Иудиф

І҆ꙋді́ѳ

(Второканоническая книга, не входит в состав канонических книг Ветхого Завета).

Глава 1

1:1

Лѣ́та вторагѡна́десѧть ца́рства навꙋходоно́сора, и҆́же ца́рствова над̾ а҆ссѷрі̑аны въ нїнеѵі́и гра́дѣ вели́цѣмъ, во дни̑ а҆рфаѯа́да, и҆́же ца́рствова над̾ ми̑дѧны во є҆квата́нѣхъ

Лета вторагонадесять царства навуходоносора, иже царствова над ассирианы в ниневии граде велицем, во дни арфаксада, иже царствова над мидяны во екватанехъ

В двенадцатый год царствования Навуходоносора, царствовавшего над Ассириянами в великом городе Ниневии, — во дни Арфаксада, который царствовал над Мидянами в Екбатанах

1:2

и҆ созда̀ во є҆квата́нѣхъ ѡ҆́крестъ стѣ́ны ѿ ка́меней те́саныхъ въ широтꙋ̀ ла́ктей трїе́хъ, а҆ въ долготꙋ̀ ла́ктей шестѝ, и҆ сотворѝ высотꙋ̀ стѣны̀ ла́ктей седми́десѧти, а҆ широтꙋ̀ є҆ѧ̀ ла́ктей пѧти́десѧти:

и созда во екватанех окрест стены от каменей тесаных в широту лактей триех, а в долготу лактей шести, и сотвори высоту стены лактей седмидесяти, а широту ея лактей пятидесяти:

и построил вокруг Екбатан стены из тесаных камней, шириною в три локтя, а длиною в шесть локтей; и сделал высоту стены в семьдесят, а ширину в пятьдесят локтей,

1:3

и҆ столпы̀ є҆ѧ̀ поста́ви на вратѣ́хъ є҆гѡ̀ ла́ктей сто̀, и҆ широтꙋ̀ и҆́хъ ѡ҆снова̀ на ла́ктей шетьдесѧ́тъ:

и столпы ея постави на вратех его лактей сто, и широту их основа на лактей шетьдесят:

и поставил над воротами башни во сто локтей, имевшие в основании до шестидесяти локтей ширины;

1:4

и҆ сотворѝ врата̀ є҆гѡ̀ врата̀ воздви́жєна въ высотꙋ̀ ла́ктей седмьдесѧтъ, а҆ широтꙋ̀ и҆́хъ ла́ктей четы́редесѧть ко и҆схо́дꙋ си́лъ си́льныхъ є҆гѡ̀ и҆ ᲂу҆строе́нїємъ пѣшцє́въ є҆гѡ̀:

и сотвори врата его врата воздвижена в высоту лактей седмьдесят, а широту их лактей четыредесять ко исходу сил сильных его и устроением пешцевъ его:

а ворота, построенные им для выхода сильных войск его и для строев пехоты его, поднимались в высоту на семьдесят локтей, а в ширину имели сорок локтей:

1:5

и҆ сотворѝ бра́нь во дни̑ ѡ҆́ны ца́рь навꙋходоно́соръ на царѧ̀ а҆рфаѯа́да на по́ли вели́цѣмъ, є҆́же є҆́сть въ предѣ́лѣхъ рага́ѵлихъ.

и сотвори брань во дни оны царь навуходоносор на царя арфаксада на поли велицем, еже есть в пределехъ рагавлих.

в те дни царь Навуходоносор предпринял войну против царя Арфаксада на великой равнине, которая в пределах Рагава.

1:6

И҆ собра́шасѧ къ немꙋ̀ всѝ живꙋ́щїи въ го́рней и҆ всѝ ѡ҆бита́ющїи при є҆ѵфра́тѣ и҆ ті́грѣ и҆ ѵ҆да́спи и҆ на по́ли а҆рїѡ́ха царѧ̀ є҆лѷмеѡ́нска, и҆ собра́шасѧ ꙗ҆зы́цы мно́зи ѕѣлѡ̀ на ѡ҆полче́нїе сынѡ́въ хелеꙋ́дихъ.

И собрашася к нему вси живущии в горней и вси обитающии при евфрате и тигре и вдаспи и на поли ариоха царя елимеонска, и собрашася языцы мнози зело на ополчение сынов хелеудих.

К нему собрались все живущие в нагорной стране, и все живущие при Евфрате, Тигре и Идасписе, и с равнины Ариох, царь Елимейский, и сошлись очень многие народы в ополчение сынов Хелеуда.

1:7

И҆ посла̀ навꙋходоно́соръ ца́рь а҆ссѷрі́йскїй ко всѣ̑мъ ѡ҆бита́ющымъ въ персі́дѣ и҆ ко всѣ̑мъ живꙋ́щымъ къ за́падѡмъ, ѡ҆бита́ющымъ въ кїлїкі́и и҆ дама́сцѣ, и҆ лїва́нѣ и҆ а҆нтїлїва́нѣ, и҆ ко всѣ̑мъ живꙋ́щымъ на лицы̀ примо́рїѧ,

И посла навуходоносор царь ассирийский ко всем обитающимъ в персиде и ко всем живущим к западом, обитающимъ в киликии и дамасце, и ливане и антиливане, и ко всем живущим на лицы примория,

И послал Навуходоносор, царь Ассирийский, ко всем живущим в Персии и ко всем живущим на западе, к живущим в Киликии и Дамаске, Ливане и Антиливане, и ко всем живущим на передней стороне приморья,

1:8

и҆ къ сꙋ́щымъ во ꙗ҆зы́цѣхъ карми́ла и҆ въ галаа́дѣ, и҆ въ вы́шней галїле́и и҆ на вели́цѣмъ по́ли є҆сдрилѡ́на,

и к сущим во языцех кармила и в галааде, и въ вышней галилеи и на велицем поли есдрилона,

и между народами Кармила и Галаада и в верхней Галилее и на великой равнине Ездрилон,

1:9

и҆ ко всѣ̑мъ сꙋ́щымъ въ самарі́и и҆ градѣ́хъ є҆ѧ̀, и҆ ѡ҆б̾ ѡ҆́нъ по́лъ і҆ѻрда́на да́же до і҆ерⷭ҇ли́ма и҆ вета́ни, и҆ хе́лла и҆ ка́диса, и҆ рѣкѝ є҆гѵ́пєтскїѧ и҆ тафны̀, и҆ рамессѝ и҆ всеѧ̀ землѝ гесе́мскїѧ,

и ко всем сущим в самарии и градех ея, и объ он пол иордана даже до иерусалима и ветани, и хелла и кадиса, и реки египетския и тафны, и рамесси и всея земли гесемския,

и ко всем живущим в Самарии и городах ее, и за Иорданом до Иерусалима, и Ветани и Хела, и Кадиса и реки Египетской, и Тафны и Рамессы, и во всей земле Гесемской

1:10

до́ндеже прїитѝ вы́ше та́ниса и҆ ме́мфиса, и҆ ко всѣ̑мъ ѡ҆бита́ющымъ во є҆гѵ́птѣ, до́ндеже прїитѝ на предѣ́лы є҆Ѳїо́пїи.

дондеже приити выше таниса и мемфиса, и ко всемъ обитающим во египте, дондеже приити на пределы ефиопии.

до входа в верхний Танис и Мемфис, и ко всем живущим в Египте до входа в пределы Ефиопии.

1:11

И҆ ни во что̀ вмѣни́ша всѝ ѡ҆бита́ющїи по все́й землѝ сло́во навꙋходоно́сора царѧ̀ а҆ссѷрі́йска, и҆ не снидо́шасѧ къ немꙋ̀ на бра́нь, поне́же не боѧ́шасѧ є҆гѡ̀, но бы́сть пред̾ ни́ми а҆́ки мꙋ́жъ є҆ди́нъ: и҆ возврати́ша посла́нникѡвъ є҆гѡ̀ тщи́хъ со безче́стїемъ ѿ лица̀ своегѡ̀.

И ни во что вмениша вси обитающии по всей земли слово навуходоносора царя ассирийска, и не снидошася к нему на брань, понеже не бояшася его, но бысть пред ними аки муж един: и возвратиша посланников его тщихъ со безчестием от лица своего.

Но все обитавшие во всей этой земле презрели слово Ассирийского царя Навуходоносора и не собрались к нему на войну, потому что они не боялись его, но он был для них как один из них: они отослали от себя его послов ни с чем, в бесчестии.

1:12

И҆ раз̾ѧри́сѧ навꙋходоно́соръ на всѧ́кꙋ зе́млю сїю̀ ѕѣлѡ̀, и҆ клѧ́тсѧ престо́ломъ и҆ ца́рствомъ свои́мъ всѧ́чески ѿмсти́ти всѣ̑мъ предѣ́лѡмъ кїлїкі́и и҆ дама́ска и҆ сѷрі́и, погꙋби́ти мече́мъ свои́мъ и҆ всѧ̑ живꙋ́щыѧ въ землѝ мѡа́вли и҆ сы́ны а҆ммѡ҆ни, и҆ всю̀ і҆ꙋде́ю и҆ всѣ́хъ сꙋ́щихъ во є҆гѵ́птѣ, до́идеже прїитѝ на предѣ́лы двꙋ́хъ мо́рь.

И разъярися навуходоносор на всяку землю сию зело, и клятся престолом и царством своим всячески отмстити всем пределом киликии и дамаска и сирии, погубити мечем своим и вся живущия в земли моавли и сыны аммони, и всю иудею и всех сущих во египте, доидеже приити на пределы двух морь.

Навуходоносор весьма разгневался на всю эту землю и поклялся престолом и царством своим отмстить всем пределам Киликии, Дамаска и Сирии, и мечом своим умертвить всех, живущих в земле Моава, и сынов Аммона и всю Иудею, и всех, обитающих в Египте до входа в пределы двух морей.

1:13

И҆ ѡ҆полчи́сѧ въ си́лѣ свое́й на а҆рфаѯа́да царѧ̀ въ лѣ́то седмоена́десѧть, и҆ ѡ҆долѣ̀ на бра́ни свое́й, и҆ побѣдѝ всю̀ си́лꙋ а҆рфаѯа́довꙋ и҆ всю̀ ко́нницꙋ є҆гѡ̀ и҆ всѧ̑ колєсни́цы є҆гѡ̀,

И ополчися в силе своей на арфаксада царя в лето седмоенадесять, и одоле на брани своей, и победи всю силу арфаксадову и всю конницу его и вся колесницы его,

И в семнадцатый год он ополчился со своим войском против царя Арфаксада и одолел его в сражении и обратил в бегство все войско Арфаксада, всю конницу его и все колесницы его,

1:14

и҆ воз̾ѡблада̀ гра́дами є҆гѡ̀: и҆ прїи́де да́же до є҆квата́нъ, и҆ ѡ҆держа̀ столпы̀, и҆ плѣнѝ стѡ́гны є҆гѡ̀, и҆ красотꙋ̀ є҆гѡ̀ положѝ во ᲂу҆ничиже́нїе є҆гѡ̀:

и возоблада градами его: и прииде даже до екватан, и одержа столпы, и плени стогны его, и красоту его положи во уничижение его:

и овладел городами его, дошел до Екбатан, занял укрепления, опустошил улицы города и красоту его обратил в позор.

1:15

и҆ взѧ̀ а҆рфаѯа́да на гора́хъ рага́влихъ, и҆ и҆збодѐ є҆го̀ сꙋ́лицами свои́ми, и҆ и҆стребѝ є҆го̀ да́же въ де́нь ѻ҆́ный:

и взя арфаксада на горах рагавлих, и избоде его сулицами своими, и истреби его даже в день оный:

А Арфаксада схватил на горах Рагава и, пронзив его копьем своим, в тот же день погубил его.

1:16

и҆ возврати́сѧ съ ни́ми въ нїнеѵі́ю са́мъ и҆ всѐ присовокꙋпле́нїе є҆гѡ̀, мно́жество мꙋже́й ра́тныхъ мно́гое ѕѣлѡ̀, и҆ бѣ̀ та́мѡ почива́ѧ и҆ пи́ршествꙋѧ са́мъ и҆ си́ла є҆гѡ̀ дні́й сто̀ два́десѧть.

и возвратися с ними в ниневию сам и все присовокупление его, множество мужей ратных многое зело, и бе тамо почивая и пиршествуя сам и сила его дний сто двадесять.

Потом пошел назад со своими в Ниневию, — он и все союзники его — весьма многое множество ратных мужей; там он отдыхал и пировал с войском своим сто двадцать дней.

Глава 2

2:1

И҆ въ лѣ́то ѻ҆смоена́десѧть, и҆ въ два́десѧть вторы́й (де́нь) пе́рвагѡ мцⷭ҇а, бы́сть сло́во въ домꙋ̀ навꙋходоно́сора царѧ̀ а҆ссѷрі́йска, ѿмсти́ти всѧ́цѣй землѝ, ꙗ҆́коже глаго́лаше.

И в лето осмоенадесять, и в двадесять вторый (день) перваго месяца, бысть слово в дому навуходоносора царя ассирийска, отмстити всяцей земли, якоже глаголаше.

В восемнадцатом году, в двадцать второй день первого месяца, последовало в доме Навуходоносора, царя Ассирийского, повеление — совершить, как он сказал, отмщение всей земле.

2:2

И҆ созва̀ всѧ̑ слꙋжи́тєли своѧ̑ и҆ всѧ̑ вельмо́жы своѧ̑, и҆ соѡбщѝ съ ни́ми та́йнꙋ совѣ́та своегѡ̀, и҆ совершѝ всю̀ ѕло́бꙋ землѝ ѿ ꙗ҆́стъ свои́хъ:

И созва вся служители своя и вся вельможы своя, и сообщи с ними тайну совета своего, и соверши всю злобу земли от яст своих:

Созвав всех служителей и всех сановников своих, он открыл им тайну своего намерения и своими устами определил всякое зло той земле.

2:3

и҆ ті́и сꙋди́ша и҆стреби́ти всѧ́кꙋ пло́ть, и҆̀же не послѣ́доваша словесѝ ᲂу҆́стъ є҆гѡ̀.

и тии судиша истребити всяку плоть, иже не последоваша словеси уст его.

И они решили погубить всех, кто не повиновался слову уст его.

2:4

И҆ бы́сть, є҆гда̀ совершѝ совѣ́тъ сво́й, призва̀ навꙋходоно́соръ ца́рь а҆ссѷрі́йскїй ѻ҆лофе́рна вождонача́лника си́лы своеѧ̀, втора́го сꙋ́ща по не́мъ, и҆ речѐ къ немꙋ̀:

И бысть, егда соверши совет свой, призва навуходоносоръ царь ассирийский олоферна вождоначалника силы своея, втораго суща по нем, и рече к нему:

По окончании своего совещания, Навуходоносор, царь Ассирийский, призвал главного вождя войска своего, Олоферна, который был вторым по нем, и сказал ему:

2:5

сїѧ̑ глаго́летъ ца́рь вели́кїй, господи́нъ всеѧ̀ землѝ: сѐ, ты̀ и҆зы́деши ѿ лица̀ моегѡ̀ и҆ во́змеши съ собо́ю мꙋже́й ᲂу҆пова́ющихъ въ крѣ́пости свое́й, пѣшцє́въ до ты́сѧщей сто̀ два́десѧть, и҆ мно́жество ко́ней со вса́дниками ты́сѧщей двана́десѧть,

сия глаголет царь великий, господин всея земли: се, ты изыдеши от лица моего и возмеши с собою мужей уповающихъ в крепости своей, пешцев до тысящей сто двадесять, и множество коней со всадниками тысящей дванадесять,

так говорит великий царь, господин всей земли: вот, ты пойдешь от лица моего и возьмешь с собою мужей, уверенных в своей силе, — пеших сто двадцать тысяч и множество коней с двенадцатью тысячами всадников, —

2:6

и҆ и҆зы́деши бо срѣ́тенїе все́й землѝ на за́пады, ꙗ҆́кѡ не повинꙋ́шасѧ глаго́лꙋ ᲂу҆́стъ мои́хъ:

и изыдеши бо сретение всей земли на запады, яко не повинушася глаголу уст моих:

и выйдешь против всей земли на западе за то, что не повиновались слову уст моих.

2:7

и҆ возвѣсти́ши и҆̀мъ ᲂу҆готовлѧ́ти зе́млю и҆ во́дꙋ, ꙗ҆́кѡ и҆зы́дꙋ въ ꙗ҆́рости мое́й на ни́хъ, и҆ покры́ю всѐ лицѐ землѝ нога́ми си́лы моеѧ̀, и҆ да́мъ и҆̀хъ въ расхище́нїе и҆̀мъ:

и возвестиши им уготовляти землю и воду, яко изыду в ярости моей на них, и покрыю все лице земли ногами силы моея, и дам их в расхищение им:

И объявишь им, чтобы они приготовляли землю и воду, потому что я с гневом выйду на них, покрою все лице земли их ногами войска моего и предам ему их на расхищение.

2:8

и҆ ꙗ҆́звеннїи и҆́хъ и҆спо́лнѧтъ дє́бри и҆ пото́ки и҆́хъ, и҆ рѣка̀ наводнѧ́ющаѧсѧ ме́ртвыми и҆́хъ напо́лнитсѧ:

и язвеннии их исполнят дебри и потоки их, и река наводняющаяся мертвыми их наполнится:

Долы и потоки наполнятся их ранеными, и река, запруженная трупами их, переполнится;

2:9

и҆ приведꙋ̀ плѣ́нъ и҆́хъ до конє́цъ всеѧ̀ землѝ:

и приведу плен их до конец всея земли:

а пленных их я рассею по концам всей земли.

2:10

ты́ же и҆зше́дъ приѡдержи́ши мнѣ̀ всѧ́къ предѣ́лъ и҆́хъ, и҆ ѿдадꙋ́тъ тебѣ̀ сами́хъ себѐ, и҆ соблюде́ши мѝ и҆̀хъ на де́нь ѡ҆бличе́нїѧ и҆́хъ:

ты же изшед приодержиши мне всяк предел их, и отдадут тебе самих себе, и соблюдеши ми ихъ на день обличения их:

Ты же отправившись завладей для меня всеми пределами их: которые сами сдадутся тебе, тех ты сохрани до дня обличения их;

2:11

непокарѧ́ющихсѧ же не пощади́тъ ѻ҆́ко твоѐ, є҆́же да́ти и҆̀хъ на ᲂу҆бїе́нїе и҆ расхище́нїе во все́й землѝ твое́й:

непокаряющихся же не пощадит око твое, еже дати их на убиение и расхищение во всей земли твоей:

а непокорных да не пощадит глаз твой: предавай их смерти и разграблению по всей земле твоей.

2:12

ꙗ҆́кѡ жи́въ а҆́зъ, и҆ держа́ва ца́рства моегѡ̀: глаго́лахъ и҆ сотворю̀ сїѧ̑ рꙋко́ю мое́ю:

яко жив аз, и держава царства моего: глаголахъ и сотворю сия рукою моею:

Ибо жив я, — и крепко царство мое: что сказал, то сделаю моею рукою.

2:13

ты́ же да не престꙋпи́ши є҆ди́нагѡ ко́егѡ ѿ глагѡ́лъ господи́на твоегѡ̀, но соверша́ѧ да соверши́ши, ꙗ҆́коже заповѣ́дахъ тебѣ̀, и҆ да не ᲂу҆косни́ши сотвори́ти сїѧ̑.

ты же да не преступиши единаго коего от глагол господина твоего, но совершая да совершиши, якоже заповедах тебе, и да не укосниши сотворити сия.

Не преступи же ни в чем слов господина твоего, но непременно исполни, как я приказал тебе, и не медли исполнением.

2:14

И҆ и҆зы́де ѻ҆лофе́рнъ ѿ лица̀ господи́на своегѡ̀, и҆ созва̀ всѧ̑ вельмо́жы и҆ воевѡ́ды и҆ нача́лники си́лы а҆ссꙋ́рскїѧ,

И изыде олоферн от лица господина своего, и созва вся вельможы и воеводы и началники силы ассурския,

Олоферн, выйдя от лица господина своего, пригласил к себе всех сановников, полководцев и начальников войска Ассирийского,

2:15

и҆ и҆зчи́сли и҆збра́нныхъ мꙋже́й на ѡ҆полче́нїе, ꙗ҆́коже заповѣ́да є҆мꙋ̀ господи́нъ є҆гѡ̀, до двана́десѧть те́мъ, и҆ ко́нникѡвъ стрѣлцє́въ двана́десѧть ты́сѧщей,

и изчисли избранных мужей на ополчение, якоже заповеда ему господин его, до дванадесять тем, и конников стрелцев дванадесять тысящей,

отсчитал для сражения отборных мужей, как повелел ему господин его, сто двадцать тысяч, и конных стрелков двенадцать тысяч,

2:16

и҆ ᲂу҆стро́и и҆̀хъ, и҆́мже ѡ҆́бразомъ бра́ни мно́жество ᲂу҆строева́етсѧ:

и устрои их, имже образом брани множество устроевается:

и привел их в такой порядок, каким строится войско, идущее на сражение.

2:17

и҆ взѧ̀ велблю́ды и҆ ѻ҆слы̀ и҆ мскѝ припа́сѡвъ ра́ди свои́хъ мно́жество мно́го ѕѣлѡ̀, и҆ ѻ҆́вцы и҆ волы̀ и҆ козлы̀ на ᲂу҆гото́ванїе и҆́хъ, и҆̀мже не бѣ̀ числа̀,

и взя велблюды и ослы и мски припасов ради своихъ множество много зело, и овцы и волы и козлы на уготование их, имже не бе числа,

Он взял весьма много верблюдов, ослов и мулов для обоза их, а овец, волов и коз для продовольствия их — без числа,

2:18

и҆ пи́щи всѧ́комꙋ мꙋ́жꙋ во мно́жествѣ, и҆ зла́та и҆ сребра̀ и҆з̾ до́мꙋ царе́ва мно́гѡ ѕѣлѡ̀:

и пищи всякому мужу во множестве, и злата и сребра из дому царева много зело:

и много пищи для всех, и очень много золота и серебра из царского дома.

2:19

и҆ и҆зы́де са́мъ и҆ всѧ̀ си́ла є҆гѡ̀ въ пꙋ́ть, є҆́же пред̾итѝ царю̀ навꙋходоно́сорꙋ и҆ покры́ти всѐ лицѐ землѝ къ за́падѡмъ колесни́цами и҆ ко́нницами и҆ пѣшца́ми и҆збра́нными свои́ми:

и изыде сам и вся сила его в путь, еже предыти царю навуходоносору и покрыти все лице земли к западомъ колесницами и конницами и пешцами избранными своими:

И выступил в поход со всем войском своим, чтобы предварить царя Навуходоносора и покрыть все лице земли на западе колесницами, конницею и отборною пехотою своею.

