Михей

Мїхе́й
Глава 1

1:1

Сло́во гдⷭ҇не, є҆́же бы́сть ко мїхе́ю мѡрасѳі́тинꙋ, во дни̑ і҆ѡаѳа́ма и҆ а҆ха́за и҆ є҆зекі́и царе́й і҆ꙋ́диныхъ, ѡ҆ ни́хже ви́дѣ ѡ҆ самарі́и и҆ ѡ҆ і҆ерⷭ҇ли́мѣ.

Слово Господне, еже бысть ко михею морасфитину, во дни иоафама и ахаза и езекии царей иудиных, о нихже виде о самарии и о Иерусалиме.

Слово Господне, которое было к Михею Морасфитину во дни Иоафама, Ахаза и Езекии, царей Иудейских, и которое открыто ему о Самарии и Иерусалиме.

1:2

Слы́шите, лю́дїе всѝ, словеса̀, и҆ внемлѝ, землѐ и҆ всѝ и҆̀же на не́й, и҆ бꙋ́детъ гдⷭ҇ь бг҃ъ въ ва́съ въ послꙋ́шествованїе, гдⷭ҇ь ѿ до́мꙋ ст҃а́гѡ своегѡ̀.

Слышите, людие вси, словеса, и внемли, земле и вси иже на ней, и будет Господь Бог в вас в послушествование, Господь от дому святаго своего.

Слушайте, все народы, внимай, земля и все, что наполняет ее! Да будет Господь Бог свидетелем против вас, Господь из святаго храма Своего!

1:3

Поне́же, сѐ, гдⷭ҇ь и҆схо́дитъ ѿ мѣ́ста своегѡ̀, и҆ сни́детъ и҆ настꙋ́питъ на высѡты̀ зємны́ѧ,

Понеже, се, Господь исходит от места своего, и снидет и наступит на высоты земныя,

Ибо вот, Господь исходит от места Своего, низойдет и наступит на высоты земли, —

1:4

и҆ поколе́блютсѧ го́ры под̾ ни́мъ, и҆ ю҆дѡ́ли раста́ютъ ꙗ҆́кѡ во́скъ ѿ лица̀ ѻ҆гнѧ̀ и҆ ꙗ҆́кѡ вода̀ сходѧ́щи со ᲂу҆стремле́нїемъ.

и поколеблются горы под ним, и юдоли растают яко воск от лица огня и яко вода сходящи со устремлением.

и горы растают под Ним, долины распадутся, как воск от огня, как воды, льющиеся с крутизны.

1:5

Нече́стїѧ ра́ди і҆а́кѡвлѧ всѧ̑ сїѧ̑ и҆ грѣха̀ ра́ди до́мꙋ і҆и҃лева. Ко́е нече́стїе до́мꙋ і҆а́кѡвлю; не самарі́а ли; и҆ кі́й грѣ́хъ до́мꙋ і҆ꙋ́дина; не і҆ерⷭ҇ли́мъ ли;

Нечестия ради иаковля вся сия и греха ради дому израилева. Кое нечестие дому иаковлю? не самариа ли? и кий грех дому иудина? не Иерусалим ли?

Все это — за нечестие Иакова, за грех дома Израилева. От кого нечестие Иакова? не от Самарии ли? Кто [устроил] высоты в Иудее? не Иерусалим ли?

1:6

И҆ положꙋ̀ самарі́ю во ѻ҆во́щное храни́лище се́лное и҆ въ са́дъ вїногра́да, и҆ разве́ргꙋ въ про́пасть ка́менїе є҆ѧ̀, и҆ ѡ҆снова̑нїѧ є҆ѧ̀ ѿкры́ю:

И положу самарию во овощное хранилище селное и в сад винограда, и развергу в пропасть камение ея, и основания ея открыю:

За то сделаю Самарию грудою развалин в поле, местом для разведения винограда; низрину в долину камни ее и обнажу основания ее.

1:7

и҆ всѧ̑ и҆зва̑ѧннаѧ є҆ѧ̀ сокрꙋша́тъ, и҆ всѧ̑ мзды̑ є҆ѧ̀ запалѧ́тъ ѻ҆гне́мъ, и҆ всѧ̑ кꙋмі́ры є҆ѧ̀ положꙋ̀ въ па́гꙋбꙋ: поне́же ѿ найма̀ блꙋда̀ собра̀ и҆ ѿ найма̀ блꙋже́нїѧ совратѝ.

и вся изваянная ея сокрушат, и вся мзды ея запалят огнем, и вся кумиры ея положу в пагубу: понеже от найма блуда собра и от найма блужения соврати.

Все истуканы ее будут разбиты и все любодейные дары ее сожжены будут огнем, и всех идолов ее предам разрушению, ибо из любодейных даров она устраивала их, на любодейные дары они и будут обращены.

1:8

Сегѡ̀ ра́ди возрыда́етъ и҆ воспла́четсѧ, по́йдетъ боса̀ и҆ нага̀, сотвори́тъ пла́чь а҆́ки ѕмїє́въ и҆ рыда́нїе а҆́ки дще́рей сїри́нскихъ:

Сего ради возрыдает и восплачется, пойдет боса и нага, сотворит плачь аки змиев и рыдание аки дщерей сиринских:

Об этом буду я плакать и рыдать, буду ходить, как ограбленный и обнаженный, выть, как шакалы, и плакать, как страусы,

1:9

ꙗ҆́кѡ ѡ҆держа̀ ꙗ҆́зва є҆ѧ̀, поне́же прїи́де да́же до і҆ꙋ́ды и҆ коснꙋ́сѧ до вра́тъ люді́й мои́хъ да́же до і҆ерⷭ҇ли́ма.

яко одержа язва ея, понеже прииде даже до иуды и коснуся до врат людий моих даже до Иерусалима.

потому что болезненно поражение ее, дошло до Иуды, достигло даже до ворот народа моего, до Иерусалима.

1:10

И҆̀же въ ге́ѳѣ, не велича́йтесѧ, и҆ і҆енакі́млѧне, не согражда́йте и҆з̾ до́мꙋ на посмѣѧ́нїе, пе́рстїю посы́плите посмѣѧ́нїе ва́ше.

уже в гефе, не величайтеся, и иенакимляне, не сограждайте из дому на посмеяние, перстию посыплите посмеяние ваше.

Не объявляйте об этом в Гефе, не плачьте там громко; но в селении Офра покрой себя пеплом.

1:11

Ѡ҆бита́ющаѧ до́брѣ во градѣ́хъ свои́хъ, не и҆зы́де живꙋ́щаѧ въ сеннаа́рѣ, пла́читесѧ до́мꙋ (сꙋ́щагѡ) бли́з̾ є҆ѧ̀, прїи́метъ ѿ ва́съ ꙗ҆́звꙋ болѣ́зней.

Обитающая добре во градех своих, не изыде живущая в сеннааре, плачитеся дому (сущаго) близ ея, приимет от вас язву болезней.

Переселяйтесь, жительницы Шафира, срамно обнаженные; не убежит и живущая в Цаане; плач в селении Ецель не даст вам остановиться в нем.

1:12

Кто̀ нача̀ во блага̑ѧ всели́вшейсѧ въ болѣ́знехъ, ꙗ҆́кѡ снидо́ша ѕла̑ѧ ѿ гдⷭ҇а на врата̀ і҆ерⷭ҇ли̑млѧ,

Кто нача во благая вселившейся в болезнех, яко снидоша злая от Господа на врата Иерусалимля,

Горюет о своем добре жительница Марофы, ибо сошло бедствие от Господа к воротам Иерусалима.

1:13

шꙋ́мъ колесни́цъ и҆ ко́нникѡвъ: живꙋ́щаѧ въ лахі́сѣ нача́лница грѣха̀ та̀ є҆́сть дще́ри сїѡ́ни, ꙗ҆́кѡ въ тебѣ̀ ѡ҆брѣто́шасѧ нечє́стїѧ і҆и҃лєва.

шум колесниц и конников: живущая в лахисе началница греха та есть дщери сиони, яко в тебе обретошася нечестия израилева.

