свою и престол свой и область великую.

Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть у него — как пасть у льва; и дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть.

13:3

И҆ ви́дѣхъ є҆ди́нꙋ ѿ гла́въ є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ заколе́нꙋ въ сме́рть, и҆ ꙗ҆́зва сме́рти є҆гѡ̀ и҆сцѣлѣ̀. И҆ чꙋди́сѧ всѧ̀ землѧ̀ в̾слѣ́дъ ѕвѣ́рѧ, и҆ поклони́шасѧ ѕмі́ю, и҆́же дадѐ ѡ҆́бласть ѕвѣ́рю,

И видех едину от глав его яко заколену в смерть, и язва смерти его изцеле. И чудися вся земля вслед зверя, и поклонишася змию, иже даде область зверю,

И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю,

13:4

и҆ поклони́шасѧ ѕвѣ́рю, глаго́люще: кто̀ подо́бенъ ѕвѣ́рю и҆ кто̀ мо́жетъ ра́товатисѧ съ ни́мъ;

и поклонишася зверю, глаголюще: кто подобен зверю и кто может ратоватися с ним?

и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?

13:5

И҆ дана̑ бы́ша є҆мꙋ̀ ᲂу҆ста̀ глагѡ́люща вели̑ка и҆ хꙋ̑лна, и҆ дана̀ бы́сть є҆мꙋ̀ ѡ҆́бласть твори́ти мцⷭ҇ъ четы́редесѧть два̀.

И дана быша ему уста глаголюща велика и хулна, и дана бысть ему область творити месяц четыредесять два.

И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца.

13:6

И҆ ѿве́рзе ᲂу҆ста̀ своѧ̑ въ хꙋле́нїе къ бг҃ꙋ, хꙋ́лити и҆́мѧ є҆гѡ̀ и҆ селе́нїе є҆гѡ̀ и҆ живꙋ́щыѧ на нб҃сѝ.

И отверзе уста своя в хуление к Богу, хулити имя его и селение его и живущыя на небеси.

И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе.

13:7

И҆ дано̀ бы́сть є҆мꙋ̀ бра́нь твори́ти со ст҃ы́ми и҆ побѣди́ти ѧ҆̀: и҆ дана̀ бы́сть є҆мꙋ̀ ѡ҆́бласть на всѧ́цѣмъ колѣ́нѣ (люді́й) и҆ на ꙗ҆зы́цѣхъ и҆ племенѣ́хъ.

И дано бысть ему брань творити со святыми и победити я: и дана бысть ему область на всяцем колене (людий) и на языцех и племенех.

И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем.

13:8

И҆ покло́нѧтсѧ є҆мꙋ̀ всѝ живꙋ́щїи на землѝ, и҆̀мже не напи̑сана сꙋ́ть и҆мена̀ въ кни́гахъ живо́тныхъ а҆́гнца заколе́нагѡ ѿ сложе́нїѧ мі́ра.

И поклонятся ему вси живущии на земли, имже не написана суть имена в книгах животных агнца заколенаго от сложения мира.

И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира.

13:9

А҆́ще кто̀ и҆́мать ᲂу҆́хо, да слы́шитъ.

Аще кто имать ухо, да слышит.

Кто имеет ухо, да слышит.

13:10

И҆́же а҆́ще въ плѣне́нїе веде́тъ, въ плѣне́нїе по́йдетъ: а҆́ще кто̀ ѻ҆рꙋ́жїемъ ᲂу҆бїе́тъ, подоба́етъ є҆мꙋ̀ ѻ҆рꙋ́жїемъ ᲂу҆бїе́нꙋ бы́ти. Здѣ̀ є҆́сть терпѣ́нїе и҆ вѣ́ра ст҃ы́хъ.

Иже аще в пленение ведет, в пленение пойдет: аще кто оружием убиет, подобает ему оружием убиену быти. Зде есть терпение и вера святых.

Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом. Здесь терпение и вера святых.

13:11

И҆ ви́дѣхъ и҆́наго ѕвѣ́рѧ восходѧ́щаго ѿ землѝ, и҆ и҆мѣ́ѧше рѡ́га два̀, подѡ́бна а҆́гнчымъ, и҆ глаго́лаше ꙗ҆́кѡ ѕмі́й.

И видех инаго зверя восходящаго от земли, и имеяше рога два, подобна агнчым, и глаголаше яко змий.

И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон.

13:12

И҆ вла́сть пе́рвагѡ ѕвѣ́рѧ всю̀ творѧ́ше пред̾ ни́мъ: и҆ творѧ́ше зе́млю и҆ всѧ̑ живꙋ́щыѧ на не́й поклони́тисѧ пе́рвомꙋ ѕвѣ́рю, є҆мꙋ́же и҆сцѣле́на бы́сть ꙗ҆́зва сме́ртнаѧ:

И власть перваго зверя всю творяше пред ним: и творяше землю и вся живущыя на ней поклонитися первому зверю, емуже изцелена бысть язва смертная:

Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела;

13:13

и҆ сотворѝ чꙋдеса̀ вели̑ка, да и҆ ѻ҆́гнь сотвори́тъ сходи́ти съ небесѐ на зе́млю пред̾ человѣ̑ки.

и сотвори чудеса велика, да и огнь сотворит сходити с небесе на землю пред человеки.

и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми.

13:14

И҆ льсти́тъ живꙋ́щыѧ на землѝ, ра́ди зна́менїй, ꙗ҆̀же дана̑ бы́ша є҆мꙋ̀ пред̾ ѕвѣ́ремъ твори́ти, глаго́лѧ живꙋ́щымъ на землѝ, сотвори́ти ѡ҆́бразъ ѕвѣ́рю, и҆́же и҆́мать ꙗ҆́звꙋ ѻ҆рꙋ́жнꙋю и҆ жи́въ бы́сть.

И льстит живущыя на земли, ради знамений, яже дана быша ему пред зверем творити, глаголя живущым на земли, сотворити образ зверю, иже имать язву оружную и жив бысть.

И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив.

13:15

И҆ дано̀ бы́сть є҆мꙋ̀ да́ти дꙋ́хъ ѡ҆́бразꙋ ѕвѣри́нꙋ, да проглаго́летъ і҆кѡ́на ѕвѣри́на и҆ сотвори́тъ, да и҆̀же а҆́ще не покло́нѧтсѧ ѡ҆́бразꙋ ѕвѣри́номꙋ, ᲂу҆бїе́ни бꙋ́дꙋтъ.

И дано бысть ему дати дух образу зверину, да проглаголет икона зверина и сотворит, да иже аще не поклонятся образу звериному, убиени будут.

И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя.

13:16

И҆ сотвори́тъ всѧ̑ ма̑лыѧ и҆ вели̑кїѧ, бога̑тыѧ и҆ ᲂу҆бѡ́гїѧ, свобѡ́дныѧ и҆ рабѡ́тныѧ, да да́стъ и҆̀мъ начерта́нїе на деснѣ́й рꙋцѣ̀ и҆́хъ и҆лѝ на челѣ́хъ и҆́хъ,

И сотворит вся малыя и великия, богатыя и убогия, свободныя и работныя, да даст им начертание на десней руце их или на челех их,

И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их,

13:17

да никто́же возмо́жетъ ни кꙋпи́ти, ни прода́ти, то́кмѡ кто̀ и҆́мать начерта́нїе, и҆лѝ и҆́мѧ ѕвѣ́рѧ, и҆лѝ число̀ и҆́мене є҆гѡ̀.

да никтоже возможет ни купити, ни продати, токмо кто имать начертание, или имя зверя, или число имене его.

и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его.

13:18

Здѣ̀ мꙋ́дрость є҆́сть. И҆́же и҆́мать ᲂу҆́мъ, да почте́тъ число̀ ѕвѣри́но: число́ бо человѣ́ческо є҆́сть, и҆ число̀ є҆гѡ̀ ше́сть сѡ́тъ шестьдесѧ́тъ ше́сть.

Зде мудрость есть. Иже имать ум, да почтет число зверино: число бо человеческо есть, и число его шесть сот шестьдесят шесть.

Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть.

Глава 14

14:1

И҆ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, а҆́гнецъ стоѧ́ше на горѣ̀ сїѡ́нстѣй, и҆ съ ни́мъ сто̀ и҆ четы́редесѧть и҆ четы́ри ты́сѧщы, и҆мꙋ́ще и҆́мѧ ѻ҆ц҃а̀ є҆гѡ̀ напи́сано на челѣ́хъ свои́хъ.

И видех, и се, агнец стояше на горе сионстей, и с ним сто и четыредесять и четыри тысящы, имуще имя Отца его написано на челех своих.

И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах.

14:2

И҆ слы́шахъ гла́съ съ небесѐ, ꙗ҆́кѡ гла́съ во́дъ мно́гихъ и҆ ꙗ҆́кѡ гла́съ гро́ма вели́ка: и҆ гла́съ слы́шахъ гꙋдє́цъ гꙋдꙋ́щихъ въ гꙋ̑сли своѧ̑

И слышах глас с небесе, яко глас вод многих и яко глас грома велика: и глас слышах гудец гудущих в гусли своя

И услышал я голос с неба, как шум от множества вод и как звук сильного грома; и услышал голос как бы гуслистов, играющих на гуслях своих.

14:3

и҆ пою́щихъ ꙗ҆́кѡ пѣ́снь но́вꙋ пред̾ прⷭ҇то́ломъ и҆ пред̾ четы̑ри живо́тными и҆ ста̑рцы: и҆ никто́же можа́ше навы́кнꙋти пѣ́сни, то́кмѡ сі́и сто̀ и҆ четы́редесѧть и҆ четы́ри ты́сѧщы и҆скꙋ́плени ѿ землѝ.

и поющих яко песнь нову пред престолом и пред четыри животными и старцы: и никтоже можаше навыкнути песни, токмо сии сто и четыредесять и четыри тысящы искуплени от земли.

Они поют как бы новую песнь пред престолом и пред четырьмя животными и старцами; и никто не мог научиться сей песни, кроме сих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли.

14:4

Сі́и сꙋ́ть, и҆̀же съ жена́ми не ѡ҆скверни́шасѧ, занѐ дѣ́вственницы сꙋ́ть: сі́и послѣ́дꙋютъ а҆́гнцꙋ, а҆́може а҆́ще по́йдетъ. Сі́и сꙋ́ть кꙋ́плени ѿ люді́й пе́рвенцы бг҃ꙋ и҆ а҆́гнцꙋ,

Сии суть, иже с женами не осквернишася, зане девственницы суть: сии последуют агнцу, аможе аще пойдет. Сии суть куплени от людий первенцы Богу и агнцу,

Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцу Богу и Агнцу,

14:5

и҆ во ᲂу҆стѣ́хъ и҆́хъ не ѡ҆брѣ́тесѧ ле́сть: без̾ поро́ка бо сꙋ́ть пред̾ прⷭ҇то́ломъ бж҃їимъ.

и во устех их не обретеся лесть: без порока бо суть пред престолом Божиим.

и в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим.

14:6

И҆ ви́дѣхъ и҆́наго а҆́гг҃ла парѧ́ща посредѣ̀ небесѐ, и҆мꙋ́щаго є҆ѵⷢ҇лїе вѣ́чно благовѣсти́ти живꙋ́щымъ на землѝ и҆ всѧ́комꙋ пле́мени и҆ ꙗ҆зы́кꙋ, и҆ колѣ́нꙋ и҆ лю́демъ,

И видех инаго ангела паряща посреде небесе, имущаго Евангелие вечно благовестити живущым на земли и всякому племени и языку, и колену и людем,

И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу;

14:7

глаго́люща гла́сомъ вели́кимъ: ᲂу҆бо́йтесѧ бг҃а и҆ дади́те є҆мꙋ̀ сла́вꙋ, ꙗ҆́кѡ прїи́де ча́съ сꙋда̀ є҆гѡ̀, и҆ поклони́тесѧ сотво́ршемꙋ не́бо и҆ зе́млю, и҆ мо́ре и҆ и҆сто́чники водны̑ѧ.

глаголюща гласом великим: убойтеся Бога и дадите ему славу, яко прииде час суда его, и поклонитеся сотворшему небо и землю, и море и источники водныя.

и говорил он громким голосом: убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его, и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод.

14:8

И҆ и҆́нъ а҆́гг҃лъ в̾слѣ́дъ и҆́де, глаго́лѧ: падѐ, падѐ вавѷлѡ́нъ гра́дъ вели́кїй, занѐ ѿ вїна̀ ꙗ҆́рости любодѣѧ́нїѧ своегѡ̀ напоѝ всѧ̑ ꙗ҆зы́ки.

И ин ангел вслед иде, глаголя: паде, паде вавилон град великий, зане от вина ярости любодеяния своего напои вся языки.

