Осия

Ѡ҆сі́а
Глава 1

1:1

Сло́во гдⷭ҇не, є҆́же бы́сть ко ѡ҆сі́и сы́нꙋ веирі́инꙋ, во дне́хъ ѻ҆зі́и и҆ і҆ѡаѳа́ма, и҆ а҆ха́за и҆ і҆езекі́и царе́й і҆ꙋ́диныхъ, и҆ во дни̑ і҆еровоа́ма сы́на і҆ѡа́сова царѧ̀ і҆и҃лева.

Слово Господне, еже бысть ко осии сыну веириину, во днех озии и иоафама, и ахаза и иезекии царей иудиных, и во дни иеровоама сына иоасова царя израилева.

Слово Господне, которое было к Осии, сыну Беериину, во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии, царей Иудейских, и во дни Иеровоама, сына Иоасова, царя Израильского.

1:2

Нача́ло словесѐ гдⷭ҇нѧ ко ѡ҆сі́и. И҆ речѐ гдⷭ҇ь ко ѡ҆сі́и: и҆дѝ, поимѝ себѣ̀ женꙋ̀ блꙋже́нїѧ, (и҆ родѝ) ча̑да блꙋже́нїѧ: поне́же блꙋдѧ́щи соблꙋ́дитъ землѧ̀ ѿ гдⷭ҇а.

Начало словесе Господня ко осии. И рече Господь ко осии: иди, поими себе жену блужения, (и роди) чада блужения: понеже блудящи соблудит земля от Господа.

Начало слова Господня к Осии. И сказал Господь Осии: иди, возьми себе жену блудницу и детей блуда; ибо сильно блудодействует земля сия, отступив от Господа.

1:3

И҆ и҆́де и҆ поѧ̀ го́мерь дще́рь девилаі́млю: и҆ зача́тъ и҆ родѝ є҆мꙋ̀ сы́на.

И иде и поя гомерь дщерь девилаимлю: и зачат и роди ему сына.

И пошел он и взял Гомерь, дочь Дивлаима; и она зачала и родила ему сына.

1:4

И҆ речѐ гдⷭ҇ь къ немꙋ̀: прозовѝ и҆́мѧ є҆мꙋ̀ і҆езрае́ль: занѐ є҆щѐ ма́лѡ, и҆ ѿмщꙋ̀ кро́вь і҆езрае́левꙋ на домꙋ̀ і҆ꙋ́довѣ и҆ ᲂу҆поко́ю ца́рство до́мꙋ і҆и҃лева:

И рече Господь к нему: прозови имя ему иезраель: зане еще мало, и отмщу кровь иезраелеву на дому иудове и упокою царство дому израилева:

И Господь сказал ему: нареки ему имя Изреель, потому что еще немного пройдет, и Я взыщу кровь Изрееля с дома Ииуева, и положу конец царству дома Израилева,

1:5

и҆ бꙋ́детъ въ то́й де́нь, сокрꙋшꙋ̀ лꙋ́къ і҆и҃левъ во ᲂу҆до́лѣ і҆езрае́левѣ.

и будет в той день, сокрушу лук израилев во удоле иезраелеве.

и будет в тот день, Я сокрушу лук Израилев в долине Изреель.

1:6

И҆ зача́тъ є҆щѐ и҆ родѝ дще́рь. И҆ речѐ є҆мꙋ̀ (гдⷭ҇ь): прозовѝ и҆́мѧ є҆́й непоми́лована: занѐ не приложꙋ̀ ксемꙋ̀ поми́ловати до́мꙋ і҆и҃лева, но противлѧ́ѧсѧ возсопроти́влюсѧ и҆̀мъ:

И зачат еще и роди дщерь. И рече ему (Господь): прозови имя ей непомилована: зане не приложу ксему помиловати дому израилева, но противляяся возсопротивлюся им:

И зачала еще, и родила дочь, и Он сказал ему: нареки ей имя Лорухама; ибо Я уже не буду более миловать дома Израилева, чтобы прощать им.

1:7

сы́ны же і҆ꙋ̑дины поми́лꙋю и҆ сп҃сꙋ̀ ѧ҆̀ ѡ҆ гдѣ̀ бз҃ѣ и҆́хъ: и҆ не сп҃сꙋ̀ и҆̀хъ лꙋ́комъ, ни мече́мъ, ни бра́нїю, ни ко́ньми, нижѐ ко́нниками.

сыны же иудины помилую и спасу я о где Бозе их: и не спасу их луком, ни мечем, ни бранию, ни коньми, ниже конниками.

А дом Иудин помилую и спасу их в Господе Боге их, спасу их ни луком, ни мечом, ни войною, ни конями и всадниками.

1:8

И҆ ѿдоѝ непоми́лованнꙋю: и҆ зача́тъ па́ки и҆ родѝ сы́на.

И отдои непомилованную: и зачат паки и роди сына.

И, откормив грудью Непомилованную, она зачала, и родила сына.

1:9

И҆ речѐ (гдⷭ҇ь): прозовѝ и҆́мѧ є҆мꙋ̀ не лю́дїе моѝ: занѐ вы̀ не лю́дїе моѝ, и҆ а҆́зъ нѣ́смь бг҃ъ ва́шъ:

И рече (Господь): прозови имя ему не людие мои: зане вы не людие мои, и аз несмь Бог ваш:

И сказал Он: нареки ему имя Лоамми, потому что вы не Мой народ, и Я не буду вашим [Богом].

1:10

и҆ бꙋ́детъ число̀ сынѡ́въ і҆и҃левыхъ а҆́ки песо́къ морскі́й, и҆́же не и҆змѣ́ритсѧ, ни и҆зочте́тсѧ: и҆ бꙋ́детъ, на мѣ́стѣ, на не́мже рече́сѧ и҆̀мъ: не лю́дїе моѝ вы̀: сі́и та́мѡ прозовꙋ́тсѧ сы́нове бг҃а жива́гѡ.

и будет число сынов израилевых аки песок морский, иже не измерится, ни изочтется: и будет, на месте, на немже речеся им: не людие мои вы: сии тамо прозовутся сынове Бога живаго.

Но будет число сынов Израилевых как песок морской, которого нельзя ни измерить, ни исчислить; и там, где говорили им: «вы не Мой народ», будут говорить им: «вы сыны Бога живаго».

1:11

И҆ соберꙋ́тсѧ сы́нове і҆ꙋ̑дины и҆ сы́нове і҆и҃лєвы вкꙋ́пѣ, и҆ поста́вѧтъ себѣ̀ вла́сть є҆ди́нꙋ, и҆ и҆зы́дꙋтъ ѿ землѝ, ꙗ҆́кѡ вели́къ де́нь і҆езрае́левъ.

И соберутся сынове иудины и сынове израилевы вкупе, и поставят себе власть едину, и изыдут от земли, яко велик день иезраелев.

И соберутся сыны Иудины и сыны Израилевы вместе, и поставят себе одну главу, и выйдут из земли [переселения]; ибо велик день Изрееля!

Глава 2

2:1

Рцы́те бра́тꙋ своемꙋ̀: лю́дїе моѝ: и҆ сестрѣ̀ свое́й: поми́лованнаѧ.

Рцыте брату своему: людие мои: и сестре своей: помилованная.

Говорите братьям вашим: «Мой народ», и сестрам вашим: «Помилованная».

2:2

Сꙋди́тесѧ съ ма́терїю свое́ю, сꙋди́тесѧ, ꙗ҆́кѡ та̀ не жена̀ моѧ̀, и҆ а҆́зъ не мꙋ́жъ є҆ѧ̀: и҆ ѿве́ргꙋ блꙋжє́нїѧ є҆ѧ̀ ѿ лица̀ моегѡ̀ и҆ любодѣ́йство є҆ѧ̀ ѿ среды̀ сосцꙋ̑ є҆ѧ̀:

Судитеся с материю своею, судитеся, яко та не жена моя, и аз не муж ея: и отвергу блужения ея от лица моего и любодейство ея от среды сосцу ея:

Судитесь с вашею матерью, судитесь; ибо она не жена Моя, и Я не муж ее; пусть она удалит блуд от лица своего и прелюбодеяние от грудей своих,

2:3

ꙗ҆́кѡ да совлекꙋ̀ ю҆̀ на́гꙋ и҆ поста́влю ю҆̀ ꙗ҆́коже въ де́нь рожде́нїѧ є҆ѧ̀, и҆ положꙋ̀ ю҆̀ ꙗ҆́кѡ пꙋсты́ню, и҆ ᲂу҆чиню̀ ю҆̀ ꙗ҆́кѡ зе́млю безво́днꙋ, и҆ ᲂу҆бїю̀ ѻ҆́нꙋю жа́ждею:

яко да совлеку ю нагу и поставлю ю якоже в день рождения ея, и положу ю яко пустыню, и учиню ю яко землю безводну, и убию оную жаждею:

дабы Я не разоблачил ее донага и не выставил ее, как в день рождения ее, не сделал ее пустынею, не обратил ее в землю сухую и не уморил ее жаждою.

2:4

и҆ ча̑дъ є҆ѧ̀ не поми́лꙋю, ꙗ҆́кѡ ча̑да блꙋже́нїѧ сꙋ́ть,

и чад ея не помилую, яко чада блужения суть,

И детей ее не помилую, потому что они дети блуда.

2:5

ꙗ҆́кѡ соблꙋдѝ ма́ти и҆́хъ, посрами́сѧ роди́вшаѧ и҆̀хъ, рече́ бо: пойдꙋ̀ в̾слѣ́дъ похотникѡ́въ мои́хъ, даю́щихъ мнѣ̀ хлѣ́бы моѧ̑ и҆ во́дꙋ мою̀, и҆ ри̑зы моѧ̑ и҆ плащани̑цы моѧ̑, и҆ ма́сло моѐ и҆ всѧ̑, є҆ли̑ка мнѣ̀ досто́ѧтъ.

яко соблуди мати их, посрамися родившая их, рече бо: пойду вслед похотников моих, дающих мне хлебы моя и воду мою, и ризы моя и плащаницы моя, и масло мое и вся, елика мне достоят.

Ибо блудодействовала мать их и осрамила себя зачавшая их; ибо говорила: «пойду за любовниками моими, которые дают мне хлеб и воду, шерсть и лен, елей и напитки».

2:6

Сегѡ̀ ра́ди, сѐ, а҆́зъ заграждꙋ̀ пꙋ́ть є҆ѧ̀ те́рнїемъ и҆ возграждꙋ̀ распꙋ̑тїѧ є҆ѧ̀, и҆ стезѝ своеѧ̀ не ѡ҆брѧ́щетъ:

Сего ради, се, аз загражду путь ея тернием и возгражду распутия ея, и стези своея не обрящет:

За то вот, Я загорожу путь ее тернами и обнесу ее оградою, и она не найдет стезей своих,

2:7

и҆ пожене́тъ похотникѝ своѧ̑ и҆ не пости́гнетъ и҆́хъ, и҆ взы́щетъ и҆̀хъ и҆ не ѡ҆брѧ́щетъ, и҆ рече́тъ: пойдꙋ̀ и҆ возвращꙋ́сѧ къ мꙋ́жꙋ моемꙋ̀ пе́рвомꙋ, ꙗ҆́кѡ добрѣ́е мѝ бѣ̀ тогда̀, не́жели нн҃ѣ.

и поженет похотники своя и не постигнет их, и взыщет их и не обрящет, и речет: пойду и возвращуся к мужу моему первому, яко добрее ми бе тогда, нежели ныне.

и погонится за любовниками своими, но не догонит их, и будет искать их, но не найдет, и скажет: «пойду я, и возвращусь к первому мужу моему; ибо тогда лучше было мне, нежели теперь».

2:8

Но та̀ не ᲂу҆разꙋмѣ̀, ꙗ҆́кѡ а҆́зъ да́хъ є҆́й пшени́цꙋ и҆ вїно̀ и҆ ма́сло, и҆ сребро̀ ᲂу҆мно́жихъ є҆́й: сїѧ́ же срє́брѧны и҆ зла̑ты сотворѝ ваа́лꙋ.

Но та не уразуме, яко аз дах ей пшеницу и вино и масло, и сребро умножих ей: сия же сребряны и златы сотвори ваалу.

А не знала она, что Я, Я давал ей хлеб и вино и елей и умножил у нее серебро и золото, из которого сделали [истукана] Ваала.

2:9

Сегѡ̀ ра́ди ѡ҆бращꙋ́сѧ и҆ возмꙋ̀ пшени́цꙋ мою̀ во вре́мѧ є҆ѧ̀ и҆ вїно̀ моѐ во вре́мѧ є҆гѡ̀, и҆ ѿимꙋ̀ ри̑зы моѧ̑ и҆ плащани̑цы моѧ̑, да не покрыва́етъ стꙋда̀ своегѡ̀:

Сего ради обращуся и возму пшеницу мою во время ея и вино мое во время его, и отиму ризы моя и плащаницы моя, да не покрывает студа своего:

За то Я возьму назад хлеб Мой в его время и вино Мое в его пору и отниму шерсть и лен Мой, чем покрывается нагота ее.

2:10

и҆ нн҃ѣ ѿкры́ю нечистотꙋ̀ є҆ѧ̀ пред̾ похотника́ми є҆ѧ̀, и҆ никто́же ѿи́метъ є҆ѧ̀ ѿ рꙋкѝ моеѧ̀:

и ныне открыю нечистоту ея пред похотниками ея, и никтоже отимет ея от руки моея:

И ныне открою срамоту ее пред глазами любовников ее, и никто не исторгнет ее из руки Моей.