Запрягай в колесницу быстрых, жительница Лахиса; ты — начало греха дщери Сионовой, ибо у тебя появились преступления Израиля.

1:14

Сегѡ̀ ра́ди да́стъ посыла́ємыѧ да́же до наслѣ́дїѧ ге́ѳова, до́мы сꙋ́єтны, вотщѐ бы́ша царє́мъ і҆и҃лєвымъ,

Сего ради даст посылаемыя даже до наследия гефова, домы суетны, вотще быша царем израилевым,

Посему ты посылать будешь дары в Морешеф-Геф; но селения Ахзива будут обманом для царей Израилевых.

1:15

до́ндеже наслѣ́дники приведꙋ̀ тебѣ̀, живꙋ́щаѧ въ лахі́сѣ, наслѣ́дїе да́же до ѻ҆долла́ма прїи́детъ, сла́ва дще́ре сїѡ́ни.

дондеже наследники приведу тебе, живущая в лахисе, наследие даже до одоллама приидет, слава дщере сиони.

Еще наследника приведу к тебе, жительница Мореша; он пройдет до Одоллама, славы Израиля.

1:16

Ѡ҆бросни́сѧ и҆ ѡ҆стризи́сѧ по ча́дѣхъ свои́хъ млады́хъ: разширѝ ѡ҆бросне́нїе твоѐ ꙗ҆́кѡ ѻ҆ре́лъ, поне́же плѣне́ни бы́ша ѿ тебє̀.

Оброснися и остризися по чадех своих младых: разшири оброснение твое яко орел, понеже пленени быша от тебе.

Сними с себя волосы, остригись, скорбя о нежно любимых сынах твоих; расширь из-за них лысину, как у линяющего орла, ибо они переселены будут от тебя.

Глава 2

2:1

Бы́ша помышлѧ́юще трꙋды̀ и҆ дѣ́лающе ѕла̑ѧ на ло́жахъ свои́хъ, и҆ кꙋ́пнѡ со дне́мъ соверша́хꙋ та̑ѧ, поне́же не воздвиго́ша къ бг҃ꙋ рꙋ́къ свои́хъ:

Быша помышляюще труды и делающе злая на ложах своих, и купно со днем совершаху тая, понеже не воздвигоша к Богу рук своих:

Горе замышляющим беззаконие и на ложах своих придумывающим злодеяния, которые совершают утром на рассвете, потому что есть в руке их сила!

2:2

и҆ жела́хꙋ се́лъ, и҆ гра́блѧхꙋ сиро́тъ, и҆ до́мы ѿима́хꙋ, и҆ расхища́хꙋ мꙋ́жа и҆ до́мъ є҆гѡ̀, и҆ мꙋ́жа и҆ наслѣ́дїе є҆гѡ̀.

и желаху сел, и грабляху сирот, и домы отимаху, и расхищаху мужа и дом его, и мужа и наследие его.

Пожелают полей и берут их силою, домов, — и отнимают их; обирают человека и его дом, мужа и его наследие.

2:3

Сегѡ̀ ра́ди сїѧ̑ гл҃етъ гдⷭ҇ь: сѐ, а҆́зъ помышлѧ́ю на пле́мѧ сїѐ ѕла̑ѧ, ѿ ни́хже не подви́гнете вы́й ва́шихъ и҆ не по́йдете про́сти внеза́пꙋ, ꙗ҆́кѡ вре́мѧ ѕло̀ є҆́сть.

Сего ради сия глаголет Господь: се, аз помышляю на племя сие злая, от нихже не подвигнете вый ваших и не пойдете прости внезапу, яко время зло есть.

Посему так говорит Господь: вот, Я помышляю навести на этот род такое бедствие, которого вы не свергнете с шеи вашей, и не будете ходить выпрямившись; ибо это время злое.

2:4

Въ то́й де́нь прїи́метсѧ на вы̀ при́тча, и҆ воспла́четсѧ пла́чь съ пѣ́снїю, глаго́лющь: бѣ́дство пострада́хомъ: ча́сть люді́й мои́хъ и҆змѣ́рисѧ ᲂу҆́жемъ, и҆ не бѣ̀ возбранѧ́ѧй є҆го̀, є҆́же ѿврати́тисѧ: се́ла ва̑ша раздѣлє́на бы́ша.

В той день приимется на вы притча, и восплачется плачь с песнию, глаголющь: бедство пострадахом: часть людий моих измерися ужем, и не бе возбраняяй его, еже отвратитися: села ваша разделена быша.

В тот день произнесут о вас притчу и будут плакать горьким плачем и говорить: «мы совершенно разорены! удел народа моего отдан другим; как возвратится ко мне! поля наши уже разделены иноплеменникам».

2:5

Сегѡ̀ ра́ди не бꙋ́детъ тебѣ̀ вме́щꙋщь ᲂу҆́жа въ жре́бїи въ со́нмѣ гдⷭ҇ни.

Сего ради не будет тебе вмещущь ужа в жребии в сонме Господни.

Посему не будет у тебя никого, кто бросил бы жребий для измерения в собрании пред Господом.

2:6

Не пла́читесѧ слеза́ми, нижѐ да слезѧ́тъ ѡ҆ си́хъ: не ѿве́ржетъ бо ᲂу҆кѡри́зны

Не плачитеся слезами, ниже да слезят о сих: не отвержет бо укоризны

Не пророчествуйте, пророки; не пророчествуйте им, чтобы не постигло вас бесчестие.

2:7

гл҃ѧй: до́мъ і҆а́кѡвль разгнѣ́ва дх҃ъ гдⷭ҇ень: не сїѧ̑ ли сꙋ́ть начина̑нїѧ є҆гѡ̀; не словеса̀ ли є҆гѡ̀ сꙋ́ть дѡбра̀ съ ни́мъ, и҆ пра́вїи ходи́ша;

глаголяй: дом иаковль разгнева дух Господень: не сия ли суть начинания его? не словеса ли его суть добра с ним, и правии ходиша?

О, называющийся домом Иакова! разве умалился Дух Господень? таковы ли действия Его? не благотворны ли слова Мои для того, кто поступает справедливо?

2:8

И҆ пре́жде лю́дїе моѝ во враждꙋ̀ сопроти́вишасѧ, проти́вꙋ ми́рꙋ своемꙋ̀: ко́жꙋ є҆гѡ̀ ѡ҆дра́ша, є҆́же ѿѧ́ти ᲂу҆пова́нїе, сокрꙋше́нїе ра́тное:

И прежде людие мои во вражду сопротивишася, противу миру своему: кожу его одраша, еже отяти упование, сокрушение ратное:

Народ же, который был прежде Моим, восстал как враг, и вы отнимаете как верхнюю, так и нижнюю одежду у проходящих мирно, отвращающихся войны.

2:9

сегѡ̀ ра́ди старѣ̑йшины люді́й мои́хъ и҆зве́ргꙋтсѧ и҆з̾ домѡ́въ сла́дости своеѧ̀, ѕлы́хъ ра́ди начина́нїй свои́хъ ѿринове́ни бы́ша. Прибли́житесѧ гора́мъ вѣ̑чнымъ:

сего ради старейшины людий моих извергутся из домов сладости своея, злых ради начинаний своих отриновени быша. Приближитеся горам вечным:

Жен народа Моего вы изгоняете из приятных домов их; у детей их вы навсегда отнимаете украшение Мое.

2:10

воста́ни и҆ пойдѝ, ꙗ҆́кѡ нѣ́сть тебѣ̀ се́й поко́й: нечистоты̀ ра́ди, и҆стлѣ́сте тлѣ́нїемъ,

востани и пойди, яко несть тебе сей покой: нечистоты ради, истлесте тлением,

Встаньте и уходите, ибо [страна] сия не есть место покоя; за нечистоту она будет разорена и притом жестоким разорением.

2:11

прогна́стесѧ ни ки́мже гони́ми: дꙋ́хъ поста́ви лжꙋ̀, и҆ска́па тебѣ̀ въ вїно̀ и҆ пїѧ́нство: и҆ бꙋ́детъ, ѿ ка́пли люді́й си́хъ,

прогнастеся ни кимже гоними: дух постави лжу, искапа тебе в вино и пиянство: и будет, от капли людий сих,

Если бы какой-либо ветреник выдумал ложь и сказал: «я буду проповедывать тебе о вине и сикере», то он и был бы угодным проповедником для этого народа.