2:20

и҆ мно́гое примѣше́нїе ꙗ҆́кѡ прꙋ́зи и҆зыдо́ша съ ни́ми и҆ ꙗ҆́кѡ песо́къ землѝ, не бо̀ бѣ̀ числа̀ ѿ мно́жества и҆́хъ.

и многое примешение яко прузи изыдоша с ними и яко песок земли, не бо бе числа от множества их.

И с ним вышли союзники в таком множестве, как саранча и как песок земной, потому что от множества не было и счета им.

2:21

И҆ и҆зыдо́ша и҆з̾ нїнеѵі́и пꙋте́мъ трїе́хъ дні́й на лицѐ по́лѧ вектїле́ѳъ, и҆ ѡ҆полчи́шисѧ ѿ вектїле́ѳа бли́з̾ горы̀ сꙋ́щїѧ ѡ҆шꙋ́юю вы́шнїѧ кїлїкі́и.

И изыдоша из ниневии путем триех дний на лице поля вектилеф, и ополчишися от вектилефа близ горы сущия ошуюю вышния киликии.

Пройдя путь трех дней от Ниневии до передней стороны равнины Вектелеф, они поворотили от Вектелефа, близ горы, лежащей по левую сторону верхней Киликии.

2:22

И҆ поѧ̀ всю̀ си́лꙋ свою̀, пѣшцы̀ и҆ ко́нники и҆ колєсни́цы своѧ̑, и҆ ѿи́де ѿтꙋ́дꙋ въ го́рнюю,

И поя всю силу свою, пешцы и конники и колесницы своя, и отиде оттуду в горнюю,

Оттуда, взяв все войско свое, пеших и конных и колесницы свои, он отправился в нагорную страну;

2:23

и҆ и҆зсѣчѐ фꙋ́да и҆ лꙋ́да, и҆ поплѣнѝ всѣ́хъ сынѡ́въ рассі́са и҆ сынѡ́въ і҆сма́илевыхъ сꙋ́щихъ по лицꙋ̀ пꙋсты́ни хеллеѡ́нскїѧ къ ю҆́гꙋ.

и изсече фуда и луда, и поплени всех сыновъ рассиса и сынов исмаилевых сущих по лицу пустыни хеллеонския к югу.

разбил Фудян и Лудян и разграбил всех сынов Рассиса и сынов Исмаила, живших в пустыне на юг к земле Хеллеонской.

2:24

И҆ пре́йде є҆ѵфра́тъ, и҆ про́йде месопота́мїю, и҆ раскопа̀ всѧ̑ гра́ды высѡ́кїѧ сꙋ́щыѧ при пото́цѣ а҆врѡ́нѣ, до́ндеже прїитѝ къ мо́рю:

И прейде евфрат, и пройде месопотамию, и раскопа вся грады высокия сущия при потоце авроне, дондеже приити к морю:

Потом, переправившись чрез Евфрат, он прошел Месопотамию и разрушил все высокие города при потоке Авроне до входа в море.

2:25

и҆ ѡ҆б̾ѧ́тъ предѣ́лы кїлїкі̑йскїѧ, и҆ посѣчѐ всѣ́хъ противостоѧ́щихъ себѣ̀: и҆ прїи́де да́же до предѣ̑лъ і҆а́феѳовыхъ, сꙋ́щихъ къ ю҆́гꙋ на лицы̀ а҆раві́и,

и объят пределы киликийския, и посече всехъ противостоящих себе: и прииде даже до предел иафефовых, сущих к югу на лицы аравии,

Заняв пределы Киликии, он избил всех, противоставших ему, и, пройдя до пределов Иафета, лежащих к югу на передней стороне Аравии,

2:26

и҆ ѡ҆бы́де всѣ́хъ сынѡ́въ мадїа́млихъ, и҆ пожжѐ селє́нїѧ и҆́хъ и҆ плѣнѝ стада̀ и҆́хъ:

и обыде всех сынов мадиамлих, и пожже селения их и плени стада их:

обошел кругом всех сынов Мадиама, выжег жилища их и разграбил стада их.

2:27

и҆ сни́де на по́ле дама́сково во дне́хъ жа́твы пшени́цъ, и҆ пожжѐ всѧ̑ ни̑вы и҆́хъ, а҆ ѡ҆́вчїѧ и҆ волѡ́выѧ стада̀ дадѐ въ погꙋбле́нїе, и҆ гра́ды и҆́хъ поплѣнѝ, и҆ полѧ̀ и҆́хъ ѡ҆пꙋстошѝ, и҆ поразѝ всѧ̑ ю҆́ношы и҆́хъ ѻ҆́стрїемъ меча̀.

и сниде на поле дамасково во днех жатвы пшениц, и пожже вся нивы их, а овчия и воловыя стада даде в погубление, и грады их поплени, и поля их опустоши, и порази вся юноши их острием меча.

Потом спустился на равнину Дамаска, во время жатвы пшеницы, выжег все нивы их, отдал на истребление стада овец и волов, разграбил города их, опустошил их поля и избил всех юношей их острием меча.

2:28

И҆ нападѐ стра́хъ и҆ тре́петъ є҆гѡ̀ на всѣ́хъ живꙋ́щихъ въ примо́рїи, сꙋ́щихъ въ сїдѡ́нѣ и҆ тѵ́рѣ и҆ ѡ҆бита́ющихъ въ сꙋ́рѣ и҆ ѻ҆кі́нѣ и҆ на всѣ́хъ живꙋ́щихъ во і҆емнаа́нѣ. И҆ живꙋ́щїи во а҆зѡ́тѣ и҆ а҆скалѡ́нѣ ᲂу҆боѧ́шасѧ є҆гѡ̀ ѕѣлѡ̀.

И нападе страх и трепет его на всех живущихъ в примории, сущих в сидоне и тире и обитающих въ суре и окине и на всех живущих во иемнаане. И живущии во азоте и аскалоне убояшася его зело.

Страх и ужас напал на жителей приморской страны, обитавших в Сидоне и Тире, на жителей Сура и Окины и на всех жителей Иемнаана, — и все обитатели Азота и Аскалона сильно испугались его.

Глава 3

3:1

И҆ посла́ша къ немꙋ̀ посла́нникѡвъ словесы̀ ми́рными, глаго́люще:

И послаша к нему посланников словесы мирными, глаголюще:

И послали к нему вестников с таким мирным предложением:

3:2

сѐ, мы̀ ѻ҆́троцы навꙋходоно́сора царѧ̀ вели́кагѡ поверга́емсѧ пред̾ тобо́ю, ᲂу҆потребѝ на́съ, ꙗ҆́коже ᲂу҆го́дно є҆́сть лицꙋ̀ твоемꙋ̀:

се, мы отроцы навуходоносора царя великаго повергаемся пред тобою, употреби нас, якоже угодно есть лицу твоему:

вот мы, рабы великого царя Навуходоносора, повергаемся перед тобою: делай с нами, что тебе угодно.

3:3

сѐ, се́ла на̑ша, и҆ всѧ́кое мѣ́сто на́ше, и҆ всѐ по́ле пшени́цъ, и҆ ѡ҆́вчїѧ и҆ волѡ́выѧ стада̀, и҆ всѧ̑ ѡ҆гра̑ды селе́нїй на́шихъ, сꙋ́ть пред̾ лице́мъ твои́мъ, ᲂу҆потребѝ, ꙗ҆́коже ᲂу҆го́дно тебѣ̀:

се, села наша, и всякое место наше, и все поле пшениц, и овчия и воловыя стада, и вся ограды селений наших, суть пред лицем твоим, употреби, якоже угодно тебе:

Вот перед тобою: и селения наши, и все места наши, и все нивы с пшеницею, и стада овец и волов, и все строения наших жилищ: употребляй их, как пожелаешь.

3:4

сѐ, и҆ гра́ди на́ши, и҆ живꙋ́щїи въ ни́хъ рабѝ твоѝ сꙋ́ть: ше́дъ срѣ́ти и҆̀хъ, ꙗ҆́коже є҆́сть бла́го пред̾ ѻ҆чи́ма твои́ма.

се, и гради наши, и живущии в них раби твои суть: шед срети их, якоже есть благо пред очима твоима.

Вот и города наши и обитающие в них — рабы твои: иди и поступай с ними, как будет глазам твоим угодно.

3:5

И҆ прїидо́ша мꙋ́жїе ко ѻ҆лофе́рнꙋ и҆ возвѣсти́ша є҆мꙋ̀ по словесе́мъ си̑мъ.

И приидоша мужие ко олоферну и возвестиша ему по словесем сим.

И пришли к Олоферну мужи и передали ему эти слова.

3:6

И҆ сни́де на помо́рїе са́мъ и҆ си́ла є҆гѡ̀, и҆ ᲂу҆твердѝ стра́жею гра́ды высѡ́кїѧ и҆ взѧ̀ и҆з̾ ни́хъ на споборе́нїе мꙋже́й и҆збра́нныхъ.

И сниде на поморие сам и сила его, и утверди стражею грады высокия и взя из них на споборение мужей избранных.

Тогда он пришел в приморскую страну с войском своим, окружил высокие города стражею и взял из них отборных мужей в соратники себе.

3:7

И҆ прїѧ́ша є҆го̀ ті́и и҆ всѧ̑ ѡ҆крє́стнаѧ и҆́хъ съ вѣнца́ми и҆ ли̑ки и҆ тѷмпа̑ны.

И прияша его тии и вся окрестная их с венцами и лики и тимпаны.

А они и вся окрестность их приняли его с венками, ликами и тимпанами.

3:8

И҆ разорѝ всѧ̑ предѣ́лы и҆́хъ, и҆ дꙋбра̑вы и҆́хъ и҆зсѣчѐ. И҆ бѣ̀ заповѣ́дано є҆мꙋ̀ и҆стреби́ти всѣ́хъ богѡ́въ землѝ, ꙗ҆́кѡ да самомꙋ̀ є҆ди́номꙋ навꙋходоно́сорꙋ послꙋ́жатъ всѝ ро́ди и҆ всѝ ꙗ҆зы́цы, и҆ всѧ̑ племена̀ и҆́хъ да призыва́ютъ є҆го̀ въ бо́га.

И разори вся пределы их, и дубравы их изсече. И бе заповедано ему истребити всех богов земли, яко да самому единому навуходоносору послужат вси роди и вси языцы, и вся племена их да призываютъ его в бога.

Он же разорил все высоты их и вырубил рощи их: ему приказано было истребить всех богов той земли, чтобы все народы служили одному Навуходоносору, и все языки и все племена их призывали его, как Бога.

3:9

И҆ прїи́де на лицѐ є҆сдрилѡ́на бли́з̾ дѡте́и, ꙗ҆́же є҆́сть проти́вꙋ вели́кїѧ пилы̀ і҆ꙋде́и,

И прииде на лице есдрилона близ дотеи, яже есть противу великия пилы иудеи,

Придя к Ездрилону близ Дотеи, лежащей против великой теснины Иудейской,

3:10

и҆ ѡ҆полчи́сѧ междꙋ̀ гава́емъ и҆ скѵ́ѳскимъ гра́домъ, и҆ бѣ̀ та́мѡ мцⷭ҇ъ дні́й, ко є҆́же собра́ти всѧ́кїй припа́съ си́лы своеѧ̀.

и ополчися между гаваем и скифским градом, и бе тамо месяц дний, ко еже собрати всякий припас силы своея.

он расположился лагерем между Гаваем и городом Скифов и оставался там целый месяц, чтобы собрать весь обоз своего войска.

Глава 4

4:1

И҆ ᲂу҆слы́шаша сы́нове і҆и҃лєвы живꙋ́щїи во і҆ꙋде́и всѧ̑, є҆ли̑ка сотворѝ ѻ҆лофе́рнъ ꙗ҆зы́кѡмъ, вождонача́лникъ навꙋходоно́сора царѧ̀ а҆ссѷрі́йскагѡ, и҆ и҆́мже ѡ҆́бразомъ расхи́ти всѧ̑ свѧщє́ннаѧ и҆́хъ и҆ дадѐ сїѧ̑ во и҆стребле́нїе:

И услышаша сынове израилевы живущии во иудеи вся, елика сотвори олоферн языком, вождоначалникъ навуходоносора царя ассирийскаго, и имже образом расхити вся священная их и даде сия во истребление:

Сыны Израиля, жившие в Иудее, услышав обо всем, что сделал с народами Олоферн, военачальник Ассирийского царя Навуходоносора, и как разграбил он все святилища их и отдал их на уничтожение,

4:2

и҆ ᲂу҆боѧ́шасѧ ѕѣлѡ̀ ѿ лица̀ є҆гѡ̀, и҆ ѡ҆ і҆ерли́мѣ и҆ ѡ҆ хра́мѣ гдⷭ҇а бг҃а своегѡ̀ смѧто́шасѧ,

и убояшася зело от лица его, и о иерлиме и о храме господа бога своего смятошася,

очень, очень испугались его и трепетали за Иерусалим и храм Господа Бога своего;

4:3

поне́же неда́внѡ и҆зыдо́ша ѿ плѣне́нїѧ и҆ неда́внѡ всѝ лю́дїе совра́шасѧ і҆ꙋде́йстїи, и҆ сосꙋ́ди и҆ ѻ҆лта́рь и҆ до́мъ ѿ ѡ҆скверне́нїѧ ѡ҆свѧщє́на бы́ша.

понеже недавно изыдоша от пленения и недавно вси людие соврашася иудейстии, и сосуди и олтарь и домъ от осквернения освящена быша.

потому что недавно возвратились они из плена, недавно весь народ Иудейский собрался, и освящены от осквернения сосуды, жертвенник и дом Господень.

4:4

И҆ посла́ша во всѧ́кїй предѣ́лъ самарі́и и҆ кѡні́и, и҆ веѳѡрѡ́на и҆ велме́на и҆ і҆ерїхѡ́на, и҆ въ хѡвꙋ̀ и҆ є҆сѡ́рꙋ и҆ во ю҆до́ль сали́мскꙋю,

И послаша во всякий предел самарии и конии, и вефорона и велмена и иерихона, и в хову и есору и во юдоль салимскую,

Они послали во все пределы Самарии и Конии, и Ветерона и Вельмена, и Иерихона, и в Хову и Эсору, и в равнину Салимскую,

4:5

и҆ предпрїѧ́ша всѧ̑ верхѝ го́ръ высо́кихъ, и҆ ѡ҆гради́ша стѣна́ми сꙋ́щыѧ въ ни́хъ се́ла, и҆ ѿложи́ша на пи́щꙋ ко приꙋготовле́нїю бра́ни, ꙗ҆́кѡ неда́внѡ бы́ша полѧ̀ и҆́хъ пожа̑та.

и предприяша вся верхи гор высоких, и оградиша стенами сущия в них села, и отложиша на пищу ко приуготовлению брани, яко недавно быша поля их пожата.

заняли все вершины высоких гор, оградили стенами находящиеся на них селения и отложили запасы хлеба на случай войны, так как нивы их недавно были сжаты,

4:6

И҆ писа̀ і҆ѡакі́мъ і҆ере́й вели́кїй, и҆́же бѣ̀ во дне́хъ ѻ҆́нѣхъ во і҆ерⷭ҇ли́мѣ, живꙋ́щымъ во ветѷлꙋ́и и҆ ветомесѳе́мѣ, и҆́же є҆́сть проти́вꙋ є҆сдрилѡ́иа, на лицы̀ по́лѧ сꙋ́щагѡ бли́з̾ дѡѳаі́ма,

И писа иоаким иерей великий, иже бе во днех онехъ во иерусалиме, живущим во ветилуи и ветомесфеме, иже есть противу есдрилоиа, на лицы поля сущаго близъ дофаима,

а великий священник Иоаким, бывший в те дни в Иерусалиме, написал жителям Ветилуи и Ветомесфема, лежащего против Ездрилона, на передней стороне равнины, близкой к Дофаиму,

4:7

глаго́лѧ ѡ҆держа́ти восхо́ды го́рнїѧ, и҆́бо и҆́ми бѣ̀ вхо́дъ во і҆ꙋде́ю, и҆ бѣ̀ ᲂу҆до́бно возбранѧ́ти и҆̀хъ приходѧ́щихъ, тѣ́снꙋ прохо́дꙋ сꙋ́шꙋ, ꙗ҆́кѡ всѣ̑мъ мꙋжє́мъ по два̀ (проитѝ).

глаголя одержати восходы горния, ибо ими бе входъ во иудею, и бе удобно возбраняти их приходящих, тесну проходу сушу, яко всем мужем по два (проити).

чтобы они заняли восходы в нагорную страну, потому что чрез них был вход в Иудею, и легко было им воспрепятствовать приходящим, так как тесен был проход даже для двух человек.

4:8

И҆ сотвори́ша сы́нове і҆и҃лєвы, ꙗ҆́коже повелѣ̀ и҆̀мъ і҆ѡакі́мъ і҆ере́й вели́кїй и҆ старѣ́йшинство всегѡ̀ со́нма і҆и҃лева, и҆̀же сѣдѧ́хꙋ во і҆ерⷭ҇ли́мѣ.

И сотвориша сынове израилевы, якоже повеле им иоакимъ иерей великий и старейшинство всего сонма израилева, иже седяху во иерусалиме.

Сыны Израиля поступили так, как велел им великий священник Иоаким и старейшины всего народа Израильского, пребывавшие в Иерусалиме.

4:9

И҆ возопи́ша всѧ́кїй мꙋ́жъ і҆и҃левъ къ бг҃ꙋ съ прилѣжа́нїемъ вели́кимъ и҆ смири́ша дꙋ́шы своѧ̑ въ прилѣжа́нїи вели́цѣмъ:

И возопиша всякий муж израилев к богу с прилежаниемъ великим и смириша души своя в прилежании велицем:

И с великим усердием возопили к Богу все мужи Израиля и смирили души свои с великим усердием:

4:10

са́ми и҆ жєны̀ и҆́хъ и҆ младе́нецы и҆́хъ, и҆ ско́ти и҆́хъ, и҆ всѧ́кїй пришле́цъ и҆ нае́мникъ, и҆ сребро́мъ кꙋ́пленый и҆́хъ, возложи́ша вре́тища на чрє́сла своѧ̑.

сами и жены их и младенецы их, и скоти их, и всякий пришлец и наемник, и сребром купленый их, возложиша вретища на чресла своя.

они и жены их, и дети их, и скот их; и всякий пришлец, и наемник, и купленный за серебро наложили вретища на чресла свои.

4:11

И҆ всѧ́кїй мꙋ́жъ і҆и҃левъ и҆ жена̀, и҆ дѣ́ти, и҆ жнвꙋ́щїи во і̑ерⷭ҇ли́мѣ падо́ша пред̾ лице́мъ хра́ма, и҆ посы́паша пе́рстїю главы̑ своѧ̑, и҆ простро́ша врє́тища своѧ̑ пред̾ лице́мъ гдⷭ҇нимъ,

И всякий муж израилев и жена, и дети, и жнвущии во иерусалиме падоша пред лицем храма, и посыпаша перстию главы своя, и простроша вретища своя пред лицем господним,

И всякий муж Израильский и всякая жена, и дети, и жители Иерусалима пали пред храмом, посыпали пеплом свои головы, разостлали пред Господом свои вретища,

4:12

и҆ ѻ҆лта́рь вре́тищемъ ѡ҆дѣ́ѧша, и҆ возопи́ша къ бг҃ꙋ і҆и҃левꙋ є҆динодꙋ́шнѡ прилѣ́жнѡ, є҆́же не да́ти въ расхище́нїе младе́нцєвъ и҆́хъ, и҆ же́нъ въ плѣне́нїе, и҆ градѡ́въ наслѣ́дїѧ и҆́хъ въ разоре́нїе, и҆ ст҃а̑ѧ во ѡ҆скверне́нїе и҆ поноше́нїе, ѡ҆бра́дованїе ꙗ҆зы́кѡмъ.

и олтарь вретищем одеяша, и возопиша к богу израилеву единодушно прилежно, еже не дати в расхищение младенцевъ их, и жен в пленение, и градов наследия их въ разорение, и святая во осквернение и поношение, обрадование языком.

облекли жертвенник во вретище и прилежно и единодушно взывали к Богу Израилеву, чтобы Он, на радость язычникам, не предал детей их на расхищение, жен их в добычу, городов наследия их на разорение, святынь их на осквернение и поругание.

4:13

И҆ ᲂу҆слы́ша гдⷭ҇ь гла́съ и҆́хъ и҆ призрѣ̀ на ско́рбь и҆́хъ. И҆ бѧ́хꙋ лю́дїе постѧ́щесѧ дни̑ мнѡ́ги во все́й і҆ꙋде́и и҆ і҆ерⷭ҇ли́мѣ, пред̾ лице́мъ ст҃ы́хъ гдⷭ҇а вседержи́телѧ.

И услыша господь глас их и призре на скорбь их. И бяху людие постящеся дни многи во всей иудеи и иерусалиме, пред лицем святых господа вседержителя.

И Господь услышал голос их и призрел на скорбь их; и во всей Иудее и Иерусалиме народ много дней постился пред святилищем Господа Вседержителя.

4:14

И҆ і҆ѡакі́мъ і҆ере́й вели́кїй, и҆ всѝ предстоѧ́щїи пред̾ гдⷭ҇емъ, і҆ере́є и҆ слꙋжа́щїи гдⷭ҇еви, вре́тищами преиоѧ́сани ѡ҆ чре́слѣхъ свои́хъ, приноша́хꙋ всесожже́нїе непреста́нное и҆ ѡ҆бѣ́ты и҆ произвѡ́льнаѧ даѧ̑нїѧ люді́й:

И иоаким иерей великий, и вси предстоящии предъ господем, иерее и служащии господеви, вретищами преиоясани о чреслех своих, приношаху всесожжение непрестанное и обеты и произвольная даяния людий:

А Иоаким, великий священник, и все предстоящие пред Господом священники, служители Его, препоясав вретищем чресла свои, приносили непрестанные всесожжения, обеты и доброхотные дары народа.

4:15

и҆ бѣ̀ пе́пелъ на кїда́рѣхъ и҆́хъ, и҆ вопїѧ́хꙋ ко гдⷭ҇ꙋ ѿ всеѧ̀ си́лы, да посѣти́тъ во бл҃го ве́сь до́мъ і҆и҃левъ.

и бе пепел на кидарех их, и вопияху ко господу от всея силы, да посетит во благо весь дом израилев.

На кидарах их был пепел, и они от всей силы взывали к Господу, чтобы Он посетил милостью весь дом Израиля.