И другой Ангел следовал за ним, говоря: пал, пал Вавилон, город великий, потому что он яростным вином блуда своего напоил все народы.

14:9

И҆ тре́тїй а҆́гг҃лъ в̾слѣ́дъ є҆гѡ̀ и҆́де, глаго́лѧ гла́сомъ вели́кимъ: и҆́же а҆́ще кто̀ покланѧ́етсѧ ѕвѣ́рю и҆ і҆кѡ́нѣ є҆гѡ̀ и҆ прїе́млетъ начерта́нїе на челѣ̀ свое́мъ и҆лѝ на рꙋцѣ̀ свое́й,

И третий ангел вслед его иде, глаголя гласом великим: иже аще кто покланяется зверю и иконе его и приемлет начертание на челе своем или на руце своей,

И третий Ангел последовал за ними, говоря громким голосом: кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело свое, или на руку свою,

14:10

и҆ то́й и҆́мать пи́ти ѿ вїна̀ ꙗ҆́рости бж҃їѧ, вїна̀ нерастворе́на [влїѧ́нна нерастворе́на] въ ча́ши гнѣ́ва є҆гѡ̀, и҆ бꙋ́детъ мꙋ́ченъ ѻ҆гне́мъ и҆ жꙋ́пеломъ пред̾ а҆́гг҃лы ст҃ы́ми и҆ пред̾ а҆́гнцемъ:

и той имать пити от вина ярости Божия, вина нерастворена в чаши гнева его, и будет мучен огнем и жупелом пред ангелы святыми и пред агнцем:

тот будет пить вино ярости Божией, вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его, и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем;

14:11

и҆ ды́мъ мꙋче́нїѧ и҆́хъ во вѣ́ки вѣкѡ́въ восхо́дитъ, и҆ не и҆́мꙋтъ поко́ѧ де́нь и҆ но́щь покланѧ́ющїисѧ ѕвѣ́рю и҆ ѡ҆́бразꙋ є҆гѡ̀ и҆ прїе́млющїи начерта́нїе и҆́мене є҆гѡ̀.

и дым мучения их во веки веков восходит, и не имут покоя день и нощь покланяющиися зверю и образу его и приемлющии начертание имене его.

и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его.

14:12

Здѣ̀ є҆́сть терпѣ́нїе ст҃ы́хъ, и҆̀же соблюда́ютъ за́повѣди бж҃їѧ и҆ вѣ́рꙋ і҆и҃совꙋ.

Зде есть терпение святых, иже соблюдают заповеди Божия и веру Иисусову.

Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса.

14:13

И҆ слы́шахъ гла́съ съ небесѐ, гл҃ющь мѝ: напишѝ: бл҃же́ни ме́ртвїи, ᲂу҆мира́ющїи ѡ҆ гдⷭ҇ѣ ѿнн҃ѣ. Є҆́й, гл҃етъ дх҃ъ, да почі́ютъ ѿ трꙋдѡ́въ свои́хъ: дѣла́ бо и҆́хъ хо́дѧтъ в̾слѣ́дъ съ ни́ми.

И слышах глас с небесе, глаголющь ми: напиши: блажени мертвии, умирающии о Господе отныне. Ей, глаголет дух, да почиют от трудов своих: дела бо их ходят вслед с ними.

И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними.

14:14

И҆ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, ѡ҆́блакъ свѣ́телъ, и҆ на ѡ҆́блацѣ сѣдѧ́й подо́бенъ сн҃ꙋ чл҃вѣ́ческомꙋ, и҆мѣ́ѧ на главѣ̀ свое́й вѣне́цъ зла́тъ, и҆ въ рꙋцѣ̀ є҆гѡ̀ се́рпъ ѻ҆́стръ.

И видех, и се, облак светел, и на облаце седяй подобен Сыну Человеческому, имея на главе своей венец злат, и в руце его серп остр.

И взглянул я, и вот светлое облако, и на облаке сидит подобный Сыну Человеческому; на голове его золотой венец, и в руке его острый серп.

14:15

И҆ и҆́нъ а҆́гг҃лъ и҆зы́де и҆з̾ хра́ма, вопїѧ̀ ве́лїимъ гла́сомъ сѣдѧ́щемꙋ на ѡ҆́блацѣ: послѝ се́рпъ тво́й и҆ жнѝ, ꙗ҆́кѡ прїи́де ча́съ пожа́ти, занѐ и҆́зсше трава̀ [жа́тва] земна́ѧ.

И ин ангел изыде из храма, вопия велиим гласом седящему на облаце: посли серп твой и жни, яко прииде час пожати, зане изсше трава земная.

И вышел другой Ангел из храма и воскликнул громким голосом к сидящему на облаке: пусти серп твой и пожни, потому что пришло время жатвы, ибо жатва на земле созрела.

14:16

И҆ положѝ [пове́рже] сѣдѧ́й на ѡ҆́блацѣ се́рпъ сво́й на зе́млю, и҆ пожа́та бы́сть землѧ̀.

И положи седяй на облаце серп свой на землю, и пожата бысть земля.

И поверг сидящий на облаке серп свой на землю, и земля была пожата.

14:17

И҆ и҆́нъ а҆́гг҃лъ и҆зы́де и҆з̾ це́ркве сꙋ́щїѧ на нб҃сѝ, и҆мы́й и҆ то́й се́рпъ ѻ҆́стръ.

И ин ангел изыде из церкве сущия на небеси, имый и той серп остр.

И другой Ангел вышел из храма, находящегося на небе, также с острым серпом.

14:18

И҆ и҆́нъ а҆́гг҃лъ и҆зы́де ѿ ѻ҆лтарѧ̀, и҆мы́й ѡ҆́бласть на ѻ҆гнѝ, и҆ возопѝ кли́чемъ вели́кимъ ко и҆мꙋ́щемꙋ се́рпъ ѻ҆́стрый, глаго́лѧ: послѝ се́рпъ тво́й ѻ҆́стрый и҆ ѡ҆б̾е́мли гро́зды вїногра́да земна́гѡ, ꙗ҆́кѡ созрѣ́ша ᲂу҆жѐ гро́здїе є҆ѧ̀.

И ин ангел изыде от олтаря, имый область на огни, и возопи кличем великим ко имущему серп острый, глаголя: посли серп твой острый и о‹емли грозды винограда земнаго, яко созреша уже гроздие ея.

И иной Ангел, имеющий власть над огнем, вышел от жертвенника и с великим криком воскликнул к имеющему острый серп, говоря: пусти острый серп твой и обрежь гроздья винограда на земле, потому что созрели на нем ягоды.

14:19

И҆ положѝ [ве́рже] а҆́гг҃лъ се́рпъ сво́й на землѝ [на зе́млю], и҆ ѡ҆берѐ вїногра́дъ зе́мскїй и҆ вложѝ въ точи́ло вели́кїѧ ꙗ҆́рости бж҃їѧ.

И положи ангел серп свой на земли, и обере виноград земский и вложи в точило великия ярости Божия.

И поверг Ангел серп свой на землю, и обрезал виноград на земле, и бросил в великое точило гнева Божия.

14:20

И҆ и҆спра́но бы́сть точи́ло внѣ̀ гра́да, и҆ и҆зы́де кро́вь ѿ точи́ла да́же до ᲂу҆́здъ ко́нскихъ, ѿ ста́дїй ты́сѧща и҆ ше́сть сѡ́тъ.

И испрано бысть точило вне града, и изыде кровь от точила даже до узд конских, от стадий тысяща и шесть сот.

И истоптаны [ягоды] в точиле за городом, и потекла кровь из точила даже до узд конских, на тысячу шестьсот стадий.

Глава 15

15:1

И҆ ви́дѣхъ и҆́но зна́менїе на небесѝ ве́лїе и҆ чꙋ́дно, се́дмь а҆́гг҃лъ и҆мꙋ́щихъ се́дмь ꙗ҆́звъ послѣ́днихъ, занѐ въ тѣ́хъ сконча́етсѧ ꙗ҆́рость бж҃їѧ.

И видех ино знамение на небеси велие и чудно, седмь ангел имущих седмь язв последних, зане в тех скончается ярость Божия.

И увидел я иное знамение на небе, великое и чудное: семь Ангелов, имеющих семь последних язв, которыми оканчивалась ярость Божия.

15:2

И҆ ви́дѣхъ ꙗ҆́кѡ мо́ре стклѧ́но смѣ́шено со ѻ҆гне́мъ, и҆ побѣди́вшыѧ ѕвѣ́рѧ и҆ ѡ҆́бразъ є҆гѡ̀, и҆ начерта́нїе є҆гѡ̀ и҆ число̀ и҆́мене є҆гѡ̀, стоѧ́щыѧ на мо́ри стклѧ́нѣмъ, и҆мꙋ́щыѧ гꙋ̑сли бж҃їѧ:

И видех яко море сткляно смешено со огнем, и победившыя зверя и образ его, и начертание его и число имене его, стоящыя на мори стклянем, имущыя гусли Божия:

И видел я как бы стеклянное море, смешанное с огнем; и победившие зверя и образ его, и начертание его и число имени его, стоят на этом стеклянном море, держа гусли Божии,

15:3

и҆ поѧ́хꙋ пѣ́снь мѡѷсе́а раба̀ бж҃їѧ и҆ пѣ́снь а҆́гнчꙋ, глаго́люще: вє́лїѧ и҆ ди̑вна дѣла̀ твоѧ̑, гдⷭ҇и бж҃е вседержи́телю: првⷣни и҆ и҆́стинни пꙋтїѐ твоѝ, цр҃ю̀ ст҃ы́хъ:

и пояху песнь моисеа раба Божия и песнь агнчу, глаголюще: велия и дивна дела твоя, Господи Боже вседержителю: праведни и истинни путие твои, Царю святых:

и поют песнь Моисея, раба Божия, и песнь Агнца, говоря: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых!

15:4

кто̀ не ᲂу҆бои́тсѧ тебє̀, гдⷭ҇и, и҆ просла́витъ и҆́мѧ твоѐ; ꙗ҆́кѡ є҆ди́нъ прпⷣбенъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ всѝ ꙗ҆зы́цы прїи́дꙋтъ и҆ покло́нѧтсѧ пред̾ тобо́ю: ꙗ҆́кѡ ѡ҆правда̑нїѧ твоѧ̑ ꙗ҆ви́шасѧ.

кто не убоится тебе, Господи, и прославит имя твое? яко един преподобен еси, яко вси языцы приидут и поклонятся пред тобою: яко оправдания твоя явишася.

Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои.

15:5

И҆ по си́хъ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, ѿве́рзесѧ хра́мъ ски́нїи свидѣ́нїѧ на небесѝ:

И по сих видех, и се, отверзеся храм скинии свидения на небеси:

И после сего я взглянул, и вот, отверзся храм скинии свидетельства на небе.

15:6

и҆ и҆зыдо́ша се́дмь а҆́гг҃лъ и҆з̾ хра́ма, и҆̀же и҆мѣ́ѧхꙋ се́дмь ꙗ҆́звъ, ѡ҆блече́ни въ ри̑зы льнѧ̑ны чи̑сты и҆ свѣ̑тлы, и҆ препоѧ́сани на пе́рсехъ пѡ́ѧсы златы́ми.

и изыдоша седмь ангел из храма, иже имеяху седмь язв, облечени в ризы льняны чисты и светлы, и препоясани на персех поясы златыми.

И вышли из храма семь Ангелов, имеющие семь язв, облеченные в чистую и светлую льняную одежду и опоясанные по персям золотыми поясами.

15:7

И҆ є҆ди́но ѿ четы́рехъ живо́тныхъ дадѐ седми́мъ а҆́гг҃лѡмъ се́дмь фїа̑лъ златы́хъ, и҆спо́лненыхъ ꙗ҆́рости бг҃а живꙋ́щагѡ во вѣ́ки вѣкѡ́въ.

И едино от четырех животных даде седмим ангелом седмь фиал златых, исполненых ярости Бога живущаго во веки веков.

И одно из четырех животных дало семи Ангелам семь золотых чаш, наполненных гневом Бога, живущего во веки веков.

15:8

И҆ напо́лнисѧ хра́мъ ды́ма ѿ сла́вы бж҃їѧ и҆ ѿ си́лы є҆гѡ̀, и҆ никто́же можа́ше вни́ти во хра́мъ, до́ндеже сконча́ютсѧ се́дмь ꙗ҆́звъ седми́хъ а҆́гг҃лъ.

И наполнися храм дыма от славы Божия и от силы его, и никтоже можаше внити во храм, дондеже скончаются седмь язв седмих ангел.

И наполнился храм дымом от славы Божией и от силы Его, и никто не мог войти в храм, доколе не окончились семь язв семи Ангелов.