2:11

и҆ ѿвращꙋ̀ всѧ̑ весє́лїѧ є҆ѧ̀ и҆ пра́здники є҆ѧ̀, и҆ новомчⷭ҇їѧ є҆ѧ̀ и҆ сꙋббѡ̑ты є҆ѧ̀ и҆ всѧ̑ пра́зднєства є҆ѧ̀,

и отвращу вся веселия ея и праздники ея, и новомесячия ея и субботы ея и вся празднества ея,

И прекращу у нее всякое веселье, праздники ее и новомесячия ее, и субботы ее, и все торжества ее.

2:12

и҆ погꙋблю̀ вїногра́дъ є҆ѧ̀ и҆ смѡ́квы є҆ѧ̀, ѡ҆ ни́хже речѐ: мзды̑ мѝ сꙋ́ть сїѧ̑, ꙗ҆̀же да́ша мнѣ̀ похотницы̀ моѝ: и҆ положꙋ̀ ѧ҆̀ въ свидѣ́нїе, и҆ поѧдѧ́тъ ѧ҆̀ ѕвѣ́рїе се́лнїи и҆ пти̑цы небє́сныѧ и҆ га́ди земні́и:

и погублю виноград ея и смоквы ея, о нихже рече: мзды ми суть сия, яже даша мне похотницы мои: и положу я в свидение, и поядят я зверие селнии и птицы небесныя и гади земнии:

И опустошу виноградные лозы ее и смоковницы ее, о которых она говорит: «это у меня подарки, которые надарили мне любовники мои»; и Я превращу их в лес, и полевые звери поедят их.

2:13

и҆ ѿмщꙋ̀ на не́й дни̑ ваалі́мѡвы, въ нѧ́же трє́бы кладѧ́ше и҆̀мъ, и҆ вдѣва́ше ᲂу҆серѧ̑зи своѧ̑ и҆ мони̑ста своѧ̑, и҆ хожда́ше в̾слѣ́дъ похотникѡ́въ свои́хъ, а҆ менѐ забы̀, гл҃етъ гдⷭ҇ь.

и отмщу на ней дни ваалимовы, в няже требы кладяше им, и вдеваше усерязи своя и мониста своя, и хождаше вслед похотников своих, а мене забы, глаголет Господь.

И накажу ее за дни служения Ваалам, когда она кадила им и, украсив себя серьгами и ожерельями, ходила за любовниками своими, а Меня забывала, говорит Господь.

2:14

Сегѡ̀ ра́ди, сѐ, а҆́зъ соблажню̀ ю҆̀, и҆ ᲂу҆чиню̀ ю҆̀ ꙗ҆́кѡ пꙋсты́ню, и҆ возгл҃ю въ се́рдце є҆ѧ̀,

Сего ради, се, аз соблажню ю, и учиню ю яко пустыню, и возглаголю в сердце ея,

Посему вот, и Я увлеку ее, приведу ее в пустыню, и буду говорить к сердцу ее.

2:15

и҆ да́мъ є҆́й притѧжа́нїе є҆ѧ̀ ѿтꙋ́дꙋ и҆ полѧ́нꙋ а҆хѡ́ровꙋ, ѿве́рсти смы́слъ є҆ѧ̀: и҆ смири́тсѧ та́мѡ по днє́мъ дѣ́тства своегѡ̀ и҆ по днє́мъ и҆зведе́нїѧ своегѡ̀ ѿ землѝ є҆гѵ́петски.

и дам ей притяжание ея оттуду и поляну ахорову, отверсти смысл ея: и смирится тамо по днем детства своего и по днем изведения своего от земли египетски.

И дам ей оттуда виноградники ее и долину Ахор, в преддверие надежды; и она будет петь там, как во дни юности своей и как в день выхода своего из земли Египетской.

2:16

И҆ бꙋ́детъ въ то́й де́нь, нарече́тъ мѧ̀ мꙋ́жъ мо́й, гл҃етъ гдⷭ҇ь, а҆ не прозове́тъ менѐ ктомꙋ̀ ваалі́мъ.

И будет в той день, наречет мя муж мой, глаголет Господь, а не прозовет мене ктому ваалим.

И будет в тот день, говорит Господь, ты будешь звать Меня: «муж мой», и не будешь более звать Меня: «Ваали».

2:17

И҆ ѿве́ргꙋ и҆мена̀ ваалі̑млѧ ѿ ᲂу҆́стъ є҆ѧ̀, и҆ не воспомѧнꙋ́тсѧ ксемꙋ̀ и҆мена̀ и҆́хъ.

И отвергу имена ваалимля от уст ея, и не воспомянутся ксему имена их.

И удалю имена Ваалов от уст ее, и не будут более вспоминаемы имена их.

2:18

И҆ завѣща́ю и҆̀мъ завѣ́тъ въ то́й де́нь со ѕвѣрьмѝ се́лными и҆ со пти́цами небе́сными и҆ съ га̑ды зємны́ми, и҆ лꙋ́къ и҆ ме́чь и҆ бра́нь сокрꙋшꙋ̀ ѿ землѝ, и҆ вселю̀ ѧ҆̀ со ᲂу҆пова́нїемъ:

И завещаю им завет в той день со зверьми селными и со птицами небесными и с гады земными, и лук и мечь и брань сокрушу от земли, и вселю я со упованием:

И заключу в то время для них союз с полевыми зверями и с птицами небесными, и с пресмыкающимися по земле; и лук, и меч, и войну истреблю от земли той, и дам им жить в безопасности.

2:19

и҆ ѡ҆брꙋчꙋ́ тѧ себѣ̀ во вѣ́къ и҆ ѡ҆брꙋчꙋ́ тѧ себѣ̀ въ пра́вдѣ и҆ въ сꙋдѣ̀ и҆ въ ми́лости и҆ въ щедро́тахъ:

и обручу тя себе во век и обручу тя себе в правде и в суде и в милости и в щедротах:

И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии.

2:20

и҆ ѡ҆брꙋчꙋ́ тѧ себѣ̀ въ вѣ́рѣ, и҆ ᲂу҆вѣ́си гдⷭ҇а.

и обручу тя себе в вере, и увеси Господа.

И обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Господа.

2:21

И҆ бꙋ́детъ въ то́й де́нь, гл҃етъ гдⷭ҇ь, послꙋ́шаю небесѐ, а҆ ѻ҆́ное послꙋ́шаетъ землѝ,

И будет в той день, глаголет Господь, послушаю небесе, а оное послушает земли,

И будет в тот день, Я услышу, говорит Господь, услышу небо, и оно услышит землю,

2:22

и҆ землѧ̀ послꙋ́шаетъ пшени́цы и҆ вїна̀ и҆ ма́сла, и҆ сі́и послꙋ́шаютъ і҆езрае́лѧ:

и земля послушает пшеницы и вина и масла, и сии послушают иезраеля:

и земля услышит хлеб и вино и елей; а сии услышат Изреель.

2:23

и҆ всѣ́ю ѻ҆́нꙋю себѣ̀ на землѝ и҆ поми́лꙋю непоми́лованнꙋю: и҆ рекꙋ̀ не лю́демъ мои̑мъ: лю́дїе моѝ є҆стѐ вы̀: и҆ ті́и рекꙋ́тъ: гдⷭ҇ь бг҃ъ на́шъ ты̀ є҆сѝ.

и всею оную себе на земли и помилую непомилованную: и реку не людем моим: людие мои есте вы: и тии рекут: Господь Бог наш ты еси.

И посею ее для Себя на земле, и помилую Непомилованную, и скажу не Моему народу: «ты Мой народ», а он скажет: «Ты мой Бог!»

Глава 3

3:1

И҆ речѐ гдⷭ҇ь ко мнѣ̀: є҆щѐ и҆дѝ и҆ возлюбѝ женꙋ̀ лю́бѧщꙋю ѕло̀ и҆ любодѣ́йцꙋ, ꙗ҆́коже лю́битъ бг҃ъ сы́ны і҆и҃лєвы: сі́и же взира́ютъ къ богѡ́мъ чꙋжди̑мъ и҆ лю́бѧтъ варє́нїѧ съ корі́нками.

И рече Господь ко мне: еще иди и возлюби жену любящую зло и любодейцу, якоже любит Бог сыны израилевы: сии же взирают к богом чуждим и любят варения с коринками.

И сказал мне Господь: иди еще и полюби женщину, любимую мужем, но прелюбодействующую, подобно тому, как любит Господь сынов Израилевых, а они обращаются к другим богам и любят виноградные лепешки их.

3:2

И҆ наѧ́хъ себѣ̀ ѻ҆́нꙋю пѧтїюна́десѧть сре́брениками и҆ гомо́ромъ ꙗ҆чме́нѧ и҆ не́велемъ вїна̀,

И наях себе оную пятиюнадесять сребрениками и гомором ячменя и невелем вина,

И приобрел я ее себе за пятнадцать сребренников и за хомер ячменя и полхомера ячменя

3:3

и҆ реко́хъ є҆́й: дни̑ мнѡ́ги да сѣди́ши ᲂу҆ менє̀ и҆ а҆́зъ ᲂу҆ тебє̀, и҆ не соблꙋ́диши, ни бꙋ́деши мꙋ́жꙋ и҆но́мꙋ:

и рекох ей: дни многи да седиши у мене и аз у тебе, и не соблудиши, ни будеши мужу иному:

и сказал ей: много дней оставайся у меня; не блуди, и не будь с другим; так же и я буду для тебя.

3:4

занѐ дни̑ мнѡ́ги сѧ́дꙋтъ сы́нове і҆и҃лєвы, не сꙋ́щꙋ царю̀, ни сꙋ́щꙋ кнѧ́зю, ни сꙋ́щей же́ртвѣ, ни сꙋ́щꙋ же́ртвенникꙋ, ни жре́чествꙋ, нижѐ ꙗ҆вле́нїємъ:

зане дни многи сядут сынове израилевы, не сущу царю, ни сущу князю, ни сущей жертве, ни сущу жертвеннику, ни жречеству, ниже явлением:

Ибо долгое время сыны Израилевы будут оставаться без царя и без князя и без жертвы, без жертвенника, без ефода и терафима.

3:5

и҆ посе́мъ ѡ҆братѧ́тсѧ сы́нове і҆и҃лєвы и҆ взы́щꙋтъ гдⷭ҇а бг҃а своего̀ и҆ даві́да царѧ̀ своего̀, и҆ почꙋдѧ́тсѧ ѡ҆ гдⷭ҇ѣ и҆ ѡ҆ бла́гостехъ є҆гѡ̀ въ послѣ̑днїѧ дни̑.

и посем обратятся сынове израилевы и взыщут Господа Бога своего и давида царя своего, и почудятся о Господе и о благостех его в последния дни.

После того обратятся сыны Израилевы и взыщут Господа Бога своего и Давида, царя своего, и будут благоговеть пред Господом и благостью Его в последние дни.

Глава 4

4:1

Слы́шите сло́во гдⷭ҇не, сы́нове і҆и҃лєвы, ꙗ҆́кѡ сꙋ́дъ гдⷭ҇еви къ живꙋ́щымъ на землѝ: занѐ нѣ́сть и҆́стины, ни ми́лости, ни вѣ́дѣнїѧ бж҃їѧ на землѝ:

Слышите слово Господне, сынове израилевы, яко суд Господеви к живущым на земли: зане несть истины, ни милости, ни ведения Божия на земли:

Слушайте слово Господне, сыны Израилевы; ибо суд у Господа с жителями сей земли, потому что нет ни истины, ни милосердия, ни Богопознания на земле.

4:2

клѧ́тва и҆ лжа̀, и҆ ᲂу҆бі́йство и҆ татьба̀ и҆ любодѣѧ́нїе разлїѧ́сѧ по землѝ, и҆ кро́вь съ кровьмѝ мѣша́ютъ.

клятва и лжа, и убийство и татьба и любодеяние разлияся по земли, и кровь с кровьми мешают.

Клятва и обман, убийство и воровство и прелюбодейство крайне распространились, и кровопролитие следует за кровопролитием.

4:3

Сегѡ̀ ра́ди воспла́четсѧ землѧ̀ и҆ ᲂу҆ма́литсѧ со всѣ́ми всели́вшимисѧ на не́й, со ѕвѣрьмѝ польски́ми и҆ съ га̑ды зємны́ми и҆ со пти́цами небе́сными, и҆ ры̑бы морскі̑ѧ ѡ҆скꙋдѣ́ютъ:

Сего ради восплачется земля и умалится со всеми вселившимися на ней, со зверьми польскими и с гады земными и со птицами небесными, и рыбы морския оскудеют:

За то восплачет земля сия, и изнемогут все, живущие на ней, со зверями полевыми и птицами небесными, даже и рыбы морские погибнут.

4:4

ꙗ҆́кѡ да никто́же не при́тсѧ, ни ѡ҆блича́етсѧ никто́же: лю́дїе же моѝ а҆́ки прерѣка́емый жре́цъ,

яко да никтоже не прится, ни обличается никтоже: людие же мои аки пререкаемый жрец,

Но никто не спорь, никто не обличай другого; и твой народ — как спорящие со священником.

4:5

и҆ и҆знемо́жетъ во дне́хъ, и҆ и҆знемо́жетъ проро́къ съ тобо́ю: но́щи ᲂу҆подо́бихъ ма́терь твою̀.

и изнеможет во днех, и изнеможет пророк с тобою: нощи уподобих матерь твою.

И ты падешь днем, и пророк падет с тобою ночью, и истреблю матерь твою.

4:6

Оу҆подо́бишасѧ лю́дїе моѝ а҆́ки не и҆мꙋ́ще ᲂу҆мѣ́нїѧ: ꙗ҆́кѡ ты̀ ᲂу҆мѣ́нїе ѿве́рглъ є҆сѝ, ѿве́ргꙋ и҆ а҆́зъ тебѐ, є҆́же не жре́чествовати мнѣ̀, и҆ забы́лъ є҆сѝ зако́нъ бг҃а своегѡ̀, забꙋ́дꙋ и҆ а҆́зъ ча̑да твоѧ̑.