Глава 5

5:1

И҆ возвѣще́ио бы́сть ѻ҆лофе́рнꙋ вождонача́лникꙋ си́лы а҆ссꙋ́рскїѧ, ꙗ҆́кѡ сы́нове і҆и҃лєвы ᲂу҆гото́вашасѧ на бра́нь, и҆ прохо́ды го́рнїѧ заключи́ша, и҆ ѡ҆гради́ша стѣна́ми всѧ́кїй ве́рхъ горы̀ высо́кїѧ, и҆ положи́ша на полѧ́хъ преткновє́нїѧ.

И возвещеио бысть олоферну вождоначалнику силы ассурския, яко сынове израилевы уготовашася на брань, и проходы горния заключиша, и оградиша стенами всякий верх горы высокия, и положиша на полях преткновения.

Между тем Олоферну, военачальнику войска Ассирийского, дано было знать, что сыны Израиля приготовились к войне: заложили входы в нагорную страну и укрепили стенами всякую вершину высокой горы, а на равнинах устроили преграды.

5:2

И҆ разгнѣ́васѧ ꙗ҆́ростїю ѕѣлѡ̀, и҆ созва̀ всѣ́хъ нача́лникѡвъ мѡа́влихъ и҆ воево́дъ сынѡ́въ а҆ммѡ́нихъ и҆ всѣ́хъ вла́стелей помо́рїѧ,

И разгневася яростию зело, и созва всех началниковъ моавлих и воевод сынов аммоних и всех властелей помория,

Он весьма разгневался и, призвав всех начальников Моава и вождей Аммона и всех правителей приморской страны, сказал им:

5:3

и҆ рече́ и҆̀мъ: возвѣсти́те ᲂу҆̀бо мѝ, сы́нове ханаа̑ни, кто̀ лю́дїе сі́и живꙋ́щїи въ го́рней, и҆ каковы̀, въ ни́хже живꙋ́тъ, гра́ди, и҆ мно́жество си́лы и҆́хъ, и҆ въ че́мъ держа́ва и҆́хъ и҆ крѣ́пость и҆́хъ, и҆ кто̀ поста́вленъ над̾ ни́ми ца́рь во́ждь во́инства и҆́хъ;

и рече им: возвестите убо ми, сынове ханаани, кто людие сии живущии в горней, и каковы, в нихже живут, гради, и множество силы их, и в чем держава ихъ и крепость их, и кто поставлен над ними царь вождь воинства ихъ?

скажите мне, сыны Ханаана, что это за народ, живущий в нагорной стране, какие обитаемые ими города, много ли у них войска, в чем их крепость и сила, кто поставлен над ними царем, предводителем войска их,

5:4

и҆ чесѡ̀ ра́ди сопроти́вишасѧ, є҆́же не и҆зы́ти во срѣ́тенїе мнѣ̀, па́че всѣ́хъ живꙋ́щихъ на за́падѣхъ;

и чесо ради сопротивишася, еже не изыти во сретение мне, паче всех живущих на западехъ?

и почему они больше всех, живущих на западе, упорствуют выйти мне навстречу?

5:5

И҆ речѐ къ немꙋ̀ а҆хїѡ́ръ во́ждь всѣ́хъ сынѡ́въ а҆ммѡ́нихъ: послꙋ́шай ᲂу҆бо, господи́не мо́й, сло́ва ѿ ᲂу҆́стъ раба̀ твоегѡ̀, и҆ возвѣщꙋ̀ тебѣ̀ и҆́стинꙋ ѡ҆ лю́дехъ си́хъ, и҆̀же ѡ҆бита́ютъ въ го́рней се́й бли́з̾ тебє̀ живꙋ́ще, и҆ не и҆зы́детъ ло́жь и҆з̾ ᲂу҆́стъ раба̀ твоегѡ̀:

И рече к нему ахиор вождь всех сынов аммоних: послушай убо, господине мой, слова от уст раба твоего, и возвещу тебе истину о людех сих, иже обитают в горней сей близ тебе живуще, и не изыдетъ ложь из уст раба твоего:

Ахиор, предводитель всех сынов Аммона, сказал ему: выслушай, господин мой, слово из уст раба твоего; я скажу тебе истину об этом народе, живущем близ тебя в этой нагорной стране, и не выйдет лжи из уст раба твоего.

5:6

лю́дїе сі́и сꙋ́ть и҆сча̑дїѧ халде́ѡвъ

людие сии суть исчадия халдеовъ

Этот народ происходит от Халдеев.

5:7

и҆ всели́шасѧ пе́рвѣе въ месопота́мїи, поне́же не восхотѣ́ша послѣ́довати богѡ́мъ ѻ҆тцє́въ свои́хъ, и҆̀же бѣ́ша въ землѝ халде́йстѣй:

и вселишася первее в месопотамии, понеже не восхотеша последовати богом отцев своих, иже беша в земли халдейстей:

Прежде они поселились в Месопотамии, потому что не хотели служить богам отцов своих, которые были в земле Халдейской,

5:8

и҆ ѿврати́шасѧ ѿ пꙋтѝ ѻ҆тє́цъ свои́хъ и҆ поклони́шасѧ бг҃ꙋ нб҃сѐ, бг҃ꙋ, є҆го́же позна́ша: и҆ и҆згна́ша и҆̀хъ ѿ лица̀ богѡ́въ свои́хъ, и҆ побѣго́ша въ месопота́мїю и҆ ѡ҆бита́ша та́мѡ дни̑ мнѡ́ги:

и отвратишася от пути отец своих и поклонишася богу небесе, богу, егоже познаша: и изгнаша их от лица богов своих, и побегоша в месопотамию и обиташа тамо дни многи:

и уклонились от пути предков своих и начали поклоняться Богу неба, Богу, Которого они познали; и Халдеи выгнали их от лица богов своих, — и они бежали в Месопотамию и долго там обитали.

5:9

и҆ речѐ бг҃ъ и҆́хъ, да и҆зы́дꙋтъ ѿ прише́лствїѧ своегѡ̀ и҆ да и҆́дꙋтъ въ зе́млю хаиаа́ню: и҆ всели́шасѧ та́мѡ, и҆ ᲂу҆мно́жишасѧ зла́томъ и҆ сребро́мъ и҆ скѡты̀ мно́гими ѕѣлѡ̀:

и рече бог их, да изыдут от пришелствия своего и да идут в землю хаиааню: и вселишася тамо, и умножишася златом и сребром и скоты многими зело:

Но Бог их сказал, чтобы они вышли из места переселения и шли в землю Ханаанскую; они поселились там и весьма обогатились золотом, серебром и множеством скота.

5:10

и҆ снидо́ша во є҆гѵ́петъ, покры́ бо лицѐ землѝ ханаа́ни гла́дъ, и҆ прише́лствоваша та́мѡ, до́идеже прекорми́шасѧ, и҆ бы́ша та́мѡ во мно́жество мно́го, и҆ не бѣ̀ числа̀ ро́дꙋ и҆́хъ:

и снидоша во египет, покры бо лице земли ханаани глад, и пришелствоваша тамо, доидеже прекормишася, и быша тамо во множество много, и не бе числа роду их:

Отсюда перешли они в Египет, так как голод накрыл лице земли Ханаанской, и там оставались, пока находили пропитание, и умножились там до того, что не было и числа роду их.

5:11

и҆ воста̀ на ни́хъ ца́рь є҆гѵ́петскїй и҆ прехи́три и҆̀хъ, и҆ въ трꙋдѣ̀ и҆ плі́нѳѣ смирѝ и҆̀хъ, и҆ положѝ и҆̀хъ въ рабы̑:

и воста на них царь египетский и прехитри их, и в труде и плинфе смири их, и положи их в рабы:

И восстал на них царь Египетский, употребил против них хитрость, обременяя их трудом и деланьем кирпича, и сделал их рабами.

5:12

и҆ возопи́ша къ бг҃ꙋ своемꙋ̀, и҆ поразѝ всю̀ землю є҆гѵ́петскꙋю ꙗ҆́звами, въ ни́хже не бѣ̀ и҆зцѣле́нїе, и҆ и҆згна́ша и҆̀хъ є҆гѵ́птѧне ѿ лица̀ своегѡ̀:

и возопиша к богу своему, и порази всю землю египетскую язвами, в нихже не бе изцеление, и изгнаша ихъ египтяне от лица своего:

Тогда они воззвали к Богу своему, — и Он поразил всю землю Египетскую неисцельными язвами, — и Египтяне прогнали их от себя.

5:13

и҆ и҆зсꙋшѝ бг҃ъ чермно́е мо́ре пред̾ ни́ми,

и изсуши бог чермное море пред ними,

Бог иссушил перед ними Чермное море

5:14

и҆ ведѐ и҆̀хъ на пꙋ́ть сїны̀ и҆ ка́дисъ-варнѝ, и҆ и҆згна́ша всѣ́хъ живꙋ́щихъ въ пꙋсты́ни,

и веде их на путь сины и кадисъ-варни, и изгнаша всех живущих в пустыни,

и вел их путем Сины и Кадис-Варни; они выгнали всех обитавших в этой пустыне;

5:15

и҆ всели́шасѧ въ землѝ а҆морре́ѡвъ, и҆ всѣ́хъ є҆севѡні́тѡвъ и҆стреби́ша крѣ́постїю свое́ю, и҆ преше́дше і҆ѻрда́нъ наслѣ́диша всю̀ го́рнюю:

и вселишася в земли аморреов, и всех есевонитовъ истребиша крепостию своею, и прешедше иордан наследиша всю горнюю:

поселились в земле Аморреев, своею силою истребили всех Есевонитян, перешли Иордан, наследовали всю нагорную страну

5:16

и҆ и҆згна́ша ѿ лица̀ своегѡ̀ ханане́а и҆ ферезе́а, и҆ і҆евꙋсе́а и҆ сѷхе́ма и҆ всѣ́хъ гергесе́ѡвъ, и҆ ѡ҆бита́ша въ не́й дни̑ мнѡ́ги:

и изгнаша от лица своего хананеа и ферезеа, и иевусеа и сихема и всех гергесеов, и обиташа в ней дни многи:

и, прогнав от себя Хананея, Ферезея, Иевусея, Сихема и всех Гергесеян, жили в ней много дней.

5:17

и҆ до́идеже не согрѣши́ша пред̾ бг҃омъ свои́мъ, бѣ́ша блага̑ѧ съ ни́ми, поне́же бг҃ъ ненави́дѧй непра́вды съ ни́ми є҆́сть:

и доидеже не согрешиша пред богом своим, беша благая с ними, понеже бог ненавидяй неправды с ними есть:

И доколе не согрешили пред Богом своим, счастье было с ними, потому что с ними Бог, ненавидящий неправду.

5:18

є҆гда́ же ѿстꙋпи́ша ѿ пꙋтѝ, є҆го́же завѣща̀ и҆̀мъ, и҆стреби́шасѧ во мно́зѣхъ бра́нехъ на мно́го ѕѣлѡ̀, и҆ плѣне́ни бы́ша въ зе́млю не свою̀, и҆ хра́мъ бг҃а и҆́хъ бы́сть въ попра́нїе, и҆ гра́ди и҆́хъ ѡ҆держа́ни бы́ша ѿ сꙋпоста̑тъ:

егда же отступиша от пути, егоже завеща им, истребишася во мнозех бранех на много зело, и пленени быша в землю не свою, и храм бога их бысть в попрание, и гради их одержани быша от супостат:

Но когда уклонились от пути, который Он завещал им, то во многих войнах они потерпели весьма сильные поражения, отведены в плен, в чужую землю, храм Бога их разрушен, и города их взяты неприятелями.

5:19

и҆ нн҃ѣ ѡ҆брати́вшесѧ къ бг҃ꙋ своемꙋ̀, взыдо́ша ѿ разсѣ́ѧнїѧ, и҆дѣ́же разсѣ́ѧни бы́ша та́мѡ, и҆ ѡ҆держа́ша і҆ерⷭ҇ли́мъ, и҆дѣ́же свѧти́лище и҆́хъ, и҆ всели́шасѧ въ го́рней, поне́же бѣ̀ пꙋста̀:

и ныне обратившеся к богу своему, взыдоша от разсеяния, идеже разсеяни быша тамо, и одержаша иерусалим, идеже святилище их, и вселишася в горней, понеже бе пуста:

Ныне же, обратившись к Богу своему, они возвратились из рассеяния, в котором были, овладели Иерусалимом, в котором святилище их, и поселились в нагорной стране, так как она была пуста.

5:20

и҆ ни҃ѣ, влады́ко господи́не, а҆́ще ᲂу҆бѡ є҆́сть безꙋ́мїе въ лю́дехъ си́хъ, и҆ согрѣша́ютъ къ бг҃ꙋ своемꙋ̀, и҆ разсмо́тримъ сїѐ, ꙗ҆́кѡ є҆́сть въ ни́хъ собла́знъ се́й, и҆ взы́демъ и҆ повою́емъ и҆̀хъ:

и ныне, владыко господине, аще убо есть безумие в людех сих, и согрешают к богу своему, и разсмотримъ сие, яко есть в них соблазн сей, и взыдемъ и повоюем их:

И теперь, повелитель-господин, если есть заблуждение в этом народе, и они грешат пред Богом своим, и мы заметим, что в них есть это преткновение, то мы пойдем и победим их.

5:21

а҆́ще же нѣ́сть беззако́нїѧ въ ꙗ҆зы́цѣ и҆́хъ, да пре́йдетъ господи́нъ мо́й, да не когда̀ защи́титъ гдⷭ҇ь и҆́хъ и҆ бг҃ъ и҆́хъ по ни́хъ, и҆ бꙋ́демъ въ поноше́нїе пред̾ все́ю земле́ю.

аще же несть беззакония в языце их, да прейдетъ господин мой, да не когда защитит господь их и бог ихъ по них, и будем в поношение пред всею землею.

А если нет в этом народе беззакония, то пусть удалится господин мой, чтобы Господь не защитил их, и Бог их не был за них, — и тогда мы для всей земли будем предметом поношения.

5:22

И҆ бы́стѣ ꙗ҆́кѡ преста̀ а҆хїѡ́ръ глаго́лѧ словеса̀ сїѧ̑, и҆ возропта́ша всѝ лю́дїе ѡ҆бстоѧ́щїи шате́ръ и҆ предстоѧ́щїи, и҆ рѣ́ша вельмѡ́жи ѻ҆лофе́рнѡвы и҆ вси живꙋ́щїи въ примо́рїи и҆ въ мѡа́вѣ посѣщѝ є҆го̀:

И бысте яко преста ахиор глаголя словеса сия, и возропташа вси людие обстоящии шатер и предстоящии, и реша вельможи олоферновы и вси живущии в примории и в моаве посещи его:

Когда Ахиор окончил эту речь, весь народ, стоявший вокруг шатра, возроптал, а вельможи Олоферна и все, населявшие приморье и землю Моава, заговорили: тотчас надобно убить его;

5:23

не бо̀ ᲂу҆бои́мсѧ ѿ сынѡ́въ і҆и҃левыхъ: се́ бо, лю́дїе, въ ни́хже нѣ́сть си́лы, нижѐ могꙋ́тства ко ѡ҆полче́нїю крѣ́пкомꙋ:

не бо убоимся от сынов израилевых: се бо, людие, в нихже несть силы, ниже могутства ко ополчению крепкому:

потому что мы не побоимся сынов Израиля: это — народ, у которого нет ни войска, ни силы для крепкого ополчения.

5:24

тѣ́мже ᲂу҆̀бо взы́димъ, и҆ бꙋ́дꙋтъ во снѣ́дь всемꙋ̀ во́инствꙋ твоемꙋ̀, влады́ко ѻ҆лофе́рне.

темже убо взыдим, и будут во снедь всему воинству твоему, владыко олоферне.

Итак, пойдем, повелитель Олоферн, — и они сделаются добычею всего войска твоего.

Глава 6

6:1

И҆ є҆гда̀ ᲂу҆тиши́сѧ мѧте́жъ мꙋже́й сꙋ́щихъ ѡ҆́крестъ засѣда́нїѧ и҆ речѐ ѻ҆лофе́рнъ вождонача́лникъ си́лы а҆ссꙋ́рскїѧ ко а҆хїѡ́рꙋ пред̾ всѣ́мъ наро́домъ и҆ноплеме́нникѡвъ и҆ ко всѣ̑мъ сынѡ́мъ мѡа̑влимъ:

И егда утишися мятеж мужей сущих окрестъ заседания и рече олоферн вождоначалник силы ассурския ко ахиору пред всем народом иноплеменников и ко всем сыном моавлим:

Когда утих шум вокруг собрания, Олоферн, военачальник войска Ассирийского, сказал Ахиору пред всем народом иноплеменных и всем сынам Моава:

6:2

и҆ кто́ є҆си ты̀, а҆хїѡ́ре, и҆ нає́мницы є҆фрє́мли, ꙗ҆́кѡ проро́чествовалъ є҆сѝ въ на́съ, ꙗ҆́коже дне́сь, и҆ ре́клъ є҆сѝ ро́дъ і҆и҃левъ не воева́ти, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ и҆́хъ защища́етъ и҆̀хъ; и҆ кто̀ бг҃ъ, а҆́ще не навꙋходоно́соръ; се́й по́слетъ держа́вꙋ свою̀ и҆ и҆стреби́тъ и҆̀хъ ѿ лица̀ землѝ, и҆ не и҆зба́витъ и҆́хъ бг҃ъ и҆́хъ:

и кто еси ты, ахиоре, и наемницы ефремли, яко пророчествовал еси в нас, якоже днесь, и рекл еси род израилев не воевати, яко бог ихъ защищает ихъ? и кто бог, аще не навуходоносоръ? сей послет державу свою и истребит их от лица земли, и не избавит их бог их:

кто ты такой, Ахиор, с наемниками Ефрема, что напророчил нам сегодня и сказал, чтобы мы не воевали с родом Израильским, потому что Бог их защищает? Кто же Бог, как не Навуходоносор? Он пошлет свою силу и сотрет их с лица земли, — и Бог их не избавит их.

6:3

но мы̀ рабѝ є҆гѡ̀ порази́мъ и҆́хъ ꙗ҆́ки человѣ́ка є҆ди́наго, и҆ не претерпѧ́тъ крѣ́пости ко́ней на́шихъ,

но мы раби его поразим их яки человека единаго, и не претерпят крепости коней наших,

Но мы, рабы его, поразим их, как одного человека, и не устоять им против силы наших коней.

6:4

попере́мъ бо и҆̀хъ и҆́ми, и҆ го́ры и҆́хъ ᲂу҆пїю́тсѧ въ кро́ви и҆́хъ, и҆ полѧ̀ и҆́хъ и҆спо́лнѧтсѧ ме́ртвыми и҆́хъ, и҆ не постои́тъ стопа̀ но́гъ и҆́хъ проти́вꙋ лица̀ на́шегѡ, но погꙋбле́нїемъ поги́бнꙋтъ, глаго́летъ ца́рь навꙋходоно́соръ, господи́нъ всеѧ̀ землѝ, рече́ бо: не вотщѐ бꙋ́дꙋтъ глаго́лы слове́съ є҆гѡ̀:

поперем бо их ими, и горы их упиются в крови их, и поля их исполнятся мертвыми их, и не постоитъ стопа ног их противу лица нашего, но погублением погибнут, глаголет царь навуходоносор, господин всея земли, рече бо: не вотще будут глаголы словес его:

Мы растопчем их; горы их упьются их кровью, равнины их наполнятся их трупами, и не станет стопа ног их против нашего лица, но гибелью погибнут они, говорит царь Навуходоносор, господин всей земли. Ибо он сказал, — и не напрасны будут слова повелений его.

6:5

ты́ же, а҆хїѡ́ре, нае́мниче а҆ммѡ́нь, и҆́же глаго́лалъ є҆сѝ словеса̀ сїѧ̑ въ де́нь непра́вды твоеѧ̀, не ᲂу҆́зриши ктомꙋ̀ лица̀ моегѡ̀ ѿ днѐ сегѡ̀, до́ндеже не ѿмшꙋ̀ ро́дꙋ сꙋ́щихъ и҆з̾ є҆гѵ́пта,

ты же, ахиоре, наемниче аммонь, иже глаголал еси словеса сия в день неправды твоея, не узриши ктому лица моего от дне сего, дондеже не отмшу роду сущихъ из египта,

А ты, Ахиор, наемник Аммона, высказавший слова эти в день неправды твоей, от сего дня не увидишь больше лица моего, доколе я не отомщу этому народу, пришедшему из Египта.

6:6

и҆ тогда̀ про́йдетъ ме́чь во́инства моегѡ̀ и҆ наро́да рабѡ́въ мои́хъ ре́бра твоѧ̑, и҆ паде́ши въ ꙗ҆́звенныхъ и҆́хъ, є҆гда̀ возвращꙋ́сѧ:

и тогда пройдет мечь воинства моего и народа рабовъ моих ребра твоя, и падеши в язвенных их, егда возвращуся:

Когда же я возвращусь, меч войска моего и толпа слуг моих пройдет по ребрам твоим, — и ты падешь между ранеными их.

6:7

и҆ ѿведꙋ́тъ тѧ̀ рабѝ моѝ въ го́рнюю, и҆ ѡ҆ста́вѧтъ тѧ̀ во є҆ди́нѣмъ ѿ градѡ́въ восхо́дѡвъ,

и отведут тя раби мои в горнюю, и оставят тя во единем от градов восходов,

Рабы мои отведут тебя в нагорную страну и оставят в одном из городов на высотах,

6:8

и҆ не поги́бнеши до́ндеже и҆стребле́нъ бꙋ́деши съ ни́ми:

и не погибнеши дондеже истреблен будеши с ними:

и ты не умрешь там, доколе не будешь с ними истреблен.

6:9

и҆ а҆́ще ᲂу҆пова́еши се́рдцемъ твои́мъ, ꙗ҆́кѡ не во́змꙋтсѧ да не и҆спада́етъ твоѐ лицѐ: рѣ́хъ, и҆ ничто́же ѿпаде́тъ ѿ глаго́лѡвъ мои́хъ.

и аще уповаеши сердцем твоим, яко не возмутся да не испадает твое лице: рех, и ничтоже отпадетъ от глаголов моих.

Если же ты надеешься в сердце твоем, что они не будут взяты, то да не спадает лице твое. Я сказал, и ни одно из слов моих не пропадет.

6:10

И҆ повелѣ̀ ѻ҆лофе́рнъ рабѡ́мъ свои̑мъ, и҆̀же предстоѧ́хꙋ въ шатрѣ̀ є҆гѡ̀, ꙗ҆́ти а҆хїѡ́ра и҆ ѿвстѝ є҆го̀ къ ветѷлꙋ́и и҆ преда́ти въ рꙋ́ки сынѡ́въ і҆и҃левых.

И повеле олоферн рабом своим, иже предстояху в шатре его, яти ахиора и отвсти его к ветилуи и предати в руки сынов израилевых.