2:12

собира́емь собере́тсѧ і҆а́кѡвъ со всѣ́ми: прїе́мѧй прїимꙋ̀ ѡ҆ста́вшихъ і҆и҃левыхъ, вкꙋ́пѣ положꙋ̀ возвраще́нїе є҆гѡ̀, а҆́ки ѻ҆́вцы въ ско́рби, ꙗ҆́кѡ па́ствꙋ посредѣ̀ ло́жа и҆́хъ: и҆зско́чатъ ѿ человѣ̑къ.

собираемь соберется иаков со всеми: приемяй прииму оставших израилевых, вкупе положу возвращение его, аки овцы в скорби, яко паству посреде ложа их: изскочат от человек.

Непременно соберу всего тебя, Иаков, непременно соединю остатки Израиля, совокуплю их воедино, как овец в Восоре, как стадо в овечьем загоне; зашумят они от многолюдства.

2:13

Взы́ди просѣче́нїемъ пред̾ лице́мъ и҆́хъ: просѣко́ша, и҆ проидо́ша врата̀, и҆ и҆зыдо́ша и҆́ми. И҆ и҆зы́де ца́рь и҆́хъ пред̾ лице́мъ и҆́хъ, гдⷭ҇ь же во́ждь и҆́хъ бꙋ́детъ.

Взыди просечением пред лицем их: просекоша, и проидоша врата, и изыдоша ими. И изыде царь их пред лицем их, Господь же вождь их будет.

Перед ними пойдет стенорушитель; они сокрушат преграды, войдут сквозь ворота и выйдут ими; и царь их пойдет перед ними, а во главе их Господь.

Глава 3

3:1

И҆ рече́тъ: слы́шите ᲂу҆́бѡ сїѧ̑, вла̑сти до́мꙋ і҆а́кѡвлѧ и҆ ѡ҆ста́вшїи до́мꙋ і҆и҃лева: не ва́мъ ли є҆́сть є҆́же разꙋмѣ́ти сꙋ́дъ;

И речет: слышите убо сия, власти дому иаковля и оставшии дому израилева: не вам ли есть еже разумети суд?

И сказал я: слушайте, главы Иакова и князья дома Израилева: не вам ли должно знать правду?

3:2

Ненави́дѧщїи добра̀, а҆ и҆́щꙋщїи ѕла̀, похища́ющїи ко́жы и҆́хъ съ ни́хъ и҆ плѡ́ти и҆́хъ ѿ косте́й и҆́хъ:

Ненавидящии добра, а ищущии зла, похищающии кожы их с них и плоти их от костей их:

А вы ненавидите доброе и любите злое; сдираете с них кожу их и плоть с костей их,

3:3

ꙗ҆́коже ѡ҆б̾ѧдо́ша плѡ́ти люді́й мои́хъ, и҆ ко́жы и҆́хъ ѿ косте́й и҆́хъ ѡ҆дра́ша, и҆ кѡ́сти и҆́хъ столко́ша и҆ содроби́ша ꙗ҆́кѡ плѡ́ти въ коно́бъ и҆ ꙗ҆́кѡ мѧса̀ въ горне́цъ:

якоже объядоша плоти людий моих, и кожы их от костей их одраша, и кости их столкоша и содробиша яко плоти в коноб и яко мяса в горнец:

едите плоть народа Моего и сдираете с них кожу их, а кости их ломаете и дробите как бы в горшок, и плоть — как бы в котел.

3:4

та́кѡ возопїю́тъ ко гдⷭ҇ꙋ, и҆ не послꙋ́шаетъ и҆́хъ и҆ ѿврати́тъ лицѐ своѐ ѿ ни́хъ въ то̀ вре́мѧ, поне́же слꙋка́вноваша въ начина́нїихъ свои́хъ на нѧ̀.

тако возопиют ко Господу, и не послушает их и отвратит лице свое от них в то время, понеже слукавноваша в начинаниих своих на ня.

И будут они взывать к Господу, но Он не услышит их и сокроет лице Свое от них на то время, как они злодействуют.

3:5

Сїѧ̑ гл҃етъ гдⷭ҇ь на проро́ки льстѧ́щыѧ люді́й мои́хъ, ᲂу҆грыза́ющыѧ зꙋбы̀ свои́ми и҆ проповѣ́дающыѧ ми́ръ на ни́хъ, и҆ не вда́сѧ во ᲂу҆ста̀ и҆́хъ, возста́виша на ни́хъ ра́ть:

Сия глаголет Господь на пророки льстящыя людий моих, угрызающыя зубы своими и проповедающыя мир на них, и не вдася во уста их, возставиша на них рать:

Так говорит Господь на пророков, вводящих в заблуждение народ Мой, которые грызут зубами своими — и проповедуют мир, а кто ничего не кладет им в рот, против того объявляют войну.

3:6

сегѡ̀ ра́ди но́щь бꙋ́детъ ва́мъ ѿ видѣ́нїѧ, и҆ тма̀ бꙋ́детъ ва́мъ ѿ волхвова́нїѧ, и҆ за́йдетъ со́лнце на проро́ки, и҆ поме́ркнетъ на нѧ̀ де́нь:

сего ради нощь будет вам от видения, и тма будет вам от волхвования, и зайдет солнце на пророки, и померкнет на ня день:

Посему ночь будет вам вместо видения, и тьма — вместо предвещаний; зайдет солнце над пророками и потемнеет день над ними.

3:7

и҆ ᲂу҆срамѧ́тсѧ ви́дѧщїи сѡ́нїѧ, и҆ посмѣѧ́ни бꙋ́дꙋтъ волсвѝ, и҆ возглаго́лютъ на ни́хъ всѝ сі́и, занѐ не бꙋ́детъ послꙋ́шаѧй и҆́хъ.

и усрамятся видящии сония, и посмеяни будут волсви, и возглаголют на них вси сии, зане не будет послушаяй их.

И устыдятся прозорливцы, и посрамлены будут гадатели, и закроют уста свои все они, потому что не будет ответа от Бога.

3:8

А҆́ще а҆́зъ не напо́лню си́лы дх҃омъ гдⷭ҇нимъ и҆ сꙋдо́мъ и҆ си́лою, є҆́же возвѣсти́ти і҆а́кѡвꙋ нечє́стїѧ є҆гѡ̀ и҆ і҆и҃леви грѣхѝ є҆гѡ̀.

Аще аз не наполню силы духом Господним и судом и силою, еже возвестити иакову нечестия его и израилеви грехи его.

А я исполнен силы Духа Господня, правоты и твердости, чтобы высказать Иакову преступление его и Израилю грех его.

3:9

Слы́шите сїѧ̑, старѣ̑йшины до́мꙋ і҆а́кѡвлѧ и҆ ѡ҆ста́вшїи до́мꙋ і҆и҃лева, гнꙋша́ющїисѧ сꙋдо́мъ и҆ всѧ̑ пра̑ваѧ развраща́ющїи,

Слышите сия, старейшины дому иаковля и оставшии дому израилева, гнушающиися судом и вся правая развращающии,

Слушайте же это, главы дома Иаковлева и князья дома Израилева, гнушающиеся правосудием и искривляющие все прямое,

3:10

созида́ющїи сїѡ́на кровьмѝ и҆ і҆ерⷭ҇ли́ма непра́вдами:

созидающии сиона кровьми и Иерусалима неправдами:

созидающие Сион кровью и Иерусалим — неправдою!

3:11

старѣ̑йшины є҆гѡ̀ на да́рѣхъ сꙋжда́хꙋ, и҆ жерцы̀ є҆гѡ̀ на мздѣ̀ ѿвѣщава́хꙋ, и҆ проро́цы є҆гѡ̀ на сребрѣ̀ волхвова́хꙋ, и҆ на гдⷭ҇ѣ почива́хꙋ, глаго́люще: не гдⷭ҇ь ли въ на́съ є҆́сть; не прїи́дꙋтъ на ны̀ ѕла̑ѧ.