Уподобишася людие мои аки не имуще умения: яко ты умение отвергл еси, отвергу и аз тебе, еже не жречествовати мне, и забыл еси закон Бога своего, забуду и аз чада твоя.

Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения: так как ты отверг ведение, то и Я отвергну тебя от священнодействия предо Мною; и как ты забыл закон Бога твоего то и Я забуду детей твоих.

4:7

По мно́жествꙋ и҆́хъ та́кѡ согрѣши́ша мнѣ̀: сла́вꙋ и҆́хъ въ безче́стїе положꙋ̀.

По множеству их тако согрешиша мне: славу их в безчестие положу.

Чем больше они умножаются, тем больше грешат против Меня; славу их обращу в бесславие.

4:8

Грѣхѝ люді́й мои́хъ снѣдѧ́тъ и҆ въ непра́вдахъ и҆́хъ во́змꙋтъ дꙋ́шы и҆́хъ.

Грехи людий моих снедят и в неправдах их возмут душы их.

Грехами народа Моего кормятся они, и к беззаконию его стремится душа их.

4:9

И҆ бꙋ́детъ ꙗ҆́коже лю́дїе, та́кѡ и҆ жре́цъ: и҆ ѿмщꙋ̀ на ни́хъ пꙋти̑ и҆́хъ, и҆ ᲂу҆мышлє́нїѧ и҆́хъ возда́мъ и҆̀мъ.

И будет якоже людие, тако и жрец: и отмщу на них пути их, и умышления их воздам им.

И что будет с народом, то и со священником; и накажу его по путям его, и воздам ему по делам его.

4:10

И҆ бꙋ́дꙋтъ ꙗ҆́сти и҆ не насы́тѧтсѧ: соблꙋди́ша и҆ не и҆спра́вѧтсѧ: поне́же гдⷭ҇а ѡ҆ста́виша є҆́же снабдѣ́ти.

И будут ясти и не насытятся: соблудиша и не исправятся: понеже Господа оставиша еже снабдети.

Будут есть, и не насытятся; будут блудить, и не размножатся; ибо оставили служение Господу.

4:11

Блꙋ́дъ и҆ вїно̀ и҆ пїѧ́нство прїѧ́тъ се́рдце люді́й мои́хъ.

Блуд и вино и пиянство прият сердце людий моих.

Блуд, вино и напитки завладели сердцем их.

4:12

Въ зна́менїихъ вопроша́хꙋ и҆ въ жезлѣ́хъ свои́хъ повѣ́дахꙋ тѣ́мъ: дꙋ́хомъ блꙋже́нїѧ прельсти́шасѧ и҆ соблꙋди́ша ѿ бг҃а своегѡ̀:

В знамениих вопрошаху и в жезлех своих поведаху тем: духом блужения прельстишася и соблудиша от Бога своего:

Народ Мой вопрошает свое дерево и жезл его дает ему ответ; ибо дух блуда ввел их в заблуждение, и, блудодействуя, они отступили от Бога своего.

4:13

на версѣ́хъ го́ръ кадѧ́хꙋ и҆ на холмѣ́хъ жрѧ́хꙋ под̾ дꙋ́бомъ и҆ под̾ є҆́лїю и҆ под̾ дре́вомъ вѣ́твеннымъ, ꙗ҆́кѡ до́бръ кро́въ: сегѡ̀ ра́ди соблꙋ́дѧтъ дщє́ри ва́шѧ, и҆ невѣ̑сты ва́шѧ возлюбодѣ́ютъ.

на версех гор кадяху и на холмех жряху под дубом и под елию и под древом ветвенным, яко добр кров: сего ради соблудят дщери вашя, и невесты вашя возлюбодеют.

На вершинах гор они приносят жертвы и на холмах совершают каждение под дубом и тополем и теревинфом, потому что хороша от них тень; поэтому любодействуют дочери ваши и прелюбодействуют невестки ваши.

4:14

И҆ не присѣщꙋ̀ на дщє́ри ва́шѧ, є҆гда̀ соблꙋ́дѧтъ, и҆ на невѣ̑сты ва́шѧ, є҆гда̀ возлюбодѣ́ютъ: ꙗ҆́кѡ и҆ ті́и со блꙋдни́цами смѣси́шасѧ и҆ со блꙋдника́ми трє́бы жрѧ́хꙋ, и҆ лю́дїе смы́слѧщїи со блꙋдни́цею сплета́хꙋсѧ.

И не присещу на дщери вашя, егда соблудят, и на невесты вашя, егда возлюбодеют: яко и тии со блудницами смесишася и со блудниками требы жряху, и людие смыслящии со блудницею сплетахуся.

Я оставлю наказывать дочерей ваших, когда они блудодействуют, и невесток ваших, когда они прелюбодействуют, потому что вы сами на стороне блудниц и с любодейцами приносите жертвы, а невежественный народ гибнет.

4:15

Ты́ же, і҆и҃лю, не не разꙋмѣва́й, и҆ і҆ꙋ́до: не входи́те въ галга́лꙋ и҆ не восходи́те въ до́мъ ѡ҆́новъ, и҆ не клени́тесѧ гдⷭ҇емъ живы̑мъ.

Ты же, израилю, не не разумевай, и иудо: не входите в галгалу и не восходите в дом онов, и не кленитеся Господем живым.

Если ты, Израиль, блудодействуешь, то пусть не грешил бы Иуда; и не ходите в Галгал, и не восходите в Беф-Авен, и не клянитесь: «жив Господь!»

4:16

Занѐ ꙗ҆́коже ю҆́ница стрѣка́ломъ стрѣ́чема разсвирѣ́пѣ і҆и҃ль: нн҃ѣ ᲂу҆пасе́тъ ѧ҆̀ гдⷭ҇ь, ꙗ҆́кѡ а҆́гнца на простра́нствѣ.

Зане якоже юница стрекалом стречема разсвирепе израиль: ныне упасет я Господь, яко агнца на пространстве.

Ибо как упрямая телица, упорен стал Израиль; посему будет ли теперь Господь пасти их, как агнцев на пространном пастбище?

4:17

Прича́стникъ кꙋмі́рѡмъ є҆фре́мъ положѝ себѣ̀ собла́зны,

Причастник кумиром ефрем положи себе соблазны,

Привязался к идолам Ефрем; оставь его!

4:18

и҆збра̀ ханане́ѡвъ: блꙋдѧ́ще возблꙋди́ша, возлюби́ша безче́стїе ѿ хрепета́нїѧ своегѡ̀.

избра хананеов: блудяще возблудиша, возлюбиша безчестие от хрепетания своего.

Отвратительно пьянство их, совершенно предались блудодеянию; князья их любят постыдное.

4:19

Ви́хръ дꙋ́ха возсви́щетъ въ крилѣ́хъ свои́хъ, и҆ посра́мѧтсѧ ѿ тре́бищъ свои́хъ.

Вихр духа возсвищет в крилех своих, и посрамятся от требищ своих.

Охватит их ветер своими крыльями, и устыдятся они жертв своих.

Глава 5

5:1

Слы́шите сїѧ̑, жерцы̀, и҆ вонми́те, до́ме і҆и҃левъ, и҆ до́ме царе́въ, внꙋши́те, поне́же къ ва́мъ є҆́сть сꙋ́дъ: ꙗ҆́кѡ прꙋгло̀ бы́сте стражбѣ̀, и҆ ꙗ҆́коже мре́жа распросте́рта на і҆тавѷрі́и,

Слышите сия, жерцы, и вонмите, доме израилев, и доме царев, внушите, понеже к вам есть суд: яко пругло бысте стражбе, и якоже мрежа распростерта на итавирии,

Слушайте это, священники, и внимайте, дом Израилев, и приклоните ухо, дом царя; ибо вам будет суд, потому что вы были западнею в Массифе и сетью, раскинутою на Фаворе.

5:2

ю҆́же ловѧ́щїи ло́въ поткнꙋ́ша, а҆́зъ же наказа́тель ва́мъ:

юже ловящии лов поткнуша, аз же наказатель вам:

Глубоко погрязли они в распутстве; но Я накажу всех их.

5:3

а҆́зъ позна́хъ є҆фре́ма, и҆ і҆и҃ль не ѿстꙋпѝ ѿ менє̀, занѐ нн҃ѣ соблꙋдѝ є҆фре́мъ, и҆ ѡ҆скверни́сѧ і҆и҃ль:

аз познах ефрема, и израиль не отступи от мене, зане ныне соблуди ефрем, и осквернися израиль:

Ефрема Я знаю, и Израиль не сокрыт от Меня; ибо ты блудодействуешь, Ефрем, и Израиль осквернился.

5:4

не положи́ша помышле́нїй свои́хъ, є҆́же возврати́тисѧ къ бг҃ꙋ своемꙋ̀, ꙗ҆́кѡ дꙋ́хъ блꙋже́нїѧ є҆́сть въ ни́хъ, и҆ гдⷭ҇а не ᲂу҆вѣ́дѣша.

не положиша помышлений своих, еже возвратитися к Богу своему, яко дух блужения есть в них, и Господа не уведеша.

Дела их не допускают их обратиться к Богу своему, ибо дух блуда внутри них, и Господа они не познали.

5:5

И҆ смири́тсѧ ᲂу҆кори́зна і҆и҃лева въ лицѐ є҆мꙋ̀, и҆ і҆и҃ль и҆ є҆фре́мъ и҆знемо́гꙋтъ въ непра́вдахъ свои́хъ, и҆знемо́жетъ же и҆ і҆ꙋ́да съ ни́ми.

И смирится укоризна израилева в лице ему, и израиль и ефрем изнемогут в неправдах своих, изнеможет же и иуда с ними.

И гордость Израиля унижена в глазах их; и Израиль и Ефрем падут от нечестия своего; падет и Иуда с ними.

5:6

Со ѻ҆вца́ми и҆ телцы̑ по́йдꙋтъ взыска́ти гдⷭ҇а и҆ не ѡ҆брѧ́щꙋтъ є҆гѡ̀, ᲂу҆клони́сѧ бо ѿ ни́хъ.

Со овцами и телцы пойдут взыскати Господа и не обрящут его, уклонися бо от них.

С овцами своими и волами своими пойдут искать Господа и не найдут Его: Он удалился от них.

5:7

Ꙗ҆́кѡ гдⷭ҇а ѡ҆ста́виша, ꙗ҆́кѡ ча̑да чꙋ̑жда породи́ша себѣ̀: нн҃ѣ поѧ́стъ ѧ҆̀ ржа̀, и҆ прича̑стїѧ и҆́хъ.

Яко Господа оставиша, яко чада чужда породиша себе: ныне пояст я ржа, и причастия их.

Господу они изменили, потому что родили чужих детей; ныне новый месяц поест их с их имуществом.

5:8

Вострꙋби́те трꙋбо́ю на хо́лмѣхъ, возгласи́те на высо́кихъ, проповѣ́дите въ домꙋ̀ ѡ҆́новѣ, ᲂу҆жасе́сѧ венїамі́нъ,

Вострубите трубою на холмех, возгласите на высоких, проповедите в дому онове, ужасеся вениамин,

Вострубите рогом в Гиве, трубою в Раме; возглашайте в Беф-Авене: «за тобою, Вениамин!»

5:9

є҆фре́мъ въ па́гꙋбꙋ бы́сть во дни̑ наказа́нїѧ: въ племенѣ́хъ і҆и҃левыхъ показа́хъ вѣ̑рнаѧ.

ефрем в пагубу бысть во дни наказания: в племенех израилевых показах верная.

Ефрем сделается пустынею в день наказания; между коленами Израилевыми Я возвестил это.

5:10

Бы́ша кнѧ̑зи і҆ꙋ̑дины ꙗ҆́кѡ прелага́юще предѣ́лы: на нѧ̀ и҆злїю̀ ꙗ҆́кѡ во́дꙋ гнѣ́въ мо́й.

Быша князи иудины яко прелагающе пределы: на ня излию яко воду гнев мой.

Вожди Иудины стали подобны передвигающим межи: изолью на них гнев Мой, как воду.

5:11

Соѡдолѣ̀ є҆фре́мъ сопе́рника своего̀, попра̀ сꙋ́дъ, ꙗ҆́кѡ нача̀ ходи́ти в̾слѣ́дъ сꙋ́етныхъ.

Соодоле ефрем соперника своего, попра суд, яко нача ходити вслед суетных.

Угнетен Ефрем, поражен судом; ибо захотел ходить вслед суетных.

5:12

А҆́зъ же ꙗ҆́кѡ мѧте́жъ є҆фре́мови и҆ ꙗ҆́кѡ ѻ҆сте́нъ до́мꙋ і҆ꙋ́динꙋ.

Аз же яко мятеж ефремови и яко остен дому иудину.

И буду как моль для Ефрема и как червь для дома Иудина.

5:13

И҆ ви́дѣ є҆фре́мъ не́мощь свою̀ и҆ і҆ꙋ́да болѣ́знь свою̀: и҆ и҆́де є҆фре́мъ ко а҆ссѷрі́ємъ и҆ посла̀ послы̀ ко царю̀ і҆арі́мꙋ: и҆ то́й не возмо́же и҆зцѣли́ти ва́съ, и҆ не преста́нетъ ѿ ва́съ болѣ́знь.

И виде ефрем немощь свою и иуда болезнь свою: и иде ефрем ко ассирием и посла послы ко царю иариму: и той не возможе изцелити вас, и не престанет от вас болезнь.

И увидел Ефрем болезнь свою, и Иуда — свою рану, и пошел Ефрем к Ассуру, и послал к царю Иареву; но он не может исцелить вас, и не излечит вас от раны.