И приказал Олоферн рабам своим, предстоявшим в шатре его, взять Ахиора, отвести его в Ветилую и предать в руки сынов Израиля.

6:11

И҆ ꙗ҆́ша є҆го̀ рабѝ є҆гѡ̀ и҆ и҆зведо́ша є҆го̀ внѣ̀ полка̀ на по́ле, и҆ воздвиго́шасѧ ѿ среды̀ напо́льныѧ въ го́рнюю и҆ прїидо́ша на и҆сто́чники, и҆̀же бы́ша под̾ ветѵ́лꙋ́ею.

И яша его раби его и изведоша его вне полка на поле, и воздвигошася от среды напольныя в горнюю и приидоша на источники, иже быша под ветилуею.

Рабы его схватили и вывели его за стан на поле, а со среды равнины поднялись в нагорную страну и пришли к источникам, бывшим под Ветилуею.

6:12

И҆ ꙗ҆́кѡ ᲂу҆би́дѣша и҆̀хъ мꙋ́жїе гра́да на верхꙋ̀ горы̀, взѧ́ша ѻ҆рꙋ̑жїѧ своѧ̑ и҆ ѿидо́ша внѣ̀ гра́да на ве́рхъ горы̀: и҆ бсѧ́кїй мꙋ́жъ пра́щникъ ѡ҆держа́ша восхо́дъ сво́й и҆ мета́хꙋ ка́менїемъ на ни́хъ.

И яко убидеша их мужие града на верху горы, взяша оружия своя и отидоша вне града на верх горы: и бсякий муж пращник одержаша восход свой и метаху камением на них.

Когда увидели их жители города на вершине горы, то взялись за оружия свои и, выйдя за город на вершину горы, все мужи-пращники охраняли восход свой и бросали в них каменьями.

6:13

И҆ подше́дше под̾ го́рꙋ, свѧза́ша а҆хїѡ́ра и҆ ѡ҆ста́виша пове́рженна под̾ ко́ренемъ горы̀, и҆ ѿидо́ша ко господи́нꙋ своемꙋ̀.

И подшедше под гору, связаша ахиора и оставиша поверженна под коренем горы, и отидоша ко господину своему.

А они, подойдя под гору, связали Ахиора и, оставив его брошенным при подошве горы, ушли к своему господину.

6:14

Снизоше́дше же сы́нове і҆и҃лєвы ѿ гра́да своегѡ̀ ста́ша над̾ ни́мъ, и҆ разрѣши́вше є҆го̀ введо́ша въ ветѷлꙋ́ю и҆ поста́виша є҆го̀ пред̾ нача́лниками гра́да своегѡ̀,

Снизошедше же сынове израилевы от града своего сташа над ним, и разрешивше его введоша в ветилую и поставиша его пред началниками града своего,

Сыны же Израиля, вышедшие из своего города, остановились над ним и, развязав его, привели в Ветилую, и представили его начальникам своего города,

6:15

и҆̀же бы́ша во дне́хъ ты́хъ, ѻ҆зі́а сы́нъ мі́хинъ ѿ пле́мене сѷмеѡ́нѧ, и҆ хаврі́й сы́нъ гоѳонїи́левъ, и҆ хармі́й сы́нъ мелхїи́левъ.

иже быша во днех тых, озиа сын михин от племене симеоня, и хаврий сын гофониилев, и хармий сын мелхиилев.

которыми были в те дни Озия, сын Михи из колена Симеонова, Хаврий, сын Гофониила, и Хармий, сын Мелхиила.

6:16

И҆ созва́ша всѣ́хъ старѣ́йшинъ гра́да: и҆ стеко́шасѧ всѧ́кїй ю҆́ноша и҆́хъ и҆ жєны̀ въ собра́нїе, и҆ поста́виша а҆хїѡ́ра посредѣ̀ всегѡ̀ наро́да своегѡ̀. И҆ вопросѝ є҆го̀ ѻ҆зі́а ѡ҆ слꙋчи́вшемсѧ.

И созваша всех старейшин града: и стекошася всякий юноша их и жены в собрание, и поставиша ахиора посреде всего народа своего. И вопроси его озиа о случившемся.

Они созвали всех старейшин города, и сбежались в собрание все юноши их и жены, и поставили Ахиора среди всего народа своего, и Озия спросил его о случившемся.

6:17

И҆ ѿвѣща́въ возвѣстѝ и҆̀мъ глаго́лы засѣда́нїѧ ѻ҆лофе́рнова и҆ всѧ̑ глаго́лы, є҆ли̑ка глаго́ла посредѣ̀ кнѧзе́й сынѡ́въ а҆ссꙋ́рскихъ, и҆ є҆ли̑ка велерѣ́чева ѻ҆лофе́рнъ на до́мъ і҆и҃левъ.

И отвещав возвести им глаголы заседания олофернова и вся глаголы, елика глагола посреде князей сыновъ ассурских, и елика велеречева олоферн на домъ израилев.

Он в ответ пересказал им слова собрания Олофернова и все слова, которые он высказал среди начальников сынов Ассура, и все высокомерные речи Олоферна о доме Израиля.

6:18

И҆ па́дше лю́дїе поклони́шасѧ бг҃ꙋ и҆ возопи́ша, глаго́люще:

И падше людие поклонишася богу и возопиша, глаголюще:

Тогда народ пал, поклонился Богу и воззвал:

6:19

гдⷭ҇и бж҃е нб҃сѐ, при́зри на горды̑ни и҆́хъ, и҆ поми́лꙋй смире́нїе ро́да на́шегѡ, и҆ при́зри на лицѐ ѡ҆свѧще́нныхъ тевѣ̀ въ де́нь се́й.

господи боже небесе, призри на гордыни их, и помилуй смирение рода нашего, и призри на лице освященныхъ теве в день сей.

Господи, Боже Небесный! воззри на их гордыню и помилуй смирение рода нашего, и призри на лице освященных Тебе в этот день.

6:20

И҆ ᲂу҆тѣ́шиша а҆хїѡ́ра и҆ похвали́ша є҆го̀ ѕѣлѡ̀.

И утешиша ахиора и похвалиша его зело.

И утешили Ахиора и расхвалили его.

6:21

И҆ взѧ̀ є҆го̀ ѻ҆зі́а и҆з̾ собра́нїѧ въ до́мъ сво́й и҆ сотворѝ пи́ръ старѣ́йшинамъ, и҆ призыва́хꙋ бг҃а і҆и҃лева на по́мощь всю̀ но́щь ѻ҆́нꙋ.

И взя его озиа из собрания в дом свой и сотвори пир старейшинам, и призываху бога израилева на помощь всю нощь ону.

Потом Озия взял его из собрания в свой дом и сделал пир для старейшин, — и целую ночь ту они призывали Бога Израилева на помощь.

Глава 7

7:1

Во ᲂу҆́трїе же ѡ҆б̾ѧвѝ ѻ҆лофе́рнъ всемꙋ̀ во́инствꙋ своемꙋ̀ и҆ всѣ̑мъ лю́демъ свои̑мъ, и҆̀же прїидо́ша на споборе́нїе є҆мꙋ̀, воздви́гнꙋтисѧ къ ветѷлꙋ́и и҆ восхо́ды го́рнїѧ предвоспрїѧ́ти и҆ твори́ти бра́нь проти́вꙋ сынѡ́въ і҆и҃левыхъ.

Во утрие же объяви олоферн всему воинству своему и всем людем своим, иже приидоша на споборение ему, воздвигнутися к ветилуи и восходы горния предвосприяти и творити брань противу сынов израилевых.

На другой день Олоферн приказал всему войску своему и всему народу своему, пришедшему к нему на помощь, подступить к Ветилуе, занять высоты нагорной страны и начать войну против сынов Израилевых.

7:2

И҆ воздви́жесѧ въ де́нь то́й всѧ́къ мꙋ́жъ си́льный и҆́хъ: а҆ си́ла и҆́хъ мꙋже́й ра́тныхъ, мꙋже́й пѣ́шихъ сто̀ се́дмьдесѧть ты́сѧщъ, и҆ ко́иникѡвъ ты́сѧщей двана́десѧть, кромѣ̀ приꙋготовле́нїѧ и҆ мꙋже́й, и҆̀же бы́ша пѣшцы̀ въ ни́хъ, мно́жество мно́го ѕѣлѡ̀.

И воздвижеся в день той всяк муж сильный их: а сила их мужей ратных, мужей пеших сто седмьдесять тысящ, и коиников тысящей дванадесять, кроме приуготовления и мужей, иже быша пешцы в них, множество много зело.

И в тот же день поднялись все сильные мужи их: войско их состояло из ста семидесяти тысяч ратников, воинов пеших, и из двенадцати тысяч конных, кроме обоза и пеших людей, бывших при них, — а и этих было многое множество.

7:3

И҆ ѡ҆полчи́шасѧ бо ю҆до́ли бли́ѯ ветѷлꙋ́и при и҆сто́чницѣ, и҆ протѧго́шасѧ въ широтꙋ̀ ѿ дѡѳаі́ма да́же до велѳе́ма, и҆ въ долготꙋ́ ѿ ветѷлꙋ́и да́же до кѷамѡ́на, и҆́же є҆́сть проти́вꙋ є҆сдрилѡ́иа.

И ополчишася бо юдоли бликс ветилуи при источнице, и протягошася в широту от дофаима даже до велфема, и в долготу от ветилуи даже до киамона, иже есть противу есдрилоиа.

Остановившись на долине близ Ветилуи при источнике, они протянулись в ширину от Дофаима до Велфема, а в длину от Ветилуи до Киамона, лежащего против Ездрилона.

7:4

Сы́нове же і҆и҃лєвы, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ви́дѣша и҆́хъ мно́жество, смꙋти́шасѧ ѕѣлѡ̀, и҆ речѐ кі́йждо ко бли́жнемꙋ своемꙋ̀: нн҃ѣ поли́жꙋтъ сі́и лицѐ землѝ всеѧ̀, и҆ нижѐ го́ры высѡ́кїѧ, нижѐ дє́бри, нижѐ хо́лми снесꙋ́тъ тѧ́жесть и҆́хъ.

Сынове же израилевы, яко увидеша их множество, смутишася зело, и рече кийждо ко ближнему своему: ныне полижут сии лице земли всея, и ниже горы высокия, ниже дебри, ниже холми снесут тяжесть их.

Сыны же Израиля, увидев множество их, очень смутились, и каждый говорил ближнему своему: теперь они опустошат всю землю, и ни высокие горы, ни долины, ни холмы не выдержат их тяжести.

7:5

И҆ взе́мше кі́йждо ѻ҆рꙋ̑дїѧ ра̑тнаѧ своѧ̑ и҆ возже́гше ѻ҆гни̑ на ба́шнехъ свои́хъ, пребыва́ша стрегꙋ́ще всю̀ но́щь ѻ҆́нꙋ.

И вземше кийждо орудия ратная своя и возжегше огни на башнех своих, пребываша стрегуще всю нощь ону.

И, взяв каждый свое боевое оружие и зажегши огни на башнях своих, они всю эту ночь провели на страже.

7:6

Во вторы́й же де́нь и҆зведѐ ѻ҆лофе́рнъ всю̀ ко́нницꙋ свою̀ проти́вꙋ лица̀ сынѡ́въ і҆и҃левыхъ,и҆̀же бы́ша въ ветѷлꙋ́и,

Во вторый же день изведе олоферн всю конницу свою противу лица сынов израилевых,иже быша в ветилуи,

На другой день Олоферн вывел всю свою конницу пред лице сынов Израилевых, бывших в Ветилуе,

7:7

и҆ ᲂу҆сма́триваше восхо́дѡвъ гра́да и҆́хъ, и҆ на и҆сто́чники гра́да и҆́хъ на́йде, и҆ предвоспрїѧ̀ и҆̀хъ, и҆ приста́ви къ ни̑мъ ѡ҆полчє́нїѧ мꙋже́й ра́тныхъ, а҆ са́мъ возврати́сѧ къ лю́демъ свои̑мъ.

и усматриваше восходов града их, и на источники града их найде, и предвосприя их, и пристави к нимъ ополчения мужей ратных, а сам возвратися к людемъ своим.

осмотрел восходы города их, обошел и занял источники вод их и, оцепив их ратными мужами, возвратился к своему народу.

7:8

И҆ прише́дше къ немꙋ̀ всѝ нача̑лницы сыиѡ́въ и҆са́ѵлихъ и҆ всѝ вожде́ве люді́й мѡа́влихъ и҆ воевѡ́ды примо́рїѧ рѣ́ша:

И пришедше к нему вси началницы сыиов исавлих и вси вождеве людий моавлих и воеводы примория реша:

Но пришли к нему все начальники сынов Исава, и все вожди народа Моавитского, и все военачальники приморья и сказали:

7:9

да послꙋ́шаетъ ᲂу҆́бѡ словесѐ влады́ка на́шъ, да не бꙋ́детъ сокрꙋше́нїѧ въ си́лѣ твое́й:

да послушает убо словесе владыка наш, да не будетъ сокрушения в силе твоей:

выслушай, господин наш, слово, чтобы не было потери в войске твоем.

7:10

наро́дъ бо се́й сынѡ́въ і҆и҃левыхъ не ᲂу҆пова́ютъ на ко́пїѧ своѧ̑, но на высоты̑ го́ръ свои́хъ, въ ни́хже ѻ҆нѝ живꙋ́тъ, не бо̀ є҆́сть ᲂу҆до́бно прїитѝ верха́ми го́ръ и҆́хъ:

народ бо сей сынов израилевых не уповают на копия своя, но на высоты гор своих, в нихже они живут, не бо есть удобно приити верхами гор их:

Этот народ сынов Израиля надеется не на копья свои, но на высоты гор своих, на которых живут, потому что неудобно восходить на вершины их гор.

7:11

и҆ нн҃ѣ, влады́ко, не ра́тꙋй на ни́хъ, ꙗ҆́коже быва́етъ ра́ть ѡ҆полче́нїѧ, и҆ не паде́тъ ѿ люді́й твои́хъ мꙋ́жъ є҆ди́нъ:

и ныне, владыко, не ратуй на них, якоже бываетъ рать ополчения, и не падет от людий твоих муж един:

Итак, господин, не воюй с ним так, как бывает обыкновенная война, — и ни один муж не падет из народа твоего.

7:12

пребꙋ́ди въ полцѣ̀ твое́мъ, соблюда́ѧй всѧ́каго мꙋ́жа ѿ си́лы твоеѧ̀, и҆ да ѡ҆бдержа́тъ ѻ҆́троцы твоѝ и҆сто́чникъ водны́й, и҆́же и҆схо́дитъ и҆з̾ ко́рене горы̀,

пребуди в полце твоем, соблюдаяй всякаго мужа от силы твоея, и да обдержат отроцы твои источникъ водный, иже исходит из корене горы,

Ты останься в своем лагере, чтобы сберечь каждого мужа в войске твоем, а рабы твои пусть овладеют источником воды, который вытекает из подошвы горы;

7:13

занѐ ѿтꙋ́дꙋ напаѧ́ютсѧ всѝ живꙋ́щїи въ ветѷлꙋ́и: и҆ погꙋби́тъ и҆̀хъ жа́жда, и҆ ѿдадѧ́тъ гра́дъ сво́й, а҆ мы̀ и҆ лю́дїе на́ши взы́демъ на бли̑зкїѧ верхѝ го́ръ и҆ ѡ҆иолчи́мсѧ на ни́хъ въ пред̾ѡхране́нїе, є҆́же не и҆зы́ти и҆з̾ гра́да мꙋ́жꙋ є҆ди́номꙋ:

зане оттуду напаяются вси живущии в ветилуи: и погубит их жажда, и отдадят град свой, а мы и людие наши взыдем на близкия верхи гор и оиолчимся на них в предохранение, еже не изыти из града мужу единому:

потому что оттуда берут воду все жители Ветилуи, — и погубит их жажда, и они сдадут свой город; а мы с нашим народом взойдем на ближние вершины гор и расположимся на них для стражи, чтобы ни один человек не вышел из города.

7:14

и҆ и҆ста́ютъ гла́домъ са́ми и҆ жены̀ и҆́хъ и҆ ча̑да и҆́хъ и҆ пре́жде не́же прїитѝ мечꙋ̀ на ни́хъ, падꙋ́тъ на сто́гнахъ ѡ҆бита́нїѧ своегѡ̀:

и истают гладом сами и жены их и чада ихъ и прежде неже приити мечу на них, падут на стогнахъ обитания своего:

И будут томиться они голодом, и жены их и дети их, и прежде, нежели коснется их меч, падут на улицах обиталища своего;

7:15

и҆ возда́си и҆̀мъ воздаѧ́нїе лꙋка́вое, поне́же бозкрамо́лствоваша и҆ не срѣто́ша лица̀ твоегѡ̀ въ ми́рѣ.

и воздаси им воздаяние лукавое, понеже бозкрамолствоваша и не сретоша лица твоего в мире.

и ты воздашь им злом за то, что они возмутились и не встретили тебя с миром.

7:16

И҆ ᲂу҆гѡ́дна бы́ша словеса̀ и҆́хъ пред̾ ѻ҆лофе́рномъ и҆ пред̾ всѣ́ми слꙋги̑ є҆гѡ̀, и҆ ᲂу҆ста́виша сотвори́ти, ꙗ҆́коже глаго́лаша.

И угодна быша словеса их пред олоферномъ и пред всеми слуги его, и уставиша сотворити, якоже глаголаша.

Понравились эти слова их Олоферну и всем слугам его, и он решил поступить так, как они сказали.

7:17

И҆ воздви́жесѧ по́лкъ сынѡ́въ а҆ммѡ́нихъ, и҆ съ ни́ми пѧ́ть ты́сѧщей сынѡ́въ а҆ссꙋ́рскихъ, и҆ ѡ҆иолчи́шасѧ во ю҆до́ли и҆ предвоспрїѧ́ша во́ды и҆ и҆сто́чники во́дъ сынѡ́въ і҆и҃левыхъ.

И воздвижеся полк сынов аммоних, и с ними пять тысящей сынов ассурских, и оиолчишася во юдоли и предвосприяша воды и источники вод сынов израилевых.

И двинулся полк сынов Аммона и с ними пять тысяч сынов Ассура и, расположившись в долине, овладели водами и источниками вод сынов Израиля.

7:18

И҆ взыдо́ша сы́иове и҆са̑ѵли и҆ сы́нове а҆ммѡ̑ни и҆ ѡ҆полчи́шасѧ въ го́рнѣй проти́вꙋ дѡѳі́ма, и҆ посла́ша ѿ себє̀ къ ю҆́гꙋ и҆ восто́кꙋ проти́вꙋ є҆креви́ла, и҆́же є҆́сть бли́з̾ хꙋ́са, и҆́же є҆́сть при пото́цѣ мохмꙋ́ръ: а҆ про́чее во́инство а҆ссѷрі́ѡвъ ѡ҆полчи́шасѧ на по́ли и҆ покры́ша всѐ лицѐ землѝ: и҆ шатры̀ и҆ припа́сы и҆́хъ разста́вишасѧ въ наро́дѣ мно́зѣ, и҆ бы́ша во мно́жество мно́го ѕѣлѡ̀.

И взыдоша сыиове исавли и сынове аммони и ополчишася в горней противу дофима, и послаша от себе к югу и востоку противу екревила, иже есть близ хуса, иже есть при потоце мохмур: а прочее воинство ассириовъ ополчишася на поли и покрыша все лице земли: и шатры и припасы их разставишася в народе мнозе, и быша во множество много зело.

А сыны Исава и сыны Аммона взошли и заняли нагорную область против Дофаима, и отправили часть их на юг и на восток против Екревиля, что близ Хуса, стоящего при потоке Мохмур; остальное же Ассирийское войско расположилось на равнине и покрыло все лице земли: шатры и обозы их с множеством народа растянулись на весьма большом пространстве.

7:19

Сы́нове же і҆и҃левы возопи́ша ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ своемꙋ̀, занѐ возмалодꙋ́шествова дꙋ́хъ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆быдо́ша всѣ́хъ вразѝ и҆́хъ, и҆ не бѣ̀ возмо́жно и҆збѣжа́ти и҆з̾ среды̀ и҆́хъ.

Сынове же израилевы возопиша ко господу богу своему, зане возмалодушествова дух их, яко обыдоша всех врази их, и не бе возможно избежати из среды их.

Сыны Израиля воззвали к Господу Богу своему, потому что они пришли в уныние, так как все враги их окружили их, и им нельзя было бежать от них.

7:20

И҆ пребы́сть ѡ҆́крестъ и҆́хъ всѐ ѡ҆полче́нїе а҆ссꙋ́рское, пѣшцы̀ и҆ колєсни́цы и҆ кѡ́нницы и҆́хъ, дні́й три́десѧть четы́ре: и҆ ѡ҆скꙋдѣ́ша всѣ̑мъ живꙋ́щымъ во ветѷлꙋ́и всѧ̑ прїѧ́тєлища и҆́хъ водна̑ѧ,

И пребысть окрест их все ополчение ассурское, пешцы и колесницы и конницы их, дний тридесять четыре: и оскудеша всем живущим во ветилуи вся приятелища их водная,

Вокруг них стояло все войско Ассирийское, — пешие, колесницы и конница их, — тридцать четыре дня; у всех жителей Ветилуи истощились все сосуды с водою,

7:21

и҆ рвы̀ ѡ҆скꙋдѣва́ша, и҆ не и҆мѣ̀ѧхꙋ пи́ти въ сы́тость воды̀ днѐ є҆ди́нагѡ, занѐ мѣ́рою дава́хꙋ и҆̀мъ пи́ти.

и рвы оскудеваша, и не имеяху пити в сытость воды дне единаго, зане мерою даваху им пити.

опустели водоемы, и ни в один день они не могли пить воды досыта, потому что давали им пить мерою.

7:22

И҆ смѧто́шасѧ младе́нцы и҆́хъ и҆ жєны̀ и҆́хъ и҆ ю҆́нѡши, и҆знемога́хꙋ ѿ жа́жды и҆ па́дахꙋ на сто́гнахъ гра́да и҆ въ прохо́дѣхъ вра́тъ, и҆ не бѣ̀ крѣ́пости ктомꙋ̀ въ ни́хъ.

И смятошася младенцы их и жены их и юноши, изнемогаху от жажды и падаху на стогнах града и въ проходех врат, и не бе крепости ктому в них.

И уныли дети их и жены их и юноши, и в изнеможении от жажды падали на улицах города и в проходах ворот, и уже не было в них крепости.