Глава 16

16:1

И҆ слы́шахъ гла́съ ве́лїй ѿ хра́ма гл҃ющь седми́мъ а҆́гг҃лѡмъ: и҆ди́те и҆ и҆злі́йте се́дмь фїа̑лъ ꙗ҆́рости бж҃їѧ на зе́млю.

И слышах глас велий от храма глаголющь седмим ангелом: идите и излийте седмь фиал ярости Божия на землю.

И услышал я из храма громкий голос, говорящий семи Ангелам: идите и вылейте семь чаш гнева Божия на землю.

16:2

И҆ и҆́де пе́рвый а҆́гг҃лъ и҆ и҆злїѧ̀ фїа́лъ сво́й на зе́млю: и҆ бы́сть гно́й ѕо́лъ и҆ лю́тъ на человѣ́цѣхъ и҆мꙋ́щихъ начерта́нїе ѕвѣри́но и҆ кла́нѧющихсѧ і҆кѡ́нѣ є҆гѡ̀.

И иде первый ангел и излия фиал свой на землю: и бысть гной зол и лют на человецех имущих начертание зверино и кланяющихся иконе его.

Пошел первый Ангел и вылил чашу свою на землю: и сделались жестокие и отвратительные гнойные раны на людях, имеющих начертание зверя и поклоняющихся образу его.

16:3

И҆ вторы́й а҆́гг҃лъ и҆злїѧ̀ фїа́лъ сво́й въ мо́ре: и҆ бы́сть кро́вь ꙗ҆́кѡ мертвеца̀, и҆ всѧ́ка дꙋша̀ жива̀ ᲂу҆́мре въ мо́ри.

И вторый ангел излия фиал свой в море: и бысть кровь яко мертвеца, и всяка душа жива умре в мори.

Второй Ангел вылил чашу свою в море: и сделалась кровь, как бы мертвеца, и все одушевленное умерло в море.

16:4

И҆ тре́тїй а҆́гг҃лъ и҆злїѧ̀ фїа́лъ сво́й на рѣ́ки и҆ на и҆сто́чники водны̑ѧ: и҆ бы́сть кро́вь.

И третий ангел излия фиал свой на реки и на источники водныя: и бысть кровь.

Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь.

16:5

И҆ слы́шахъ а҆́гг҃ла водна́го глаго́люща: првⷣнъ є҆сѝ, гдⷭ҇и, сы́й и҆ и҆́же бѣ̀, и҆ прпⷣбнъ, ꙗ҆́кѡ сїѧ̑ сꙋди́лъ є҆сѝ:

И слышах ангела воднаго глаголюща: праведен еси, Господи, сый и иже бе, и преподобн, яко сия судил еси:

И услышал я Ангела вод, который говорил: праведен Ты, Господи, Который еси и был, и свят, потому что так судил;

16:6

занѐ кро́вь ст҃ы́хъ и҆ прⷪ҇рѡ́къ и҆злїѧ́ша, и҆ кро́вь и҆̀мъ да́лъ є҆сѝ пи́ти: досто́йни бо сꙋ́ть.

зане кровь святых и пророк излияша, и кровь им дал еси пити: достойни бо суть.

за то, что они пролили кровь святых и пророков, Ты дал им пить кровь: они достойны того.

16:7

И҆ слы́шахъ дрꙋга́го ѿ ѻ҆лтарѧ̀ глаго́люща: є҆́й, гдⷭ҇и бж҃е вседержи́телю, и҆́стинни и҆ пра̑ви сꙋди̑ твоѝ.

И слышах другаго от олтаря глаголюща: ей, Господи Боже вседержителю, истинни и прави суди твои.

И услышал я другого от жертвенника говорящего: ей, Господи Боже Вседержитель, истинны и праведны суды Твои.

16:8

И҆ четве́ртый а҆́гг҃лъ и҆злїѧ̀ фїа́лъ сво́й на со́лнце: и҆ дано̀ бы́сть є҆мꙋ̀ ѡ҆палѧ́ти человѣ́ки ѻ҆гне́мъ.

И четвертый ангел излия фиал свой на солнце: и дано бысть ему опаляти человеки огнем.

Четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем.

16:9

И҆ ѡ҆пали́шасѧ человѣ́цы зно́емъ вели́кимъ, и҆ хꙋ́лиша и҆́мѧ бж҃їе, и҆́же и҆́мать ѡ҆́бласть на ꙗ҆́звахъ си́хъ, и҆ не пока́ѧшасѧ да́ти є҆мꙋ̀ сла́вы.

И опалишася человецы зноем великим, и хулиша имя Божие, иже имать область на язвах сих, и не покаяшася дати ему славы.

И жег людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу.

16:10

И҆ пѧ́тый а҆́гг҃лъ и҆злїѧ̀ фїа́лъ сво́й на престо́лъ ѕвѣри́нъ: и҆ бы́сть ца́рство є҆гѡ̀ ѡ҆мраче́но, и҆ жва́хꙋ ѧ҆зы́ки своѧ̑ ѿ болѣ́зни,

И пятый ангел излия фиал свой на престол зверин: и бысть царство его омрачено, и жваху языки своя от болезни,

Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои от страдания,

16:11

и҆ хꙋ́лиша бг҃а нбⷭ҇наго ѿ болѣ́зни и҆ ѿ ꙗ҆́звъ свои́хъ, и҆ не пока́ѧшасѧ ѿ дѣ́лъ свои́хъ.

и хулиша Бога небеснаго от болезни и от язв своих, и не покаяшася от дел своих.

и хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих.

16:12

И҆ шесты́й а҆́гг҃лъ и҆злїѧ̀ фїа́лъ сво́й на рѣкꙋ̀ вели́кꙋ є҆ѵфра́тъ: и҆ и҆зсѧ́че вода̀ є҆ѧ̀, да ᲂу҆гото́витсѧ пꙋ́ть царє́мъ сꙋ́щымъ ѿ востѡ́къ со́лнечныхъ.

И шестый ангел излия фиал свой на реку велику евфрат: и изсяче вода ея, да уготовится путь царем сущым от восток солнечных.

Шестой Ангел вылил чашу свою в великую реку Евфрат: и высохла в ней вода, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного.

16:13

И҆ ви́дѣхъ и҆з̾ ᲂу҆́стъ ѕмі́ѧ и҆ и҆з̾ ᲂу҆́стъ ѕвѣ́рѧ и҆ и҆з̾ ᲂу҆́стъ лжа́гѡ проро́ка дꙋ́хи трѝ нечи̑стыѧ, ꙗ҆́кѡ жа̑бы и҆сходѧ́щыѧ:

И видех из уст змия и из уст зверя и из уст лжаго пророка духи три нечистыя, яко жабы исходящыя:

И видел я [выходящих] из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам:

16:14

сꙋ́ть бо дꙋ́си де́мѡнстїи творѧ́ще зна́мєнїѧ, и҆̀же и҆схо́дѧтъ къ царє́мъ всеѧ̀ вселе́нныѧ, собра́ти ѧ҆̀ на бра́нь въ де́нь то́й вели́кїй бг҃а вседержи́телѧ.

суть бо дуси демонстии творяще знамения, иже исходят к царем всея вселенныя, собрати я на брань в день той великий Бога вседержителя.

это — бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя.

16:15

Сѐ, грѧдꙋ̀ ꙗ҆́кѡ та́ть: бл҃же́нъ бдѧ́й и҆ блюды́й ри̑зы своѧ̑, да не на́гъ хо́дитъ и҆ ᲂу҆́зрѧтъ срамотꙋ̀ є҆гѡ̀.

Се, гряду яко тать: блажен бдяй и блюдый ризы своя, да не наг ходит и узрят срамоту его.

Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его.

16:16

И҆ собра̀ и҆̀хъ на мѣ́сто нарица́емое є҆вре́йски а҆рмагеддѡ́нъ.

И собра их на место нарицаемое еврейски армагеддон.

И он собрал их на место, называемое по-еврейски Армагеддон.

16:17

И҆ седмы́й а҆́гг҃лъ и҆злїѧ̀ фїа́лъ сво́й на воздꙋ́хъ: и҆ и҆зы́де гла́съ ве́лїй ѿ хра́ма небесѐ ѿ прⷭ҇то́ла, гл҃ѧ: бы́сть.

И седмый ангел излия фиал свой на воздух: и изыде глас велий от храма небесе от престола, глаголя: бысть.

Седьмой Ангел вылил чашу свою на воздух: и из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий: совершилось!

16:18

И҆ бы́ша блиста̑нїѧ и҆ гро́ми и҆ гла́си, и҆ бы́сть трꙋ́съ вели́къ, ꙗ҆ко́въ николи́же бы́сть, ѿне́лѣже бы́ша человѣ́цы на землѝ, толи́къ трꙋ́съ, та́кѡ ве́лїй.

И быша блистания и громи и гласи, и бысть трус велик, яков николиже бысть, отнележе быша человецы на земли, толик трус, тако велий.

И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое!

16:19

И҆ бы́сть гра́дъ вели́къ въ трѝ ча̑сти, и҆ гра́ди ꙗ҆зы́честїи падо́ша, и҆ вавѷлѡ́нъ вели́кїй помѧнове́нъ бы́сть пред̾ бг҃омъ, да́ти є҆мꙋ̀ ча́шꙋ вїна̀ ꙗ҆́рости гнѣ́ва своегѡ̀.

И бысть град велик в три части, и гради язычестии падоша, и вавилон великий помяновен бысть пред Богом, дати ему чашу вина ярости гнева своего.

И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его.

16:20

И҆ всѧ́къ ѻ҆́стровъ бѣжа̀, и҆ го́ры не ѡ҆брѣто́шасѧ:

И всяк остров бежа, и горы не обретошася:

И всякий остров убежал, и гор не стало;

16:21

и҆ гра́дъ вели́къ, ꙗ҆́кѡ тала́нтесъ, сни́де съ небесѐ на человѣ́ки: и҆ хꙋ́лиша человѣ́цы бг҃а ѿ ꙗ҆́звы гра́дныѧ, ꙗ҆́кѡ ве́лїѧ є҆́сть ꙗ҆́зва є҆гѡ̀ ѕѣлѡ̀.

и град велик, яко талантес, сниде с небесе на человеки: и хулиша человецы Бога от язвы градныя, яко велия есть язва его зело.

и град, величиною в талант, пал с неба на людей; и хулили люди Бога за язвы от града, потому что язва от него была весьма тяжкая.

Глава 17

17:1

И҆ прїи́де є҆ди́нъ ѿ седмѝ а҆́гг҃лъ и҆мꙋ́щихъ се́дмь фїа́лъ, и҆ глаго́ла со мно́ю, глаго́лѧ мѝ: прїидѝ, да покажꙋ́ ти сꙋ́дъ любодѣ́йцы вели́кїѧ, сѣдѧ́щїѧ на вода́хъ мно́гихъ:

И прииде един от седми ангел имущих седмь фиал, и глагола со мною, глаголя ми: прииди, да покажу ти суд любодейцы великия, седящия на водах многих:

И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих;

17:2

съ не́юже любодѣ́ѧша ца́рїе зе́мстїи, и҆ ᲂу҆пи́шасѧ живꙋ́щїи на землѝ ѿ вїна̀ любодѣѧ́нїѧ є҆ѧ̀.

с неюже любодеяша царие земстии, и упишася живущии на земли от вина любодеяния ея.

с нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле.

17:3

И҆ веде́ мѧ въ пꙋ́сто мѣ́сто дꙋ́хомъ: и҆ ви́дѣхъ женꙋ̀ сѣдѧ́щꙋ на ѕвѣ́ри червле́нѣ, и҆спо́лненѣмъ и҆ме́нъ хꙋ́лныхъ, и҆́же и҆мѣ́ѧше гла́въ се́дмь и҆ рогѡ́въ де́сѧть.

И веде мя в пусто место духом: и видех жену седящу на звери червлене, исполненем имен хулных, иже имеяше глав седмь и рогов десять.

И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами.

17:4

И҆ жена̀ бѣ̀ ѡ҆блечена̀ въ порфѵ́рꙋ и҆ червлени́цꙋ, и҆ позлащена̀ зла́томъ и҆ ка́менїемъ драги́мъ и҆ би́серомъ, и҆мꙋ́щи ча́шꙋ зла́тꙋ въ рꙋцѣ̀ свое́й по́лнꙋ ме́рзости и҆ скве́рнъ любодѣѧ́нїѧ є҆ѧ̀:

И жена бе облечена в порфиру и червленицу, и позлащена златом и камением драгим и бисером, имущи чашу злату в руце своей полну мерзости и скверн любодеяния ея:

И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее;

17:5

и҆ на челѣ̀ є҆ѧ̀ напи́сано и҆́мѧ: та́йна, вавѷлѡ́нъ вели́кїй, ма́ти любодѣ́йцамъ и҆ ме́рзостемъ зє́мскимъ.