5:14

Занѐ а҆́зъ є҆́смь ꙗ҆́кѡ панѳи́рь є҆фре́мови и҆ ꙗ҆́кѡ ле́въ до́мꙋ і҆ꙋ́динꙋ: и҆ а҆́зъ восхищꙋ̀, и҆ пойдꙋ̀, и҆ возмꙋ̀, и҆ не бꙋ́детъ и҆з̾има́ѧй:

Зане аз есмь яко панфирь ефремови и яко лев дому иудину: и аз восхищу, и пойду, и возму, и не будет изимаяй:

Ибо Я как лев для Ефрема и как скимен для дома Иудина; Я, Я растерзаю, и уйду; унесу, и никто не спасет.

5:15

пойдꙋ̀ и҆ возвращꙋ́сѧ на мѣ́сто своѐ, до́ндеже поги́бнꙋтъ, и҆ взы́щꙋтъ лица̀ моегѡ̀.

пойду и возвращуся на место свое, дондеже погибнут, и взыщут лица моего.

Пойду, возвращусь в Мое место, доколе они не признают себя виновными и не взыщут лица Моего.

Глава 6

6:1

Въ ско́рби свое́й ᲂу҆́треневати бꙋ́дꙋтъ ко мнѣ̀, глаго́люще: и҆́демъ и҆ ѡ҆брати́мсѧ ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ на́шемꙋ,

В скорби своей утреневати будут ко мне, глаголюще: идем и обратимся ко Господу Богу нашему,

В скорби своей они с раннего утра будут искать Меня и говорить: «пойдем и возвратимся к Господу! ибо Он уязвил — и Он исцелит нас, поразил — и перевяжет наши раны;

6:2

ꙗ҆́кѡ то́й побѝ ны̀, и҆ и҆зцѣли́тъ ны̀: ᲂу҆ѧзви́тъ, и҆ ᲂу҆врачꙋ́етъ ны̀:

яко той поби ны, и изцелит ны: уязвит, и уврачует ны:

оживит нас через два дня, в третий день восставит нас, и мы будем жить пред лицем Его.

6:3

и҆зцѣли́тъ ны̀ по двою̀ дню̑, въ де́нь тре́тїй воскре́снемъ и҆ жи́ви бꙋ́демъ пред̾ ни́мъ, и҆ ᲂу҆вѣ́мы: пожене́мъ, є҆́же ᲂу҆вѣ́дѣти гдⷭ҇а: ꙗ҆́кѡ ᲂу҆́тро гото́во ѡ҆брѧ́щемъ є҆го̀, и҆ прїи́детъ на́мъ ꙗ҆́кѡ до́ждь ра́ннїй и҆ по́здный землѝ.

изцелит ны по двою дню, в день третий воскреснем и живи будем пред ним, и увемы: поженем, еже уведети Господа: яко утро готово обрящем его, и приидет нам яко дождь ранний и поздный земли.

Итак познаем, будем стремиться познать Господа; как утренняя заря — явление Его, и Он придет к нам, как дождь, как поздний дождь оросит землю».

6:4

Что́ ти сотворю̀, є҆фре́ме; что́ ти сотворю̀, і҆ꙋ́до; ми́лость бо ва́ша ꙗ҆́кѡ ѡ҆́блакъ ᲂу҆́треннїй и҆ ꙗ҆́кѡ роса̀ ра́нѡ па́дающаѧ.

Что ти сотворю, ефреме? что ти сотворю, иудо? милость бо ваша яко облак утренний и яко роса рано падающая.

Что сделаю тебе, Ефрем? что сделаю тебе, Иуда? благочестие ваше, как утренний туман и как роса, скоро исчезающая.

6:5

Сегѡ̀ ра́ди пожа́хъ проро́ки ва́шѧ, ᲂу҆би́хъ ѧ҆̀ словесе́мъ ᲂу҆́стъ мои́хъ, и҆ сꙋ́дъ мо́й ꙗ҆́кѡ свѣ́тъ и҆зы́детъ.

Сего ради пожах пророки вашя, убих я словесем уст моих, и суд мой яко свет изыдет.

Посему Я поражал через пророков и бил их словами уст Моих, и суд Мой, как восходящий свет.

6:6

Занѐ ми́лости хощꙋ̀ а҆ не же́ртвы, и҆ ᲂу҆вѣ́дѣнїѧ бж҃їѧ, не́жели всесожже́нїѧ.

Зане милости хощу а не жертвы, и уведения Божия, нежели всесожжения.

Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений.

6:7

Сі́и же сꙋ́ть ꙗ҆́кѡ человѣ́къ престꙋпа́ѧй завѣ́тъ: та́мѡ презрѣ́ша мѧ̀.

Сии же суть яко человек преступаяй завет: тамо презреша мя.

Они же, подобно Адаму, нарушили завет и там изменили Мне.

6:8

Галаа́дъ гра́дъ дѣ́лаѧй сꙋ́єтнаѧ, мꙋтѧ́й во́дꙋ,

Галаад град делаяй суетная, мутяй воду,

Галаад — город нечестивцев, запятнанный кровью.

6:9

а҆ крѣ́пость твоѧ̀ ꙗ҆́кѡ мꙋ́жа морска́гѡ разбо́йника: скры́ша жерцы̀ пꙋ́ть гдⷭ҇ень, ᲂу҆би́ша сїкі́мꙋ, ꙗ҆́кѡ беззако́нїе сотвори́ша.

а крепость твоя яко мужа морскаго разбойника: скрыша жерцы путь Господень, убиша сикиму, яко беззаконие сотвориша.

Как разбойники подстерегают человека, так сборище священников убивают на пути в Сихем и совершают мерзости.

6:10

Въ домꙋ̀ і҆и҃левѣ ви́дѣхъ грѡ́знаѧ: та́мѡ блꙋже́нїе є҆фре́мово: ѡ҆скверни́сѧ і҆и҃ль и҆ і҆ꙋ́да.

В дому израилеве видех грозная: тамо блужение ефремово: осквернися израиль и иуда.

В доме Израиля Я вижу ужасное; там блудодеяние у Ефрема, осквернился Израиль.

6:11

Начнѝ ѡ҆б̾има́ти вїногра́дъ себѣ̀, є҆гда̀ возвращꙋ̀ плѣне́нїе люді́й мои́хъ.

Начни оымати виноград себе, егда возвращу пленение людий моих.

И тебе, Иуда, назначена жатва, когда Я возвращу плен народа Моего.

Глава 7

7:1

Є҆гда̀ и҆зцѣлю̀ і҆и҃лѧ, и҆ ѿкры́етсѧ непра́вда є҆фре́мова и҆ ѕло́ба самарі́йска, ꙗ҆́кѡ содѣ́лаша лжꙋ̀: и҆ та́ть къ немꙋ̀ вни́детъ, совлача́ѧй разбо́йникъ на пꙋтѝ є҆гѡ̀:

Егда изцелю израиля, и открыется неправда ефремова и злоба самарийска, яко соделаша лжу: и тать к нему внидет, совлачаяй разбойник на пути его:

Когда Я врачевал Израиля, открылась неправда Ефрема и злодейство Самарии: ибо они поступают лживо; и входит вор, и разбойник грабит по улицам.

7:2

ꙗ҆́кѡ да воспою́тъ вкꙋ́пѣ, а҆́ки пою́щїи се́рдцемъ свои́мъ. Всѧ̑ ѕлѡ́бы и҆́хъ помѧнꙋ́хъ: нн҃ѣ ѡ҆быдо́ша и҆̀хъ совѣ́ти и҆́хъ, проти́вꙋ лицꙋ̀ мѝ бы́ша.

яко да воспоют вкупе, аки поющии сердцем своим. Вся злобы их помянух: ныне обыдоша их совети их, противу лицу ми быша.

Не помышляют они в сердце своем, что Я помню все злодеяния их; теперь окружают их дела их; они пред лицем Моим.

7:3

Ѕло́бами свои́ми возвесели́ша царѧ̀ и҆ лжа́ми свои́ми кнѧзе́й.

Злобами своими возвеселиша царя и лжами своими князей.

Злодейством своим они увеселяют царя и обманами своими — князей.

7:4

Всѝ любодѣ́ющїи, ꙗ҆́кѡ пе́щь жего́ма на пече́нїе сожже́нїѧ ѿ пла́мене, ѿ примѣше́нїѧ тꙋ́ка, до́ндеже вски́снетъ то̀ всѐ.

Вси любодеющии, яко пещь жегома на печение сожжения от пламене, от примешения тука, дондеже вскиснет то все.

Все они пылают прелюбодейством, как печь, растопленная пекарем, который перестает поджигать ее, когда замесит тесто и оно вскиснет.

7:5

Во дни̑ царе́й ва́шихъ нача́ша кнѧ̑зи ꙗ҆ри́тисѧ ѿ вїна̀, простро́ша рꙋ́ки своѧ̑ съ гꙋби́тельми:

Во дни царей ваших начаша князи яритися от вина, простроша руки своя с губительми:

«День нашего царя!» [говорят] князья, разгоряченные до болезни вином, а он протягивает руку свою к кощунам.

7:6

занѐ разгорѣ́шасѧ ꙗ҆́кѡ пе́щь сердца̀ и҆́хъ, внегда̀ ᲂу҆стремлѧ́тисѧ и҆̀мъ: всю̀ но́щь сна̀ є҆фре́мъ насы́тисѧ, заꙋ́тра бы́сть, и҆ разгорѣ́сѧ ꙗ҆́кѡ пла́мень ѻ҆́гненный.

зане разгорешася яко пещь сердца их, внегда устремлятися им: всю нощь сна ефрем насытися, заутра бысть, и разгореся яко пламень огненный.

Ибо они коварством своим делают сердце свое подобным печи: пекарь их спит всю ночь, а утром она горит, как пылающий огонь.

7:7

Всѝ согрѣ́ѧшасѧ, ꙗ҆́кѡ пе́щь жего́ма, и҆ ѻ҆́гнь поѧдѐ сꙋді́й и҆́хъ: всѝ ца́рїе и҆́хъ падо́ша, не бѣ̀ въ ни́хъ молѧ́йсѧ ко мнѣ̀.

Вси согреяшася, яко пещь жегома, и огнь пояде судий их: вси царие их падоша, не бе в них моляйся ко мне.

Все они распалены, как печь, и пожирают судей своих; все цари их падают, и никто из них не взывает ко Мне.

7:8

Є҆фре́мъ въ лю́дехъ свои́хъ са́мъ смѣсѧ́шесѧ, є҆фре́мъ бы́сть ѡ҆прѣсно́къ неѡбраща́емь.

Ефрем в людех своих сам смесяшеся, ефрем бысть опреснок необращаемь.

Ефрем смешался с народами, Ефрем стал, как неповороченный хлеб.

7:9

И҆ снѣдо́ша чꙋжді́и крѣ́пость є҆гѡ̀, се́й же не разꙋмѣ̀: и҆ сѣди̑ны ꙗ҆ви́шасѧ на не́мъ, ѻ҆́нъ же не позна̀.

И снедоша чуждии крепость его, сей же не разуме: и седины явишася на нем, он же не позна.

Чужие пожирали силу его и он не замечал; седина покрыла его, а он не знает.

7:10

И҆ смири́тсѧ ᲂу҆кори́зна і҆и҃лева въ лицѐ є҆мꙋ̀: и҆ не возврати́шасѧ ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ своемꙋ̀ и҆ не взыска́ша є҆гѡ̀ во всѣ́хъ си́хъ.

И смирится укоризна израилева в лице ему: и не возвратишася ко Господу Богу своему и не взыскаша его во всех сих.

И гордость Израиля унижена в глазах их и при всем том они не обратились к Господу Богу своему и не взыскали Его.

7:11

И҆ бѧ́ше є҆фре́мъ ꙗ҆́кѡ го́лꙋбь безꙋ́мный, не и҆мы́й се́рдца: є҆гѵ́пта молѧ́ше, и҆ во а҆ссѷрі́аны ѿидо́ша.

И бяше ефрем яко голубь безумный, не имый сердца: египта моляше, и во ассирианы отидоша.

И стал Ефрем, как глупый голубь, без сердца: зовут Египтян, идут в Ассирию.

7:12

Ꙗ҆́коже и҆́дꙋтъ, возложꙋ̀ на нѧ̀ мре́жꙋ мою̀, ꙗ҆́коже пти̑цы небє́сныѧ све́ргꙋ ѧ҆̀, накажꙋ̀ ѧ҆̀ въ слꙋ́хъ скорбѣ́нїѧ и҆́хъ.

Якоже идут, возложу на ня мрежу мою, якоже птицы небесныя свергу я, накажу я в слух скорбения их.

Когда они пойдут, Я закину на них сеть Мою; как птиц небесных низвергну их; накажу их, как слышало собрание их.

7:13

Го́ре и҆̀мъ, ꙗ҆́кѡ ѿскочи́ша ѿ менє̀: боѧзли́ви сꙋ́ть, ꙗ҆́кѡ нече́ствоваша ко мнѣ̀: а҆́зъ же и҆зба́вихъ ѧ҆̀, сі́и же возглаго́лаша на мѧ̀ лжꙋ̀.

Горе им, яко отскочиша от мене: боязливи суть, яко нечествоваша ко мне: аз же избавих я, сии же возглаголаша на мя лжу.

Горе им, что они удалились от Меня; гибель им, что они отпали от Меня! Я спасал их, а они ложь говорили на Меня.

7:14

И҆ не возопи́ша ко мнѣ̀ сердца̀ и҆́хъ, но пла́кахꙋсѧ на ло́жахъ свои́хъ: ѡ҆ пшени́цѣ и҆ вїнѣ̀ сѣча́хꙋсѧ.

И не возопиша ко мне сердца их, но плакахуся на ложах своих: о пшенице и вине сечахуся.

И не взывали ко Мне сердцем своим, когда вопили на ложах своих; собираются из-за хлеба и вина, а от Меня удаляются.

7:15

Нака́жꙋтсѧ мно́ю, а҆́зъ же ᲂу҆крѣпи́хъ мы́шцꙋ и҆́хъ, и҆ на мѧ̀ помы́слиша ѕла̑ѧ.