7:23

И҆ собра́шасѧ всѝ лю́дїе ко ѻ҆зі́и и҆ кнѧзє́мъ гра́да, ю̀нѡши и҆ жєны̀ и҆ ѻ҆́троцы и҆ возопи́ша гла́сомъ вели́кимъ и҆ рѣ́ша пред̾ всѣ́ми старѣ́йшинами:

И собрашася вси людие ко озии и князем града, юноши и жены и отроцы и возопиша гласом великимъ и реша пред всеми старейшинами:

Тогда весь народ собрался к Озии и к начальникам города, — юноши, жены и дети, — и с громким воплем говорили всем старейшинам:

7:24

да сꙋ́дитъ бг҃ъ междꙋ̀ на́ми и҆ ва́ми, ꙗ҆́кѡ сотвори́сте въ на́съ непра́вдꙋ ве́лїю, не глаго́люще ми̑рнаѧ съ сынмѝ а҆ссꙋ́рскими:

да судит бог между нами и вами, яко сотвористе в нас неправду велию, не глаголюще мирная с сынми ассурскими:

суди Бог между нами и вами; вы сделали нам великую неправду, потому что не предложили мира сынам Ассура;

7:25

и҆ нн҃ѣ нѣ́сть помо́щника на́мъ, но продадѐ на́съ бг҃ъ въ рꙋ́цѣ и҆́хъ, є҆́же низве́ржєнымъ бы́ти пред̾ ни́ми жа́ждею и҆ погꙋбле́нїемъ вели́кимъ:

и ныне несть помощника нам, но продаде нас богъ в руце их, еже низверженым быти пред ними жаждею и погублением великим:

и теперь нет нам помощника: Бог предал нас в их руки, чтобы погубить нас жаждою и великою погибелью.

7:26

и҆ нн҃ѣ призови́те и҆̀хъ и҆ ѿдади́те гра́дъ ве́сь въ расхище́нїе лю́демъ ѻ҆лофе́рнѡвымъ и҆ все́й си́лѣ є҆гѡ̀:

и ныне призовите их и отдадите град весь в расхищение людем олоферновым и всей силе его:

Пригласите же их теперь и отдайте весь город на разграбление народу Олоферна и всему войску его,

7:27

лꙋ́чше бо на́мъ бы́ти и҆̀мъ въ расхище́нїе, бꙋ́демъ бо въ рабы̑, и҆ жива̀ бꙋ́детъ дꙋша̀ на́ша, и҆ не ᲂу҆́зримъ сме́рти младе́нцєвъ на́шихъ во ѻ҆чесѣ́хъ на́шихъ, и҆ же́нъ и҆ ча̑дъ на́шихъ и҆зчеза́щихъ дꙋша́ми свои́ми:

лучше бо нам быти им в расхищение, будем бо въ рабы, и жива будет душа наша, и не узрим смерти младенцев наших во очесех наших, и жен и чадъ наших изчезащих душами своими:

ибо лучше для нас достаться им на расхищение: хотя мы будем рабами их, зато жива будет душа наша, и глаза наши не увидят смерти младенцев наших и жен и детей наших, расстающихся с душами своими.

7:28

свидѣ́телствꙋемъ ва́мъ не́бомъ и҆ земле́ю и҆ бг҃омъ на́шимъ и҆ гдⷭ҇емъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ, и҆́же ѿмща́етъ на́мъ по грѣхѡ́мъ на́шымъ и҆ по грѣхѡ́мъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ, да не сотвори́тъ по глаго́лѡмъ си̑мъ во дне́шнїй де́нь.

свидетелствуем вам небом и землею и богом нашимъ и господем отец наших, иже отмщает нам по грехомъ нашим и по грехом отец наших, да не сотворитъ по глаголом сим во днешний день.

Призываем пред вами во свидетели небо и землю, Бога нашего и Господа отцов наших, Который наказывает нас за грехи наши и за грехи отцов наших, да соделает по словам сим в нынешний день.

7:29

И҆ бы́сть пла́чь ве́лїй посредѣ̀ собра́нїѧ всѣ́хъ є҆динодꙋ́шнѡ, и҆ возопи́ша ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ гла́сомъ вели́кимъ.

И бысть плачь велий посреде собрания всех единодушно, и возопиша ко господу богу гласом великим.

И подняли они единодушно великий плач среди собрания и громко взывали к Господу Богу.

7:30

И҆ речѐ къ ни̑мъ ѻ҆зі́а: дерза́йте, бра́тїѧ, претерпи́мъ є҆щѐ пѧ́ть дні́й, въ ни́хже ѡ҆брати́тъ гдⷭ҇ь бг҃ъ на́шъ млⷭ҇ть свою̀ на на́съ, не бо̀ ѡ҆ста́витъ на́съ въ коне́цъ:

И рече к ним озиа: дерзайте, братия, претерпимъ еще пять дний, в нихже обратит господь бог нашъ милость свою на нас, не бо оставит нас в конец:

Озия сказал им: не унывайте, братья! потерпим еще пять дней, в которые Господь, Бог, наш обратит милость Свою на нас, ибо Он не оставит нас вконец.

7:31

а҆́ще же пре́йдꙋтъ сі́и, и҆ не прїи́детъ на на́съ по́мощь, сотворю̀ по словесе́мъ ва́шымъ.

аще же прейдут сии, и не приидет на нас помощь, сотворю по словесем вашим.

Если же они пройдут, и помощь к нам не придет, — я сделаю по вашим словам.

7:32

И҆ распꙋстѝ люді́й ко своемꙋ̀ ѡ҆полче́нїю: и҆ на стѣ́ны и҆ ба̑шни гра́да своегѡ̀ ѿидо́ша, а҆ жены̀ и҆ ча̑да въ до́мы и҆́хъ ѿсла̀. И҆ бы́ша во смире́нїи мно́зѣмъ во гра́дѣ.

И распусти людий ко своему ополчению: и на стены и башни града своего отидоша, а жены и чада в домы их отсла. И быша во смирении мнозем во граде.

И отпустил народ в свой стан, и они пошли на стены и башни своего города, а жен и детей отослал по домам их; и в великой скорби оставались они в городе.

Глава 8

8:1

И҆ ᲂу҆слы́ша во дне́хъ ѻ҆́нѣхъ і҆ꙋді́ѳъ дще́рь мерарі́и, сы́на ѡ҆́ѯова, сы́на і҆ѡ́сифова, сы́на ѻ҆зїи́лева, сы́на є҆лкі́ева, сы́на а҆нані́ева, сы́на гедеѡ́нова, сы́на рафаі́нова, сы́на а҆кїѳѡ́нова, сы́на и҆лі́ева, сы́на є҆лїа́вова, сы́на наѳанаи́лева, сы́на саламїи́лева, сы́на саласадаі́ева, сы́на і҆еи́лева.

И услыша во днех онех иудиф дщерь мерарии, сына оксова, сына иосифова, сына озиилева, сына елкиева, сына ананиева, сына гедеонова, сына рафаинова, сына акифонова, сына илиева, сына елиавова, сына нафанаилева, сына саламиилева, сына саласадаиева, сына иеилева.

В эти дни услышала Иудифь, дочь Мерарии, сына Окса, сына Иосифа, сына Озиила, сына Елкия, сына Анании, сына Гедеона, сына Рафаина, сына Акифона, сына Илия, сына Елиава, сына Нафанаила, сына Саламиила, сына Саласадая, сына Иеиля.

8:2

И҆ мꙋ́жъ є҆ѧ̀ манассі́а, ѿ пле́мене є҆ѧ̀ и҆ ѻ҆те́чества є҆ѧ̀, и҆ ᲂу҆́мре во дне́хъ жа́твы ꙗ҆чме́нѧ:

И муж ея манассиа, от племене ея и отечества ея, и умре во днех жатвы ячменя:

Муж ее Манассия, из одного с нею колена и племени, умер во время жатвы ячменя;

8:3

настоѧ́ше бо над̾ вѧ́жꙋщими снопы̀ на по́ли, и҆ зно́й прїи́де на главꙋ̀ є҆гѡ̀, и҆ падѐ на ѻ҆́дръ и҆ сконча́сѧ во ветѷлꙋ́и гра́дѣ свое́мъ: и҆ погребо́ша є҆го̀ со ѻ҆тцы̑ є҆гѡ̀ на селѣ̀ сꙋ́щемъ посредѣ̀ дѡѳаі́ма и҆ валамѡ́на.

настояше бо над вяжущими снопы на поли, и зной прииде на главу его, и паде на одр и скончася во ветилуи граде своем: и погребоша его со отцы его на селе сущем посреде дофаима и валамона.

потому что, когда он стоял в поле близ вязавших снопы, зной пал на его голову, — и он слег в постель и умер в своем городе Ветилуе; его похоронили с отцами его на поле между Дофаимом и Валамоном.

8:4

И҆ бѣ̀ і҆ꙋді́ѳъ въ домꙋ̀ свое́мъ вдо́вствꙋющи лѣ̑та трѝ и҆ мцⷭ҇ы четы́ри.

И бе иудиф в дому своем вдовствующи лета три и месяцы четыри.

И вдовствовала Иудифь в своем доме три года и четыре месяца.

8:5

И҆ сотворѝ себѣ̀ жили́ще на кро́вѣ до́мꙋ своегѡ̀ и҆ возложѝ на чре́сло своѐ вре́тище, и҆ бѧ́хꙋ на не́й ри̑зы вдовства̀ є҆ѧ̀:

И сотвори себе жилище на крове дому своего и возложи на чресло свое вретище, и бяху на ней ризы вдовства ея:

Она сделала для себя на кровле дома своего шатер, возложила на чресла свои вретище, и были на ней одежды вдовства ее.

8:6

и҆ постѧ́шесѧ всѧ̑ дни̑ вдовства̀ своегѡ̀ кромѣ̀ предсꙋббѡ́тїй и҆ сꙋббѡ́тъ, и҆ предновомчⷭ҇їй и҆ новомчⷭ҇їй, и҆ пра́здникѡвъ и҆ ра́дованїй до́мꙋ і҆и҃лева:

и постяшеся вся дни вдовства своего кроме предсубботий и суббот, и предновомесячий и новомесячий, и праздниковъ и радований дому израилева:

Она постилась все дни вдовства своего, кроме дней пред субботами и суббот, дней пред новомесячиями и новомесячий, и праздников и торжеств дома Израилева.

8:7

и҆ бѣ̀ добра̀ ви́домъ и҆ красна̀ взо́ромъ ѕѣлѡ̀: и҆ ѡ҆ста́ви є҆́й манассі́а мꙋ́жъ є҆ѧ̀ сребро̀ и҆ зла́то, и҆ ѻ҆́троки и҆ ѻ҆трокѡви́цы, и҆ скоты̀ и҆ се́ла, и҆ пребыва́ше над̾ ни́ми:

и бе добра видом и красна взором зело: и остави ей манассиа муж ея сребро и злато, и отроки и отроковицы, и скоты и села, и пребываше над ними:

Она была красива видом и весьма привлекательна взором; муж ее Манассия оставил ей золото и серебро, слуг и служанок, скот и поля, чем она и владела.

8:8

и҆ не бѣ̀, и҆́же бы нане́слъ є҆́й глаго́лъ ѕлы́й поне́же боѧ́шесѧ бг҃а ѕѣлѡ̀.

и не бе, иже бы нанесл ей глагол злый понеже бояшеся бога зело.

И никто не укорял ее злым словом, потому что она была очень богобоязненна.

8:9

И҆ ᲂу҆слы́ша глаго́лы люді́й ѕлы̑ѧ на нача́лника, ꙗ҆́кѡ возмалодꙋ́шествоваша ѡ҆ скꙋ́дости во́дъ: и҆ слы́ша всѧ̑ словеса̀ і҆ꙋді́ѳъ, ꙗ҆̀же глаго́лаше къ ни̑мъ ѻ҆зі́а, ꙗ҆́кѡ клѧ́тсѧ и҆̀мъ преда́ти гра́дъ по пѧтѝ дне́хъ а҆ссѷрі́ѡмъ:

И услыша глаголы людий злыя на началника, яко возмалодушествоваша о скудости вод: и слыша вся словеса иудиф, яже глаголаше к ним озиа, яко клятся им предати град по пяти днех ассириом:

Услышала она о дурных речах народа против начальника, потому что они малодушествовали по причине оскудения воды, услышала Иудифь и о всех словах, которые сказал им Озия, как он поклялся им чрез пять дней сдать город Ассириянам,

8:10

и҆ посла́вши рабы́ню свою̀, приста́вницꙋ всемꙋ̀ и҆мѣ́нїю є҆ѧ̀, призва̀ ѻ҆зі́ю и҆ хаврі́иа и҆ хармі́на, старѣ́йшинъ гра́да своегѡ̀.

и пославши рабыню свою, приставницу всему имению ея, призва озию и хаврииа и хармина, старейшинъ града своего.

и послала она служанку свою, распоряжавшуюся всем ее имуществом, пригласить Озию, Хаврина и Хармина, старейшин ее города.

8:11

И҆ прїидо́ша къ не́й, и҆ речѐ къ ни̑мъ: послꙋ́шайте ᲂу҆̀бо менѐ, нача̑лницы живꙋ́щихъ во ветѷлꙋ́и, ꙗ҆́кѡ непра́во сло́во ва́ше, є҆́же глаго́ласте пред̾ людьмѝ въ де́нь се́й, и҆ ᲂу҆ста́висте клѧ́твꙋ, ю҆́же глаго́ласте междꙋ̀ бг҃омъ и҆ ва́ми, и҆ рѣ́сте преда́ти гра́дъ врагѡ́мъ на́шымъ, а҆́ще не въ ты̑ѧ ѡ҆брати́тсѧ гдⷭ҇ь помощѝ на́мъ:

И приидоша к ней, и рече к ним: послушайте убо мене, началницы живущих во ветилуи, яко неправо слово ваше, еже глаголасте пред людьми в день сей, и устависте клятву, юже глаголасте между богом и вами, и ресте предати град врагом нашим, аще не в тыя обратится господь помощи нам:

Они пришли, — и она сказала им: выслушайте меня, начальники жителей Ветилуи! неправо слово ваше, которое вы сегодня сказали перед народом, и положили клятву, которую изрекли между Богом и вами, и сказали, что сдадите город нашим врагам, если на этих днях Господь не поможет нам.

8:12

и҆ ни҃ѣ кто̀ є҆стѐ вы̀, и҆̀же и҆скꙋси́сте бг҃а во дне́шнїй де́нь, и҆ ᲂу҆ста́висте кромѣ̀ бг҃а посредѣ̀ сынѡ́въ человѣ́ческихъ;

и ныне кто есте вы, иже искусисте бога во днешний день, и устависте кроме бога посреде сынов человеческихъ?

Кто же вы, искушавшие сегодня Бога и ставшие вместо Бога посреди сынов человеческих?

8:13

и҆ нн҃ѣ гдⷭ҇а вседержи́телѧ и҆спытꙋ́ете, и҆ ничто́же позна́ете да́же до вѣ́ка,

и ныне господа вседержителя испытуете, и ничтоже познаете даже до века,

Вот, вы теперь испытуете Господа Вседержителя, но никогда ничего не узнаете;

8:14

поне́же глꙋбины̀ се́рдца человѣ́ческагѡ не и҆зслѣ́дите и҆ слове́съ мы́сли є҆гѡ̀ не пости́гнете: и҆ ка́кѡ бг҃а, и҆́же сотворѝ всѧ̑ сїѧ̑, и҆спыта́ете, и҆ ᲂу҆́мъ є҆гѡ̀ ᲂу҆вѣ́даете, и҆ мы́сль є҆гѡ̀ позна́ете; ника́коже, бра́тїѧ, не прогнѣвлѧ́йте гдⷭ҇а бг҃а на́шегѡ:

понеже глубины сердца человеческаго не изследите и словес мысли его не постигнете: и како бога, иже сотвори вся сия, испытаете, и ум его уведаете, и мысль его познаете? никакоже, братия, не прогневляйте господа бога нашего:

потому что вам не постигнуть глубины сердца у человека и не понять слов мысли его: как же испытаете вы Бога, сотворившего все это, и познаете ум Его, и поймете мысль Его? Нет, братья, не прогневляйте Господа, Бога нашего!

8:15

Занѐ а҆́ще не восхо́щетъ въ пѧтѝ днѣ́хъ помощѝ на́мъ, то́и и҆́мать вла́сть въ кі́ихъ хо́щетъ покры́ти дне́хъ, и҆лѝ и҆ и҆стреби́ти на́съ пред̾ лице́мъ врагѡ́въ на́шихъ:

Зане аще не восхощет в пяти днех помощи нам, тои имать власть в киих хощет покрыти днех, или и истребити нас пред лицем врагов наших:

Ибо если Он не захочет помочь нам в эти пять дней, то Он имеет власть защитить нас в какие угодно Ему дни, или поразить нас пред лицем врагов наших.

8:16

вы́ же не ѡ҆должа́йте совѣ́тами гдⷭ҇а бг҃а на́шего, занѐ не ꙗ҆́кѡ человѣ́кꙋ бг҃ꙋ прети́ти, нижѐ ꙗ҆́кѡ сы́на человѣ́ча сꙋди́ти:

вы же не одолжайте советами господа бога нашего, зане не яко человеку богу претити, ниже яко сына человеча судити:

Не отдавайте же в залог советов Господа Бога нашего: Богу нельзя грозить, как человеку, нельзя и указывать Ему, как сыну человеческому.

8:17

сегѡ̀ ра́ди ѡ҆жида́юще ѿ негѡ̀ спⷭ҇нїѧ, призове́мъ є҆го̀ на по́мощь на́шꙋ, и҆ послꙋ́шаетъ гла́са на́шегѡ, а҆́ще бꙋ́детъ є҆мꙋ̀ ᲂу҆го́дно:

сего ради ожидающе от него спасния, призовем его на помощь нашу, и послушает гласа нашего, аще будетъ ему угодно:

Посему, ожидая от Него спасения, будем призывать Его к себе на помощь, и Он услышит голос наш, если это Ему будет угодно.

8:18

и҆́бо не воста̀ въ ро́дѣхъ на́шихъ, нижѐ є҆́сть во дне́шнїй де́нь, нижѐ пле́мѧ, нижѐ ѻ҆те́чество, нижѐ со́нмъ, нижѐ гра́дъ ѿ на́съ, и҆̀же покланѧ́ютсѧ богѡ́мъ рꙋкотворє́ннымъ, ꙗ҆́коже бы́сть въ пе́рвыхъ дне́хъ,

ибо не воста в родех наших, ниже есть во днешний день, ниже племя, ниже отечество, ниже сонм, ниже град от нас, иже покланяются богом рукотворенным, якоже бысть в первых днех,

Ибо не было в родах наших, и нет в настоящее время ни колена, ни племени, ни народа, ни города у нас, которые кланялись бы богам рукотворенным, как было в прежние дни,

8:19

и҆́хже ра́ди преда́ни бы́ша под̾ ме́чь и҆ на расхище́нїе ѻ҆тцы̀ на́ши и҆ падо́ша паде́нїемъ вели́кимъ пред̾ врага́ми на́шими:

ихже ради предани быша под мечь и на расхищение отцы наши и падоша падением великим пред врагами нашими:

за что отцы наши преданы были мечу и расхищению и пали великим падением пред нашими врагами.

8:20

мы́ же и҆на́гѡ бг҃а не позна́хомъ ра́звѣ є҆гѡ̀, тѣ́мже ᲂу҆пова́емъ, ꙗ҆́кѡ не пре́зритъ на́съ, нижѐ ѿ ро́да на́шегѡ:

мы же инаго бога не познахом разве его, темже уповаем, яко не презрит нас, ниже от рода нашего:

Но мы не знаем другого Бога, кроме Его, а потому и надеемся, что Он не презрит нас и никого из нашего рода.

8:21

поне́же, внегда̀ взѧ̑тымъ бы́ти на́мъ, та́кѡ сѧ́детъ всѧ̀ і҆ꙋде́а, и҆ расхищє́на бꙋ́дꙋтъ свѧта̑ѧ на̑ша, и҆ взꙋ́щетъ ѡ҆скверне́нїѧ и҆́хъ ѿ ᲂу҆́стъ на́шихъ,

понеже, внегда взятым быти нам, тако сядет вся иудеа, и расхищена будут святая наша, и взущет осквернения их от уст наших,

Ибо с пленением нас падет и вся Иудея, и святыни наши будут разграблены, и Он взыщет осквернение их от уст наших,

8:22

и҆ ᲂу҆бїє́нїѧ бра́тїи на́шеѧ и҆ плѣне́нїе землѝ и҆ ѡ҆пꙋстѣ́нїе наслѣ́дїѧ на́шегѡ ѡ҆брати́тъ на главꙋ̀ на́шꙋ во ꙗ҆зы́цѣхъ, и҆дѣ́же а҆́ще порабо́таемъ та́мѡ, и҆ бꙋ́демъ въ собла́знъ и҆ въ поноше́нїе пред̾ стѧжа́вшими на́съ,

и убиения братии нашея и пленение земли и опустение наследия нашего обратит на главу нашу во языцех, идеже аще поработаем тамо, и будем в соблазн и в поношение пред стяжавшими нас,

и убиение братьев наших и пленение земли и опустошение наследия нашего обратит на нашу голову среди народов, которым мы будем порабощены, и будем в соблазн и поношение у тех, которые овладеют нами;

8:23

и҆́бо не и҆сира́витсѧ слꙋ́жба на́ша въ благода́ть, но въ безче́стїе положи́тъ ю҆̀ гдⷭ҇ь бг҃ъ на́шъ:

ибо не исиравится служба наша в благодать, но в безчестие положит ю господь бог наш:

потому что рабство не послужит нам в честь, но Господь, Бог наш, вменит его в бесчестие.

8:24

и҆ ни҃ѣ, бра́тїѧ, пока́жемъ бра́тїи на́шей, ꙗ҆́кѡ ѿ на́съ зави́ситъ дꙋша̀ и҆́хъ, и҆ свѧта̑ѧ и҆ до́мъ и҆ ѻ҆лта́рь ᲂу҆твержда́етсѧ на на́съ:

и ныне, братия, покажем братии нашей, яко от насъ зависит душа их, и святая и дом и олтарь утверждается на нас:

Итак, братья, покажем братьям нашим, что от нас зависит жизнь их, и на нас утверждаются и святыни, и дом Господень, и жертвенник.

8:25

кромѣ̀ си́хъ всѣ́хъ возблагодари́мъ гдⷭ҇еви бг҃ꙋ на́шемꙋ, и҆́же и҆скꙋша́етъ на́съ, ꙗ҆́коже и҆ ѻ҆тцє́въ на́шихъ:

кроме сих всех возблагодарим господеви богу нашему, иже искушает нас, якоже и отцев наших:

За все это возблагодарим Господа, Бога нашего, Который испытует нас, как и отцов наших.