и на челе ея написано имя: тайна, вавилон великий, мати любодейцам и мерзостем земским.

и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным.

17:6

И҆ ви́дѣхъ женꙋ̀ пїѧ́нꙋ кровьмѝ ст҃ы́хъ и҆ кровьмѝ свидѣ́телей і҆и҃совыхъ, и҆ диви́хсѧ, ви́дѣвъ ю҆̀, ди́вомъ вели́кимъ.

И видех жену пияну кровьми святых и кровьми свидетелей Иисусовых, и дивихся, видев ю, дивом великим.

Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим.

17:7

И҆ рече́ ми а҆́гг҃лъ: что̀ диви́шисѧ; а҆́зъ тѝ рекꙋ̀ та́йнꙋ жены̀ (сеѧ̀) и҆ ѕвѣ́рѧ носѧ́щагѡ ю҆̀, се́дмь гла́въ и҆мꙋ́ща и҆ рогѡ́въ де́сѧть.

И рече ми ангел: что дивишися? аз ти реку тайну жены (сея) и зверя носящаго ю, седмь глав имуща и рогов десять.

И сказал мне Ангел: что ты дивишься? я скажу тебе тайну жены сей и зверя, носящего ее, имеющего семь голов и десять рогов.

17:8

Ѕвѣ́рь, є҆го́же ви́дѣлъ є҆сѝ, бѣ̀, и҆ нѣ́сть, и҆ и҆́мать взы́ти ѿ бе́здны, и҆ въ па́гꙋбꙋ по́йдетъ: и҆ ᲂу҆дивѧ́тсѧ живꙋ́щїи на землѝ, и҆̀мже и҆мена̀ не напи̑сана сꙋ́ть въ кни́гꙋ живо́тнꙋю ѿ сложе́нїѧ мі́ра, ви́дѧще, ꙗ҆́кѡ ѕвѣ́рь бѣ̀, и҆ нѣ́сть, и҆ преста̀ [ви́дѧще ѕвѣ́рѧ, и҆́же бѣ̀, и҆ нѣ́сть, и҆ предста́нетъ].

Зверь, егоже видел еси, бе, и несть, и имать взыти от бездны, и в пагубу пойдет: и удивятся живущии на земли, имже имена не написана суть в книгу животную от сложения мира, видяще, яко зверь бе, и несть, и преста.

Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится.

17:9

Здѣ̀ ᲂу҆́мъ, и҆́же и҆́мать мꙋ́дрость. Се́дмь гла́въ го́ры сꙋ́ть се́дмь, и҆дѣ́же жена̀ сѣди́тъ на ни́хъ,

Зде ум, иже имать мудрость. Седмь глав горы суть седмь, идеже жена седит на них,

Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена,

17:10

и҆ ца́рїе се́дмь сꙋ́ть: пѧ́ть и҆́хъ па́ло, и҆ є҆ди́нъ є҆́сть, (а҆) дрꙋгі́й є҆щѐ не прїи́де: и҆ є҆гда̀ прїи́детъ, ма́лѡ є҆мꙋ̀ є҆́сть пребы́ти [подоба́етъ бы́ти].

и царие седмь суть: пять их пало, и един есть, (а) другий еще не прииде: и егда приидет, мало ему есть пребыти.

и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть.

17:11

И҆ ѕвѣ́рь, и҆́же бѣ̀ и҆ нѣ́сть, и҆ то́й ѻ҆смы́й є҆́сть, и҆ ѿ седми́хъ є҆́сть, и҆ въ па́гꙋбꙋ и҆́детъ.

И зверь, иже бе и несть, и той осмый есть, и от седмих есть, и в пагубу идет.

И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и пойдет в погибель.

17:12

И҆ де́сѧть рогѡ́въ, ꙗ҆́же ви́дѣлъ є҆сѝ, де́сѧть царе́й сꙋ́ть, и҆̀же ца́рства є҆щѐ не прїѧ́ша, но ѡ҆́бласть ꙗ҆́кѡ ца́рїе на є҆ди́нъ ча́съ прїи́мꙋтъ со ѕвѣ́ремъ.

И десять рогов, яже видел еси, десять царей суть, иже царства еще не прияша, но область яко царие на един час приимут со зверем.

И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час.

17:13

Сі́и є҆ди́нꙋ во́лю и҆́мꙋтъ, и҆ си́лꙋ и҆ ѡ҆́бласть свою̀ ѕвѣ́рю дадꙋ́тъ:

Сии едину волю имут, и силу и область свою зверю дадут:

Они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю.

17:14

сі́и со а҆́гнцемъ бра́нь сотворѧ́тъ, и҆ а҆́гнецъ побѣди́тъ ѧ҆̀, ꙗ҆́кѡ гдⷭ҇ь господє́мъ є҆́сть и҆ цр҃ь царє́мъ: и҆ сꙋ́щїи съ ни́мъ зва́ннїи и҆ и҆збра́ннїи и҆ вѣ́рни.

сии со агнцем брань сотворят, и агнец победит я, яко Господь господем есть и Царь царем: и сущии с ним званнии и избраннии и верни.

Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их; ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей, и те, которые с Ним, суть званые и избранные и верные.

17:15

И҆ глаго́ла мѝ: во́ды, ꙗ҆̀же є҆сѝ ви́дѣлъ, и҆дѣ́же любодѣ́йца сѣди́тъ, лю́дїе и҆ наро́ди сꙋ́ть, и҆ племена̀ и҆ ꙗ҆зы́цы.

И глагола ми: воды, яже еси видел, идеже любодейца седит, людие и народи суть, и племена и языцы.

И говорит мне: воды, которые ты видел, где сидит блудница, суть люди и народы, и племена и языки.

17:16

И҆ де́сѧть рогѡ́въ, ꙗ҆̀же ви́дѣлъ є҆сѝ на ѕвѣ́ри, сі́и любодѣ́йцꙋ возненави́дѧтъ, и҆ запꙋстѣ́вшꙋ сотворѧ́тъ ю҆̀ и҆ на́гꙋ, и҆ пло́ть є҆ѧ̀ снѣдѧ́тъ, и҆ сожгꙋ́тъ ю҆̀ ѻ҆гне́мъ:

И десять рогов, яже видел еси на звери, сии любодейцу возненавидят, и запустевшу сотворят ю и нагу, и плоть ея снедят, и сожгут ю огнем:

И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне;

17:17

бг҃ъ бо да́лъ є҆́сть въ сердца̀ и҆́хъ, сотвори́ти во́лю є҆гѡ̀, и҆ сотвори́ти є҆ди́нꙋ во́лю, и҆ да́ти ца́рство своѐ ѕвѣ́рю, до́ндеже сконча́ютсѧ гл҃го́лы бж҃їи.

Бог бо дал есть в сердца их, сотворити волю его, и сотворити едину волю, и дати царство свое зверю, дондеже скончаются глаголголы Божии.

потому что Бог положил им на сердце — исполнить волю Его, исполнить одну волю, и отдать царство их зверю, доколе не исполнятся слова Божии.

17:18

И҆ жена̀, ю҆́же ви́дѣлъ є҆сѝ, гра́дъ є҆́сть вели́кїй, и҆́же и҆́мать ца́рство над̾ цари̑ земны́ми.

И жена, юже видел еси, град есть великий, иже имать царство над цари земными.

Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над земными царями.

Глава 18

18:1

И҆ по си́хъ ви́дѣхъ и҆́на а҆́гг҃ла сходѧ́ща съ небесѐ, и҆мꙋ́ща ѡ҆́бласть ве́лїю: и҆ землѧ̀ просвѣти́сѧ ѿ сла́вы є҆гѡ̀.

И по сих видех ина ангела сходяща с небесе, имуща область велию: и земля просветися от славы его.

После сего я увидел иного Ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую; земля осветилась от славы его.

18:2

И҆ возопѝ въ крѣ́пости, гла́сомъ ве́лїимъ глаго́лѧ: падѐ, падѐ вавѷлѡ́нъ вели́кїй, и҆ бы́сть жили́ще бѣсѡ́мъ и҆ храни́тель всѧ́комꙋ дꙋ́хꙋ нечи́стꙋ, и҆ храни́лище всѣ́хъ пти́цъ нечи́стыхъ и҆ ненави́димыхъ: ꙗ҆́кѡ ѿ вїна̀ ꙗ҆́рости любодѣѧ́нїѧ своегѡ̀ напоѝ всѧ̑ ꙗ҆зы́ки,

И возопи в крепости, гласом велиим глаголя: паде, паде вавилон великий, и бысть жилище бесом и хранитель всякому духу нечисту, и хранилище всех птиц нечистых и ненавидимых: яко от вина ярости любодеяния своего напои вся языки,

И воскликнул он сильно, громким голосом говоря: пал, пал Вавилон, великая [блудница], сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы,

18:3

и҆ ца́рїе зе́мстїи съ не́ю любы̀ дѣ́ѧша, и҆ кꙋпцы̀ зе́мстїи ѿ си́лы пи́щи є҆ѧ̀ [ѿ бога́тства сласте́й є҆гѡ̀] разбогатѣ́ша.

и царие земстии с нею любы деяша, и купцы земстии от силы пищи ея разбогатеша.

и цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее.

18:4

И҆ слы́шахъ гла́съ и҆́нъ съ небесѐ, гл҃ющь: и҆зыди́те и҆з̾ неѧ̀, лю́дїе моѝ, да не причастите́сѧ грѣхѡ́мъ є҆ѧ̀ и҆ ѿ ꙗ҆́звъ є҆ѧ̀ да не вреди́тесѧ:

И слышах глас ин с небесе, глаголющь: изыдите из нея, людие мои, да не причаститеся грехом ея и от язв ея да не вредитеся:

И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее;

18:5

ꙗ҆́кѡ прилѣпи́шасѧ [взыдо́ша] грѣсѝ є҆ѧ̀ да́же до нб҃сѐ, и҆ помѧнꙋ̀ бг҃ъ непра̑вды є҆ѧ̀.

яко прилепишася греси ея даже до небесе, и помяну Бог неправды ея.

ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее.

18:6

Воздади́те є҆́й, ꙗ҆́кѡ и҆ та̀ воздадѐ ва́мъ, и҆ ᲂу҆сꙋгꙋ́бите є҆́й сꙋгꙋ́бо по дѣлѡ́мъ є҆ѧ̀: ча́шею, є҆́юже черпа̀ (ва́мъ), черпли́те є҆́й сꙋгꙋ́бо.

Воздадите ей, яко и та воздаде вам, и усугубите ей сугубо по делом ея: чашею, еюже черпа (вам), черплите ей сугубо.

Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое.

18:7

Є҆ли́кѡ просла́висѧ и҆ разсвирѣ́пѣ [наслади́сѧ], толи́кѡ дади́те є҆́й мꙋ́къ и҆ рыда́нїй: ꙗ҆́кѡ въ се́рдцы свое́мъ глаго́летъ, (ꙗ҆́кѡ) сѣжꙋ̀ цари́цею, и҆ вдова̀ нѣ́смь, и҆ рыда́нїѧ не и҆́мамъ ви́дѣти.

Елико прославися и разсвирепе, толико дадите ей мук и рыданий: яко в сердцы своем глаголет, (яко) сежу царицею, и вдова несмь, и рыдания не имам видети.

Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей. Ибо она говорит в сердце своем: «сижу царицею, я не вдова и не увижу горести!»

18:8

Сегѡ̀ ра́ди во є҆ди́нъ де́нь прїи́дꙋтъ ꙗ҆́звы є҆́й, сме́рть и҆ пла́чь и҆ гла́дъ, и҆ ѻ҆гне́мъ сожжена̀ бꙋ́детъ, ꙗ҆́кѡ крѣ́покъ гдⷭ҇ь бг҃ъ сꙋдѧ́й є҆́й.

Сего ради во един день приидут язвы ей, смерть и плачь и глад, и огнем сожжена будет, яко крепок Господь Бог судяй ей.

За то в один день придут на нее казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь Бог, судящий ее.

18:9

И҆ возрыда́ютъ и҆ воспла́чꙋтсѧ є҆ѧ̀ ца́рїе зе́мстїи, любы̀ дѣ́ѧвшїи съ не́ю и҆ разсвирѣ́пѣвшїи, є҆гда̀ ᲂу҆́зрѧтъ ды́мъ запале́нїѧ є҆ѧ̀,

И возрыдают и восплачутся ея царие земстии, любы деявшии с нею и разсвирепевшии, егда узрят дым запаления ея,

И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею, когда увидят дым от пожара ее,

18:10

и҆здале́ча стоѧ́ще за стра́хъ мꙋ́къ є҆ѧ̀, глаго́люще: го́ре, го́ре, гра́дъ вели́кїй вавѷлѡ́нъ, гра́дъ крѣ́пкїй, ꙗ҆́кѡ во є҆ди́нъ ча́съ прїи́де сꙋ́дъ тво́й.