Накажутся мною, аз же укрепих мышцу их, и на мя помыслиша злая.

Я вразумлял [их] и укреплял мышцы их, а они умышляли злое против Меня.

7:16

Соврати́шасѧ ни во что́же, бы́ша ꙗ҆́кѡ лꙋ́къ напрѧже́нъ: падꙋ́тсѧ кнѧ̑зи и҆́хъ мече́мъ ра́ди ненаказа́нїѧ ꙗ҆зы́ка своегѡ̀. Сїѐ рꙋга́нїе и҆́хъ въ землѝ є҆гѵ́петстѣй.

Совратишася ни во чтоже, быша яко лук напряжен: падутся князи их мечем ради ненаказания языка своего. Сие ругание их в земли египетстей.

Они обращались, но не к Всевышнему, стали — как неверный лук; падут от меча князья их за дерзость языка своего; это будет посмеянием над ними в земле Египетской.

Глава 8

8:1

Въ нѣ́дрѣ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ землѧ̀ непроходи́ма, ꙗ҆́кѡ ѻ҆ре́лъ въ домꙋ̀ гдⷭ҇ни: поне́же престꙋпи́ша завѣ́тъ мо́й и҆ на зако́нъ мо́й нече́ствоваша.

В недре их, яко земля непроходима, яко орел в дому Господни: понеже преступиша завет мой и на закон мой нечествоваша.

Трубу к устам твоим! Как орел [налетит] на дом Господень за то, что они нарушили завет Мой и преступили закон Мой!

8:2

Ко мнѣ̀ воззовꙋ́тъ: бж҃е, позна́хомъ тѧ̀,

Ко мне воззовут: Боже, познахом тя,

Ко Мне будут взывать: «Боже мой! мы познали Тебя, мы — Израиль».

8:3

ꙗ҆́кѡ і҆и҃ль ѿврати́сѧ благи́хъ, врага̀ прогна́ша.

яко израиль отвратися благих, врага прогнаша.

Отверг Израиль доброе; враг будет преследовать его.

8:4

Са́ми себѣ̀ царѧ̀ поста́виша, а҆ не мно́ю, нача́лствоваша, и҆ не ꙗ҆ви́ша мѝ: ѿ сребра̀ своегѡ̀ и҆ ѿ зла́та своегѡ̀ сотвори́ша себѣ̀ кꙋмі́ры, ꙗ҆́кѡ да потребѧ́тсѧ.

Сами себе царя поставиша, а не мною, началствоваша, и не явиша ми: от сребра своего и от злата своего сотвориша себе кумиры, яко да потребятся.

Поставляли царей сами, без Меня; ставили князей, но без Моего ведома; из серебра своего и золота своего сделали для себя идолов: оттуда гибель.

8:5

Сокрꙋшѝ телца̀ твоего̀, самарі́е, разгнѣ́васѧ ꙗ҆́рость моѧ̀ на нѧ̀: доко́лѣ не мо́гꙋтъ ѡ҆чи́ститисѧ, и҆̀же во і҆и҃ли;

Сокруши телца твоего, самарие, разгневася ярость моя на ня: доколе не могут очиститися, иже во израили?

Оставил тебя телец твой, Самария! воспылал гнев Мой на них; доколе не могут они очиститься?

8:6

И҆ то̀ древодѣ́ль сотворѝ, и҆ нѣ́сть бг҃ъ: занѐ льстѧ́й бѧ́ше теле́цъ тво́й, самарі́е.

И то древодель сотвори, и несть Бог: зане льстяй бяше телец твой, самарие.

Ибо и он — дело Израиля: художник сделал его, и потому он не бог; в куски обратится телец Самарийский!

8:7

Ꙗ҆́кѡ вѣ́тромъ и҆стлѣ́но всѣ́ѧша, и҆ разрꙋше́нїе и҆́хъ прїи́метъ ѧ҆̀: рꙋкоѧ́ть не и҆мꙋ́щаѧ си́лы є҆́же сотвори́ти мꙋкꙋ̀, а҆́ще же и҆ сотвори́тъ, то̀ чꙋжді́и поѧдѧ́тъ ю҆̀.

Яко ветром истлено всеяша, и разрушение их приимет я: рукоять не имущая силы еже сотворити муку, аще же и сотворит, то чуждии поядят ю.

Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю: хлеба на корню не будет у него; зерно не даст муки; а если и даст, то чужие проглотят ее.

8:8

Поглоще́нъ бы́сть і҆и҃ль, нн҃ѣ бы́сть во ꙗ҆зы́цѣхъ ꙗ҆́кѡ сосꙋ́дъ непотре́бенъ,

Поглощен бысть израиль, ныне бысть во языцех яко сосуд непотребен,

Поглощен Израиль; теперь они будут среди народов как негодный сосуд.

8:9

поне́же ті́и взыдо́ша ко а҆ссѷрі́анѡмъ: процвѣтѐ ѡ҆ себѣ̀ є҆фре́мъ, да́ры возлюбѝ.

понеже тии взыдоша ко ассирианом: процвете о себе ефрем, дары возлюби.

Они пошли к Ассуру, как дикий осел, одиноко бродящий; Ефрем приобретал подарками расположение к себе.

8:10

Сегѡ̀ ра́ди предадꙋ́тсѧ во ꙗ҆зы́ки: нн҃ѣ воспрїимꙋ̀ и҆̀хъ, и҆ почі́ютъ ма́лѡ є҆́же пома́зати царѧ̀ и҆ кнѧ̑зи.

Сего ради предадутся во языки: ныне восприиму их, и почиют мало еже помазати царя и князи.

Хотя они и посылали дары к народам, но скоро Я соберу их, и они начнут страдать от бремени царя князей;

8:11

Ꙗ҆́кѡ ᲂу҆мно́жи є҆фре́мъ трє́бища, во грѣхѝ бы́ша є҆мꙋ̀ трє́бища возлю́блєннаѧ.

Яко умножи ефрем требища, во грехи быша ему требища возлюбленная.

ибо много жертвенников настроил Ефрем для греха, — ко греху послужили ему эти жертвенники.

8:12

Впишꙋ̀ є҆мꙋ̀ мно́жество, и҆ закѡ́ннаѧ є҆гѡ̀ въ чꙋжда̑ѧ вмѣни́шасѧ трє́бища возлю́блєннаѧ.

Впишу ему множество, и законная его в чуждая вменишася требища возлюбленная.

Написал Я ему важные законы Мои, но они сочтены им как бы чужие.

8:13

Тѣ́мже а҆́ще и҆ пожрꙋ́тъ же́ртвꙋ и҆ снѣдѧ́тъ мѧса̀, гдⷭ҇ь не прїи́метъ и҆́хъ: нн҃ѣ помѧне́тъ непра̑вды и҆́хъ и҆ ѿмсти́тъ грѣхѝ и҆́хъ: ті́и во є҆гѵ́петъ возврати́шасѧ и҆ во а҆ссѷрі́и нечи̑стаѧ снѣдѧ́тъ.

Темже аще и пожрут жертву и снедят мяса, Господь не приимет их: ныне помянет неправды их и отмстит грехи их: тии во египет возвратишася и во ассирии нечистая снедят.

В жертвоприношениях Мне они приносят мясо и едят его; Господу неугодны они; ныне Он вспомнит нечестие их и накажет их за грехи их: они возвратятся в Египет.

8:14

И҆ забы̀ і҆и҃ль сотво́ршаго и҆̀ и҆ возградѝ трє́бища, и҆ і҆ꙋ́да ᲂу҆мно́жи гра́ды ᲂу҆тверждє́ны: но послю̀ ѻ҆́гнь на гра́ды є҆гѡ̀, и҆ потреби́тъ ѡ҆снова̑нїѧ є҆гѡ̀.

И забы израиль сотворшаго и и возгради требища, и иуда умножи грады утверждены: но послю огнь на грады его, и потребит основания его.

Забыл Израиль Создателя своего и устроил капища, и Иуда настроил много укрепленных городов; но Я пошлю огонь на города его, и пожрет чертоги его.

Глава 9

9:1

Не ра́дꙋйсѧ, і҆и҃лю, ни весели́сѧ ꙗ҆́коже лю́дїе, поне́же соблꙋди́лъ є҆сѝ ѿ гдⷭ҇а бг҃а твоегѡ̀: возлюби́лъ є҆сѝ даѧ̑нїѧ на всѧ́цѣмъ гꙋмнѣ̀ пшени́цы.

Не радуйся, израилю, ни веселися якоже людие, понеже соблудил еси от Господа Бога твоего: возлюбил еси даяния на всяцем гумне пшеницы.

Не радуйся, Израиль, до восторга, как [другие] народы, ибо ты блудодействуешь, удалившись от Бога твоего: любишь блудодейные дары на всех гумнах.

9:2

Гꙋмно̀ и҆ точи́ло не позна̀ и҆́хъ, и҆ вїно̀ солга̀ и҆̀мъ.

Гумно и точило не позна их, и вино солга им.

Гумно и точило не будут питать их, и [надежда] на виноградный сок обманет их.

9:3

Не всели́шасѧ на землѝ гдⷭ҇ни: всели́сѧ є҆фре́мъ во є҆гѵ́птѣ, и҆ во а҆ссѷрі́ахъ снѣдѧ́тъ нечи̑стаѧ.

Не вселишася на земли Господни: вселися ефрем во египте, и во ассириах снедят нечистая.

Не будут они жить на земле Господней: Ефрем возвратится в Египет, и в Ассирии будут есть нечистое.

9:4

Не возлїѧ́ша гдⷭ҇еви вїна̀, и҆ не ᲂу҆слади́шасѧ є҆мꙋ̀ трє́бы и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ хлѣ́бъ жа́лости и҆̀мъ: всѝ ꙗ҆дꙋ́щїи ты̑ѧ ѡ҆сквернѧ́тсѧ: поне́же хлѣ́бы и҆́хъ дꙋ́шъ и҆́хъ, не вни́дꙋтъ въ до́мъ гдⷭ҇ень.

Не возлияша Господеви вина, и не усладишася ему требы их, яко хлеб жалости им: вси ядущии тыя осквернятся: понеже хлебы их душ их, не внидут в дом Господень.

Не будут возливать Господу вина, и неугодны Ему будут жертвы их; они будут для них, как хлеб похоронный: все, которые будут есть его, осквернятся, ибо хлеб их — для души их, а в дом Господень он не войдет.

9:5

Что̀ сотворитѐ во дне́хъ торжества̀ и҆ въ де́нь пра́здника гдⷭ҇нѧ;

Что сотворите во днех торжества и в день праздника Господня?

Что будете делать в день торжества и в день праздника Господня?

9:6

Сегѡ̀ ра́ди, сѐ, по́йдꙋтъ ѿ трꙋда̀ є҆гѵ́петска, и҆ прїи́метъ и҆̀хъ ме́мфїсъ, и҆ погребе́тъ ѧ҆̀ махма́съ: сребро̀ и҆́хъ па́гꙋба наслѣ́дитъ, те́рнїе во дворѣ́хъ и҆́хъ.

Сего ради, се, пойдут от труда египетска, и приимет их мемфис, и погребет я махмас: сребро их пагуба наследит, терние во дворех их.

Ибо вот, они уйдут по причине опустошения; Египет соберет их, Мемфис похоронит их; драгоценностями их из серебра завладеет крапива, колючий терн будет в шатрах их.

9:7

Приспѣ́ша дні́е ѿмще́нїѧ твоегѡ̀, прїидо́ша дні́е воздаѧ́нїѧ твоегѡ̀, и҆ ѡ҆ѕло́битсѧ і҆и҃ль, ꙗ҆́коже проро́къ и҆зꙋмле́нный, человѣ́къ дꙋ́хомъ носи́мый: ѿ мно́жества непра́вдъ твои́хъ ᲂу҆мно́жисѧ и҆зꙋмле́нїе твоѐ.

Приспеша дние отмщения твоего, приидоша дние воздаяния твоего, и озлобится израиль, якоже пророк изумленный, человек духом носимый: от множества неправд твоих умножися изумление твое.

Пришли дни посещения, пришли дни воздаяния; да узнает Израиль, что глуп прорицатель, безумен выдающий себя за вдохновенного, по причине множества беззаконий твоих и великой враждебности.

9:8

Стра́жъ є҆фре́мъ съ бг҃омъ, проро́къ прꙋгло̀ стропти́во на всѣ́хъ пꙋте́хъ є҆гѡ̀: и҆зꙋмле́нїе въ домꙋ̀ бж҃їи ᲂу҆тверди́ша.

Страж ефрем с Богом, пророк пругло строптиво на всех путех его: изумление в дому Божии утвердиша.

Ефрем — страж подле Бога моего; пророк — сеть птицелова на всех путях его; соблазн в доме Бога его.

9:9

Растлѣ́шасѧ по днє́мъ хо́лма: воспомѧне́тъ непра̑вды и҆́хъ, ѿмсти́тъ грѣхѝ и҆́хъ.

Растлешася по днем холма: воспомянет неправды их, отмстит грехи их.

Глубоко упали они, развратились, как во дни Гивы; Он вспомнит нечестие их, накажет их за грехи их.

9:10

Ꙗ҆́коже гре́знъ въ пꙋсты́ни ѡ҆брѣто́хъ і҆и҃лѧ и҆ ꙗ҆́кѡ стра́жа на смоко́вницѣ ра́ннѧго ᲂу҆ви́дѣхъ ѻ҆тцы̀ и҆́хъ: ті́и внидо́ша ко веельфегѡ́рꙋ и҆ ѿчꙋжди́шасѧ на стыдѣ́нїе, и҆ бы́ша ме́рзостнїи ꙗ҆́коже возлю́бленнїи.

Якоже грезн в пустыни обретох израиля и яко стража на смоковнице ранняго увидех отцы их: тии внидоша ко веельфегору и отчуждишася на стыдение, и быша мерзостнии якоже возлюбленнии.