старейшины его на дарех суждаху, и жерцы его на мзде отвещаваху, и пророцы его на сребре волхвоваху, и на Господе почиваху, глаголюще: не Господь ли в нас есть? не приидут на ны злая.

Главы его судят за подарки и священники его учат за плату, и пророки его предвещают за деньги, а между тем опираются на Господа, говоря: «не среди ли нас Господь? не постигнет нас беда!»

3:12

Сегѡ̀ ра́ди ва́съ дѣ́ла сїѡ́нъ ꙗ҆́коже ни́ва и҆з̾ѡре́тсѧ, и҆ і҆ерⷭ҇ли́мъ ꙗ҆́кѡ ѻ҆во́щное храни́лище бꙋ́детъ, и҆ гора̀ до́мꙋ ꙗ҆́коже лꙋ́гъ дꙋбра́вный.

Сего ради вас дела сион якоже нива изорется, и Иерусалим яко овощное хранилище будет, и гора дому якоже луг дубравный.

Посему за вас Сион распахан будет как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора дома сего будет лесистым холмом.

Глава 4

4:1

И҆ бꙋ́детъ въ послѣ̑днїѧ дни̑ ꙗ҆вле́на гора̀ гдⷭ҇нѧ, ᲂу҆гото́вана над̾ вєрхѝ го́ръ, и҆ вознесе́тсѧ вы́ше холмѡ́въ, и҆ потща́тсѧ къ не́й лю́дїе,

И будет в последния дни явлена гора Господня, уготована над верхи гор, и вознесется выше холмов, и потщатся к ней людие,

И будет в последние дни: гора дома Господня поставлена будет во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней народы.

4:2

и҆ прїи́дꙋтъ ꙗ҆зы́цы мно́зи и҆ рекꙋ́тъ: прїиди́те, взы́демъ на го́рꙋ гдⷭ҇ню и҆ въ до́мъ бг҃а і҆а́кѡвлѧ: и҆ пока́жꙋтъ на́мъ пꙋ́ть є҆гѡ̀, и҆ по́йдемъ по стезѧ́мъ є҆гѡ̀: ꙗ҆́кѡ ѿ сїѡ́на и҆зы́детъ зако́нъ, и҆ сло́во гдⷭ҇не и҆з̾ і҆ерⷭ҇ли́ма,

и приидут языцы мнози и рекут: приидите, взыдем на гору Господню и в дом Бога иаковля: и покажут нам путь его, и пойдем по стезям его: яко от сиона изыдет закон, и слово Господне из Иерусалима,

И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню и в дом Бога Иаковлева, и Он научит нас путям Своим, и будем ходить по стезям Его, ибо от Сиона выйдет закон и слово Господне — из Иерусалима.

4:3

и҆ разсꙋ́дитъ средѣ̀ люді́й мно́гихъ и҆ и҆з̾ѡбличи́тъ ꙗ҆зы́ки крѣ̑пки да́же до землѝ да́льнїѧ: и҆ раскꙋю́тъ мечы̀ своѧ̑ на ра̑ла и҆ сꙋ̑лицы своѧ̑ на серпы̀, и҆ не ктомꙋ̀ во́зметъ ꙗ҆зы́къ на ꙗ҆зы́къ меча̀, и҆ не наꙋча́тсѧ ксемꙋ̀ воева́ти.

и разсудит среде людий многих и изобличит языки крепки даже до земли дальния: и раскуют мечы своя на рала и сулицы своя на серпы, и не ктому возмет язык на язык меча, и не научатся ксему воевати.

И будет Он судить многие народы, и обличит многие племена в отдаленных странах; и перекуют они мечи свои на орала и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать.

4:4

И҆ почі́етъ кі́йждо под̾ лозо́ю свое́ю и҆ кі́йждо под̾ смоко́вницею свое́ю, и҆ не бꙋ́детъ ᲂу҆страша́ющагѡ, занѐ ᲂу҆ста̀ гдⷭ҇а вседержи́телѧ гл҃аша сїѧ̑.

И почиет кийждо под лозою своею и кийждо под смоковницею своею, и не будет устрашающаго, зане уста Господа вседержителя глаголаша сия.

Но каждый будет сидеть под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их, ибо уста Господа Саваофа изрекли это.

4:5

Ꙗ҆́кѡ всѝ лю́дїе по́йдꙋтъ кі́йждо въ пꙋ́ть сво́й, а҆ мы̀ по́йдемъ во и҆́мѧ гдⷭ҇а бг҃а на́шегѡ въ вѣ́къ и҆ далеча́е.

Яко вси людие пойдут кийждо в путь свой, а мы пойдем во имя Господа Бога нашего в век и далечае.

Ибо все народы ходят, каждый во имя своего бога; а мы будем ходить во имя Господа Бога нашего во веки веков.

4:6

Въ то́й де́нь, гл҃етъ гдⷭ҇ь, соберꙋ̀ сокрꙋше́ннꙋю, и҆ ѿринове́ннꙋю прїимꙋ̀, и҆ и҆̀хже ѿри́нꙋхъ:

В той день, глаголет Господь, соберу сокрушенную, и отриновенную прииму, и ихже отринух:

В тот день, говорит Господь, соберу хромлющее и совокуплю разогнанное и тех, на кого Я навел бедствие.

4:7

и҆ положꙋ̀ сокрꙋше́ннꙋю во ѡ҆ста́нокъ и҆ ѿринове́ннꙋю въ ꙗ҆зы́къ крѣ́покъ, и҆ воцр҃и́тсѧ гдⷭ҇ь над̾ ни́ми въ горѣ̀ сїѡ́нѣ ѿнн҃ѣ и҆ до вѣ́ка.

и положу сокрушенную во останок и отриновенную в язык крепок, и воцарится Господь над ними в горе сионе отныне и до века.

И сделаю хромлющее остатком и далеко рассеянное сильным народом, и Господь будет царствовать над ними на горе Сионе отныне и до века.

4:8

И҆ ты̀, сто́лпе па́ствы мглѧ́ный, дщѝ сїѡ́нѧ, къ тебѣ̀ прїи́детъ и҆ вни́детъ вла́сть пе́рваѧ, ца́рство и҆з̾ вавѷлѡ́на дще́ри і҆ерⷭ҇ли́мли.

И ты, столпе паствы мгляный, дщи сионя, к тебе приидет и внидет власть первая, царство из вавилона дщери Иерусалимли.

А ты, башня стада, холм дщери Сиона! к тебе придет и возвратится прежнее владычество, царство — к дщерям Иерусалима.

4:9

И҆ нн҃ѣ вскꙋ́ю позна́ла є҆сѝ ѕло̀; не бѣ́ ли тебѣ̀ царѧ̀; и҆лѝ совѣ́тъ тво́й поги́бе, ꙗ҆́кѡ ѡ҆быдо́ша тѧ̀ болѣ̑зни, а҆́ки ражда́ющїѧ;

И ныне вскую познала еси зло? не бе ли тебе царя? или совет твой погибе, яко обыдоша тя болезни, аки раждающия?

Для чего же ты ныне так громко вопиешь? Разве нет у тебя царя? Или не стало у тебя советника, что тебя схватили муки, как рождающую?

4:10

Болѣ́знꙋй и҆ мꙋжа́йсѧ и҆ приближа́йсѧ, дщѝ сїѡ́нѧ, ꙗ҆́кѡ ражда́ющаѧ: занѐ нн҃ѣ и҆зы́деши и҆з̾ гра́да и҆ всели́шисѧ на по́ли и҆ до́йдеши вавѷлѡ́на: ѿтꙋ́дꙋ и҆з̾и́метъ тѧ̀ и҆ ѿтꙋ́дꙋ и҆зба́витъ тѧ̀ гдⷭ҇ь бг҃ъ тво́й ѿ рꙋкѝ вра̑гъ твои́хъ.

Болезнуй и мужайся и приближайся, дщи сионя, яко раждающая: зане ныне изыдеши из града и вселишися на поли и дойдеши вавилона: оттуду изимет тя и оттуду избавит тя Господь Бог твой от руки враг твоих.