издалеча стояще за страх мук ея, глаголюще: горе, горе, град великий вавилон, град крепкий, яко во един час прииде суд твой.

стоя издали от страха мучений ее [и] говоря: горе, горе [тебе], великий город Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой.

18:11

И҆ кꙋпцы̀ зе́мстїи возрыда́ютъ и҆ воспла́чꙋтсѧ ѡ҆ не́мъ, ꙗ҆́кѡ бреме́нъ и҆́хъ никто́же кꙋпꙋ́етъ ктомꙋ̀,

И купцы земстии возрыдают и восплачутся о нем, яко бремен их никтоже купует ктому,

И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает,

18:12

бреме́нъ зла́та и҆ сребра̀, и҆ ка́менїѧ драга́гѡ и҆ би́сера, и҆ вѵ́сса и҆ порфѵ́ры, и҆ ше́лка и҆ черве́ни, и҆ всѧ́кагѡ дре́ва ѳѷи́нна, и҆ всѧ́кагѡ сосꙋ́да и҆з̾ ко́сти слоно́выѧ, и҆ всѧ́кагѡ сосꙋ́да ѿ дре́ва честна́гѡ, и҆ мѣ́дѧна и҆ желѣ́зна и҆ мра́морна,

бремен злата и сребра, и камения драгаго и бисера, и висса и порфиры, и шелка и червени, и всякаго древа фиинна, и всякаго сосуда из кости слоновыя, и всякаго сосуда от древа честнаго, и медяна и железна и мраморна,

товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора,

18:13

и҆ кори́цы и҆ ѳѷмїа́ма, и҆ мѵ́ра и҆ лїва́на, и҆ вїна̀ и҆ є҆ле́а, и҆ семїда́ла и҆ пшени́цы, и҆ скота̀ и҆ ѻ҆ве́цъ, и҆ ко́ней и҆ колесни́цъ, и҆ тѣле́съ и҆ дꙋ́шъ человѣ́ческихъ.

и корицы и фимиама, и мира и ливана, и вина и елеа, и семидала и пшеницы, и скота и овец, и коней и колесниц, и телес и душ человеческих.

корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец, и коней и колесниц, и тел и душ человеческих.

18:14

И҆ ѻ҆вѡ́щи похоте́й дꙋшѝ твоеѧ̀ ѿидо́ша ѿ тебє̀, и҆ всѧ̑ тꙋ̑чнаѧ и҆ свѣ̑тлаѧ ѿидо́ша ѿ тебє̀, и҆ ктомꙋ̀ не и҆́маши ѡ҆брѣстѝ и҆̀хъ.

И овощи похотей души твоея отидоша от тебе, и вся тучная и светлая отидоша от тебе, и ктому не имаши обрести их.

И плодов, угодных для души твоей, не стало у тебя, и все тучное и блистательное удалилось от тебя; ты уже не найдешь его.

18:15

Кꙋпцы̀ си́ми ѡ҆бога́щшесѧ ѿ неѧ̀, и҆здале́ча ста́нꙋтъ за стра́хъ мꙋче́нїѧ є҆ѧ̀, рыда́юще и҆ пла́чꙋщесѧ,

Купцы сими обогащшеся от нея, издалеча станут за страх мучения ея, рыдающе и плачущеся,

Торговавшие всем сим, обогатившиеся от нее, станут вдали от страха мучений ее, плача и рыдая

18:16

и҆ глаго́люще: го́ре, го́ре, гра́дъ вели́кїй, ѡ҆блече́нный вѵ́ссомъ и҆ порфѵ́рою и҆ червлени́цею, и҆ позлаще́ный зла́томъ и҆ ка́менїемъ драги́мъ и҆ би́серомъ

и глаголюще: горе, горе, град великий, облеченный виссом и порфирою и червленицею, и позлащеный златом и камением драгим и бисером

и говоря: горе, горе [тебе], великий город, одетый в виссон и порфиру и багряницу, украшенный золотом и камнями драгоценными и жемчугом,

18:17

ꙗ҆́кѡ во є҆ди́нъ ча́съ поги́бе толи́ко бога́тство. И҆ всѧ́къ ко́рмчїй, и҆ всѧ́къ пла́ваѧй въ корабле́хъ, и҆ всѧ́къ є҆ли́къ въ мо́ри дѣ́лаѧй [и҆ ве́сь въ корабле́хъ наро́дъ, и҆ корабе́лницы, и҆ є҆ли́цы въ мо́ри дѣ́лаютъ], и҆здале́ча ста́ша,

яко во един час погибе толико богатство. И всяк кормчий, и всяк плаваяй в кораблех, и всяк елик в мори делаяй, издалеча сташа,

ибо в один час погибло такое богатство! И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все корабельщики, и все торгующие на море стали вдали

18:18

и҆ вопїѧ́хꙋ, ви́дѧще ды́мъ раждеже́нїѧ є҆гѡ̀, глаго́люще: кі́й подо́бенъ гра́дꙋ вели́комꙋ;

и вопияху, видяще дым раждежения его, глаголюще: кий подобен граду великому?

и, видя дым от пожара ее, возопили, говоря: какой город подобен городу великому!

18:19

И҆ положи́ша пе́рсть на глава́хъ свои́хъ, и҆ возопи́ша пла́чꙋщесѧ и҆ рыда́юще, глаго́люще: го́ре, го́ре, гра́дъ вели́кїй, въ не́мже ѡ҆богати́шасѧ всѝ и҆мꙋ́щїи корабли̑ въ мо́ри, ѿ че́сти [бога́тства] є҆гѡ̀: ꙗ҆́кѡ є҆ди́нѣмъ часо́мъ запꙋстѣ̀.

И положиша персть на главах своих, и возопиша плачущеся и рыдающе, глаголюще: горе, горе, град великий, в немже обогатишася вси имущии корабли в мори, от чести его: яко единем часом запусте.

И посыпали пеплом головы свои, и вопили, плача и рыдая: горе, горе [тебе], город великий, драгоценностями которого обогатились все, имеющие корабли на море, ибо опустел в один час!

18:20

Весели́сѧ ѡ҆ се́мъ, нб҃о, и҆ ст҃і́и а҆пⷭ҇ли и҆ прⷪ҇ро́цы, ꙗ҆́кѡ сꙋдѝ бг҃ъ сꙋ́дъ ва́шъ ѿ негѡ̀.

Веселися о сем, небо, и святии апостоли и пророцы, яко суди Бог суд ваш от него.

Веселись о сем, небо и святые Апостолы и пророки; ибо совершил Бог суд ваш над ним.

18:21

И҆ взѧ́тъ є҆ди́нъ а҆́гг҃лъ крѣ́покъ ка́мень вели́къ ꙗ҆́кѡ же́рновъ и҆ ве́рже въ мо́ре, глаго́лѧ: та́кѡ стремле́нїемъ вве́рженъ бꙋ́детъ вавѷлѡ́нъ гра́дъ вели́кїй, и҆ не и҆́мать ѡ҆брѣсти́сѧ ктомꙋ̀:

И взят един ангел крепок камень велик яко жернов и верже в море, глаголя: тако стремлением ввержен будет вавилон град великий, и не имать обрестися ктому:

И один сильный Ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его.

18:22

и҆ гла́съ гꙋдє́цъ и҆ мꙋсїкі́й, и҆ писка́телей и҆ трꙋ́бъ не и҆́мать слы́шатисѧ ктомꙋ̀ въ тебѣ̀: и҆ всѧ́къ хитре́цъ всѧ́кїѧ хи́трости не ѡ҆брѧ́щетсѧ ктомꙋ̀ въ тебѣ̀, и҆ шꙋ́мъ же́рновный не бꙋ́детъ слы́шанъ въ тебѣ̀:

и глас гудец и мусикий, и пискателей и труб не имать слышатися ктому в тебе: и всяк хитрец всякия хитрости не обрящется ктому в тебе, и шум жерновный не будет слышан в тебе:

И голоса играющих на гуслях, и поющих, и играющих на свирелях, и трубящих трубами в тебе уже не слышно будет; не будет уже в тебе никакого художника, никакого художества, и шума от жерновов не слышно уже будет в тебе;

18:23

и҆ свѣ́тъ свѣти́лника не и҆́мать свѣти́ти въ тебѣ̀ ктомꙋ̀, и҆ гла́съ жениха̀ и҆ невѣ́сты не и҆́мать слы́шанъ бы́ти въ тебѣ̀ ктомꙋ̀: ꙗ҆́кѡ кꙋпцы̀ твоѝ бѣ́ша вельмѡ́жи зе́мстїи, ꙗ҆́кѡ волхвова̑нїи твои́ми прельще́ни бы́ша всѝ ꙗ҆зы́цы.

и свет светилника не имать светити в тебе ктому, и глас жениха и невесты не имать слышан быти в тебе ктому: яко купцы твои беша вельможи земстии, яко волхвовании твоими прельщени быша вси языцы.

и свет светильника уже не появится в тебе; и голоса жениха и невесты не будет уже слышно в тебе: ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы.

18:24

И҆ въ не́мъ кро́вь прⷪ҇ро́ческа и҆ ст҃ы́хъ ѡ҆брѣ́тесѧ и҆ всѣ́хъ и҆збїе́нныхъ на землѝ.

И в нем кровь пророческа и святых обретеся и всех избиенных на земли.

И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле.

Глава 19

19:1

И҆ по си́хъ слы́шахъ гла́съ ве́лїй наро́да мно́га на небесѝ, глаго́лющагѡ: а҆ллилꙋ́їа: спⷭ҇нїе и҆ сла́ва, и҆ чтⷭ҇ь и҆ си́ла гдⷭ҇ꙋ на́шемꙋ,

И по сих слышах глас велий народа многа на небеси, глаголющаго: аллилуиа: спасение и слава, и честь и сила Господу нашему,

После сего я услышал на небе громкий голос как бы многочисленного народа, который говорил: аллилуия! спасение и слава, и честь и сила Господу нашему!

19:2

ꙗ҆́кѡ и҆́стинни и҆ пра̑ви сꙋди̑ є҆гѡ̀: ꙗ҆́кѡ сꙋди́лъ є҆́сть любодѣ́йцꙋ вели́кꙋ, ꙗ҆́же посмрадѝ [растлѝ] зе́млю любодѣѧ́нїемъ свои́мъ, и҆ ѿмсти́лъ кро́вь рабѡ́въ свои́хъ ѿ рꙋкѝ є҆ѧ̀.

яко истинни и прави суди его: яко судил есть любодейцу велику, яже посмради землю любодеянием своим, и отмстил кровь рабов своих от руки ея.

Ибо истинны и праведны суды Его: потому что Он осудил ту великую любодейцу, которая растлила землю любодейством своим, и взыскал кровь рабов Своих от руки ее.

19:3

И҆ второ́е рѣ́ша: а҆ллилꙋ́їа. И҆ ды́мъ є҆ѧ̀ восхожда́ше во вѣ́ки вѣкѡ́въ.

И второе реша: аллилуиа. И дым ея восхождаше во веки веков.

И вторично сказали: аллилуия! И дым ее восходил во веки веков.

19:4

И҆ падо́ша два́десѧть и҆ четы́ри ста́рцы и҆ четы́ри живѡ́тна и҆ поклони́шасѧ бг҃ови сѣдѧ́щемꙋ на прⷭ҇то́лѣ, глаго́люще: а҆ми́нь, а҆ллилꙋ́їа.

И падоша двадесять и четыри старцы и четыри животна и поклонишася Богови седящему на престоле, глаголюще: аминь, аллилуиа.

Тогда двадцать четыре старца и четыре животных пали и поклонились Богу, сидящему на престоле, говоря: аминь! аллилуия!

19:5

И҆ гла́съ и҆зы́де ѿ прⷭ҇то́ла гл҃ющь: по́йте бг҃ꙋ на́шемꙋ, всѝ рабѝ є҆гѡ̀ и҆ боѧ́щїисѧ є҆гѡ̀, и҆ ма́лїи и҆ вели́цыи.

И глас изыде от престола глаголющь: пойте Богу нашему, вси раби его и боящиися его, и малии и велицыи.

И голос от престола исшел, говорящий: хвалите Бога нашего, все рабы Его и боящиеся Его, малые и великие.

19:6

И҆ слы́шахъ ꙗ҆́кѡ гла́съ наро́да мно́га, и҆ ꙗ҆́кѡ гла́съ во́дъ мно́гихъ, и҆ ꙗ҆́кѡ гла́съ громѡ́въ крѣ́пкихъ, глаго́лющихъ: а҆ллилꙋ́їа, ꙗ҆́кѡ воцр҃и́сѧ гдⷭ҇ь бг҃ъ вседержи́тель:

И слышах яко глас народа многа, и яко глас вод многих, и яко глас громов крепких, глаголющих: аллилуиа, яко воцарися Господь Бог вседержитель:

И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель.