8:26

помѧни́те, є҆ли̑ка сотворѝ со а҆враа́момъ, и҆ є҆ли́кими и҆скꙋша́ше і҆саа́ка, и҆ є҆ли̑ка бы́ша і҆а́кѡвꙋ въ месопота́мїи сѵ́рстѣй, пасꙋ́щꙋ ѻ҆́вцы лава́на бра́та ма́тере своеѧ̀,

помяните, елика сотвори со авраамом, и еликими искушаше исаака, и елика быша иакову в месопотамии сирстей, пасущу овцы лавана брата матере своея,

Вспомните, что Он сделал с Авраамом, чем искушал Исаака, что было с Иаковом в Сирской Месопотамии, когда он пас овец Лавана, брата матери своей:

8:27

Зане не ꙗ҆́коже ѻ҆́ныхъ и҆скꙋсѝ во и҆стѧза́нїи се́рдца и҆́хъ, и҆ на́съ не ѡ҆би́дѣ, но въ наꙋче́нїе наказꙋ́етъ гдь приближа́ющихсѧ є҆мꙋ̀.

Зане не якоже оных искуси во истязании сердца их, и нас не обиде, но в научение наказует гдь приближающихся ему.

как их искушал Он не для истязания сердца их, так и нам не мстит, а только для вразумления наказывает Господь приближающихся к Нему.

8:28

И҆ речѐ къ не́й ѻ҆зі́а: всѧ̑, є҆ли̑ка рекла̀ є҆сѝ, благи́мъ сре́дцемъ глагола́ла є҆сѝ, и҆ нѣ́сть, и҆́же бы противоста́лъ словесе́мъ твои̑мъ,

И рече к ней озиа: вся, елика рекла еси, благим средцем глаголала еси, и несть, иже бы противосталъ словесем твоим,

Озия сказал ей: все, что ты сказала, сказала от доброго сердца, и никто не будет противиться словам твоим,

8:29

поне́же не ни҃ѣ мꙋ́дрость твоѧ̀ ꙗ҆́вна є҆́сть, но ѿ нача́ла дні́й твои́хъ вѣ́даютъ всѝ лю́дїе ра́зꙋмъ тво́й, ка́кѡ бла́го є҆́сть смышле́нїе се́рдца твоегѡ̀:

понеже не ныне мудрость твоя явна есть, но от начала дний твоих ведают вси людие разум твой, како благо есть смышление сердца твоего:

ибо не с настоящего только дня известна мудрость твоя, но от начала дней твоих весь народ знает разум твой и доброе расположение твоего сердца.

8:30

но лю́дїе жажда́хꙋ ѕѣлѡ̀ и҆ принꙋ́диша сотвори́ти на́съ, ꙗ҆́коже глаго́лахомъ и҆̀мъ, и҆ навестѝ клѧ́твꙋ на на́съ, є҆ѧ́же не престꙋ́пимъ:

но людие жаждаху зело и принудиша сотворити нас, якоже глаголахом им, и навести клятву на нас, еяже не преступим:

Но народ истомился от жажды и принудил нас поступить так, как мы сказали им, и обязал нас клятвою, которой мы не нарушим.

8:31

и҆ ни҃ѣ моли́сѧ ѡ҆ на́съ, и҆́бо жена̀ благочести́ва є҆сѝ, и҆ по́слетъ гдⷭ҇ь до́ждь во и҆сполне́нїе рвѡ́въ на́шихъ, и҆ ѡ҆скꙋдѣва́ти не бꙋ́демъ ктомꙋ̀.

и ныне молися о нас, ибо жена благочестива еси, и послет господь дождь во исполнение рвов наших, и оскудевати не будем ктому.

Помолись же о нас, ибо ты жена благочестивая, и Господь пошлет дождь для наполнения водохранилищ наших, и мы больше не будем изнемогать от жажды.

8:32

И҆ речѐ къ ни̑мъ і҆ꙋді́ѳъ: послꙋ́шайте менѐ, и҆ сотворю̀ дѣ́ло, є҆́же простре́тсѧ въ ро́ды родѡ́въ сынѡ́мъ ро́да на́шегѡ:

И рече к ним иудиф: послушайте мене, и сотворю дело, еже прострется в роды родов сыном рода нашего:

Иудифь сказала им: послушайте меня, — и я совершу дело, которое пронесется сынами рода нашего в роды родов.

8:33

вы̀ ста́нете при вратѣ́хъ въ но́щь сїю̀, и҆ и҆зы́дꙋ а҆́зъ съ рабы́нею мое́ю, и҆ во дне́хъ, по ни́хже рѣ́сте преда́ти гра́дъ врагѡ́мъ на́шымъ, посѣти́тъ гдⷭ҇ь і҆и҃лѧ рꙋко́ю мое́ю:

вы станете при вратех в нощь сию, и изыду азъ с рабынею моею, и во днех, по нихже ресте предати градъ врагом нашим, посетит господь израиля рукою моею:

Станьте в эту ночь у ворот, — а я выйду с моею служанкою, и в продолжение дней, после которых вы решили отдать город нашим врагам, Господь посетит Израиля моею рукою.

8:34

вы́ же не и҆сиытꙋ́йте дѣ́ла моегѡ̀, не бо̀ рекꙋ̀ ва́мъ, до́ндеже соверша́тсѧ, ꙗ҆̀же а҆́зъ творю̀.

вы же не исиытуйте дела моего, не бо реку вам, дондеже совершатся, яже аз творю.

Только не расспрашивайте о моем предприятии, потому что я не скажу вам, доколе не совершится то, что я намерена сделать.

8:35

И҆ речѐ ѻ҆зі́а и҆ нача̑лницы къ не́й: и҆дѝ съ ми́ромъ, и҆ гдⷭ҇ь бг҃ъ пред̾ тобо́ю на ѿмще́нїе врагѡ́въ на́шихъ.

И рече озиа и началницы к ней: иди с миром, и господь бог пред тобою на отмщение врагов наших.

И сказал ей Озия и начальники: ступай с миром, и Господь Бог пред тобою на отмщение врагам нашим!

8:36

И҆ возвра́щьшесѧ ѿ жили́ща, и҆до́ща ко ѡ҆полче́нїємъ свои̑мъ.

И возвращьшеся от жилища, идоща ко ополчением своим.

И вышли из шатра ее и пошли к полкам своим.

Глава 9

9:1

І҆ꙋді́ѳъ же падѐ на лицѐ, и҆ возложѝ пе́рсть на главꙋ̀ свою̀, и҆ сложѝ, и҆́мже ѡ҆дѣвашесѧ, вре́тище. И҆ бѧ́ше неда́внѡ приноси́мо во і҆ерⷭ҇ли́мѣ въ домꙋ̀ гдⷭ҇ни кади́ло въ ве́черъ то́й, и҆ возопѝ глсомъ вели́кимъ і҆ꙋді́ѳъ ко гдⷭ҇ꙋ и҆ речѐ:

иудиф же паде на лице, и возложи персть на главу свою, и сложи, имже одевашеся, вретище. И бяше недавно приносимо во иерусалиме в дому господни кадило в вечер той, и возопи глсом великим иудиф ко господу и рече:

А Иудифь пала на лице, посыпала голову свою пеплом и сбросила с себя вретище, в которое была одета; и только что воскурили в Иерусалиме, в доме Господнем, вечерний фимиам, Иудифь громким голосом воззвала к Господу и сказала:

9:2

гдⷭ҇и, бж҃е ѻ҆тца̀ моегѡ̀ сѷмеѡ́на, є҆мꙋ́же да́лъ є҆сѝ въ рꙋ́кꙋ ме́чь во ѿмще́нїе и҆норо́дныхъ, и҆̀же растли́ша ложесна̀ дѣви̑ча во ѡ҆скверне́нїе и҆ ѡ҆бнажи́ша нѣ́дро въ срамотꙋ̀ и҆ ѡ҆скверни́ша ложесна̀ въ поноше́нїе,

господи, боже отца моего симеона, емуже дал еси в руку мечь во отмщение инородных, иже растлиша ложесна девича во осквернение и обнажиша недро в срамоту и оскверниша ложесна в поношение,

Господи Боже отца моего Симеона, которому Ты дал в руку меч на отмщение иноплеменным, которые открыли ложесна девы для оскорбления, обнажили бедро для позора и осквернили ложесна для посрамления! Ты сказал: да не будет сего, а они сделали.

9:3

ре́клъ бо є҆сѝ: да не бꙋ́детъ та́кѡ: и҆ сотвори́ша, за ꙗ҆̀же да́лъ є҆сѝ кнѧ̑зи и҆́хъ на ᲂу҆бїе́нїе, и҆ посте́лю и҆́хъ, ꙗ҆́же вѣ́дѧше прельще́нїе и҆́хъ, въ кро́вь, и҆ порази́лъ є҆сѝ рабѡ́въ ѡ҆ влады́цѣхъ и҆ влады́ки на престо́лѣхъ и҆́хъ,

рекл бо еси: да не будет тако: и сотвориша, за яже дал еси князи их на убиение, и постелю их, яже ведяше прельщение их, в кровь, и поразил еси рабов о владыцех и владыки на престолех их,

И за то Ты предал князей их на убиение, постель их, которая видела обольщение их, обагрил кровью и поразил рабов подле владетелей и владетелей на тронах их,

9:4

и҆ да́лъ є҆сѝ жєны̀ и҆́хъ въ расхище́нїе и҆ дщє́ри и҆́хъ въ плѣне́нїе и҆ всѧ̑ кѡры́сти и҆́хъ въ раздѣле́нїе сынѡ́мъ возлю́блєннымъ ѿ тебє̀, и҆̀же и҆ возревнова́ша ре́вностїю твое́ю и҆ мерзи́шасѧ ѡ҆скверне́нїемъ кро́ве своеѧ̀ и҆ призва́ша тѧ̀ въ помо́щника: бж҃е, бж҃е мо́й, и҆ мене́ ᲂу҆слы́ши вдовꙋ̀:

и дал еси жены их в расхищение и дщери ихъ в пленение и вся корысти их в разделение сыномъ возлюбленным от тебе, иже и возревноваша ревностию твоею и мерзишася осквернением крове своея и призваша тя в помощника: боже, боже мой, и мене услыши вдову:

и отдал жен их в расхищение, дочерей их в плен и всю добычу в раздел сынам, возлюбленным Тобою, которые возревновали Твоею ревностью, возгнушались осквернением крови их, и призвали Тебя на помощь. Боже, Боже мой, услышь меня вдову!

9:5

ты́ бо сотвори́лъ є҆сѝ, ꙗ҆̀же пре́жде ѻ҆́ныхъ и҆ ѡ҆́наѧ, и҆ ꙗ҆̀же по си́хъ и҆ ꙗ҆̀же нн҃ѣ, и҆ грѧдꙋ́щаѧ проразꙋмѣ́лъ є҆сѝ, и҆ собы́шасѧ, ꙗ҆̀же мы́слилъ є҆сѝ,

ты бо сотворил еси, яже прежде оных и оная, и яже по сих и яже ныне, и грядущая проразумелъ еси, и собышася, яже мыслил еси,

Ты сотворил прежде сего бывшее, и сие и последующее за сим, и содержал в уме настоящее и грядущее, и, что помыслил Ты, то и совершилось;

9:6

и҆ предста́ша, ꙗ҆̀же ᲂу҆ста́вилъ є҆сѝ, и҆ рѣ́ша: сѐ, є҆смы̀: вси́ бо пꙋтїѐ твоѝ гото́ви, и҆ сꙋ́дъ тво́й во проразꙋмѣ́нїи:

и предсташа, яже уставил еси, и реша: се, есмы: вси бо путие твои готови, и суд твой во проразумении:

что определил, то и явилось и сказало: вот я. Ибо все пути Твои готовы, и суд Твой Тобою предвиден.

9:7

се́ бо, а҆ссѷрі́ане ᲂу҆мно́жишасѧ въ си́лѣ своей, вознесо́шасѧ ѡ҆ конѝ и҆ ѡ҆ вса́дницѣ, возвелича́шасѧ въ мы́шцѣ пѣшє́въ, ᲂу҆пова́ша на щи́тъ и҆ копїѐ и҆ лꙋ́къ и҆ пра́щꙋ, и҆ не позна́ша, ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ гдⷭ҇ь сокрꙋша́ѧй бра̑ни:

се бо, ассириане умножишася в силе своей, вознесошася о кони и о всаднице, возвеличашася в мышце пешев, уповаша на щит и копие и лук и пращу, и не познаша, яко ты еси господь сокрушаяй брани:

Вот, Ассирияне умножились в силе своей, гордятся конем и всадником, тщеславятся мышцею пеших, надеются и на щит и на копье, и на лук и на пращу, а не знают того, что Ты — Господь, сокрушающий брани.

9:8

гдⷭ҇ь и҆́мѧ тебѣ̀, ты̀ сокрꙋшѝ и҆́хъ крѣ́пость си́лою твое́ю и҆ низложѝ держа́вꙋ и҆́хъ ꙗ҆́ростїю твое́ю: ᲂу҆совѣ́товаша бо ѡ҆мерзи́ти ст҃а̑ѧ твоѧ̑, ѡ҆скверни́ти селе́нїе ᲂу҆покое́нїѧ и҆́мене сла́вы твоеѧ̀ и҆ ѡ҆прове́ргнꙋти желѣ́зомъ ро́гъ ѻлтарѧ̀ твоегѡ̀:

господь имя тебе, ты сокруши их крепость силою твоею и низложи державу их яростию твоею: усоветоваша бо омерзити святая твоя, осквернити селение упокоения имене славы твоея и опровергнути железом рог олтаря твоего:

Господь — имя Тебе; сокруши же их крепость силою Твоею, и уничтожь их силу гневом Твоим, ибо они замыслили осквернить святилище Твое, поругаться над мирным селением имени славы Твоей и железом сокрушить рог Твоего жертвенника.

9:9

воззрѝ на го́рдость и҆́хъ, послѝ гнѣ́въ тво́й на главы̑ и҆́хъ, да́ждь въ рꙋ́кꙋ мою̀ вдо́вїю, ю҆́же ᲂу҆мы́слихъ, крѣ́пость,

воззри на гордость их, посли гнев твой на главы их, даждь в руку мою вдовию, юже умыслих, крепость,

Воззри на превозношение их, пошли гнев Твой на главы их, дай вдовьей руке моей крепость на то, что задумала я.

9:10

поразѝ раба́ ѿ ᲂу҆сте́нъ хи́трости моеѧ̀ ѡ҆ кнѧ́зи и҆ кнѧ́зѧ ѡ҆ рабѣ̀ є҆гѡ̀, сокрꙋшѝ горды́ню и҆́хъ рꙋко́ю же́нскою:

порази раба от устен хитрости моея о князи и князя о рабе его, сокруши гордыню их рукою женскою:

Устами хитрости моей порази раба перед вождем, и вождя — перед рабом его, и сокруши гордыню их рукою женскою;

9:11

не бо̀ во мно́жествѣ крѣ́пость твоѧ̀, нижѐ могꙋ́тство твоѐ въ си́льныхъ, но смире́нныхъ є҆сѝ бг҃ъ, малѣ́йшихъ є҆сѝ помо́щникъ, застꙋ́пникъ немощны́хъ, ѿча́ѧнныхъ покрови́тель, ненаде́жныхъ си҃си́тель:

не бо во множестве крепость твоя, ниже могутство твое в сильных, но смиренных еси бог, малейшихъ еси помощник, заступник немощных, отчаянных покровитель, ненадежных спаситель:

ибо не во множестве сила Твоя и не в могучих могущество Твое; но Ты — Бог смиренных, Ты — помощник умаленных, заступник немощных, покровитель упавших духом, спаситель безнадежных.

9:12

є҆́й, є҆́й, бж҃е ѻ҆тца̀ моегѡ̀ и҆ бж҃е насле́дїѧ і҆и҃лева, влⷣко небе́съ и҆ землѝ, созда́телю во́дъ, цр҃ю̀ всеѧ̀ⷱ҇҃ори твоеѧ̀, ты̀ ᲂу҆слы́ши моле́нїе моѐ

ей, ей, боже отца моего и боже наследия израилева, владыко небес и земли, создателю вод, царю всея твари твоея, ты услыши моление мое

Так, так, Боже отца моего и Боже наследия Израилева, Владыка неба и земли, Творец вод, Царь всякого создания Твоего! Услышь молитву мою,

9:13

и҆ да́ждь сло́во моѐ и҆ хи́трость въ ꙗ҆́звꙋ и҆ ра́нꙋ и҆́хъ и҆̀же проти́вꙋ завѣ́та твоегѡ̀ и҆ до́мꙋ ѡ҆сщ҃е́ннагѡ твоегѡ̀, и҆ въ верха̀ сїѡ́нѧ и҆ до́мꙋ ѡ҆держа́нїѧ сынѡ́въ твои́хъ ᲂу҆совѣтова́ша же́стѡкаѧ,

и даждь слово мое и хитрость в язву и рану ихъ иже противу завета твоего и дому освященнаго твоего, и в верха сионя и дому одержания сынов твоих усоветоваша жестокая,

сделай слово мое и хитрость мою раною и язвою для тех, которые задумали жестокое против завета Твоего, святаго дома Твоего, высоты Сиона и дома наследия сынов Твоих.

9:14

и҆ сотворѝ во все́мъ ꙗ҆зы́цѣ твое́мъ и҆ во все́мъ пле́мени позна́нїе, є҆́же вѣ́дати, ꙗ҆́кѡ ты є҆си, бж҃е бг҃ъ всеѧ̀ си́лы и҆ держа́вы, и҆ нѣ́сть и҆на́гѡ защи́тника ро́да і҆и҃лева кромѣ̀ тебє̀.

и сотвори во всем языце твоем и во всем племени познание, еже ведати, яко ты еси, боже бог всея силы и державы, и несть инаго защитника рода израилева кроме тебе.

Вразуми весь народ Твой и всякое племя, чтобы видели они, что Ты — Бог, Бог всякой крепости и силы, и нет другого защитника рода Израилева, кроме Тебя.

Глава 10

10:1

И҆ бꙋ́сть ꙗ҆́кѡ преста̀ вопїю́щи ко бг҃ꙋ і҆и҃левꙋ и҆ сконча̀ всѧ̑ глаго́лы сїѧ̑,

И бусть яко преста вопиющи ко богу израилеву и сконча вся глаголы сия,

Когда она перестала взывать к Богу Израилеву и окончила все эти слова

10:2

и҆ воста̀ ѿ поверже́нїѧ и҆ призва̀ рабы́ню свою̀ и҆ сни́де въ до́мъ, въ не́мже пребыва́ше во дни̑ сꙋббѡ̑тнїѧ и҆ въ пра́здники своѧ̑,

и воста от повержения и призва рабыню свою и сниде в дом, в немже пребываше во дни субботния и в праздники своя,

то поднялась на ноги, позвала служанку свою и вошла в дом, в котором она проводила субботние дни и праздники свои.

10:3

и҆ сложѝ вре́тище, и҆́мже ѡ҆дѣва́шесѧ, и҆ совлечѐ ри̑зы вдовства̀ своегѡ̀, и҆ ѡ҆бмы̀ тѣ́ло водо́ю и҆ пома́засѧ мѵ́ромъ бога́тымъ, и҆ разчеса̀ власы̀ главы̀ своеѧ̀ и҆ возложѝ ᲂу҆вѧ́сло на ню̀ и҆ ѡ҆блече́сѧ въ ри̑зы весе́лїѧ своегѡ̀, и҆́миже ѡ҆дѣва́шесѧ во дни̑ живота̀ мꙋ́жа своегѡ̀ манассі́и:

и сложи вретище, имже одевашеся, и совлече ризы вдовства своего, и обмы тело водою и помазася миромъ богатым, и разчеса власы главы своея и возложи увясло на ню и облечеся в ризы веселия своего, имиже одевашеся во дни живота мужа своего манассии:

Здесь она сняла с себя вретище, которое надевала, сняла и одежды вдовства своего, омыла тело водою и намастилась драгоценным миром, причесала волосы и надела на голову повязку, оделась в одежды веселия своего, в которые она наряжалась во дни жизни мужа своего Манассии;

10:4

и҆ взѧ̀ санда̑лїѧ на но́ги своѧ̑, и҆ ѡ҆бложѝ мони̑ста и҆ цѣ̑пки, и҆ пє́рстни и҆ ᲂу҆серѧ̑зи и҆ всѐ ᲂу҆краше́нме своѐ, и҆ ᲂу҆краси́сѧ ѕѣлѡ̀ на прельще́нме ѻ҆че́съ мꙋ́жескихъ, є҆ли́цы а҆́ще ᲂу҆ви́дѧтъ ю҆̀:

и взя сандалия на ноги своя, и обложи мониста и цепки, и перстни и усерязи и все украшенме свое, и украсися зело на прельщенме очес мужеских, елицы аще увидят ю:

обула ноги свои в сандалии, и возложила на себя цепочки, запястья, кольца, серьги и все свои наряды, и разукрасила себя, чтобы прельстить глаза мужчин, которые увидят ее.

10:5

и҆ дадѐ рабы́ни свое́й ѡ҆плете́нъ сосꙋ́дъ вїна̀ и҆ чва́нецъ є҆ле́а, и҆ мѣше́цъ напо́лни мꙋко́ю и҆ плетени̑цы смо́квами и҆ хлѣ̑бы чи́стыми, и҆ ѡ҆бвѝ всѧ̑ сосꙋ́ды своѧ̑, и҆ возложѝ на ню̀.

и даде рабыни своей оплетен сосуд вина и чванецъ елеа, и мешец наполни мукою и плетеницы смоквами и хлебы чистыми, и обви вся сосуды своя, и возложи на ню.

И дала служанке своей мех вина и сосуд масла, наполнила мешок мукою и сушеными плодами и чистыми хлебами и, обвернув все эти припасы свои, возложила их на нее.

10:6

И҆ и҆зыдо́стѣ ко вратѡ́мъ гра́да ветѷлꙋ́и и҆ ѡ҆брѣто́стѣ стоѧ́щихъ при ни́хъ ѻ҆зі́ю и҆ ста́рцєвъ гра́да хаврі́на и҆ хармі́на.

И изыдосте ко вратом града ветилуи и обретосте стоящих при них озию и старцев града хаврина и хармина.

Выйдя к воротам города Ветилуи, они нашли стоявшими при них Озию и старейшин города, Хаврина и Хармина.