Страдай и мучься болями, дщерь Сиона, как рождающая, ибо ныне ты выйдешь из города и будешь жить в поле, и дойдешь до Вавилона: там будешь спасена, там искупит тебя Господь от руки врагов твоих.

4:11

И҆ нн҃ѣ собра́шасѧ на тѧ̀ ꙗ҆зы́цы мно́зи глаго́лющїи: пора́дꙋемсѧ: и҆ воззрѧ́тъ на сїѡ́нъ ѻ҆́чи на́ши.

И ныне собрашася на тя языцы мнози глаголющии: порадуемся: и воззрят на сион очи наши.

А теперь собрались против тебя многие народы и говорят: «да будет она осквернена, и да наглядится око наше на Сион!»

4:12

Сі́и же не разꙋмѣ́ша помышле́нїѧ гдⷭ҇нѧ и҆ не домы́слишасѧ совѣ́та є҆гѡ̀, ꙗ҆́кѡ собра̀ и҆̀хъ а҆́ки снопы̀ гꙋмє́нныѧ.

Сии же не разумеша помышления Господня и не домыслишася совета его, яко собра их аки снопы гуменныя.

Но они не знают мыслей Господних и не разумеют совета Его, что Он собрал их как снопы на гумно.

4:13

Воста́ни и҆ и҆змлатѝ и҆̀хъ, дщѝ сїѡ́нѧ, ꙗ҆́кѡ ро́ги твоѧ̑ положꙋ̀ желѣ̑зны и҆ па́знѡкти твоѧ̑ положꙋ̀ мѣ̑дѧны, и҆ и҆стончи́ши лю́ди мнѡ́ги, и҆ возложи́ши гдⷭ҇еви мно́жество и҆́хъ и҆ крѣ́пость и҆́хъ гдⷭ҇еви всеѧ̀ землѝ.

Востани и измлати их, дщи сионя, яко роги твоя положу железны и пазнокти твоя положу медяны, и истончиши люди многи, и возложиши Господеви множество их и крепость их Господеви всея земли.

Встань и молоти, дщерь Сиона, ибо Я сделаю рог твой железным и копыта твои сделаю медными, и сокрушишь многие народы, и посвятишь Господу стяжания их и богатства их Владыке всей земли.

Глава 5

5:1

Нн҃ѣ ѡ҆гради́тсѧ дщѝ є҆фре́мова ѡ҆гражде́нїемъ, ра́ть ᲂу҆чинѝ на вы̀, жезло́мъ поразѧ́тъ ѡ҆ че́люсть племе́нъ і҆и҃левыхъ.

Ныне оградится дщи ефремова ограждением, рать учини на вы, жезлом поразят о челюсть племен израилевых.

Теперь ополчись, дщерь полчищ; обложили нас осадою, тростью будут бить по ланите судью Израилева.

5:2

И҆ ты̀, виѳлее́ме, до́ме є҆фра́ѳовъ, є҆да̀ ма́лъ є҆сѝ, є҆́же бы́ти въ ты́сѧщахъ і҆ꙋ́диныхъ; и҆з̾ тебє́ бо мнѣ̀ и҆зы́детъ старѣ́йшина, є҆́же бы́ти въ кнѧ́зѧ во і҆и҃ли, и҆схо́ди же є҆гѡ̀ и҆з̾ нача́ла ѿ дні́й вѣ́ка.

И ты, вифлееме, доме ефрафов, еда мал еси, еже быти в тысящах иудиных? из тебе бо мне изыдет старейшина, еже быти в князя во израили, исходи же его из начала от дний века.

И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных.

5:3

Сегѡ̀ ра́ди да́стъ ѧ҆̀, до вре́мене ражда́ющїѧ породи́тъ, и҆ про́чїи ѿ бра́тїи и҆́хъ ѡ҆братѧ́тсѧ къ сынѡ́мъ і҆и҃лєвымъ.

Сего ради даст я, до времене раждающия породит, и прочии от братии их обратятся к сыном израилевым.

Посему Он оставит их до времени, доколе не родит имеющая родить; тогда возвратятся к сынам Израиля и оставшиеся братья их.

5:4

И҆ ста́нетъ, и҆ ᲂу҆́зритъ, и҆ ᲂу҆пасе́тъ па́ствꙋ свою̀ крѣ́постїю гдⷭ҇ь, и҆ въ сла́вѣ и҆́мене гдⷭ҇а бг҃а своегѡ̀ пребꙋ́дꙋтъ: занѐ нн҃ѣ возвели́читсѧ да́же до конє́цъ землѝ.

И станет, и узрит, и упасет паству свою крепостию Господь, и в славе имене Господа Бога своего пребудут: зане ныне возвеличится даже до конец земли.

И станет Он, и будет пасти в силе Господней, в величии имени Господа Бога Своего, и они будут жить безопасно, ибо тогда Он будет великим до краев земли.

5:5

И҆ бꙋ́детъ се́й ми́ръ, є҆гда̀ а҆ссꙋ́ръ прїи́детъ на зе́млю ва́шꙋ, и҆ є҆гда̀ взы́детъ на странꙋ̀ ва́шꙋ, и҆ воста́нꙋтъ на́нь се́дмь па́стырей и҆ ѻ҆́смь ꙗ҆́звъ человѣ́ческихъ,

И будет сей мир, егда ассур приидет на землю вашу, и егда взыдет на страну вашу, и востанут нань седмь пастырей и осмь язв человеческих,

И будет Он мир. Когда Ассур придет в нашу землю и вступит в наши чертоги, мы выставим против него семь пастырей и восемь князей.

5:6

и҆ ᲂу҆пасꙋ́тъ а҆ссꙋ́ра ѻ҆рꙋ́жїемъ и҆ зе́млю неврѡ́довꙋ ко́пїѧми є҆ѧ̀, и҆ и҆зба́витъ ѿ а҆ссꙋ́ра, є҆гда̀ прїи́детъ на зе́млю ва́шꙋ и҆ є҆гда̀ встꙋ́питъ на предѣ́лы ва́шѧ.

и упасут ассура оружием и землю невродову копиями ея, и избавит от ассура, егда приидет на землю вашу и егда вступит на пределы вашя.

И будут они пасти землю Ассура мечом и землю Немврода в самых воротах ее, и Он-то избавит от Ассура, когда тот придет в землю нашу и когда вступит в пределы наши.

5:7

И҆ бꙋ́детъ ѡ҆ста́нокъ і҆а́кѡвль въ ꙗ҆зы́цѣхъ средѣ̀ люді́й мно́гихъ, а҆́ки роса̀ ѿ гдⷭ҇а па́дающи и҆ ꙗ҆́кѡ а҆́гнцы на ѕла́цѣ, ꙗ҆́кѡ да не собере́тсѧ ни є҆ди́нъ, нижѐ постои́тъ въ сынѣ́хъ человѣ́ческихъ.

И будет останок иаковль в языцех среде людий многих, аки роса от Господа падающи и яко агнцы на злаце, яко да не соберется ни един, ниже постоит в сынех человеческих.

И будет остаток Иакова среди многих народов как роса от Господа, как ливень на траве, и он не будет зависеть от человека и полагаться на сынов Адамовых.

5:8

И҆ бꙋ́детъ ѡ҆ста́нокъ і҆а́кѡвль въ ꙗ҆зы́цѣхъ средѣ̀ люді́й мно́гихъ, а҆́ки ле́въ въ скотѣ́хъ въ дꙋбра́вѣ и҆ ꙗ҆́кѡ льви́чищь въ ста́дѣхъ ѻ҆́вчихъ, ꙗ҆́коже є҆гда̀ про́йдетъ, и҆ ѿлꙋчи́въ восхи́титъ, и҆ не бꙋ́детъ и҆з̾има́ющагѡ.

И будет останок иаковль в языцех среде людий многих, аки лев в скотех в дубраве и яко львичищь в стадех овчих, якоже егда пройдет, и отлучив восхитит, и не будет изимающаго.

И будет остаток Иакова между народами, среди многих племен, как лев среди зверей лесных, как скимен среди стада овец, который, когда выступит, то попирает и терзает, и никто не спасет от него.