19:7

ра́дꙋимсѧ и҆ весели́мсѧ, и҆ дади́мъ сла́вꙋ є҆мꙋ̀: ꙗ҆́кѡ прїи́де бра́къ а҆́гнчїй, и҆ жена̀ є҆гѡ̀ ᲂу҆гото́вила є҆́сть себѐ.

радуимся и веселимся, и дадим славу ему: яко прииде брак агнчий, и жена его уготовила есть себе.

Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя.

19:8

И҆ дано̀ бы́сть є҆́й ѡ҆блещи́сѧ въ вѷссо́нъ чи́стъ и҆ свѣ́телъ: вѷссо́нъ бо ѡ҆правда̑нїѧ ст҃ы́хъ є҆́сть.

И дано бысть ей облещися в виссон чист и светел: виссон бо оправдания святых есть.

И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых.

19:9

И҆ глаго́ла мѝ: напишѝ: бл҃же́ни зва́ннїи на ве́черю бра́ка а҆́гнча. И҆ глаго́ла мѝ: сїѧ̑ словеса̀ и҆́стинна бж҃їѧ сꙋ́ть.

И глагола ми: напиши: блажени званнии на вечерю брака агнча. И глагола ми: сия словеса истинна Божия суть.

И сказал мне [Ангел]: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии.

19:10

И҆ па́дъ пред̾ нога́ма є҆гѡ̀, поклони́хсѧ є҆мꙋ̀: и҆ глаго́ла мѝ: ви́ждь, нѝ: клевре́тъ тѝ є҆́смь и҆ бра́тїй твои́хъ и҆мꙋ́щихъ свидѣ́телство і҆и҃сово: бг҃ꙋ поклони́сѧ: свидѣ́телство бо і҆и҃сово є҆́сть дх҃ъ прⷪ҇ро́чествїѧ.

И пад пред ногама его, поклонихся ему: и глагола ми: виждь, ни: клеврет ти есмь и братий твоих имущих свидетелство Иисусово: Богу поклонися: свидетелство бо Иисусово есть дух пророчествия.

Я пал к ногам его, чтобы поклониться ему; но он сказал мне: смотри, не делай сего; я сослужитель тебе и братьям твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись; ибо свидетельство Иисусово есть дух пророчества.

19:11

И҆ ви́дѣхъ не́бо ѿве́рсто, и҆ сѐ, ко́нь бѣ́лъ, и҆ сѣдѧ́й на не́мъ вѣ́ренъ и҆ и҆́стиненъ, и҆ правосꙋ́дный и҆ во́инственный:

И видех небо отверсто, и се, конь бел, и седяй на нем верен и истинен, и правосудный и воинственный:

И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует.

19:12

ѻ҆́чи же є҆мꙋ̀ (є҆ста̀) ꙗ҆́кѡ пла́мень ѻ҆́гненъ, и҆ на главѣ̀ є҆гѡ̀ вѣнцы̀ мно́зи: и҆мы́й и҆́мѧ напи́сано, є҆́же никто́же вѣ́сть, то́кмѡ ѻ҆́нъ са́мъ:

очи же ему (еста) яко пламень огнен, и на главе его венцы мнози: имый имя написано, еже никтоже весть, токмо он сам:

Очи у Него как пламень огненный, и на голове Его много диадим. [Он] имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого.

19:13

и҆ ѡ҆блече́нъ въ ри́зꙋ червле́нꙋ кро́вїю. И҆ нарица́етсѧ и҆́мѧ є҆гѡ̀ сло́во бж҃їе.

и облечен в ризу червлену кровию. И нарицается имя его слово Божие.

[Он был] облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: «Слово Божие».

19:14

И҆ вѡ́инства нбⷭ҇наѧ и҆дѧ́хꙋ в̾слѣ́дъ є҆гѡ̀ на ко́нехъ бѣ́лыхъ, ѡ҆блече́ни въ вѷссо́нъ бѣ́лъ и҆ чи́стъ.

И воинства небесная идяху вслед его на конех белых, облечени в виссон бел и чист.

И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый.

19:15

И҆ и҆з̾ ᲂу҆́стъ є҆гѡ̀ и҆зы́де ѻ҆рꙋ́жїе ѻ҆стро̀, да тѣ́мъ и҆збїе́тъ ꙗ҆зы́ки: и҆ то́й ᲂу҆пасе́тъ ѧ҆̀ жезло́мъ желѣ́знымъ, и҆ то́й пере́тъ точи́ло вїна̀ ꙗ҆́рости и҆ гнѣ́ва бж҃їѧ вседержи́телева.

И из уст его изыде оружие остро, да тем избиет языки: и той упасет я жезлом железным, и той перет точило вина ярости и гнева Божия вседержителева.

Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя.

19:16

И҆ и҆́мать на ри́зѣ и҆ на стегнѣ̀ свое́мъ и҆́мѧ напи́сано: цр҃ь царє́мъ и҆ гдⷭ҇ь господє́мъ.

И имать на ризе и на стегне своем имя написано: Царь царем и Господь господем.

На одежде и на бедре Его написано имя: «Царь царей и Господь господствующих».

19:17

И҆ ви́дѣхъ є҆ди́наго а҆́гг҃ла стоѧ́ща на со́лнцѣ: и҆ возопѝ гла́сомъ ве́лїимъ, глаго́лѧ всѣ́мъ пти́цамъ парѧ́щымъ посредѣ̀ небесѐ: прїиди́те и҆ собери́тесѧ на ве́черю вели́кꙋю бж҃їю,

И видех единаго ангела стояща на солнце: и возопи гласом велиим, глаголя всем птицам парящым посреде небесе: приидите и соберитеся на вечерю великую Божию,

И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце; и он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим по средине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию,

19:18

да снѣ́сте плѡ́ти царе́й и҆ плѡ́ти крѣ́пкихъ и҆ плѡ́ти ты́сѧщникѡвъ, и҆ плѡ́ти ко́ней и҆ сѣдѧ́щихъ на ни́хъ, и҆ плѡ́ти всѣ́хъ свобо́дныхъ и҆ рабѡ́въ, и҆ ма́лыхъ и҆ вели́кихъ.

да снесте плоти царей и плоти крепких и плоти тысящников, и плоти коней и седящих на них, и плоти всех свободных и рабов, и малых и великих.

чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих.

19:19

И҆ ви́дѣхъ ѕвѣ́рѧ и҆ цари̑ зємны̑ѧ и҆ вѡ́и и҆́хъ сѡ́браны сотвори́ти бра́нь съ сѣдѧ́щимъ на конѝ и҆ съ вѡ́инствы є҆гѡ̀.

И видех зверя и цари земныя и вои их собраны сотворити брань с седящим на кони и с воинствы его.

И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его.

19:20

И҆ ꙗ҆́тъ бы́сть ѕвѣ́рь и҆ съ ни́мъ лжи́вый проро́къ, сотвори́вый зна́мєнїѧ пред̾ ни́мъ, и҆́миже прельстѝ прїе́мшыѧ начерта́нїе ѕвѣри́но и҆ покланѧ́ющыѧсѧ і҆кѡ́нѣ є҆гѡ̀: жи̑ва вве́ржєна бы́ста ѻ҆́ба въ є҆́зеро ѻ҆́гненное горѧ́щее жꙋ́пеломъ:

И ят бысть зверь и с ним лживый пророк, сотворивый знамения пред ним, имиже прельсти приемшыя начертание зверино и покланяющыяся иконе его: жива ввержена быста оба в езеро огненное горящее жупелом:

И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою;

19:21

а҆ про́чїи ᲂу҆бїе́ни бы́ша ѻ҆рꙋ́жїемъ сѣдѧ́щагѡ на конѝ, и҆зше́дшимъ и҆з̾ ᲂу҆́стъ є҆гѡ̀: и҆ всѧ̑ пти̑цы насы́тишасѧ ѿ пло́тей и҆́хъ.

а прочии убиени быша оружием седящаго на кони, изшедшим из уст его: и вся птицы насытишася от плотей их.

а прочие убиты мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его, и все птицы напитались их трупами.

Глава 20

20:1

И҆ ви́дѣхъ а҆́гг҃ла сходѧ́ща съ небесѐ, и҆мѣ́юща клю́чь бе́здны и҆ ᲂу҆́же вели́ко въ рꙋцѣ̀ свое́й:

И видех ангела сходяща с небесе, имеюща ключь бездны и уже велико в руце своей:

И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей.

20:2

и҆ ꙗ҆́тъ ѕмі́ѧ, ѕмі́ѧ дре́внѧго, и҆́же є҆́сть дїа́волъ и҆ сатана̀, и҆ свѧза̀ и҆̀ на ты́сѧщꙋ лѣ́тъ,

и ят змия, змия древняго, иже есть диавол и сатана, и связа и на тысящу лет,

Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет,

20:3

и҆ въ бе́зднꙋ затворѝ [вве́рже] є҆го̀, и҆ заключѝ є҆го̀, и҆ запечатлѣ̀ над̾ ни́мъ, да не прельсти́тъ ктомꙋ̀ ꙗ҆зы́ки, до́ндеже сконча́етсѧ ты́сѧща лѣ́тъ: и҆ по си́хъ подоба́етъ є҆мꙋ̀ ѿрѣше́нꙋ бы́ти на ма́ло вре́мѧ.

и в бездну затвори его, и заключи его, и запечатле над ним, да не прельстит ктому языки, дондеже скончается тысяща лет: и по сих подобает ему отрешену быти на мало время.

и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время.

20:4

И҆ ви́дѣхъ престо́лы и҆ сѣдѧ́щыѧ на ни́хъ, и҆ сꙋ́дъ да́нъ бы́сть и҆̀мъ: и҆ дꙋ́шы расте́саныхъ за свидѣ́телство і҆и҃сово и҆ за сло́во бж҃їе, и҆̀же не поклони́шасѧ ѕвѣ́рю, ни і҆кѡ́нѣ є҆гѡ̀, и҆ не прїѧ́ша начерта́нїѧ на челѣ́хъ свои́хъ и҆ на рꙋцѣ̀ свое́й. И҆ ѡ҆жи́ша и҆ воцари́шасѧ со хрⷭ҇то́мъ ты́сѧщꙋ лѣ́тъ:

И видех престолы и седящыя на них, и суд дан бысть им: и душы растесаных за свидетелство Иисусово и за слово Божие, иже не поклонишася зверю, ни иконе его, и не прияша начертания на челех своих и на руце своей. И ожиша и воцаришася со Христом тысящу лет:

И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет.

20:5

про́чїи же мертвецы̀ не ѡ҆жи́ша, до́ндеже сконча́етсѧ ты́сѧща лѣ́тъ. Сѐ воскрⷭ҇нїе пе́рвое.

прочии же мертвецы не ожиша, дондеже скончается тысяща лет. Се воскресение первое.

Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет. Это — первое воскресение.

20:6

Бл҃же́нъ и҆ ст҃ъ, и҆́же и҆́мать ча́сть въ воскрⷭ҇нїи пе́рвѣмъ: на ни́хже сме́рть втора́ѧ не и҆́мать ѡ҆́бласти, но бꙋ́дꙋтъ і҆ере́є бг҃ꙋ и҆ хрⷭ҇тꙋ̀ и҆ воцарѧ́тсѧ съ ни́мъ ты́сѧщꙋ лѣ́тъ.

Блажен и свят, иже имать часть в воскресении первем: на нихже смерть вторая не имать области, но будут иерее Богу и Христу и воцарятся с ним тысящу лет.

Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет.

20:7

И҆ є҆гда̀ сконча́етсѧ ты́сѧща лѣ́тъ, разрѣше́нъ бꙋ́детъ сатана̀ ѿ темни́цы своеѧ̀ и҆ и҆зы́детъ прельсти́ти ꙗ҆зы́ки сꙋ́щыѧ на четы́рехъ ᲂу҆́глѣхъ землѝ, гѡ́га и҆ магѡ́га, собра́ти и҆̀хъ на бра́нь, и҆́хже число̀ ꙗ҆́кѡ песо́къ морскі́й.

И егда скончается тысяща лет, разрешен будет сатана от темницы своея и изыдет прельстити языки сущыя на четырех углех земли, гога и магога, собрати их на брань, ихже число яко песок морский.

Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской.

20:8

И҆ взыдо́ша на широтꙋ̀ землѝ и҆ ѡ҆быдо́ша ст҃ы́хъ ста́нъ и҆ гра́дъ возлю́бленный.

И взыдоша на широту земли и обыдоша святых стан и град возлюбленный.