10:7

Ꙗ҆́коже ᲂу҆ви́дѣша ю҆̀, и҆ бѣ̀ и҆змѣне́но лицѐ є҆ѧ̀, и҆ ри́зꙋ премѣне́ннꙋ є҆ѧ̀, и҆ ᲂу҆диви́шасѧ ѡ҆ красотѣ̀ є҆ѧ̀ попремно́гꙋ ѕѣлѡ̀ и҆ рѣ́ша є҆́й:

якоже увидеша ю, и бе изменено лице ея, и ризу премененну ея, и удивишася о красоте ея попремногу зело и реша ей:

Когда они увидели ее и перемену в ее лице и одежде, очень много дивились красоте ее и сказали ей:

10:8

бг҃ъ, бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ да да́стъ тѧ̀ въ благода́ть и҆ соверши́тъ начина̑нїѧ твоѧ̑ въ вели́чїе сынѡ́въ і҆и҃левыхъ и҆ возвыше́нїе і҆ерⷭ҇ли́ма. И҆ поклони́сѧ бг҃ꙋ

бог, бог отец наших да даст тя в благодать и совершит начинания твоя в величие сынов израилевыхъ и возвышение иерусалима. И поклонися богу

Бог, Бог отцов наших, да даст тебе благодать и да совершит твои намерения на радость сынов Израиля и на возвеличение Иерусалима. Она поклонилась Богу

10:9

и҆ речѐ къ ни̑мъ: повели́те ѿве́рсти мѝ врата̀ гра́да, и҆ и҆зы́дꙋ ко соверше́нїю слове́съ, и҆̀хже глаго́ласте со мно́ю. И҆ повелѣ́ша ю҆́ношамъ ѿве́рсти є҆й, ꙗ҆́коже глаго́лаше.

и рече к ним: повелите отверсти ми врата града, и изыду ко совершению словес, ихже глаголасте со мною. И повелеша юношам отверсти ей, якоже глаголаше.

и сказала им: велите отворить для меня ворота города; я выйду для исполнения дела, о котором вы говорили со мною. И велели юношам отворить для нее, как она сказала.

10:10

И҆ сотвори́ша та́кѡ. И҆ и҆зы́де і҆ꙋді́ѳъ сама̀ и҆ рабы́нѧ є҆ѧ̀ съ не́ю: назира́хꙋ же ю҆̀ мꙋ́жїе гра́да, до́ндеже сни́де съ горы̀, до́ндеже пре́йде ю҆до́ль, и҆ ктомꙋ̀ не ᲂу҆ви́дѣша є҆ѧ̀.

И сотвориша тако. И изыде иудиф сама и рабыня ея с нею: назираху же ю мужие града, дондеже сниде с горы, дондеже прейде юдоль, и ктому не увидеша ея.

Они исполнили это. И вышла Иудифь и служанка ее с нею; а мужи городские смотрели вслед за нею, пока она сходила с горы, пока проходила долиной и пока не скрылась от их глаз.

10:11

И҆ и҆дѧ́стѣ ю҆до́лїю прѧ́мѡ. И҆ срѣ́те ю҆̀ пе́рваѧ стра́жа а҆ссѷрі́йскаѧ,

И идясте юдолию прямо. И срете ю первая стража ассирийская,

Они шли прямо долиною, и встретила Иудифь передовая стража Ассириян,

10:12

и҆ взѧ́ша ю҆̀ и҆ вопроси́ша: ѿ ко́ихъ є҆сѝ; и҆ ѿкꙋ́дꙋ грѧде́ши; и҆ ка́мѡ и҆́деши; И҆ речѐ: дщѝ є҆́смь є҆вре́ѡвъ и҆ ᲂу҆бѣга́ю ѿ лица̀ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ и҆́мꙋтъ пре́дани бы́ти ва́мъ на поглоще́нїе:

и взяша ю и вопросиша: от коих еси? и откуду грядеши? и камо идеши? И рече: дщи есмь евреовъ и убегаю от лица их, яко имут предани быти вам на поглощение:

и взяли ее и спросили: чья ты, откуда идешь и куда отправляешься? Она сказала: я дочь Евреев и бегу от них, потому что они будут преданы вам на истребление.

10:13

и҆ а҆́зъ грѧдꙋ̀ пред̾ лицѐ ѻ҆лофе́рна вождонача́лника си́лы ва́шеѧ, є҆́же возвѣсти́ти глаго́лы и҆́стины, и҆ покажꙋ̀ пред̾ лице́мъ є҆гѡ̀ пꙋ́ть, по немꙋ́же по́йдетъ и҆ воз̾ѡблада́етъ все́ю го́рнею, и҆ не поги́бнетъ ѿ мꙋже́й є҆гѡ̀ пло́ть є҆ди́на,нижѐ дꙋ́хъ жи́зни.

и аз гряду пред лице олоферна вождоначалника силы вашея, еже возвестити глаголы истины, и покажу пред лицем его путь, по немуже пойдет и возобладаетъ всею горнею, и не погибнет от мужей его плоть едина,ниже дух жизни.

Я иду к Олоферну, вождю вашего войска, возвестить слова истины и указать ему путь, которым он пойдет и овладеет всею нагорною страною, так что не погибнет из мужей его ни один человек и ни одна живая душа.

10:14

Ꙗ҆́коже ᲂу҆слы́шаша мꙋ́жїе глаго́лы є҆ѧ̀ и҆ ᲂу҆смотри́ша лицѐ є҆ѧ̀, и҆ бѧ́ше пред̾ ни́ми чꙋдна̀ красото́ю ѕѣлѡ̀, и҆ рѣ́ша къ не́й:

якоже услышаша мужие глаголы ея и усмотриша лице ея, и бяше пред ними чудна красотою зело, и реша к ней:

Когда эти люди слушали слова ее и всматривались в лице ее, — она показалась им чудом по красоте, и они сказали ей:

10:15

спасла̀ є҆сѝ дꙋ́шꙋ твою̀, потща́вшисѧ сни́ти пред̾ лицѐ господи́на на́шегѡ: и҆ нн҃ѣ пристꙋпѝ ко шатрꙋ̀ є҆гѡ̀, и҆ ѿ на́съ прово́дѧтъ тѧ̀, до́ндеже предадꙋ́тъ тѧ̀ въ рꙋ́цѣ є҆гѡ̀:

спасла еси душу твою, потщавшися снити пред лице господина нашего: и ныне приступи ко шатру его, и от нас проводят тя, дондеже предадут тя в руце его:

ты спасла душу твою, поспешив придти к господину нашему; ступай же к шатру его, а наши проводят тебя, пока не передадут тебя ему на руки.

10:16

а҆́ще же ста́неши пред̾ ни́мъ, да не ᲂу҆бои́шисѧ се́рдцемъ твои́мъ, но возвѣстѝ по глаго́лѡмъ твои̑мъ, и҆ бла́го тебѣ̀ сотвори́тъ.

аще же станеши пред ним, да не убоишися сердцемъ твоим, но возвести по глаголом твоим, и благо тебе сотворит.

Когда ты станешь перед ним, — не бойся сердцем твоим, но выскажи слова твои, и он тебя облагодетельствует.

10:17

И҆ и҆збра́ша ѿ себє̀ мꙋже́й сто̀ и҆ присовокꙋпи́ша є҆́й и҆ рабы́ни є҆ѧ̀, и҆ ведо́ша ѧ҆̀ ко шатрꙋ̀ ѻ҆лофе́рновꙋ.

И избраша от себе мужей сто и присовокупиша ей и рабыни ея, и ведоша я ко шатру олофернову.

И, выбрав из среды своей сто человек, приставили их к ней и к служанке ее, и они повели их к шатру Олоферна.

10:18

И҆ бы́сть стече́нїе во все́мъ ѡ҆полче́нїи, разгласи́сѧ бо по шатрѡ́мъ прише́ствїе є҆ѧ̀: и҆ прише́дше ѡ҆крꙋжа́хꙋ ю҆̀, ꙗ҆́кѡ стоѧ́ше внѣ̀ шатра̀ ѻ҆лофе́рнова, до́ндеже возвѣсти́ша є҆мꙋ̀ ѡ҆ ней.

И бысть стечение во всем ополчении, разгласися бо по шатром пришествие ея: и пришедше окружаху ю, яко стояше вне шатра олофернова, дондеже возвестиша ему о ней.

Во всем стане произошло движение, потому что весть о приходе ее разнеслась по шатрам: сбежавшиеся окружили ее, так как она стояла вне шатра Олоферна, пока не возвестили ему о ней;

10:19

И҆ чꙋдѧ́хꙋсѧ ѡ҆ красотѣ̀ є҆ѧ̀ и҆ ᲂу҆дивлѧ́хꙋсѧ сынѡ́мъ і҆и҃лєвымъ ѡ҆ не́й, и҆ рѣ́ша кі́йждо ко бли́жнемꙋ ссвемꙋ̀: кто̀ пре́зритъ люді́й си́хъ, и҆̀же и҆́мꙋтъ ᲂу҆ себє̀ же́нъ таковы́хъ; ꙗ҆́кѡ не добро̀ є҆́сть ѡ҆ста́вити и҆з̾ ни́хъ мꙋ́жа є҆ди́наго, и҆̀же ѡ҆ста́влени бы́вше возмо́гꙋтъ прехи́трити всю̀ зе́млю.

И чудяхуся о красоте ея и удивляхуся сыномъ израилевым о ней, и реша кийждо ко ближнему ссвему: кто презрит людий сих, иже имут у себе женъ таковыхъ? яко не добро есть оставити из них мужа единаго, иже оставлени бывше возмогут прехитрити всю землю.

и дивились красоте ее, а из-за нее дивились и сынам Израиля, и говорили каждый ближнему своему: кто пренебрежет таким народом, который имеет таких жен у себя! Неблагоразумно оставить из них ни одного мужа, потому что оставшиеся будут в состоянии перехитрить всю землю.

10:20

И҆ и҆зыдо́ша спѧ́щїи при ѻ҆лофе́рнѣ и҆ всѝ слꙋжи́телїе є҆гѡ̀ и҆ введо́ша ю҆̀ въ шате́ръ.

И изыдоша спящии при олоферне и вси служителие его и введоша ю в шатер.

Между тем спавшие при Олоферне и все служители его вышли и ввели ее в шатер.

10:21

И҆ бѣ̀ ѻ҆лофе́рнъ ѡ҆почива́ѧ на ѻ҆дрѣ̀ свое́мъ под̾ завѣ́сою, ꙗ҆́же бѣ̀ ѿ порфѵ́ры и҆ зла́та и҆ смара́гда и҆ ка́менїй многоцѣ́нныхъ втка́нныхъ.

И бе олоферн опочивая на одре своем подъ завесою, яже бе от порфиры и злата и смарагда и камений многоценных втканных.

Олоферн отдыхал на своей постели за занавесом, украшенным пурпуром, золотом, изумрудом и драгоценными камнями.

10:22

И҆ возвѣсти́ша є҆мꙋ̀ ѡ҆ не́й, и҆ и҆зы́де въ предсѣ́нїе, и҆ лампа̑ды срє́брѧныѧ пред̾идѧ́хꙋ є҆мꙋ̀.

И возвестиша ему о ней, и изыде в предсение, и лампады сребряныя предыдяху ему.

Когда ему доложили о ней, он вышел в переднее отделение шатра, и перед ним несли серебряные лампады.

10:23

Є҆гда́ же прїи́де пред̾ лицѐ є҆гѡ̀ і҆ꙋді́ѳъ и҆ слꙋ́гъ є҆гѡ̀, диви́шасѧ всѝ ѡ҆ красотѣ̀ лица̀ є҆ѧ̀. И҆ па́дши на лицѐ поклони́сѧ є҆мꙋ̀: и҆ воздвиго́ша ю҆̀ рабѝ є҆гѡ̀.

Егда же прииде пред лице его иудиф и слугъ его, дивишася вси о красоте лица ея. И падши на лице поклонися ему: и воздвигоша ю раби его.

Когда Иудифь представилась ему и служителям его, все удивились красоте лица ее. Она, пав на лице, поклонилась ему, и служители его подняли ее.

Глава 11

11:1

И҆ речѐ къ не́й ѻ҆лофе́рнъ: дерза́й, же́но, да не ᲂу҆страша́ешисѧ се́рдцемъ твои́мъ, занѐ а҆́зъ не ѡ҆ѕло́бихъ человѣ́ка, и҆́же и҆зво́ли слꙋжи́ти царю̀ навꙋходоно́сорꙋ всеѧ̀ землѝ:

И рече к ней олоферн: дерзай, жено, да не устрашаешися сердцем твоим, зане аз не озлобихъ человека, иже изволи служити царю навуходоносору всея земли:

Олоферн сказал ей: ободрись, жена; не бойся сердцем твоим, потому что я не сделал зла никому, кто добровольно решился служить Навуходоносору, царю всей земли.

11:2

и҆ нн҃ѣ лю́дїе твоѝ живꙋ́щїи въ го́рней, а҆́ще бы не ᲂу҆ничто́жили мѧ̀, не воздви́глъ бы́хъ копїѧ̀ моегѡ̀ на ни́хъ, но ѻ҆нѝ са́ми себѣ̀ сотвори́ша сїѧ̑:

и ныне людие твои живущии в горней, аще бы не уничтожили мя, не воздвигл бых копия моего на них, но они сами себе сотвориша сия:

И теперь, если бы народ твой, живущий в нагорной стране, не пренебрег мною, я не поднял бы на них копья моего; но они сами это сделали для себя.

11:3

и҆ нн҃ѣ глаго́ли мѝ, чесѡ̀ ра́ди ѿшла̀ є҆сѝ ѿ ни́хъ и҆ пришла̀ є҆сѝ къ на́мъ; прихо́диши бо ко спасе́нїю: дерза́й, въ но́щь сїю̀ жива̀ бꙋ́деши, и҆ въ про́чее:

и ныне глаголи ми, чесо ради отшла еси от нихъ и пришла еси к намъ? приходиши бо ко спасению: дерзай, в нощь сию жива будеши, и в прочее:

Скажи же мне: почему ты бежала от них и пришла к нам? Ты найдешь себе здесь спасение; не бойся: ты будешь жива в эту ночь и после,

11:4

нѣ́сть бо, и҆́же ѡ҆би́дитъ тѧ̀, но бла́го тебѣ̀ сотвори́тъ, ꙗ҆́коже быва́етъ рабѡ́мъ господи́на моегѡ̀ царѧ̀ навꙋходоно́сора.

несть бо, иже обидит тя, но благо тебе сотворит, якоже бывает рабом господина моего царя навуходоносора.

потому что тебя никто не обидит, напротив, всякий будет благодетельствовать тебе, как бывает с рабами господина моего, царя Навуходоносора.

11:5

И҆ речѐ къ немꙋ̀ і҆ꙋді́ѳъ: прїимѝ глаго́лы рабы̀ твоеѧ̀, и҆ да проглаго́летъ рабы́нѧ твоѧ̀ пред̾ лице́мъ твои́мъ, и҆ не возвѣщꙋ̀ лжѝ госиоди́нꙋ моемꙋ̀ въ но́щь сїю̀:

И рече к нему иудиф: приими глаголы рабы твоея, и да проглаголет рабыня твоя пред лицем твоим, и не возвещу лжи госиодину моему в нощь сию:

Иудифь сказала ему: выслушай слова рабы твоей; пусть раба говорит пред лицем твоим: я не скажу лжи господину моему в эту ночь.

11:6

и҆ а҆́ще и҆́маши послѣ́довати словесе́мъ рабы́ни твоеѧ̀, соверше́нно дѣ́ло сотвори́тъ съ тобо́ю бг҃ъ, и҆ не ѿпаде́тъ господи́нъ мо́и ѿ начина́нїй свои́хъ:

и аще имаши последовати словесем рабыни твоея, совершенно дело сотворит с тобою бог, и не отпадет господинъ мои от начинаний своих:

И если ты последуешь словам рабы твоей, то Бог чрез тебя совершит дело, и господин мой не ошибется в своих предприятиях.

11:7

жїве́тъ бо ца́рь навꙋходоно́соръ всеѧ̀ землѝ, и҆ живе́тъ держа́ва є҆гѡ̀, и҆́же посла́ тѧ во и҆справле́нїе всѧ́кїѧ дꙋшѝ, ꙗ҆́кѡ не то́кмѡ человѣ́цы тебє̀ ра́ди послꙋ́жатъ є҆мꙋ̀, но и҆ ѕвѣ́рїе по́льнїи и҆ ско́ти и҆ пти̑цы небє́сныѧ крѣ́постїю твое́ю жи́ви бꙋ́дꙋтъ ѡ҆ навꙋходоно́сорѣ и҆ все́мъ до́мѣ є҆гѡ̀:

живет бо царь навуходоносор всея земли, и живет держава его, иже посла тя во исправление всякия души, яко не токмо человецы тебе ради послужат ему, но и зверие польнии и скоти и птицы небесныя крепостию твоею живи будут о навуходоносоре и всем доме его:

Да живет Навуходоносор, царь всей земли, и да живет держава его, пославшего тебя для исправления всякой души, потому что не только люди чрез тебя будут служить ему, но и звери полевые, и скот, и птицы небесные чрез твою силу будут жить под властью Навуходоносора и всего дома его.

11:8

слы́шахомъ бо премꙋ́дрость твою̀ и҆ хи́трѡсти дꙋшѝ твоеѧ̀, и҆ возвѣсти́сѧ все́й землѝ, ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆ди́нъ бла́гъ во все́мъ ца́рствѣ и҆ си́ленъ въ ра́зꙋмѣ и҆ чꙋ́денъ во ѡ҆полче́нїихъ бра́ни:

слышахом бо премудрость твою и хитрости души твоея, и возвестися всей земли, яко ты един благ во всем царстве и силен в разуме и чуден во ополчениихъ брани:

Ибо мы слышали о твоей мудрости и хитрости ума твоего, и всей земле известно, что ты один добр во всем царстве, силен в знании и дивен в воинских подвигах.

11:9

и҆ нн҃ѣ̀ сло́во, є҆́же и҆зречѐ а҆хїѡ́ръ въ засѣда́нїи твое́мъ, слышахомъ глаго́лы є҆гѡ̀, ꙗ҆́кѡ снабдѣ́ша є҆го̀ мꙋ́жїе гра́да ветѷлꙋ́и, и҆ возвѣстѝ и҆̀мъ всѧ̑, є҆ли̑ка и҆зглаго́ла ѻ҆́нъ ᲂу҆ тебє́:

и ныне слово, еже изрече ахиор в заседании твоем, слышахом глаголы его, яко снабдеша его мужие града ветилуи, и возвести им вся, елика изглагола он у тебе:

А что говорил Ахиор в собрании твоем, мы слышали слова его, потому что мужи Ветилуи оставили его в живых, и он рассказал им все, о чем говорил тебе.

11:10

сегѡ̀ ра́ди, влады́ко господи́не, да не престꙋпа́еши словесѐ є҆гѡ̀, но положѝ є҆го̀ въ твое́мъ се́рдцы, ꙗ҆́кѡ и҆́стинно є҆́сть: не бо̀ ѿмща́етсѧ ро́дъ на́шъ, не превозмога́етъ ме́чь на ни́хъ, а҆́ще не согрѣша́тъ къ бг҃ꙋ своемꙋ̀:

сего ради, владыко господине, да не преступаеши словесе его, но положи его в твоем сердцы, яко истинно есть: не бо отмщается род наш, не превозмогает мечь на них, аще не согрешат к богу своему:

Посему, владыка-господин, не оставляй без внимания слова его, но сложи его в сердце твоем, потому что оно истинно: род наш не наказывается, меч не имеет силы над нами, если они не грешат пред Богом своим.

11:11

и҆ нн҃ѣ да не бꙋ́детъ господи́нъ мо́й ѿве́рженъ и҆ недѣйстви́теленъ, и҆ нападе́тъ сме́рть на лицѐ и҆́хъ, и҆ пости́гнетъ и҆̀хъ согрѣше́нїе, и҆́мже раздража́тъ бг҃а своего̀, когда́ либо а҆́ще сотворѧ́тъ безмѣ́стїе:

и ныне да не будет господин мой отвержен и недействителен, и нападет смерть на лице их, и постигнет их согрешение, имже раздражат бога своего, когда либо аще сотворятъ безместие:

Итак, чтобы господин мой не был отражен и безуспешен и чтобы их постигла смерть, — овладел ими грех, которым они прогневляют Бога своего, делая то, чего не следует;

11:12

поне́же бо ѡ҆скꙋдѣ́ша и҆̀мъ бра̑шна, и҆ ᲂу҆ма́лисѧ всѧ̀ вода̀, восхотѣ́ша ᲂу҆стреми́тисѧ на скоты̀ своѧ̑, и҆ всѧ̑, є҆ли̑ка ѡ҆предѣлѝ и҆̀мъ бг҃ъ въ зако́нѣхъ свои́хъ не ꙗ҆́сти, ᲂу҆мысли́ша ᲂу҆потреблѧ́ти:

понеже бо оскудеша им брашна, и умалися вся вода, восхотеша устремитися на скоты своя, и вся, елика определи им бог в законех своих не ясти, умыслиша употребляти:

потому что у них оказался недостаток в пище и вся вода истощилась, — и вот, они решились броситься на скот свой и думают питаться всем, что Бог строго запретил в законе Своем употреблять в пищу.

11:13

и҆ нача́тки пшени́цы, и҆ десѧти̑ны вїиа̀ и҆ є҆ле́а, ꙗ҆̀же соблюда́хꙋ ѡ҆свѧти́вше і҆ереѡ́мъ предстоѧ́щымъ во і҆ерⷭ҇ли́мѣ пред̾ лице́мъ бг҃а на́шегѡ, сꙋди́ша и҆ждива́ти, и҆̀мже нижѐ рꙋка́ми подоба́ше прикаса́тисѧ комꙋ̀ ѿ люді́й:

и начатки пшеницы, и десятины вииа и елеа, яже соблюдаху освятивше иереом предстоящим во иерусалиме пред лицем бога нашего, судиша иждивати, имже ниже руками подобаше прикасатися кому от людий:

Даже начатки пшеницы и десятины вина и масла, которые, по освящении, хранятся для священников, предстоящих пред лицем Бога нашего в Иерусалиме, они решились употребить; тогда как и руками касаться их не следовало никому из народа.

11:14

и҆ посла́ша во і҆ерⷭ҇ли́мъ, ꙗ҆́кѡ и҆ та́мѡ живꙋ́щїи сотвори́ша сїѧ̑, да принесꙋ́тъ и҆̀мъ разрѣше́нїе ѿ старѣ́йшинъ:

и послаша во иерусалим, яко и тамо живущии сотвориша сия, да принесут им разрешение от старейшин:

Они послали в Иерусалим, так как и тамошние жители делали это, принести к ним разрешение на то собрания старейшин.

11:15

и҆ бꙋ́детъ, є҆гда̀ возвѣсти́тсѧ и҆̀мъ, и҆ сотворѧ́тъ, дадꙋ̀тсѧ тебѣ̀ въ погꙋбле́нїе въ де́нь то́й:

и будет, егда возвестится им, и сотворят, дадутся тебе в погубление в день той:

И как скоро им дано будет известие, и они сделают это, то в тот же день будут преданы тебе на погубление.