5:9

Вознесе́тсѧ рꙋка̀ твоѧ̀ на ѡ҆скорблѧ́ющыѧ тѧ̀, и҆ всѝ вразѝ твоѝ потребѧ́тсѧ.

Вознесется рука твоя на оскорбляющыя тя, и вси врази твои потребятся.

Поднимется рука твоя над врагами твоими, и все неприятели твои будут истреблены.

5:10

И҆ бꙋ́детъ въ то́й де́нь, гл҃етъ гдⷭ҇ь, потреблю̀ ко́ни твоѧ̑ и҆з̾ среды̀ твоеѧ̀ и҆ погꙋблю̀ колєсни́цы твоѧ̑,

И будет в той день, глаголет Господь, потреблю кони твоя из среды твоея и погублю колесницы твоя,

И будет в тот день, говорит Господь: истреблю коней твоих из среды твоей и уничтожу колесницы твои,

5:11

и҆ потреблю̀ гра́ды землѝ твоеѧ̀ и҆ разве́ргꙋ всѧ̑ тверды̑ни твоѧ̑,

и потреблю грады земли твоея и развергу вся твердыни твоя,

истреблю города в земле твоей и разрушу все укрепления твои,

5:12

и҆ ѿве́ргꙋ волхвова̑нїѧ твоѧ̑ ѿ рꙋкꙋ̀ твоє́ю, и҆ волхвꙋ́ющїи не бꙋ́дꙋтъ въ тебѣ̀:

и отвергу волхвования твоя от руку твоею, и волхвующии не будут в тебе:

исторгну чародеяния из руки твоей, и гадающих по облакам не будет у тебя;

5:13

и҆ потреблю̀ и҆зва̑ѧннаѧ твоѧ̑ и҆ кꙋмі́ры твоѧ̑ и҆з̾ среды̀ тебє̀, и҆ посе́мъ да не поклони́шисѧ дѣлѡ́мъ рꙋ́къ твои́хъ:

и потреблю изваянная твоя и кумиры твоя из среды тебе, и посем да не поклонишися делом рук твоих:

истреблю истуканов твоих и кумиров из среды твоей, и не будешь более поклоняться изделиям рук твоих.

5:14

и҆ посѣкꙋ̀ дꙋбра̑вы ѿ среды̀ тебє̀ и҆ погꙋблю̀ гра́ды твоѧ̑:

и посеку дубравы от среды тебе и погублю грады твоя:

Искореню из среды твоей священные рощи твои и разорю города твои.

5:15

и҆ сотворю̀ со гнѣ́вомъ и҆ съ ꙗ҆́ростїю ме́сть ꙗ҆зы́кѡмъ, поне́же не послꙋ́шаша менѐ.

и сотворю со гневом и с яростию месть языком, понеже не послушаша мене.

И совершу в гневе и негодовании мщение над народами, которые будут непослушны.

Глава 6

6:1

Слы́шите, ꙗ҆̀же гл҃а гдⷭ҇ь: воста́ни, сꙋди́сѧ съ гора́ми, и҆ да слы́шатъ хо́лми гла́съ тво́й.

Слышите, яже глагола Господь: востани, судися с горами, и да слышат холми глас твой.

Слушайте, что говорит Господь: встань, судись перед горами, и холмы да слышат голос твой!

6:2

Слы́шите, го́ры, сꙋ́дъ гдⷭ҇ень, и҆ дє́бри ѡ҆снова̑нїѧ землѝ, ꙗ҆́кѡ сꙋ́дъ гдⷭ҇ень къ лю́демъ є҆гѡ̀, и҆ со і҆и҃лемъ прѣ́тисѧ и҆́мать.

Слышите, горы, суд Господень, и дебри основания земли, яко суд Господень к людем его, и со израилем претися имать.

Слушайте, горы, суд Господень, и вы, твердые основы земли: ибо у Господа суд с народом Своим, и с Израилем Он состязуется.

6:3

Лю́дїе моѝ, что̀ сотвори́хъ ва́мъ, и҆лѝ чи́мъ ѡ҆скорби́хъ ва́съ, и҆лѝ чи́мъ стꙋжи́хъ ва́мъ; ѿвѣща́йте мѝ.

Людие мои, что сотворих вам, или чим оскорбих вас, или чим стужих вам? отвещайте ми.

Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне.

6:4

Занѐ и҆зведо́хъ ва́съ и҆з̾ землѝ є҆гѵ́петскїѧ и҆ и҆з̾ до́мꙋ рабо́ты и҆зба́вихъ ва́съ, и҆ посла́хъ пред̾ ва́ми мѡѷсе́а и҆ а҆арѡ́на и҆ марїа́мъ.

Зане изведох вас из земли египетския и из дому работы избавих вас, и послах пред вами моисеа и аарона и мариам.

Я вывел тебя из земли Египетской и искупил тебя из дома рабства, и послал перед тобою Моисея, Аарона и Мариам.

6:5

Лю́дїе моѝ, помѧни́те ᲂу҆̀бо, что̀ совѣща̀ на вы̀ вала́къ ца́рь мѡаві́тскїй, и҆ что̀ є҆мꙋ̀ ѿвѣща̀ валаа́мъ сы́нъ веѡ́ровъ, ѿ сїті́ѧ до галга̑лъ; ꙗ҆́кѡ да позна́етсѧ пра́вда гдⷭ҇нѧ.

Людие мои, помяните убо, что совеща на вы валак царь моавитский, и что ему отвеща валаам сын веоров, от сития до галгал? яко да познается правда Господня.

Народ Мой! вспомни, что замышлял Валак, царь Моавитский, и что отвечал ему Валаам, сын Веоров, и что [происходило] от Ситтима до Галгал, чтобы познать тебе праведные действия Господни.

6:6

Въ че́мъ пости́гнꙋ гдⷭ҇а, срѧ́щꙋ бг҃а моего̀ вы́шнѧго; срѧ́щꙋ ли є҆го̀ со всесожже́нїемъ, телцы̑ є҆динолѣ́тными;

В чем постигну Господа, срящу Бога моего вышняго? срящу ли его со всесожжением, телцы единолетными?

«С чем предстать мне пред Господом, преклониться пред Богом небесным? Предстать ли пред Ним со всесожжениями, с тельцами однолетними?

6:7

є҆да̀ прїи́метъ гдⷭ҇ь въ ты́сѧщахъ ѻ҆внѡ́въ, и҆лѝ во тма́хъ ко́злищъ тꙋ́чныхъ; да́мъ ли пе́рвенцы моѧ̑ ѡ҆ нече́стїи мое́мъ, пло́дъ ᲂу҆тро́бы моеѧ̀, за грѣхѝ дꙋшѝ моеѧ̀;

еда приимет Господь в тысящах овнов, или во тмах козлищ тучных? дам ли первенцы моя о нечестии моем, плод утробы моея, за грехи души моея?

Но можно ли угодить Господу тысячами овнов или неисчетными потоками елея? Разве дам Ему первенца моего за преступление мое и плод чрева моего — за грех души моей?»

6:8

Возвѣсти́сѧ бо тебѣ̀, человѣ́че, что̀ добро̀, и҆лѝ чесогѡ̀ гдⷭ҇ь и҆́щетъ ѿ тебє̀, ра́звѣ є҆́же твори́ти сꙋ́дъ и҆ люби́ти ми́лость и҆ гото́вꙋ бы́ти є҆́же ходи́ти съ гдⷭ҇емъ бг҃омъ твои́мъ;

Возвестися бо тебе, человече, что добро, или чесого Господь ищет от тебе, разве еже творити суд и любити милость и готову быти еже ходити с Господем Богом твоим?

О, человек! сказано тебе, что — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим.

6:9

Гла́съ гдⷭ҇ень гра́дꙋ призове́тсѧ, и҆ сп҃се́тъ боѧ́щыѧсѧ и҆́мене є҆гѡ̀: послꙋ́шай, пле́мѧ, и҆ кто̀ ᲂу҆краси́тъ гра́дъ;

Глас Господень граду призовется, и спасет боящыяся имене его: послушай, племя, и кто украсит град?