И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный.

20:9

И҆ сни́де ѻ҆́гнь ѿ бг҃а съ небесѐ и҆ поѧдѐ ѧ҆̀:

И сниде огнь от Бога с небесе и пояде я:

И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их;

20:10

и҆ дїа́волъ льстѧ́й и҆̀хъ вве́рженъ бꙋ́детъ въ є҆́зеро ѻ҆́гненно и҆ жꙋ́пелно, и҆дѣ́же ѕвѣ́рь и҆ лжи́вый проро́къ: и҆ мꙋ́чени бꙋ́дꙋтъ де́нь и҆ но́щь во вѣ́ки вѣкѡ́въ.

и диавол льстяй их ввержен будет в езеро огненно и жупелно, идеже зверь и лживый пророк: и мучени будут день и нощь во веки веков.

а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков.

20:11

И҆ ви́дѣхъ прⷭ҇то́лъ вели́къ бѣ́лъ и҆ сѣдѧ́щаго на не́мъ, є҆гѡ́же ѿ лица̀ бѣжа̀ не́бо и҆ землѧ̀, и҆ мѣ́сто не ѡ҆брѣ́тесѧ и҆̀мъ.

И видех престол велик бел и седящаго на нем, егоже от лица бежа небо и земля, и место не обретеся им.

И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось им места.

20:12

И҆ ви́дѣхъ мертвецы̀ ма̑лыѧ и҆ вели̑кїѧ стоѧ́щѧ пред̾ бг҃омъ, и҆ кни̑ги разгнꙋ́шасѧ: и҆ и҆́на кни́га ѿве́рзесѧ, ꙗ҆́же є҆́сть живо́тнаѧ: и҆ сꙋ́дъ прїѧ́ша мертвецы̀ ѿ напи́саныхъ въ кни́гахъ, по дѣлѡ́мъ и҆́хъ.

И видех мертвецы малыя и великия стоящя пред Богом, и книги разгнушася: и ина книга отверзеся, яже есть животная: и суд прияша мертвецы от написаных в книгах, по делом их.

И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими.

20:13

И҆ дадѐ мо́ре мертвецы̀ своѧ̑, и҆ сме́рть и҆ а҆́дъ да́ста своѧ̑ мертвецы̀: и҆ сꙋ́дъ прїѧ́ша по дѣлѡ́мъ свои̑мъ,

И даде море мертвецы своя, и смерть и ад даста своя мертвецы: и суд прияша по делом своим,

Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим.

20:14

и҆ сме́рть и҆ а҆́дъ вве́ржєна бы́ста въ є҆́зеро ѻ҆́гненное. И҆ сѐ є҆́сть втора́ѧ сме́рть.

и смерть и ад ввержена быста в езеро огненное. И се есть вторая смерть.

И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это смерть вторая.

20:15

И҆ и҆́же не ѡ҆брѣ́тесѧ въ кни́зѣ живо́тнѣй напи́санъ, вве́рженъ бꙋ́детъ въ є҆́зеро ѻ҆́гненное.

И иже не обретеся в книзе животней написан, ввержен будет в езеро огненное.

И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное.

Глава 21

21:1

И҆ ви́дѣхъ не́бо но́во и҆ зе́млю но́вꙋ: пе́рвое бо не́бо и҆ землѧ̀ пе́рваѧ преидо́ста, и҆ мо́рѧ нѣ́сть ктомꙋ̀.

И видех небо ново и землю нову: первое бо небо и земля первая преидоста, и моря несть ктому.

И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет.

21:2

И҆ а҆́зъ і҆ѡа́ннъ ви́дѣхъ гра́дъ ст҃ы́й, і҆ерⷭ҇ли́мъ но́въ сходѧ́щь ѿ бг҃а съ небесѐ, пригото́ванъ ꙗ҆́кѡ невѣ́стꙋ ᲂу҆кра́шенꙋ мꙋ́жꙋ своемꙋ̀.

И аз иоанн видех град святый, Иерусалим нов сходящь от Бога с небесе, приготован яко невесту украшену мужу своему.

И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего.

21:3

И҆ слы́шахъ гла́съ ве́лїй съ небесѐ, гл҃ющь: сѐ, ски́нїѧ бж҃їѧ съ челѡвѣ́ки, и҆ всели́тсѧ съ ни́ми: и҆ ті́и лю́дїе є҆гѡ̀ бꙋ́дꙋтъ, и҆ са́мъ бг҃ъ бꙋ́детъ съ ни́ми бг҃ъ и҆́хъ:

И слышах глас велий с небесе, глаголющь: се, скиния Божия с человеки, и вселится с ними: и тии людие его будут, и сам Бог будет с ними Бог их:

И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их.

21:4

и҆ ѿи́метъ бг҃ъ всѧ́кꙋ сле́зꙋ ѿ ѻ҆́чїю и҆́хъ, и҆ сме́рти не бꙋ́детъ ктомꙋ̀: ни пла́ча, ни во́плѧ, ни болѣ́зни не бꙋ́детъ ктомꙋ̀, ꙗ҆́кѡ пє́рваѧ мимоидо́ша.

и отимет Бог всяку слезу от очию их, и смерти не будет ктому: ни плача, ни вопля, ни болезни не будет ктому, яко первая мимоидоша.

И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло.

21:5

И҆ речѐ сѣдѧ́й на прⷭ҇то́лѣ: сѐ, нова̑ всѧ̑ творю̀. И҆ гл҃а мѝ: напишѝ, ꙗ҆́кѡ сїѧ̑ словеса̀ и҆́стинна и҆ вѣ̑рна сꙋ́ть.

И рече седяй на престоле: се, нова вся творю. И глагола ми: напиши, яко сия словеса истинна и верна суть.

И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны.

21:6

И҆ рече́ ми: соверши́шасѧ. А҆́зъ є҆́смь а҆́лфа и҆ ѡ҆ме́га, нача́токъ и҆ коне́цъ: а҆́зъ жа́ждꙋщемꙋ да́мъ ѿ и҆сто́чника воды̀ живо́тныѧ тꙋ́не.

И рече ми: совершишася. Аз есмь алфа и омега, начаток и конец: аз жаждущему дам от источника воды животныя туне.

И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой.

21:7

Побѣжда́ѧй наслѣ́дитъ всѧ̑, и҆ бꙋ́дꙋ є҆мꙋ̀ бг҃ъ, и҆ то́й бꙋ́детъ мнѣ̀ въ сы́на.

Побеждаяй наследит вся, и буду ему Бог, и той будет мне в сына.

Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном.

21:8

Страшли̑вымъ же и҆ невѣ̑рнымъ, и҆ сквє́рнымъ и҆ ᲂу҆бі́йцамъ, и҆ блꙋ́дъ творѧ́щымъ и҆ ча̑ры творѧ́щымъ, і҆дѡложе́рцємъ и҆ всѣ̑мъ лжи̑вымъ, ча́сть и҆̀мъ въ є҆́зерѣ горѧ́щемъ ѻ҆гне́мъ и҆ жꙋ́пеломъ, є҆́же є҆́сть сме́рть втора́ѧ.

Страшливым же и неверным, и скверным и убийцам, и блуд творящым и чары творящым, идоложерцем и всем лживым, часть им в езере горящем огнем и жупелом, еже есть смерть вторая.

Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая.

21:9

И҆ прїи́де ко мнѣ̀ є҆ди́нъ ѿ седмѝ а҆́гг҃лъ, и҆мꙋ́щихъ се́дмь фїа̑лъ и҆спо́лненыхъ седми́хъ ꙗ҆́звъ послѣ́днихъ, и҆ речѐ ко мнѣ̀, глаго́лѧ: грѧдѝ, покажꙋ́ ти невѣ́стꙋ а҆́гнчꙋ женꙋ̀.

И прииде ко мне един от седми ангел, имущих седмь фиал исполненых седмих язв последних, и рече ко мне, глаголя: гряди, покажу ти невесту агнчу жену.

И пришел ко мне один из семи Ангелов, у которых было семь чаш, наполненных семью последними язвами, и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца.

21:10

И҆ веде́ мѧ дꙋ́хомъ на горꙋ̀ вели́кꙋ и҆ высокꙋ̀ и҆ показа́ ми гра́дъ вели́кїй, ст҃ы́й і҆ерⷭ҇ли́мъ низходѧ́щь съ небесѐ ѿ бг҃а,

И веде мя духом на гору велику и высоку и показа ми град великий, святый Иерусалим низходящь с небесе от Бога,

И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога.

21:11

и҆мꙋ́щь сла́вꙋ бж҃їю: и҆ свѣти́ло є҆гѡ̀ подо́бно ка́мени драго́мꙋ, ꙗ҆́кѡ ка́мени і҆а́спїсꙋ крѷсталлови́днꙋ:

имущь славу Божию: и светило его подобно камени драгому, яко камени иаспису кристаловидну:

Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному.

21:12

и҆мꙋ́щь стѣ́нꙋ вели́кꙋ и҆ высокꙋ̀, и҆мꙋ́щь вра́тъ двана́десѧть, и҆ на вратѣ́хъ а҆́гг҃лѡвъ двана́десѧть и҆ и҆мена̀ напи̑сана, ꙗ҆̀же сꙋ́ть и҆мена̀ двана́десѧтимъ колѣ́нѡмъ сынѡ́въ і҆и҃левыхъ:

имущь стену велику и высоку, имущь врат дванадесять, и на вратех ангелов дванадесять и имена написана, яже суть имена дванадесятим коленом сынов израилевых:

Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых:

21:13

ѿ восто́ка врата̀ тро́ѧ и҆ ѿ сѣ́вера врата̀ тро́ѧ, ѿ ю҆́га врата̀ тро́ѧ и҆ ѿ за́пада врата̀ тро́ѧ.

от востока врата троя и от севера врата троя, от юга врата троя и от запада врата троя.

с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот.

21:14

И҆ стѣна̀ гра́да и҆мѣ́ѧше ѡ҆снова́нїй двана́десѧть, и҆ на ни́хъ и҆ме́нъ двана́десѧть а҆пⷭ҇лѡвъ а҆́гнчихъ.

И стена града имеяше оснований дванадесять, и на них имен дванадесять апостолов агнчих.

Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца.

21:15

И҆ глаго́лѧй со мно́ю и҆мѣ́ѧше тро́сть зла́тꙋ, да и҆змѣ́ритъ гра́дъ и҆ врата̀ є҆гѡ̀ и҆ стѣ́ны є҆гѡ̀.

И глаголяй со мною имеяше трость злату, да измерит град и врата его и стены его.

Говоривший со мною имел золотую трость для измерения города и ворот его и стены его.

21:16

И҆ гра́дъ на четы́ри ᲂу҆́глы стои́тъ, и҆ долгота̀ є҆гѡ̀ толи́ка є҆́сть, є҆ли́ка же и҆ широта̀. И҆ и҆змѣ́ри гра́дъ тро́стїю на ста́дїй двана́десѧть ты́сѧщъ: долгота̀ и҆ широта̀ и҆ высота̀ є҆гѡ̀ ра̑вна сꙋ́ть.

И град на четыри углы стоит, и долгота его толика есть, елика же и широта. И измери град тростию на стадий дванадесять тысящ: долгота и широта и высота его равна суть.

Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина и широта и высота его равны.

21:17

И҆ размѣ́ри стѣ́нꙋ є҆гѡ̀ во сто̀ и҆ четы́ридесѧть и҆ четы́ри ла̑кти, въ мѣ́рꙋ человѣ́ческꙋ, ꙗ҆́же є҆́сть а҆́гг҃ла.

И размери стену его во сто и четыридесять и четыри лакти, в меру человеческу, яже есть ангела.

И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела.

21:18

И҆ бѣ̀ созда́нїе стѣны̀ є҆гѡ̀ і҆а́спїсъ: и҆ гра́дъ зла́то чи́сто, подо́бенъ стклꙋ̀ чи́стꙋ.

И бе создание стены его иаспис: и град злато чисто, подобен стклу чисту.

Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу.

21:19

И҆ ѡ҆снова̑нїѧ стѣны̀ гра́да всѧ́кимъ драги́мъ ка́менїемъ ᲂу҆кра́шєна бѧ́хꙋ: ѡ҆снова́нїе пе́рвое і҆а́спїсъ, второ́е сапфі́ръ, тре́тїе халкидѡ́нъ, четве́ртое смара́гдъ,

И основания стены града всяким драгим камением украшена бяху: основание первое иаспис, второе сапфир, третие халкидон, четвертое смарагд,

Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд,

21:20

пѧ́тое сардо́нѷѯъ, шесто́е са́рдїй, седмо́е хрѷсо́лїѳъ, ѻ҆смо́е вирѵ́ллъ, девѧ́тое топа́зїй, десѧ́тое хрѷсо́прасъ, первоена́десѧть ѵ҆акі́нѳъ, второена́десѧть а҆меѳѵ́стъ.