Как виноград в пустыне, Я нашел Израиля; как первую ягоду на смоковнице, в первое время ее, увидел Я отцов ваших, — но они пошли к Ваал-Фегору и предались постыдному, и сами стали мерзкими, как те, которых возлюбили.

9:11

Є҆фре́мъ ꙗ҆́кѡ пти́ца ѿлетѣ̀, сла̑вы и҆́хъ ѿ порожде́нїй и҆ болѣ́зней и҆ ѿ зача́тїй.

Ефрем яко птица отлете, славы их от порождений и болезней и от зачатий.

У Ефремлян, как птица улетит слава: ни рождения, ни беременности, ни зачатия [не будет].

9:12

Тѣ́мже а҆́ще и҆ воско́рмѧтъ ча̑да своѧ̑, безча̑дны бꙋ́дꙋтъ ѿ человѣ̑къ: поне́же и҆ лю́тѣ и҆̀мъ є҆́сть, (занѐ ѡ҆ста́вихъ ѧ҆̀,) пло́ть моѧ̀ ѿ ни́хъ.

Темже аще и воскормят чада своя, безчадны будут от человек: понеже и люте им есть, (зане оставих я,) плоть моя от них.

А хотя бы они и воспитали детей своих, отниму их; ибо горе им, когда удалюсь от них!

9:13

Є҆фре́мъ, ꙗ҆́коже ви́дѣхъ, въ лови́твꙋ предпоста́виша ча̑да своѧ̑, и҆ є҆фре́мъ є҆́же и҆звестѝ на заколе́нїе ча̑да своѧ̑.

Ефрем, якоже видех, в ловитву предпоставиша чада своя, и ефрем еже извести на заколение чада своя.

Ефрем, как Я видел его до Тира, насажден на прекрасной местности; однако Ефрем выведет детей своих к убийце.

9:14

Да́ждь и҆̀мъ, гдⷭ҇и: что̀ да́си и҆̀мъ; да́ждь и҆̀мъ ᲂу҆тро́бꙋ неплодѧ́щꙋю и҆ сосцы̀ сꙋ̑хи.

Даждь им, Господи: что даси им? даждь им утробу неплодящую и сосцы сухи.

Дай им, Господи: что Ты дашь им? дай им утробу нерождающую и сухие сосцы.

9:15

Всѧ̑ ѕлѡ́бы и҆́хъ во галга́лѣхъ, ꙗ҆́кѡ та́мѡ и҆̀хъ возненави́дѣхъ за ѕлѡ́бы начина́нїй и҆́хъ: и҆з̾ до́мꙋ моегѡ̀ и҆зженꙋ̀ ѧ҆̀, (ксемꙋ̀) не приложꙋ̀ люби́ти и҆̀хъ:

Вся злобы их во галгалех, яко тамо их возненавидех за злобы начинаний их: из дому моего изжену я, (ксему) не приложу любити их:

Все зло их в Галгале: там Я возненавидел их за злые дела их; изгоню их из дома Моего, не буду больше любить их; все князья их — отступники.

9:16

всѝ кнѧ̑зи и҆́хъ непокори́ви. Поболѣ̀ є҆фре́мъ: коре́нїе є҆гѡ̀ и҆зсхо́ша, плода̀ ксемꙋ̀ да не принесе́тъ: поне́же а҆́ще и҆ породѧ́тъ, побїю̀ вожделѣ̑ннаѧ ᲂу҆тро́бъ и҆́хъ.

вси князи их непокориви. Поболе ефрем: корение его изсхоша, плода ксему да не принесет: понеже аще и породят, побию вожделенная утроб их.

Поражен Ефрем; иссох корень их, — не будут приносить они плода, а если и будут рождать, Я умерщвлю вожделенный плод утробы их.

9:17

Ѿри́нетъ ѧ҆̀ бг҃ъ, ꙗ҆́кѡ не послꙋ́шаша є҆гѡ̀, и҆ бꙋ́дꙋтъ заблꙋжда́ющїи въ ꙗ҆зы́цѣхъ.

Отринет я Бог, яко не послушаша его, и будут заблуждающии в языцех.

Отвергнет их Бог мой, потому что они не послушались Его, и будут скитальцами между народами.

Глава 10

10:1

Вїногра́дъ благоло́зенъ і҆и҃ль, пло́дъ ѻ҆би́ленъ є҆гѡ̀: по мно́жествꙋ плодѡ́въ є҆гѡ̀ ᲂу҆мно́жи трє́бища, по благота́мъ землѝ є҆гѡ̀ возградѝ ка̑пища.

Виноград благолозен израиль, плод обилен его: по множеству плодов его умножи требища, по благотам земли его возгради капища.

Израиль — ветвистый виноград, умножает для себя плод: чем более у него плодов, тем более умножает жертвенники; чем лучше земля у него, тем более украшают они кумиры.

10:2

Раздѣли́ша сердца̀ своѧ̑, нн҃ѣ поги́бнꙋтъ: са́мъ раскопа́етъ трє́бища и҆́хъ, сокрꙋша́тсѧ кꙋмі́ры и҆́хъ.

Разделиша сердца своя, ныне погибнут: сам раскопает требища их, сокрушатся кумиры их.

Разделилось сердце их, за то они и будут наказаны: Он разрушит жертвенники их, сокрушит кумиры их.

10:3

Тѣ́мже нн҃ѣ рекꙋ́тъ: нѣ́сть царѧ̀ въ на́съ, ꙗ҆́кѡ не боѧ́хомсѧ гдⷭ҇а: ца́рь же что̀ сотвори́тъ на́мъ;

Темже ныне рекут: несть царя в нас, яко не бояхомся Господа: царь же что сотворит нам?

Теперь они говорят: «нет у нас царя, ибо мы не убоялись Господа; а царь, — что он нам сделает?»

10:4

Глаго́лѧй словеса̀ и҆звине́нїѧ лѡ́жнаѧ завѣща́етъ завѣ́тъ: прозѧ́бнетъ сꙋ́дъ а҆́ки тро́скотъ на лѧди́нѣ се́лнѣй.

Глаголяй словеса извинения ложная завещает завет: прозябнет суд аки троскот на лядине селней.

Говорят слова [пустые], клянутся ложно, заключают союзы; за то явится суд над ними, как ядовитая трава на бороздах поля.

10:5

Оу҆ телца̀ до́мꙋ ѡ҆́нова воз̾ѡбита́ютъ живꙋ́щїи въ самарі́и, ꙗ҆́кѡ пла́кашасѧ лю́дїе є҆гѡ̀ ѡ҆ не́мъ: и҆ ꙗ҆́коже разгнѣ́ваша є҆го̀, пора́дꙋютсѧ ѡ҆ сла́вѣ є҆гѡ̀, ꙗ҆́кѡ пресели́сѧ ѿ ни́хъ.

У телца дому онова возобитают живущии в самарии, яко плакашася людие его о нем: и якоже разгневаша его, порадуются о славе его, яко преселися от них.

За тельца Беф-Авена вострепещут жители Самарии; восплачет о нем народ его, и жрецы его, радовавшиеся о нем, будут плакать о славе его, потому что она отойдет от него.

10:6

И҆ свѧза́вше є҆го̀, во а҆ссѷрі́ю ѿведо́ша въ да́ръ царю̀ і҆арі́мꙋ: въ да́ръ є҆фре́мъ прїи́метсѧ, и҆ ᲂу҆срами́тсѧ і҆и҃ль ѡ҆ совѣ́тѣ свое́мъ.

И связавше его, во ассирию отведоша в дар царю иариму: в дар ефрем приимется, и усрамится израиль о совете своем.

И сам он отнесен будет в Ассирию, в дар царю Иареву; постыжен будет Ефрем, и посрамится Израиль от замысла своего.

10:7

Ѿве́рже самарі́а царѧ̀ своего̀, а҆́ки хвра́стїе на лицы̀ воды̀.

Отверже самариа царя своего, аки хврастие на лицы воды.

Исчезнет в Самарии царь ее, как пена на поверхности воды.

10:8

И҆зве́ргꙋтсѧ трє́бища ѡ҆́нѡва согрѣшє́нїѧ і҆и҃лєва, те́рнїе и҆ волче́цъ возни́кнꙋтъ на тре́бищихъ и҆́хъ: и҆ рекꙋ́тъ къ гора́мъ: покры́йте ны̀: и҆ холмѡ́мъ: пади́те на ны̀.

Извергутся требища онова согрешения израилева, терние и волчец возникнут на требищих их: и рекут к горам: покрыйте ны: и холмом: падите на ны.

И истреблены будут высоты Авена, грех Израиля; терние и волчцы вырастут на жертвенниках их, и скажут они горам: «покройте нас», и холмам: «падите на нас».

10:9

Ѿне́лѣже хо́лми, согрѣшѝ і҆и҃ль: та́мѡ ста́ша: не пости́гнетъ и҆́хъ на холмѣ̀ ра́ть, на ча̑да непра́вды.

Отнележе холми, согреши израиль: тамо сташа: не постигнет их на холме рать, на чада неправды.

Больше, нежели во дни Гивы, грешил ты, Израиль; там они устояли; война в Гаваоне против сынов нечестия не постигла их.

10:10

Прїи́де наказа́ти и҆̀хъ по жела́нїю моемꙋ̀: и҆ соберꙋ́тсѧ лю́дїе на нѧ̀, внегда̀ наказа́тисѧ и҆̀мъ во двою̀ непра́вдахъ свои́хъ.

Прииде наказати их по желанию моему: и соберутся людие на ня, внегда наказатися им во двою неправдах своих.

По желанию Моему накажу их, и соберутся против них народы, и они будут связаны за двойное преступление их.

10:11

Є҆фре́мъ ю҆́ница наꙋче́наѧ, є҆́же люби́ти прѣ́нїе: а҆́зъ же найдꙋ̀ на добро́тꙋ вы́и є҆ѧ̀, настꙋплю̀ на є҆фре́ма, ᲂу҆молчꙋ̀ ѡ҆ і҆ꙋ́дѣ, ᲂу҆крѣпи́тсѧ себѣ̀ і҆а́кѡвъ.

Ефрем юница наученая, еже любити прение: аз же найду на доброту выи ея, наступлю на ефрема, умолчу о иуде, укрепится себе иаков.

Ефрем — обученная телица, привычная к молотьбе, и Я Сам возложу ярмо на тучную шею его; на Ефреме будут верхом ездить, Иуда будет пахать, Иаков будет боронить.

10:12

Сѣ́йте себѣ̀ въ пра́вдꙋ, собери́те пло́дъ живота̀, просвѣти́те себѣ̀ свѣ́тъ вѣ́дѣнїѧ, до́ндеже вре́мѧ, взыщи́те гдⷭ҇а, до́ндеже прїи́дꙋтъ ва́мъ жи̑та пра́вды.

Сейте себе в правду, соберите плод живота, просветите себе свет ведения, дондеже время, взыщите Господа, дондеже приидут вам жита правды.

Сейте себе в правду, и пожнете милость; распахивайте у себя новину, ибо время взыскать Господа, чтобы Он, когда придет, дождем пролил на вас правду.

10:13

Вскꙋ́ю премолча́сте нече́стїе, и҆ непра̑вды є҆гѡ̀ ѡ҆б̾има́сте, и҆з̾ѧдо́сте пло́дъ лжи́въ; ꙗ҆́кѡ ᲂу҆пова́лъ є҆сѝ на ѻ҆рꙋ́жїе твоѐ, во мно́жествѣ си́лы твоеѧ̀.

Вскую премолчасте нечестие, и неправды его оымасте, изядосте плод лжив? яко уповал еси на оружие твое, во множестве силы твоея.

Вы возделывали нечестие, пожинаете беззаконие, едите плод лжи, потому что ты надеялся на путь твой, на множество ратников твоих.

10:14

И҆ воста́нетъ па́гꙋба въ лю́дехъ твои́хъ, и҆ всѧ̑ ѡ҆гра̑ды твоѧ̑ поги́бнꙋтъ, ꙗ҆́коже (поги́бе) кнѧ́зь салама́нъ ѿ до́мꙋ і҆еровоа́млѧ, во дни̑ ра̑тны ма́терь ѡ҆ ча̑да разби́ша:

И востанет пагуба в людех твоих, и вся ограды твоя погибнут, якоже (погибе) князь саламан от дому иеровоамля, во дни ратны матерь о чада разбиша:

И произойдет смятение в народе твоем, и все твердыни твои будут разрушены, как Салман разрушил Бет-Арбел в день брани: мать была убита с детьми.

10:15

та́кѡ сотворю̀ ва́мъ, до́ме і҆и҃левъ, ѿ лица̀ непра́вды ѕло́бъ ва́шихъ.

тако сотворю вам, доме израилев, от лица неправды злоб ваших.

Вот что причинит вам Вефиль за крайнее нечестие ваше.

Глава 11

11:1

Заꙋ́тра ѿверго́шасѧ, ѿве́ржесѧ ца́рь і҆и҃левъ, поне́же младе́нецъ і҆и҃ль, и҆ а҆́зъ возлюби́хъ є҆го̀ и҆ и҆з̾ є҆гѵ́пта воззва́хъ сы́на моего̀.

Заутра отвергошася, отвержеся царь израилев, понеже младенец израиль, и аз возлюбих его и из египта воззвах сына моего.

На заре погибнет царь Израилев! Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал сына Моего.

11:2

Ꙗ҆́коже призва́хъ ѧ҆̀, та́кожде ѿхожда́хꙋ ѿ лица̀ моегѡ̀: ті́и ваалі́мꙋ тре́бꙋ жрѧ́хꙋ и҆ и҆зва̑ѧнымъ кадѧ́хꙋ.

Якоже призвах я, такожде отхождаху от лица моего: тии ваалиму требу жряху и изваяным кадяху.