Глас Господа взывает к городу, и мудрость благоговеет пред именем Твоим: слушайте жезл и Того, Кто поставил его.

6:10

Є҆да̀ ѻ҆́гнь и҆ до́мъ беззако́ннагѡ собира́ѧ и҆мѣ̑нїѧ беззакѡ́ннаѧ и҆ со ᲂу҆кори́зною непра̑вды;

Еда огнь и дом беззаконнаго собирая имения беззаконная и со укоризною неправды?

Не находятся ли и теперь в доме нечестивого сокровища нечестия и уменьшенная мера, отвратительная?

6:11

Є҆да̀ ѡ҆правди́тсѧ въ мѣ́рилѣ беззако́нникъ и҆ во вре́тищи мѣ́ры непра́выѧ,

Еда оправдится в мериле беззаконник и во вретищи меры неправыя,

Могу ли я быть чистым с весами неверными и с обманчивыми гирями в суме?

6:12

ѿ ни́хже бога́тство своѐ нече́стїѧ напо́лниша; и҆ живꙋ́щїи въ не́й глаго́лахꙋ лжꙋ̀, и҆ ѧ҆зы́къ и҆́хъ вознесе́сѧ во ᲂу҆стѣ́хъ и҆́хъ.

от нихже богатство свое нечестия наполниша? и живущии в ней глаголаху лжу, и язык их вознесеся во устех их.

Так как богачи его исполнены неправды, и жители его говорят ложь, и язык их есть обман в устах их,

6:13

И҆ а҆́зъ начнꙋ̀ поража́ти тѧ̀ и҆ погꙋблю̀ тѧ̀ во грѣсѣ́хъ твои́хъ.

И аз начну поражати тя и погублю тя во гресех твоих.

то и Я неисцельно поражу тебя опустошением за грехи твои.

6:14

Ты̀ ꙗ҆́сти бꙋ́деши и҆ не насы́тишисѧ, и҆ поме́ркнетъ въ тебѣ̀, и҆ соврати́шисѧ, и҆ не спасе́шисѧ: и҆ є҆ли́цы а҆́ще и҆збꙋ́дꙋтъ, ѻ҆рꙋ́жїю предадѧ́тсѧ.

Ты ясти будеши и не насытишися, и померкнет в тебе, и совратишися, и не спасешися: и елицы аще избудут, оружию предадятся.

Ты будешь есть, и не будешь сыт; пустота будет внутри тебя; будешь хранить, но не убережешь, а что сбережешь, то предам мечу.

6:15

Ты̀ посѣ́еши, но не по́жнеши: ты̀ и҆згнете́ши ма́сличїе, но не пома́жешисѧ ма́сломъ: и҆ насадитѐ вїно̀, и҆ не и҆спїетѐ: и҆ поги́бнꙋтъ зако́ны люді́й мои́хъ.

Ты посееши, но не пожнеши: ты изгнетеши масличие, но не помажешися маслом: и насадите вино, и не испиете: и погибнут законы людий моих.

Будешь сеять, а жать не будешь; будешь давить оливки, и не будешь умащаться елеем; выжмешь виноградный сок, а вина пить не будешь.

6:16

И҆ храни́лъ є҆сѝ ѡ҆правда̑нїѧ замврі̑ина и҆ всѧ̑ дѣла̀ до́мꙋ а҆хаа́влѧ, и҆ ходи́сте въ совѣ́тѣхъ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ да преда́мъ тѧ̀ въ па́гꙋбꙋ, и҆ живꙋ́щыѧ въ не́й во звизда́нїе, и҆ ᲂу҆кѡри́зны люді́й прїи́мете.

И хранил еси оправдания замвриина и вся дела дому ахаавля, и ходисте в советех их, яко да предам тя в пагубу, и живущыя в ней во звиздание, и укоризны людий приимете.

Сохранились у вас обычаи Амврия и все дела дома Ахавова, и вы поступаете по советам их; и предам Я тебя опустошению и жителей твоих посмеянию, и вы понесете поругание народа Моего.

Глава 7

7:1

ⷱ҇И҆́, лю́тѣ мнѣ̀! поне́же бы́хъ а҆́ки собира́ѧй сла́мꙋ на жа́твѣ, и҆ ꙗ҆́кѡ па́родокъ во ѡ҆б̾има́нїи вїногра́да не сꙋ́щꙋ гро́здїю, є҆́же ꙗ҆́сти первоплѡ́днаѧ, ꙗ҆̀же вожделѣ̀ дꙋша̀ моѧ̀.

~, люте мне! понеже бых аки собираяй сламу на жатве, и яко пародок во оымании винограда не сущу гроздию, еже ясти первоплодная, яже вожделе душа моя.

Горе мне! ибо со мною теперь — как по собрании летних плодов, как по уборке винограда: ни одной ягоды для еды, ни спелого плода, которого желает душа моя.

7:2

ⷱ҇И҆́, лю́тѣ мнѣ̀, дꙋшѐ! ꙗ҆́кѡ поги́бе бл҃гочтⷭ҇и́вый ѿ землѝ, и҆ и҆справлѧ́ющагѡ въ человѣ́цѣхъ нѣ́сть: всѝ во кро́вехъ прѧ́тсѧ, кі́йждо бли́жнѧго своего̀ ѡ҆ѕлоблѧ́етъ ѡ҆ѕлобле́нїемъ,

~, люте мне, душе! яко погибе благочестивый от земли, и исправляющаго в человецех несть: вси во кровех прятся, кийждо ближняго своего озлобляет озлоблением,

Не стало милосердых на земле, нет правдивых между людьми; все строят ковы, чтобы проливать кровь; каждый ставит брату своему сеть.

7:3

на ѕло̀ рꙋ́ки своѧ̑ ᲂу҆готовлѧ́ютъ: кнѧ́зь про́ситъ, и҆ сꙋдїѧ̀ ми̑рнаѧ словеса̀ глаго́летъ, жела́нїе дꙋшѝ є҆гѡ̀ є҆́сть: и҆ ѿимꙋ̀ блага̑ѧ и҆́хъ,

на зло руки своя уготовляют: князь просит, и судия мирная словеса глаголет, желание души его есть: и отиму благая их,

Руки их обращены к тому, чтобы уметь делать зло; начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело.

7:4

ꙗ҆́кѡ мо́ль поѧда́ѧй, и҆ ходѧ́й по пра́виламъ въ де́нь стражбы̀. ⷱ҇И҆́, лю́тѣ! ᲂу҆̀, лю́тѣ! ѿмщє́нїѧ твоѧ̑ приспѣ́ша, нн҃ѣ бꙋ́дꙋтъ пла́чы и҆́хъ.

яко моль поядаяй, и ходяй по правилам в день стражбы. ~, люте! у, люте! отмщения твоя приспеша, ныне будут плачы их.

Лучший из них — как терн, и справедливый — хуже колючей изгороди, день провозвестников Твоих, посещение Твое наступает; ныне постигнет их смятение.

7:5

Не вѣ́рите дрꙋгѡ́мъ, ни надѣ́йтесѧ на старѣ̑йшины, и҆ ѿ сожи́телницы твоеѧ̀ храни́сѧ, є҆́же сказа́ти є҆́й что̀:

Не верите другом, ни надейтеся на старейшины, и от сожителницы твоея хранися, еже сказати ей что:

Не верьте другу, не полагайтесь на приятеля; от лежащей на лоне твоем стереги двери уст твоих.

7:6

поне́же сы́нъ безче́ститъ ѻ҆тца̀, дще́рь воста́нетъ на ма́терь свою̀ и҆ невѣ́ста на свекро́вь свою̀, вразѝ всѝ мꙋ́жꙋ дома́шнїи є҆гѡ̀.

понеже сын безчестит отца, дщерь востанет на матерь свою и невеста на свекровь свою, врази вси мужу домашнии его.

Ибо сын позорит отца, дочь восстает против матери, невестка — против свекрови своей; враги человеку — домашние его.

7:7

А҆́зъ же ко гдⷭ҇еви воззрю̀, потерплю̀ бг҃а сп҃са моего̀, ᲂу҆слы́шитъ мѧ̀ бг҃ъ мо́й.