пятое сардоникс, шестое сардий, седмое хрисолиф, осмое вирилл, девятое топазий, десятое хрисопрас, первоенадесять иакинф, второенадесять амефист.

пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист.

21:21

И҆ двана́десѧть вра́тъ двана́десѧть би́серѡвъ: є҆ди̑на ка̑ѧждо врата̀ бѣ́ша ѿ є҆ди́нагѡ би́сера. И҆ стѡ́гны гра́да зла́то чи́сто, ꙗ҆́кѡ сткло̀ пресвѣ́тло.

И дванадесять врат дванадесять бисеров: едина каяждо врата беша от единаго бисера. И стогны града злато чисто, яко сткло пресветло.

А двенадцать ворот — двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города — чистое золото, как прозрачное стекло.

21:22

И҆ хра́ма не ви́дѣхъ въ не́мъ: гдⷭ҇ь бо бг҃ъ вседержи́тель хра́мъ є҆мꙋ̀ є҆́сть, и҆ а҆́гнецъ.

И храма не видех в нем: Господь бо Бог вседержитель храм ему есть, и агнец.

Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель — храм его, и Агнец.

21:23

И҆ гра́дъ не тре́бꙋѧ со́лнца и҆ лꙋны̀, да свѣ́тѧтъ въ не́мъ, сла́ва бо бж҃їѧ просвѣтѝ є҆го̀, и҆ свѣти́лникъ є҆гѡ̀ а҆́гнецъ.

И град не требуя солнца и луны, да светят в нем, слава бо Божия просвети его, и светилник его агнец.

И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец.

21:24

И҆ ꙗ҆зы́цы сп҃се́ни во свѣ́тѣ є҆гѡ̀ по́йдꙋтъ, и҆ ца́рїе зе́мстїи принесꙋ́тъ сла́вꙋ и҆ че́сть свою̀ въ него̀.

И языцы спасени во свете его пойдут, и царие земстии принесут славу и честь свою в него.

Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою.

21:25

И҆ врата̀ є҆гѡ̀ не и҆́мꙋтъ затвори́тисѧ во днѝ: но́щи бо не бꙋ́детъ тꙋ̀.

И врата его не имут затворитися во дни: нощи бо не будет ту.

Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет.

21:26

И҆ принесꙋ́тъ сла́вꙋ и҆ че́сть ꙗ҆зы́кѡвъ въ него̀:

И принесут славу и честь языков в него:

И принесут в него славу и честь народов.

21:27

и҆ не и҆́мать въ него̀ вни́ти всѧ́ко скве́рно, и҆ творѧ́й ме́рзость и҆ лжꙋ̀, но то́кмѡ напи̑саныѧ въ кни́гахъ живо́тныхъ а҆́гнца.

и не имать в него внити всяко скверно, и творяй мерзость и лжу, но токмо написаныя в книгах животных агнца.

И не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни.

Глава 22

22:1

И҆ показа́ ми чи́стꙋ рѣкꙋ̀ воды̀ живо́тныѧ, свѣ́тлꙋ ꙗ҆́кѡ крѷста́ллъ, и҆сходѧ́щꙋ ѿ прⷭ҇то́ла бж҃їѧ и҆ а҆́гнча.

И показа ми чисту реку воды животныя, светлу яко кристалл, исходящу от престола Божия и агнча.

И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца.

22:2

Посредѣ̀ сто́гны є҆гѡ̀ и҆ по ѻ҆бапо́лы рѣкѝ дре́во живо́тное, є҆́же твори́тъ плодѡ́въ двана́десѧте, на кі́йждо мцⷭ҇ъ воздаѧ̀ пло́дъ сво́й: и҆ ли́ствїе дре́ва во и҆сцѣле́нїе ꙗ҆зы́кѡмъ.

Посреде стогны его и по обаполы реки древо животное, еже творит плодов дванадесяте, на кийждо месяц воздая плод свой: и листвие древа во изцеление языком.

Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать [раз] приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева — для исцеления народов.

22:3

И҆ всѧ́ка а҆на́ѳема не бꙋ́детъ ктомꙋ̀: и҆ прⷭ҇то́лъ бж҃їй и҆ а҆́гнечь бꙋ́детъ въ не́мъ, и҆ рабѝ є҆гѡ̀ послꙋ́жатъ є҆мꙋ̀,

И всяка анафема не будет ктому: и престол Божий и агнечь будет в нем, и раби его послужат ему,

И ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему.

22:4

и҆ ᲂу҆́зрѧтъ лицѐ є҆гѡ̀, и҆ и҆́мѧ є҆гѡ̀ на челѣ́хъ и҆́хъ.

и узрят лице его, и имя его на челех их.

И узрят лице Его, и имя Его будет на челах их.

22:5

И҆ но́щи не бꙋ́детъ та́мѡ, и҆ не потре́бꙋютъ свѣ́та ѿ свѣти́лника, ни свѣ́та со́лнечнагѡ, ꙗ҆́кѡ гдⷭ҇ь бг҃ъ просвѣща́етъ ѧ҆̀: и҆ воцарѧ́тсѧ во вѣ́ки вѣкѡ́въ.

И нощи не будет тамо, и не потребуют света от светилника, ни света солнечнаго, яко Господь Бог просвещает я: и воцарятся во веки веков.

И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков.

22:6

И҆ рече́ ми: сїѧ̑ словеса̀ вѣ̑рна и҆ и҆́стинна: и҆ гдⷭ҇ь бг҃ъ ст҃ы́хъ прⷪ҇рѡ́къ посла̀ а҆́гг҃ла своего̀ показа́ти рабѡ́мъ свои̑мъ, и҆̀мже подоба́етъ бы́ти вско́рѣ.

И рече ми: сия словеса верна и истинна: и Господь Бог святых пророк посла ангела своего показати рабом своим, имже подобает быти вскоре.

И сказал мне: сии слова верны и истинны; и Господь Бог святых пророков послал Ангела Своего показать рабам Своим то, чему надлежит быть вскоре.

22:7

Сѐ, грѧдꙋ̀ ско́рѡ: бл҃же́нъ соблюда́ѧй словеса̀ прⷪ҇ро́чества кни́ги сеѧ̀.

Се, гряду скоро: блажен соблюдаяй словеса пророчества книги сея.

Се, гряду скоро: блажен соблюдающий слова пророчества книги сей.

22:8

И҆ а҆́зъ і҆ѡа́ннъ ви́дѣхъ сїѧ̑ и҆ слы́шахъ. И҆ є҆гда̀ слы́шахъ и҆ ви́дѣхъ, падо́хъ поклони́тисѧ на нѡ́гꙋ а҆́гг҃ла показꙋ́ющагѡ мѝ сїѐ:

И аз иоанн видех сия и слышах. И егда слышах и видех, падох поклонитися на ногу ангела показующаго ми сие:

Я, Иоанн, видел и слышал сие. Когда же услышал и увидел, пал к ногам Ангела, показывающего мне сие, чтобы поклониться [ему];

22:9

и҆ глаго́ла мѝ: ви́ждь, нѝ: клевре́тъ бо тво́й є҆́смь и҆ бра́тїи твоеѧ̀ прⷪ҇ро́кѡвъ и҆ соблюда́ющихъ словеса̀ кни́ги сеѧ̀: бг҃ꙋ поклони́сѧ.

и глагола ми: виждь, ни: клеврет бо твой есмь и братии твоея пророков и соблюдающих словеса книги сея: Богу поклонися.

но он сказал мне: смотри, не делай сего; ибо я сослужитель тебе и братьям твоим пророкам и соблюдающим слова книги сей; Богу поклонись.

22:10

И҆ глаго́ла мѝ: не запечатлѣ́й слове́съ прⷪ҇ро́чествїѧ кни́ги се́ѧ: ꙗ҆́кѡ вре́мѧ бли́з̾ є҆́сть.

И глагола ми: не запечатлей словес пророчествия книги сея: яко время близ есть.

И сказал мне: не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко.

22:11

Ѡ҆би́дѧй да ѡ҆би́дитъ є҆щѐ, и҆ скве́рный да ѡ҆скверни́тсѧ є҆щѐ: и҆ првⷣный пра́вдꙋ да твори́тъ є҆щѐ: и҆ ст҃ы́й да ст҃и́тсѧ є҆щѐ.

Обидяй да обидит еще, и скверный да осквернится еще: и праведный правду да творит еще: и святый да святится еще.

Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще.

22:12

И҆ сѐ, грѧдꙋ̀ ско́рѡ, и҆ мзда̀ моѧ̀ со мно́ю, возда́ти коемꙋ́ждо по дѣлѡ́мъ є҆гѡ̀.

И се, гряду скоро, и мзда моя со мною, воздати коемуждо по делом его.

Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его.

22:13

А҆́зъ є҆́смь а҆́лфа и҆ ѡ҆ме́га, нача́токъ и҆ коне́цъ, пе́рвый и҆ послѣ́днїй.

Аз есмь алфа и омега, начаток и конец, первый и последний.

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний.

22:14

Бл҃же́ни творѧ́щїи за́пѡвѣди є҆гѡ̀, да бꙋ́детъ ѡ҆́бласть и҆̀мъ на дре́во живо́тное, и҆ враты̀ вни́дꙋтъ во гра́дъ.

Блажени творящии заповеди его, да будет область им на древо животное, и враты внидут во град.

Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами.

22:15

Внѣ́ же псѝ и҆ чародѣ́є, и҆ любодѣ́є и҆ ᲂу҆бі̑йцы, и҆ і҆дѡлослꙋжи́телє и҆ всѧ́къ любѧ́й и҆ творѧ́й лжꙋ̀.

Вне же пси и чародее, и любодее и убийцы, и идолослужителе и всяк любяй и творяй лжу.

А вне — псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду.

22:16

А҆́зъ і҆и҃съ посла́хъ а҆́гг҃ла моего̀ засвидѣ́телствовати ва́мъ сїѧ̑ въ цр҃квахъ. А҆́зъ є҆́смь ко́рень и҆ ро́дъ дв҃довъ, и҆ ѕвѣзда̀ ᲂу҆́треннѧѧ [свѣ́тлаѧ] и҆ денни́ца.

Аз Иисус послах ангела моего засвидетелствовати вам сия в церквах. Аз есмь корень и род давидов, и звезда утренняя и денница.

Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах. Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя.

22:17

И҆ дх҃ъ и҆ невѣ́ста глаго́лютъ: прїидѝ, и҆ слы́шѧй да глаго́летъ: прїидѝ. И҆ жа́ждѧй да прїи́детъ, и҆ хотѧ́й да прїи́метъ во́дꙋ живо́тнꙋю тꙋ́не.

И Дух и невеста глаголют: прииди, и слышяй да глаголет: прииди. И жаждяй да приидет, и хотяй да приимет воду животную туне.

И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром.

22:18

Сосвидѣ́телствꙋю бо всѧ́комꙋ слы́шащемꙋ словеса̀ прⷪ҇ро́чества кни́ги сеѧ̀: а҆́ще кто̀ приложи́тъ къ си̑мъ, наложи́тъ бг҃ъ на него̀ ꙗ҆́звъ напи́санныхъ въ кни́зѣ се́й:

Сосвидетелствую бо всякому слышащему словеса пророчества книги сея: аще кто приложит к сим, наложит Бог на него язв написанных в книзе сей:

И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей;

22:19

и҆ а҆́ще кто̀ ѿи́метъ ѿ слове́съ кни́ги прⷪ҇ро́чествїѧ сегѡ̀, ѿи́метъ бг҃ъ ча́сть є҆гѡ̀ ѿ кни́ги живо́тныѧ, и҆ ѿ гра́да ст҃а́гѡ, и҆ напи́санныхъ въ кни́зѣ се́й.

и аще кто отимет от словес книги пророчествия сего, отимет Бог часть его от книги животныя, и от града святаго, и написанных в книзе сей.

и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей.

22:20

Гл҃етъ свидѣ́телствꙋѧй сїѧ̑: є҆́й, грѧдꙋ̀ ско́рѡ: а҆ми́нь. Є҆́й, грѧдѝ гдⷭ҇и і҆и҃се.

Глаголет свидетелствуяй сия: ей, гряду скоро: аминь. Ей, гряди Господи Иисусе.

Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!

22:21

Блгⷣть гдⷭ҇а на́шегѡ і҆и҃са хрⷭ҇та̀ со всѣ́ми ва́ми. А҆ми́нь.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь.

Коне́цъ а҆пока́лѷѱїсꙋ ст҃а́гѡ і҆ѡа́нна бг҃осло́ва: и҆́мать въ себѣ̀ главы̑ к҃в҃.