Звали их, а они уходили прочь от лица их: приносили жертву Ваалам и кадили истуканам.

11:3

А҆́зъ же свѧза́хъ є҆фре́ма, взѧ́хъ є҆го̀ на мы́шцꙋ мою̀, и҆ не разꙋмѣ́ша, ꙗ҆́кѡ и҆зцѣли́хъ ѧ҆̀.

Аз же связах ефрема, взях его на мышцу мою, и не разумеша, яко изцелих я.

Я Сам приучал Ефрема ходить, носил его на руках Своих, а они не сознавали, что Я врачевал их.

11:4

Во и҆стлѣ́нїи человѣ́честѣ привлеко́хъ ѧ҆̀ ᲂу҆́зами любле́нїѧ моегѡ̀, и҆ бꙋ́дꙋ и҆̀мъ ꙗ҆́кѡ ᲂу҆дарѧ́ѧй человѣ́къ по че́люстемъ є҆гѡ̀: и҆ воззрю̀ къ немꙋ̀ и҆ премогꙋ̀ є҆мꙋ̀.

Во истлении человечесте привлекох я узами любления моего, и буду им яко ударяяй человек по челюстем его: и воззрю к нему и премогу ему.

Узами человеческими влек Я их, узами любви, и был для них как бы поднимающий ярмо с челюстей их, и ласково подкладывал пищу им.

11:5

Всели́сѧ є҆фре́мъ во є҆гѵ́птѣ, а҆ссꙋ́ръ же са́мъ ца́рь є҆гѡ̀, ꙗ҆́кѡ не восхотѣ̀ возврати́тисѧ.

Вселися ефрем во египте, ассур же сам царь его, яко не восхоте возвратитися.

Не возвратится он в Египет, но Ассур — он будет царем его, потому что они не захотели обратиться [ко Мне].

11:6

И҆ и҆знемо́же ѻ҆рꙋ́жїе во градѣ́хъ є҆гѡ̀, и҆ ᲂу҆молчѐ въ рꙋкꙋ̀ є҆гѡ̀: и҆ снѣдѧ́тъ ѿ ᲂу҆мышле́нїй свои́хъ.

И изнеможе оружие во градех его, и умолче в руку его: и снедят от умышлений своих.

И падет меч на города его, и истребит затворы его, и пожрет их за умыслы их.

11:7

И҆ лю́дїе є҆гѡ̀ ви́сѧще ѿ ѡ҆бита́нїѧ своегѡ̀: и҆ бг҃ъ на чєстна́ѧ є҆гѡ̀ разгнѣ́ваетсѧ, и҆ не вознесе́тъ є҆гѡ̀.

И людие его висяще от обитания своего: и Бог на честная его разгневается, и не вознесет его.

Народ Мой закоснел в отпадении от Меня, и хотя призывают его к горнему, он не возвышается единодушно.

11:8

Что́ тѧ ᲂу҆стро́ю, є҆фре́ме; защищꙋ́ ли тѧ̀, і҆и҃лю; что́ тѧ положꙋ̀; Ꙗ҆́коже а҆дамꙋ̀ ᲂу҆стро́ю тѧ̀, и҆ ꙗ҆́коже севоі́мъ, преврати́сѧ се́рдце моѐ въ не́мъ, смѧте́сѧ раска́ѧнїе моѐ.

Что тя устрою, ефреме? защищу ли тя, израилю? что тя положу? Якоже адаму устрою тя, и якоже севоим, превратися сердце мое в нем, смятеся раскаяние мое.

Как поступлю с тобою, Ефрем? как предам тебя, Израиль? Поступлю ли с тобою, как с Адамою, сделаю ли тебе, что Севоиму? Повернулось во Мне сердце Мое, возгорелась вся жалость Моя!

11:9

Не сотворю̀ по гнѣ́вꙋ ꙗ҆́рости моеѧ̀, не ѡ҆ста́влю є҆́же потреби́тисѧ є҆фре́мови, занѐ бг҃ъ а҆́зъ є҆́смь, а҆ не человѣ́къ: въ тебѣ̀ ст҃ъ, и҆ не вни́дꙋ во гра́дъ.

Не сотворю по гневу ярости моея, не оставлю еже потребитися ефремови, зане Бог аз есмь, а не человек: в тебе свят, и не вниду во град.

Не сделаю по ярости гнева Моего, не истреблю Ефрема, ибо Я Бог, а не человек; среди тебя Святый; Я не войду в город.

11:10

Вслѣ́дъ гдⷭ҇а и҆́мамъ ходи́ти: ꙗ҆́кѡ ле́въ возреве́тъ, поне́же то́й возреве́тъ, и҆ ᲂу҆жа́снꙋтсѧ ча̑да во́дъ,

Вслед Господа имам ходити: яко лев возревет, понеже той возревет, и ужаснутся чада вод,

Вслед Господа пойдут они; как лев, Он даст глас Свой, даст глас Свой, и встрепенутся к Нему сыны с запада,

11:11

и҆ прїи́дꙋтъ ꙗ҆́кѡ пти́ца и҆з̾ є҆гѵ́пта и҆ ꙗ҆́кѡ го́лꙋбь ѿ землѝ а҆ссѵ́рски: и҆ возста́влю ѧ҆̀ въ домѣ́хъ и҆́хъ, гл҃етъ гдⷭ҇ь.

и приидут яко птица из египта и яко голубь от земли ассирски: и возставлю я в домех их, глаголет Господь.

встрепенутся из Египта, как птицы, и из земли Ассирийской, как голуби, и вселю их в домы их, говорит Господь.

11:12

Ѡ҆бы́де мѧ̀ лже́ю є҆фре́мъ, и҆ нече́стїѧми до́мъ і҆и҃левъ и҆ і҆ꙋ́да: нн҃ѣ позна̀ ѧ҆̀ бг҃ъ, и҆ лю́дїе ст҃и прозва́шасѧ бг҃ови.

Обыде мя лжею ефрем, и нечестиями дом израилев и иуда: ныне позна я Бог, и людие святи прозвашася Богови.

Окружил Меня Ефрем ложью и дом Израилев лукавством; Иуда держался еще Бога и верен был со святыми.

Глава 12

12:1

Є҆фре́мъ же ѕо́лъ дꙋ́хъ, гонѧ́ше зно́й ве́сь де́нь: тщє́тнаѧ и҆ сꙋ́єтнаѧ ᲂу҆мно́жи, и҆ завѣ́тъ со а҆ссѷрі̑аны завѣща̀, и҆ є҆ле́й во є҆гѵ́петъ посыла́ше.

Ефрем же зол дух, гоняше зной весь день: тщетная и суетная умножи, и завет со ассирианы завеща, и елей во египет посылаше.

Ефрем пасет ветер и гоняется за восточным ветром, каждый день умножает ложь и разорение; заключают они союз с Ассуром, и в Египет отвозится елей.

12:2

И҆ сꙋ́дъ гдⷭ҇еви ко і҆ꙋ́дѣ, є҆́же ѿмсти́ти і҆а́кѡва: по пꙋтє́мъ є҆гѡ̀ и҆ по начина́нїємъ є҆гѡ̀ возда́стъ є҆мꙋ̀.

И суд Господеви ко иуде, еже отмстити иакова: по путем его и по начинанием его воздаст ему.

Но и с Иудою у Господа суд и Он посетит Иакова по путям его, воздаст ему по делам его.

12:3

Во ᲂу҆тро́бѣ запѧ̀ бра́та своего̀ и҆ трꙋды̑ свои́ми ᲂу҆крѣпѣ̀ къ бг҃ꙋ:

Во утробе запя брата своего и труды своими укрепе к Богу:

Еще во чреве матери запинал он брата своего, а возмужав боролся с Богом.

12:4

и҆ ᲂу҆крѣпѣ̀ со а҆́гг҃ломъ и҆ превозмо́же. Пла́кашасѧ и҆ моли́шасѧ мѝ: въ домꙋ̀ ѡ҆́новѣ ѡ҆брѣто́ша мѧ̀, и҆ тꙋ̀ глаго́ласѧ къ ни̑мъ.

и укрепе со ангелом и превозможе. Плакашася и молишася ми: в дому онове обретоша мя, и ту глаголася к ним.

Он боролся с Ангелом — и превозмог; плакал и умолял Его; в Вефиле Он нашел нас и там говорил с нами.

12:5

Гдⷭ҇ь же бг҃ъ вседержи́тель бꙋ́детъ па́мѧть є҆гѡ̀.

Господь же Бог вседержитель будет память его.

А Господь есть Бог Саваоф; Сущий (Иегова) — имя Его.

12:6

И҆ ты̀ ѡ҆ бз҃ѣ свое́мъ ѡ҆брати́шисѧ, ми́лость и҆ сꙋ́дъ снабдѝ, и҆ приближа́йсѧ къ бг҃ꙋ своемꙋ̀ прⷭ҇нѡ.

И ты о Бозе своем обратишися, милость и суд снабди, и приближайся к Богу своему присно.

Обратись и ты к Богу твоему; наблюдай милость и суд и уповай на Бога твоего всегда.

12:7

Ханаа́нъ, въ рꙋцѣ̀ є҆гѡ̀ мѣ́рило непра́вды, наси́льствовати возлюбѝ.

Ханаан, в руце его мерило неправды, насильствовати возлюби.

Хананеянин с неверными весами в руке любит обижать;

12:8

И҆ речѐ є҆фре́мъ: ѻ҆ба́че ѡ҆богатѣ́хъ, ѡ҆брѣто́хъ прохлажде́нїе себѣ̀: всѝ трꙋды̀ є҆гѡ̀ не ѡ҆брѧ́щꙋтсѧ є҆мꙋ̀ ра́ди непра́вдъ, и҆́миже согрѣшѝ.

И рече ефрем: обаче обогатех, обретох прохлаждение себе: вси труды его не обрящутся ему ради неправд, имиже согреши.

и Ефрем говорит: «однако я разбогател; накопил себе имущества, хотя во всех моих трудах не найдут ничего незаконного, что было бы грехом».

12:9

А҆́зъ же гдⷭ҇ь бг҃ъ тво́й, и҆зведо́хъ тѧ̀ и҆з̾ землѝ є҆гѵ́петски: є҆щѐ вселю̀ тѧ̀ въ кꙋ́щахъ, ꙗ҆́коже во дни̑ пра́здника.

Аз же Господь Бог твой, изведох тя из земли египетски: еще вселю тя в кущах, якоже во дни праздника.

А Я, Господь Бог твой от самой земли Египетской, опять поселю тебя в кущах, как во дни праздника.

12:10

И҆ гл҃ахъ ко прⷪ҇ро́кѡмъ, и҆ а҆́зъ видѣ̑нїѧ ᲂу҆мно́жихъ, и҆ въ рꙋка́хъ прⷪ҇ро́ческихъ ᲂу҆подо́бихсѧ.

И глаголах ко пророком, и аз видения умножих, и в руках пророческих уподобихся.

Я говорил к пророкам, и умножал видения, и чрез пророков употреблял притчи.

12:11

А҆́ще не галаа́дъ є҆́сть, ᲂу҆̀бо ло́жни бы́ша во галга́лѣхъ кнѧ̑зи трє́бы кладꙋ́ще, и҆ трє́бища и҆́хъ ꙗ҆́коже же́лви на цѣли́знѣ польстѣ́й.

Аще не галаад есть, убо ложни быша во галгалех князи требы кладуще, и требища их якоже желви на целизне польстей.

Если Галаад сделался Авеном, то они стали суетны, в Галгалах заколали в жертву тельцов, и жертвенники их стояли как груды камней на межах поля.

12:12

И҆ ѿи́де і҆а́кѡвъ на по́ле сѷрі́йско, и҆ рабо́та і҆и҃ль ѡ҆ женѣ̀ и҆ ѡ҆ женѣ̀ снабдѣ̀.

И отиде иаков на поле сирийско, и работа израиль о жене и о жене снабде.

Убежал Иаков на поля Сирийские, и служил Израиль за жену, и за жену стерег [овец].

12:13

И҆ прⷪ҇ро́комъ и҆зведѐ гдⷭ҇ь і҆и҃лѧ и҆з̾ землѝ є҆гѵ́петскїѧ, и҆ прⷪ҇ро́комъ снабдѣ́сѧ.

И пророком изведе Господь израиля из земли египетския, и пророком снабдеся.

Чрез пророка вывел Господь Израиля из Египта, и чрез пророка Он охранял его.

12:14

Разгнѣ́ва мѧ̀ є҆фре́мъ и҆ воз̾ѧри́ мѧ: и҆ кро́вь є҆гѡ̀ на не́мъ пролїе́тсѧ, и҆ ᲂу҆кори́знꙋ є҆гѡ̀ возда́стъ є҆мꙋ̀ гдⷭ҇ь.

Разгнева мя ефрем и возяри мя: и кровь его на нем пролиется, и укоризну его воздаст ему Господь.

Сильно раздражил Ефрем [Господа] и за то кровь его оставит на нем, и поношение его обратит Господь на него.

Глава 13

13:1

По словесѝ є҆фре́мовꙋ ѡ҆правда̑нїѧ прїѧ̀ се́й во і҆и҃ли, и҆ положѝ ѧ҆̀ ваа́лови, и҆ ᲂу҆́мре.

По словеси ефремову оправдания прия сей во израили, и положи я ваалови, и умре.

Когда Ефрем говорил, все трепетали. Он был высок в Израиле; но сделался виновным через Ваала, и погиб.

13:2

И҆ нн҃ѣ приложи́ша согрѣша́ти и҆ сотвори́ша себѣ̀ слїѧ́нїе ѿ зла́та и҆ сребра̀ своегѡ̀ по ѡ҆́бразꙋ і҆́дѡлѡвъ, дѣла̀ хꙋдо́жникѡвъ совершє́на: и҆̀мъ сі́и глаго́лютъ: пожри́те человѣ́кѡвъ, ѡ҆скꙋдѣ́ша бо телцы̀.