Аз же ко Господеви воззрю, потерплю Бога спаса моего, услышит мя Бог мой.

А я буду взирать на Господа, уповать на Бога спасения моего: Бог мой услышит меня.

7:8

Не ра́дꙋйсѧ ѡ҆ мнѣ̀, вражде́бница моѧ̀, ꙗ҆́кѡ падо́хъ, и҆ воста́нꙋ: занѐ а҆́ще сѧ́дꙋ во тмѣ̀, гдⷭ҇ь ѡ҆свѣти́тъ мѧ̀.

Не радуйся о мне, враждебница моя, яко падох, и востану: зане аще сяду во тме, Господь осветит мя.

Не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану; хотя я во мраке, но Господь свет для меня.

7:9

Гнѣ́въ гдⷭ҇ень стерплю̀, ꙗ҆́кѡ согрѣши́хъ є҆мꙋ̀, до́ндеже ѡ҆правди́тъ прю̀ мою̀ и҆ сотвори́тъ сꙋ́дъ мо́й: и҆ и҆зведе́тъ мѧ̀ на свѣ́тъ, и҆ ᲂу҆зрю̀ пра́вдꙋ є҆гѡ̀.

Гнев Господень стерплю, яко согреших ему, дондеже оправдит прю мою и сотворит суд мой: и изведет мя на свет, и узрю правду его.

Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним, доколе Он не решит дела моего и не совершит суда надо мною; тогда Он выведет меня на свет, и я увижу правду Его.

7:10

И҆ ᲂу҆́зритъ вражде́бница моѧ̀, и҆ ѡ҆блече́тсѧ въ стꙋ́дъ глаго́лющаѧ ко мнѣ̀: гдѣ́ є҆сть гдⷭ҇ь бг҃ъ тво́й; Ѻ҆́чи моѝ воззрѧ́тъ на ню̀, нн҃ѣ бꙋ́детъ въ попра́нїе а҆́ки ка́лъ на пꙋте́хъ.

И узрит враждебница моя, и облечется в студ глаголющая ко мне: где есть Господь Бог твой? Очи мои воззрят на ню, ныне будет в попрание аки кал на путех.

И увидит это неприятельница моя и стыд покроет ее, говорившую мне: «где Господь Бог твой?» Насмотрятся на нее глаза мои, как она будет попираема подобно грязи на улицах.

7:11

Де́нь глажде́нїѧ плі́нѳа: и҆зглажде́нїе твоѐ де́нь ѻ҆́ный, и҆ сотре́тъ зако́ны твоѧ̑ де́нь ѻ҆́ный.

День глаждения плинфа: изглаждение твое день оный, и сотрет законы твоя день оный.

В день сооружения стен твоих, в этот день отдалится определение.

7:12

И҆ гра́ди твоѝ прїи́дꙋтъ на поравне́нїе и҆ въ раздѣле́нїе а҆ссѷрі́йско, и҆ гра́ди твоѝ тве́рдїи въ раздѣле́нїе ѿ тѵ́ра да́же до рѣкѝ сѵ́рскїѧ, и҆ ѿ мо́рѧ да́же до мо́рѧ, и҆ ѿ горы̀ да́же до горы̀, дні́е воды̀ и҆ молвы̀.

И гради твои приидут на поравнение и в разделение ассирийско, и гради твои твердии в разделение от тира даже до реки сирския, и от моря даже до моря, и от горы даже до горы, дние воды и молвы.

В тот день придут к тебе из Ассирии и городов Египетских, и от Египта до реки [Евфрата], и от моря до моря, и от горы до горы.

7:13

И҆ бꙋ́детъ землѧ̀ въ па́гꙋбꙋ со живꙋ́щими на не́й, ѿ плодѡ́въ начина́нїй и҆́хъ.

И будет земля в пагубу со живущими на ней, от плодов начинаний их.

А земля та будет пустынею за [вину] жителей ее, за плоды деяний их.

7:14

Пасѝ лю́ди твоѧ̑ жезло́мъ твои́мъ, ѻ҆́вцы наслѣ́дїѧ твоегѡ̀, вселѧ́ющыѧсѧ є҆ди̑ны въ дꙋбра́вѣ средѣ̀ карми́ла, попасꙋ́тъ васані́тїдꙋ и҆ галааді́тїдꙋ, ꙗ҆́коже дні́е вѣ́ка.

Паси люди твоя жезлом твоим, овцы наследия твоего, вселяющыяся едины в дубраве среде кармила, попасут васанитиду и галаадитиду, якоже дние века.

Паси народ Твой жезлом Твоим, овец наследия Твоего, обитающих уединенно в лесу среди Кармила; да пасутся они на Васане и Галааде, как во дни древние!

7:15

И҆ по днє́мъ и҆схо́да твоегѡ̀ и҆з̾ є҆гѵ́пта ᲂу҆́зрите чꙋдє́снаѧ.

И по днем исхода твоего из египта узрите чудесная.

Как во дни исхода твоего из земли Египетской, явлю ему дивные дела.

7:16

Оу҆́зрѧтъ ꙗ҆зы́цы и҆ ᲂу҆срамѧ́тсѧ ѿ всеѧ̀ крѣ́пости своеѧ̀, рꙋ́цѣ возложа́тъ на ᲂу҆ста̀ своѧ̑, и҆ ᲂу҆́ши и҆́хъ ѡ҆гло́хнꙋтъ,

Узрят языцы и усрамятся от всея крепости своея, руце возложат на уста своя, и уши их оглохнут,

Увидят это народы и устыдятся при всем могуществе своем; положат руку на уста, уши их сделаются глухими;

7:17

поли́жꙋтъ пе́рсть ꙗ҆́кѡ ѕмі́еве плѣ́жꙋще по землѝ, смѧтꙋ́тсѧ во ѡ҆блеже́нїи свое́мъ: ѡ҆ гдⷭ҇ѣ бз҃ѣ на́шемъ ᲂу҆жа́снꙋтсѧ и҆ ᲂу҆боѧ́тсѧ ѿ тебє̀.

полижут персть яко змиеве плежуще по земли, смятутся во облежении своем: о Господе Бозе нашем ужаснутся и убоятся от тебе.

будут лизать прах как змея, как черви земные выползут они из укреплений своих; устрашатся Господа Бога нашего и убоятся Тебя.

7:18

Кто̀ бг҃ъ ꙗ҆́коже ты̀, ѿе́млѧй беззакѡ́нїѧ и҆ ѡ҆ставлѧ́ѧй нечє́стїѧ ѡ҆ста́нкѡмъ наслѣ́дїѧ своегѡ̀; и҆ не ᲂу҆держа̀ гнѣ́ва своегѡ̀ во свидѣ́нїе, ꙗ҆́кѡ воли́тель млⷭ҇ти є҆́сть.

Кто Бог якоже ты, отемляй беззакония и оставляяй нечестия останком наследия своего? и не удержа гнева своего во свидение, яко волитель милости есть.

Кто Бог, как Ты, прощающий беззаконие и не вменяющий преступления остатку наследия Твоего? не вечно гневается Он, потому что любит миловать.

7:19

То́й ѡ҆брати́тъ и҆ ᲂу҆ще́дритъ ны̀, и҆ погрꙋзи́тъ непра̑вды на́шѧ и҆ вве́ржетъ въ глꙋбины̑ мѡрскі́ѧ всѧ̑ грѣхѝ на́шѧ,

Той обратит и ущедрит ны, и погрузит неправды нашя и ввержет в глубины морския вся грехи нашя,

Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши.

7:20

да́стъ и҆́стинꙋ і҆а́кѡвꙋ, (и҆) млⷭ҇ть а҆враа́мꙋ, ꙗ҆́коже клѧ́лсѧ є҆сѝ ѻ҆тцє́мъ на́шымъ во дни̑ пє́рвыѧ.

даст истину иакову, (и) милость аврааму, якоже клялся еси отцем нашым во дни первыя.

Ты явишь верность Иакову, милость Аврааму, которую с клятвою обещал отцам нашим от дней первых.