И ныне приложиша согрешати и сотвориша себе слияние от злата и сребра своего по образу идолов, дела художников совершена: им сии глаголют: пожрите человеков, оскудеша бо телцы.

И ныне прибавили они ко греху: сделали для себя литых истуканов из серебра своего, по понятию своему, — полная работа художников, — и говорят они приносящим жертву людям: «целуйте тельцов!»

13:3

Сегѡ̀ ра́ди бꙋ́дꙋтъ ꙗ҆́кѡ ѡ҆́блакъ ᲂу҆́треннїй, ꙗ҆́коже роса̀ ᲂу҆́треннѧѧ и҆дꙋ́щи, ꙗ҆́коже пле́вы съ то́ка (и҆ пра́хъ съ вѣ́твїѧ) развѣва́емый ви́хромъ, ꙗ҆́коже ды́мъ и҆з̾ трꙋбы̀.

Сего ради будут яко облак утренний, якоже роса утренняя идущи, якоже плевы с тока (и прах с ветвия) развеваемый вихром, якоже дым из трубы.

За то они будут как утренний туман, как роса, скоро исчезающая, как мякина, свеваемая с гумна, и как дым из трубы.

13:4

А҆́зъ же гдⷭ҇ь бг҃ъ тво́й ᲂу҆твержда́ѧй не́бо и҆ созида́ѧй зе́млю, є҆гѡ́же рꙋ́цѣ созда́стѣ всѐ во́инство небе́сное, и҆ не показа́хъ тѝ и҆̀хъ, є҆́же ходи́ти в̾слѣ́дъ и҆́хъ: и҆ а҆́зъ и҆зведо́хъ тѧ̀ и҆з̾ землѝ є҆гѵ́петскїѧ, и҆ бг҃а ра́звѣ менє̀ да не позна́еши, и҆ сп҃са́ющагѡ нѣ́сть ра́звѣ менє̀.

Аз же Господь Бог твой утверждаяй небо и созидаяй землю, егоже руце создасте все воинство небесное, и не показах ти их, еже ходити вслед их: и аз изведох тя из земли египетския, и Бога разве мене да не познаеши, и спасающаго несть разве мене.

Но Я — Господь Бог твой от земли Египетской, — и ты не должен знать другого бога, кроме Меня, и нет спасителя, кроме Меня.

13:5

А҆́зъ пасо́хъ тѧ̀ въ пꙋсты́ни на землѝ ненаселе́ннѣй,

Аз пасох тя в пустыни на земли ненаселенней,

Я признал тебя в пустыне, в земле жаждущей.

13:6

на па́житехъ и҆́хъ, и҆ насы́тишасѧ до и҆сполне́нїѧ, и҆ вознесо́шасѧ сердца̀ и҆́хъ, сегѡ̀ ра́ди забы́ша мѧ̀.

на пажитех их, и насытишася до исполнения, и вознесошася сердца их, сего ради забыша мя.

Имея пажити, они были сыты; а когда насыщались, то превозносилось сердце их, и потому они забывали Меня.

13:7

И҆ бꙋ́дꙋ и҆̀мъ ꙗ҆́кѡ панѳи́рь, и҆ ꙗ҆́кѡ ры́сь на пꙋтѝ а҆ссѷрі́євъ:

И буду им яко панфирь, и яко рысь на пути ассириев:

И Я буду для них как лев, как скимен буду подстерегать при дороге.

13:8

и҆ срѧ́щꙋ и҆̀хъ а҆́ки медвѣ́дица лиша́ема, и҆ разрꙋшꙋ̀ соключе́нїе серде́цъ и҆́хъ: и҆ поѧдѧ́тъ ѧ҆̀ скѵ́мни дꙋбра́внїи, и҆ ѕвѣ́рїе польсті́и расто́ргнꙋтъ ѧ҆̀.

и срящу их аки медведица лишаема, и разрушу соключение сердец их: и поядят я скимни дубравнии, и зверие польстии расторгнут я.

Буду нападать на них, как лишенная детей медведица, и раздирать вместилище сердца их, и поедать их там, как львица; полевые звери будут терзать их.

13:9

Въ поги́бели твое́й, і҆и҃лю, кто̀ помо́жетъ тебѣ̀;

В погибели твоей, израилю, кто поможет тебе?

Погубил ты себя, Израиль, ибо только во Мне опора твоя.

13:10

Гдѣ̀ ца́рь тво́й се́й; то́й да спасе́тъ тѧ̀ во всѣ́хъ градѣ́хъ твои́хъ: и҆ да сꙋ́дитъ тѝ, ѡ҆ не́мже глаго́лалъ є҆сѝ: да́ждь мѝ царѧ̀ и҆ кнѧ́зѧ.

Где царь твой сей? той да спасет тя во всех градех твоих: и да судит ти, о немже глаголал еси: даждь ми царя и князя.

Где царь твой теперь? Пусть он спасет тебя во всех городах твоих! Где судьи твои, о которых говорил ты: «дай нам царя и начальников»?

13:11

И҆ да́хъ тебѣ̀ царѧ̀ во гнѣ́вѣ мое́мъ, и҆ ᲂу҆твержа́хсѧ въ ꙗ҆́рости мое́й.

И дах тебе царя во гневе моем, и утвержахся в ярости моей.

И Я дал тебе царя во гневе Моем, и отнял в негодовании Моем.

13:12

Согромажде́нїе непра́вды є҆фре́мъ, сокрове́нъ грѣ́хъ є҆гѡ̀:

Согромаждение неправды ефрем, сокровен грех его:

Связано в узел беззаконие Ефрема, сбережен его грех.

13:13

бѡлѣ́зни а҆́ки ражда́ющїѧ прїи́дꙋтъ є҆мꙋ̀: се́й сы́нъ немꙋ́дрый, занѐ нн҃ѣ не ᲂу҆стои́тъ въ сокрꙋше́нїи ча̑дъ.

болезни аки раждающия приидут ему: сей сын немудрый, зане ныне не устоит в сокрушении чад.

Муки родильницы постигнут его; он — сын неразумный, иначе не стоял бы долго в положении рождающихся детей.

13:14

Ѿ рꙋкѝ а҆́довы и҆зба́влю ѧ҆̀ и҆ ѿ сме́рти и҆скꙋплю̀ ѧ҆̀: гдѣ̀ прѧ̀ твоѧ̀, сме́рте; гдѣ̀ ѻ҆сте́нъ тво́й, а҆́де; ᲂу҆тѣше́нїе скры́сѧ ѿ ѻ҆́чїю моє́ю:

От руки адовы избавлю я и от смерти искуплю я: где пря твоя, смерте? где остен твой, аде? утешение скрыся от очию моею:

От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Раскаяния в том не будет у Меня.

13:15

занѐ се́й междꙋ̀ бра́тїѧми разлꙋчи́тъ: наведе́тъ гдⷭ҇ь вѣ́тръ зно́енъ и҆з̾ пꙋсты́ни на́нь, и҆ и҆зсꙋши́тъ жи̑лы є҆гѡ̀ и҆ ѡ҆пꙋстоши́тъ и҆сто́чники є҆гѡ̀: се́й и҆зсꙋши́тъ зе́млю є҆гѡ̀ и҆ всѧ̑ сосꙋ́ды є҆гѡ̀ люби̑мыѧ.

зане сей между братиями разлучит: наведет Господь ветр зноен из пустыни нань, и изсушит жилы его и опустошит источники его: сей изсушит землю его и вся сосуды его любимыя.

Хотя [Ефрем] плодовит между братьями, но придет восточный ветер, поднимется ветер Господень из пустыни, и иссохнет родник его, и иссякнет источник его; он опустошит сокровищницу всех драгоценных сосудов.

Глава 14

14:1

Поги́бнетъ самарі́а, ꙗ҆́кѡ сопроти́висѧ и҆ бг҃ꙋ своемꙋ̀: ѻ҆рꙋ́жїемъ падꙋ́тъ са́ми, и҆ младе́нцы и҆́хъ разбїю́тсѧ, и҆ во ᲂу҆тро́бѣ и҆мꙋ́щыѧ и҆́хъ разсѧ́дꙋтсѧ.

Погибнет самариа, яко сопротивися и Богу своему: оружием падут сами, и младенцы их разбиются, и во утробе имущыя их разсядутся.

Опустошена будет Самария, потому что восстала против Бога своего; от меча падут они; младенцы их будут разбиты, и беременные их будут рассечены.

14:2

Ѡ҆брати́сѧ, і҆и҃лю, ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ твоемꙋ̀, занѐ и҆знемо́глъ є҆сѝ въ непра́вдахъ твои́хъ.

Обратися, израилю, ко Господу Богу твоему, зане изнемогл еси в неправдах твоих.

Обратись, Израиль, к Господу Богу твоему; ибо ты упал от нечестия твоего.

14:3

Возми́те съ собо́ю словеса̀ и҆ ѡ҆брати́тесѧ ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ ва́шемꙋ, рцы́те є҆мꙋ̀: (мо́жеши всѧ́къ ѿврещѝ грѣ́хъ:) ꙗ҆́кѡ да не прїи́мете непра́вды, но да прїи́мете блага̑ѧ, и҆ воздади́мъ пло́дъ ᲂу҆сте́нъ на́шихъ.

Возмите с собою словеса и обратитеся ко Господу Богу вашему, рцыте ему: (можеши всяк отврещи грех:) яко да не приимете неправды, но да приимете благая, и воздадим плод устен наших.

Возьмите с собою [молитвенные] слова и обратитесь к Господу; говорите Ему: «отними всякое беззаконие и прими во благо, и мы принесем жертву уст наших.

14:4

А҆ссꙋ́ръ не спасе́тъ на́съ, на ко́ни не взы́демъ, ксемꙋ̀ не рече́мъ:

Ассур не спасет нас, на кони не взыдем, ксему не речем:

Ассур не будет уже спасать нас; не станем садиться на коня и не будем более говорить изделию рук наших: боги наши; потому что у Тебя милосердие для сирот».

14:5

бо́зи на́ши, дѣла́мъ рꙋ́къ на́шихъ: ꙗ҆́кѡ въ тебѣ̀ поми́лꙋетсѧ сирота̀. И҆зцѣлю̀ селє́нїѧ и҆́хъ, возлюблю̀ ѧ҆̀ ꙗ҆вле́ннѡ, ꙗ҆́кѡ ѿврати́сѧ гнѣ́въ мо́й ѿ ни́хъ.

бози наши, делам рук наших: яко в тебе помилуется сирота. Изцелю селения их, возлюблю я явленно, яко отвратися гнев мой от них.

Уврачую отпадение их, возлюблю их по благоволению; ибо гнев Мой отвратился от них.

14:6

Бꙋ́дꙋ ꙗ҆́коже роса̀ і҆и҃лю, процвѣте́тъ ꙗ҆́кѡ крі́нъ и҆ простре́тъ коре́нїе своѐ ꙗ҆́коже лїва́нъ.

Буду якоже роса израилю, процветет яко крин и прострет корение свое якоже ливан.

Я буду росою для Израиля; он расцветет, как лилия, и пустит корни свои, как Ливан.

14:7

По́йдꙋтъ вѣ̑тви є҆гѡ̀, и҆ бꙋ́детъ ꙗ҆́коже ма́слина плодови́та, и҆ ѡ҆бонѧ́нїе є҆гѡ̀ а҆́ки лїва́на:

Пойдут ветви его, и будет якоже маслина плодовита, и обоняние его аки ливана:

Расширятся ветви его, и будет красота его, как маслины, и благоухание от него, как от Ливана.

14:8

ѡ҆братѧ́тсѧ и҆ сѧ́дꙋтъ под̾ кро́вомъ є҆гѡ̀, поживꙋ́тъ и҆ ᲂу҆твердѧ́тсѧ пшени́цею, и҆ процвѣте́тъ ꙗ҆́кѡ вїногра́дъ па́мѧть є҆гѡ̀, ꙗ҆́коже вїно̀ лїва́ново.

обратятся и сядут под кровом его, поживут и утвердятся пшеницею, и процветет яко виноград память его, якоже вино ливаново.

Возвратятся сидевшие под тенью его, будут изобиловать хлебом, и расцветут, как виноградная лоза, славны будут, как вино Ливанское.

14:9

Є҆фре́мови что̀ є҆мꙋ̀ є҆щѐ и҆ кꙋмі́рѡмъ; а҆́зъ смири́хъ є҆го̀, а҆́зъ и҆ ᲂу҆крѣплю̀ є҆го̀: а҆́ки сме́рчїе ᲂу҆чаще́ное, ѿ менє̀ ѡ҆брѣ́тесѧ пло́дъ тво́й.

Ефремови что ему еще и кумиром? аз смирих его, аз и укреплю его: аки смерчие учащеное, от мене обретеся плод твой.

«Что мне еще за дело до идолов?» — скажет Ефрем. — Я услышу его и призрю на него; Я буду как зеленеющий кипарис; от Меня будут тебе плоды.

14:10

Кто̀ премꙋ́дръ и҆ ᲂу҆разꙋмѣ́етъ сїѧ̑; и҆ смы́сленъ, и҆ ᲂу҆вѣ́сть сїѧ̑; ꙗ҆́кѡ пра̑вы пꙋтїѐ гдⷭ҇ни, и҆ првⷣнїи по́йдꙋтъ въ ни́хъ, а҆ нечести́вїи и҆знемо́гꙋтъ въ ни́хъ.

Кто премудр и уразумеет сия? и смыслен, и увесть сия? яко правы путие Господни, и праведнии пойдут в них, а нечестивии изнемогут в них.

Кто мудр, чтобы разуметь это? кто разумен, чтобы познать это? Ибо правы пути Господни, и праведники ходят по ним, а беззаконные падут на них.