11:16

тѣ́мже а҆́зъ раба̀ твоѧ̀, позна́вши сїѧ̑ всѧ̑, ѿбѣго́хъ ѿ лица̀ и҆́хъ: и҆ посла̀ мѧ̀ бг҃ъ твори́ти съ тобо́ю дѣла̀, ѡ҆ ни́хже ᲂу҆жа́снетсѧ всѧ̀ землѧ̀, є҆ли̑цы а҆́ще ᲂу҆слы́шатъ сїѧ̑,

темже аз раба твоя, познавши сия вся, отбегохъ от лица их: и посла мя бог творити с тобою дела, о нихже ужаснется вся земля, елицы аще услышатъ сия,

Вот почему я, раба твоя, узнав обо всем этом, бежала от них, и Бог послал меня сделать вместе с тобою такие дела, которым изумится вся земля, где только услышат о них,

11:17

занѐ раба̀ твоѧ̀ благочести́ва є҆́сть и҆ слꙋжа́щи но́щїю и҆ дне́мъ бг҃ꙋ нб҃сѐ: и҆ нн҃ѣ пребꙋ́дꙋ ᲂу҆ тебє̀, господи́не мо́й, и҆ да и҆схо́дитъ раба̀ твоѧ̀ въ нощѝ въ де́брь и҆ мо́литсѧ къ бг҃ꙋ: и҆ возвѣсти́тъ мѝ, є҆гда̀ сотворѧ́тъ согрѣшє́нїѧ своѧ̑:

зане раба твоя благочестива есть и служащи нощию и днем богу небесе: и ныне пребуду у тебе, господине мой, и да исходит раба твоя в нощи в дебрь и молится к богу: и возвестит ми, егда сотворят согрешения своя:

ибо раба твоя благочестива и день и ночь служит Богу Небесному. Теперь, господин мой, я останусь у тебя; только пусть раба твоя по ночам выходит на долину молиться Богу, — и Он откроет мне, когда они сделают свое преступление.

11:18

и҆ прише́дши возвѣщꙋ̀ тебѣ̀, и҆ и҆зы́деши со все́ю си́лою твое́ю, и҆ нѣ́сть, и҆́же воспроти́витсѧ тебѣ̀ ѿ ни́хъ:

и пришедши возвещу тебе, и изыдеши со всею силою твоею, и несть, иже воспротивится тебе от них:

Я приду и объявлю тебе, и ты выходи тогда со всем твоим войском, — и никто из них не противостанет тебе.

11:19

и҆ поведꙋ́ тѧ сквозѣ̀ і҆ꙋдею, до́идеже прїитѝ прѧ́мѡ і҆ерⷭ҇ли́ма, и҆ положꙋ̀ сѣда́лище твоѐ посредѣ̀ є҆гѡ̀, и҆ пожене́ши и҆̀хъ а҆́ки ѻ҆́вцы, и҆̀мже нѣ́сть па́стырѧ, и҆ не возско́млетъ пе́съ ѧ҆зы́комъ свои́мъ проти́вꙋ тебє̀: занѐ мнѣ̀ сїѧ̑ речє́на сꙋ́ть по предвѣ́дѣнїю моемꙋ̀ и҆ возвѣщє́иа мѝ, и҆ послана̀ є҆́смь возвѣсти́ти тебѣ̀.

и поведу тя сквозе иудею, доидеже приити прямо иерусалима, и положу седалище твое посреде его, и поженеши их аки овцы, имже несть пастыря, и не возскомлетъ пес языком своим противу тебе: зане мне сия речена суть по предведению моему и возвещеиа ми, и послана есмь возвестити тебе.

Я поведу тебя чрез Иудею, доколе не дойдем до Иерусалима; поставлю среди его седалище твое, и ты погонишь их, как овец, не имеющих пастуха, — и пес не пошевелит против тебя языком своим. Это сказано мне по откровению и объявлено мне, и я послана возвестить тебе.

11:20

И҆ ᲂу҆гѡ́дна бы́ша словеса̀ є҆ѧ̀ пред̾ ѻ҆лофе́рномъ и҆ пред̾ всѣ́ми слꙋги̑ є҆гѡ̀, и҆ диви́шасѧ ѡ҆ премꙋ́дрости є҆ѧ̀ и҆ рѣ́ша:

И угодна быша словеса ея пред олоферномъ и пред всеми слуги его, и дивишася о премудрости ея и реша:

Понравились слова ее Олоферну и всем слугам его. Они дивились мудрости ее и говорили:

11:21

нѣ́сть таковы́ѧ жены̀ ѿ конца̀ да́же до конца̀ землѝ въ красотѣ̀ лица̀ и҆ въ ра́зꙋмѣ слове́съ.

несть таковыя жены от конца даже до конца земли въ красоте лица и в разуме словес.

от края до края земли нет такой жены по красоте лица и по разумным речам.

11:22

И҆ речѐ къ не́й ѻ҆лофе́рнъ: бла́го сотворѝ бг҃ъ посла́вый тѧ̀ пред̾ людьмѝ, є҆́же бы́ти въ рꙋка́хъ на́шихъ держа́вѣ, на ᲂу҆ничижи́вшихъ же господи́на моего̀ поги́бели:

И рече к ней олоферн: благо сотвори бог пославый тя пред людьми, еже быти в руках наших державе, на уничиживших же господина моего погибели:

Олоферн сказал ей: хорошо Бог сделал, что вперед этого народа послал тебя, чтобы в руках наших была сила, а среди презревших господина моего — гибель.

11:23

и҆ нн҃ѣ̀ красна̀ є҆сѝ ты̀ взо́ромъ твои́мъ и҆ блага̀ во словесѣ́хъ твои́хъ: занѐ а҆́ще сотвори́ши, ꙗ҆́коже глаго́лала є҆сѝ, бг҃ъ тво́й бꙋ́детъ мо́й бг҃ъ, и҆ ты̀ въ домꙋ̀ царѧ̀ навꙋходоно́сора сѧ́деши и҆ бꙋ́деши и҆мени́та по все́й землѝ.

и ныне красна еси ты взором твоим и блага во словесех твоих: зане аще сотвориши, якоже глаголала еси, бог твой будет мой бог, и ты в дому царя навуходоносора сядеши и будеши именита по всей земли.

Прекрасна ты лицем, и добры речи твои. Если ты сделаешь, как сказала, то твой Бог будет моим Богом; ты будешь жить в доме царя Навуходоносора и будешь именита во всей земле.

Глава 12

12:1

И҆ повелѣ̀ ввестѝ ю҆̀, и҆дѣ́же положе́ни бы́ша сосꙋ́ди сре́брѧнїи є҆гѡ̀, и҆ повелѣ̀ ᲂу҆гото́вити є҆́й ѿ пи́щей ᲂу҆строева́емыхъ себѣ̀ и҆ ѿ вїна̀ своегѡ̀ пи́ти.

И повеле ввести ю, идеже положени быша сосуди сребрянии его, и повеле уготовити ей от пищей устроеваемых себе и от вина своего пити.

И приказал ввести ее туда, где хранились серебряные сосуды его, и велел ей пользоваться пищею от стола его и пить вино его.

12:2

И҆ речѐ і҆ꙋді́ѳъ: не снѣ́мъ ѿ ни́хъ, да не бꙋ́детъ собла́знъ, но ѿ принесе́нныхъ со мно́ю мнѣ̀ подава́емо да бꙋ́детъ.

И рече иудиф: не снем от них, да не будет соблазн, но от принесенных со мною мне подаваемо да будет.

Но Иудифь сказала: не буду есть этого, чтобы не было соблазна, но пусть подают мне то, что принесено со мною.

12:3

И҆ речѐ къ ней ѻ҆лофе́рнъ: а҆́ще же ѡ҆скꙋдѣ́ютъ сꙋ̑щаѧ съ тобо́ю, ѿкꙋ́дꙋ принесе́мъ тебѣ̀ дава́ти подѡ́бнаѧ си̑мъ; нѣ́сть бо съ на́ми ѿ ро́да твоегѡ̀.

И рече к ней олоферн: аще же оскудеют сущая с тобою, откуду принесем тебе давати подобная симъ? несть бо с нами от рода твоего.

Олоферн сказал ей: а когда истощится то, что с тобою, откуда мы возьмем, чтобы подавать тебе подобное этому? Ибо среди нас нет никого из рода твоего.

12:4

И҆ речѐ і҆ꙋді́ѳъ къ немꙋ̀: жива̀ є҆́сть дꙋша̀ твоѧ̀, господи́не мо́й, ꙗ҆́кѡ не и҆ждиве́тъ раба̀ твоѧ̀ сꙋ́щихъ со мно́ю, до́ндеже сотвори́тъ гдⷭ҇ь рꙋко́ю мое́ю, ꙗ҆̀же ᲂу҆ста́ви.

И рече иудиф к нему: жива есть душа твоя, господине мой, яко не иждивет раба твоя сущих со мною, дондеже сотворит господь рукою моею, яже устави.

Иудифь отвечала ему: да живет душа твоя, господин мой; раба твоя не издержит того, что со мною, прежде, нежели Господь совершит моею рукою то, что Он определил.

12:5

И҆ ведо́ша ю҆̀ ѻ҆́троцы ѻ҆лофе́рнѡвы въ шате́ръ, и҆ спа̀ да́же до полꙋ́нощи: и҆ воста̀ ѡ҆ ᲂу҆́тренней стра́жи

И ведоша ю отроцы олоферновы в шатер, и спа даже до полунощи: и воста о утренней стражи

И ввели ее слуги Олоферна в шатер, и спала она до полночи; а пред утреннею стражею встала

12:6

и҆ посла̀ ко ѻ҆лофе́рнꙋ, глаго́лющи: да повели́тъ ᲂу҆̀бо господи́нъ мо́й пꙋща́ти рабꙋ̀ твою̀ на моли́твꙋ и҆сходи́ти.

и посла ко олоферну, глаголющи: да повелит убо господин мой пущати рабу твою на молитву исходити.

и послала сказать Олоферну: да даст господин мой повеление, чтобы рабе твоей дозволили выходить на молитву.

12:7

И҆ повелѣ̀ ѻ҆лофе́рнъ тѣлохрани́телємъ не возбранѧ́ти є҆́й. И҆ пребы́сть въ полкꙋ̀ дни̑ трѝ: и҆ и҆схожда́ше въ нощѝ въ де́брь ветѷлꙋ́и и҆ ᲂу҆мыва́шесѧ во ѡ҆полче́нїи во и҆сто́чницѣ воды̀,

И повеле олоферн телохранителем не возбраняти ей. И пребысть в полку дни три: и исхождаше в нощи в дебрь ветилуи и умывашеся во ополчении во источнице воды,

Олоферн приказал своим телохранителям не препятствовать ей. И пробыла она в лагере три дня, а по ночам выходила в долину Ветилуи, омывалась при источнике воды у лагеря.

12:8

и҆ ꙗ҆́кѡ взы́де, молѧ́шесѧ гдⷪ҇ꙋ бг҃ꙋ і҆и҃левꙋ, да ᲂу҆пра́витъ пꙋ́ть є҆ѧ̀ ко возставле́нїю сынѡ́въ люді́й свои́хъ:

и яко взыде, моляшеся господу богу израилеву, да управитъ путь ея ко возставлению сынов людий своих:

И, выходя, молилась Господу, Богу Израилеву, чтоб Он направил путь ее к избавлению сынов Его народа.

12:9

и҆ входѧ́щи чиста̀ пребыва́ше въ шатрѣ̀, доне́лиже приноша́ше пи́щꙋ свою̀ ко ве́черꙋ.

и входящи чиста пребываше в шатре, донелиже приношаше пищу свою ко вечеру.

По возвращении она пребывала в шатре чистою, а к вечеру приносили ей пищу.

12:10

И҆ бы́сть въ де́нь четве́ртый, сотворѝ ѻ҆лофе́рнъ пи́ръ рабѡ́мъ свои̑мъ є҆ди̑нымъ, и҆ не призва̀ въ послꙋже́нїе ни є҆ди́нагѡ ѿ сꙋ́щихъ при слꙋ́жбахъ,

И бысть в день четвертый, сотвори олоферн пиръ рабом своим единым, и не призва в послужение ни единаго от сущих при службах,

В четвертый день Олоферн сделал пир для одних слуг своих и не пригласил к услужению никого из приставленных к службам.

12:11

и҆ речѐ вагѡ́ю є҆ѵнꙋ́хꙋ, и҆́же бѧ́ше приста́вникъ над̾ всѣ́ми сꙋ́щими є҆гѡ̀: ше́дъ ᲂу҆̀бо ᲂу҆вѣща́й женꙋ̀ є҆вре́иню, ꙗ҆́же є҆́сть ᲂу҆ тебє̀, є҆́же прїитѝ къ на́мъ и҆ ꙗ҆́сти и҆ пи́ти съ на́ми:

и рече вагою евнуху, иже бяше приставник надъ всеми сущими его: шед убо увещай жену евреиню, яже есть у тебе, еже приити к нам и ясти и пити с нами:

И сказал евнуху Вагою, управлявшему всем, что у него было: ступай и убеди Еврейскую женщину, которая у тебя, придти к нам и есть и пить с нами:

12:12

се́ бо, стꙋ́дно лицꙋ̀ на́шемꙋ, а҆́ще женꙋ̀ сицевꙋ́ю ѡ҆ста́вимъ не бесѣ́довавше съ не́ю, занѐ а҆́ще сеѧ̀ не призове́мъ, посмѣе́тсѧ на́мъ.

се бо, студно лицу нашему, аще жену сицевую оставимъ не беседовавше с нею, зане аще сея не призовем, посмеется нам.

стыдно нам оставить такую жену, не побеседовав с нею; она осмеет нас, если мы не пригласим ее.

12:13

И҆ и҆зы́де вагѡ́а ѿ лица̀ ѻ҆лофе́рнова и҆ вни́де къ не́й и҆ речѐ: да не ѡ҆блѣни́тсѧ ᲂу҆̀бо ѻ҆трокови́ца до́браѧ сїѧ̀, прише́дши ко господи́нꙋ моемꙋ̀, просла́витисѧ пред̾ лице́мъ є҆гѡ̀ и҆ пи́ти съ на́ми въ весе́лїе вїно̀ и҆ бы́ти въ де́нь сей, ꙗ҆́кѡ дщѝ є҆ди́на ѿ сынѡ́въ а҆ссꙋ́ровыхъ, ꙗ҆́же предстоѧ́тъ въ домꙋ̀ навꙋходоно́соровѣ.

И изыде вагоа от лица олофернова и вниде к ней и рече: да не обленится убо отроковица добрая сия, пришедши ко господину моему, прославитися пред лицемъ его и пити с нами в веселие вино и быти в день сей, яко дщи едина от сынов ассуровых, яже предстоятъ в дому навуходоносорове.

Вагой, выйдя от Олоферна, пришел к ней и сказал: не откажись, прекрасная молодая женщина, придти к господину моему, чтобы принять честь пред лицем его и пить с нами вино в веселие и быть в этот день как одною из дочерей сынов Ассура, которые предстоят в доме Навуходоносора.

12:14

И҆ речѐ къ немꙋ̀ і҆ꙋді́ѳъ: и҆ кто̀ є҆́смь а҆́зъ противоглаго́лющи господи́нꙋ моемꙋ̀; занѐ всѐ, є҆́же бꙋ́детъ пред̾ ѻ҆чесы̀ є҆гѡ̀ ᲂу҆го́дно, потща́вшисѧ сотворю̀, и҆ бꙋ́детъ сїѐ мѝ ра́дованїе да́же до днѐ сме́рти моеѧ̀.

И рече к нему иудиф: и кто есмь аз противоглаголющи господину моему? зане все, еже будет пред очесы его угодно, потщавшися сотворю, и будет сие ми радование даже до дне смерти моея.

Иудифь сказала ему: кто я, чтобы прекословить господину моему? поспешу исполнить все, что будет угодно господину моему, и это будет служить мне утешением до дня смерти моей.

12:15

И҆ воста́вши ᲂу҆краси́сѧ ѡ҆дѣѧ́нїемъ и҆ всѧ́кимъ ᲂу҆краше́нїемъ же́нскимъ: и҆ прїи́де раба̀ є҆ѧ̀ и҆ постла̀ є҆́й пред̾ ѻ҆лофе́рномъ до́лꙋ ковры̀, и҆̀хже взѧ̀ ѿ вагѡ́и ко повседне́вномꙋ ᲂу҆потребле́нїю своемꙋ̀, во є҆́же ꙗ҆́сти возле́гшей на ни́хъ:

И воставши украсися одеянием и всяким украшениемъ женским: и прииде раба ея и постла ей пред олоферномъ долу ковры, ихже взя от вагои ко повседневному употреблению своему, во еже ясти возлегшей на них:

Она встала и нарядилась в одежду и во все женское украшение; а служанка ее пришла и разостлала для нее по земле пред Олоферном ковры, которые она получила от Вагоя для всегдашнего употребления, чтобы есть, возлежа на них.

12:16

и҆ вше́дши возлежѐ і҆ꙋді́ѳъ. И҆ и҆зстꙋпѝ се́рдце ѻ҆лофе́рново ѡ҆ ней, и҆ подви́жесѧ дꙋша̀ є҆гѡ̀: и҆ бѧ́ше жела́теленъ ѕѣлѡ̀, є҆́же сни́тисѧ съ не́ю, и҆ ᲂу҆смотрева́ше вре́меие, є҆́же ѡ҆больсти́ти ю҆̀, ѿ негѡ́же днѐ ви́дѣ ю҆̀:

и вшедши возлеже иудиф. И изступи сердце олоферново о ней, и подвижеся душа его: и бяше желателен зело, еже снитися с нею, и усмотреваше времеие, еже обольстити ю, от негоже дне виде ю:

Затем Иудифь пришла и возлегла. Подвиглось сердце Олоферна к ней, и душа его взволновалась: он сильно желал сойтись с нею и искал случая обольстить ее с того самого дня, как увидел ее.

12:17

и҆ речѐ къ не́й ѻ҆лофе́рнъ: пі́й ᲂу҆̀бо и҆ бꙋ́ди съ на́ми въ весе́лїи.

и рече к ней олоферн: пий убо и буди съ нами в веселии.

И сказал ей Олоферн: пей же и веселись с нами.

12:18

И҆ речѐ і҆ꙋді́ѳъ: бꙋ́дꙋ ᲂу҆̀бо пи́ти, господи́не, ꙗ҆́кѡ возвели́чисѧ живо́тъ мо́й во мнѣ̀ дне́сь па́че всѣ́хъ дні́й рожде́нїѧ моегѡ̀.

И рече иудиф: буду убо пити, господине, яко возвеличися живот мой во мне днесь паче всех дний рождения моего.

А Иудифь сказала: буду пить, господин, потому что сегодня жизнь моя возвеличилась во мне больше, нежели во все дни от рождения моего.

12:19

И҆ взе́мши ꙗ҆дѐ и҆ пѝ пред̾ ни́мъ, ꙗ҆̀же ᲂу҆гото́ва раба̀ є҆ѧ̀.

И вземши яде и пи пред ним, яже уготова раба ея.

И она брала, ела и пила пред ним, что приготовила служанка ее.

12:20

И҆ возвесели́сѧ ѻ҆лофе́рнъ ѡ҆ не́й и҆ пѝ вїна̀ мно́гѡ ѕѣлѡ̀, є҆ли́кѡ не пѝ никогда́же въ де́нь є҆ди́нъ, ѿне́лиже роди́сѧ.

И возвеселися олоферн о ней и пи вина много зело, елико не пи никогдаже в день един, отнелиже родися.

А Олоферн любовался на нее и пил вина весьма много, сколько не пил никогда, ни в один день от рождения.

Глава 13

13:1

Є҆гда́ же по́здѣ бы́сть, потща́шасѧ рабѝ є҆гѡ̀ ѿитѝ, и҆ вагѡ́а заключѝ шате́ръ ѿвнѣ̀ и҆ ѿпꙋстѝ предстоѧ́щихъ ѿ лица̀ господи́на своегѡ̀, и҆ ѿидо́ша къ ло́жамъ свои̑мъ, бѧ́хꙋ бо всѝ ᲂу҆трꙋжде́ни, занѐ на мно́зѣ пребы́сть пи́ръ.

Егда же позде бысть, потщашася раби его отити, и вагоа заключи шатер отвне и отпусти предстоящихъ от лица господина своего, и отидоша к ложам своим, бяху бо вси утруждени, зане на мнозе пребысть пир.

Когда поздно стало, рабы его поспешили удалиться, а Вагой, отпустив предстоявших пред лицем его господина, затворил шатер снаружи, и они пошли к постелям своим, так как все были утомлены продолжительностью пира.

13:2

Ѡ҆ста́сѧ же і҆ꙋді́ѳъ є҆ди́на въ шатрѣ̀, и҆ ѻ҆лофе́рнъ пове́рженъ на ло́жи свое́мъ: бѧ́ше бо преиспо́лненъ вїно́мъ.

остася же иудиф едина в шатре, и олофернъ повержен на ложи своем: бяше бо преисполнен вином.

В шатре осталась одна Иудифь с Олоферном, упавшим на ложе свое, потому что был переполнен вином.

13:3

И҆ речѐ і҆ꙋді́ѳъ рабѣ̀ свое́й, да стои́тъ внѣ̀ ло́жницы є҆ѧ̀ и҆ да смо́тритъ и҆схо́да є҆ѧ̀ ꙗ҆́коже по всѧ́къ де́нь: рече́ бо, ꙗ҆́кѡ и҆зы́ти и҆́мать на моли́твꙋ свою̀: и҆ вагѡ́ю глаго́ла по словесе́мъ си̑мъ.

И рече иудиф рабе своей, да стоит вне ложницы ея и да смотрит исхода ея якоже по всяк день: рече бо, яко изыти имать на молитву свою: и вагою глагола по словесем сим.

Иудифь велела служанке своей стать вне спальни ее и ожидать ее выхода, как было каждый день, сказав, что она выйдет на молитву. То же самое сказала она и Вагою.

13:4

И҆ ѿидо́ша всѝ ѿ лица̀ є҆ѧ̀, и҆ ни є҆ди́нъ ѡ҆ста́сѧ въ ло́жницѣ ѿ ма́ла да́же до вели́ка. И҆ ста́вши і҆ꙋді́ѳъ при ѻ҆дрѣ̀ є҆гѡ̀, речѐ въ се́рдцы свое́мъ: гдⷭ҇и, бж҃е всеѧ̀ си́лы, при́зри въ ча́съ се́й на дѣла̀ рꙋ́къ мои́хъ ко возвыше́нїю і҆ерⷭ҇ли́ма,

И отидоша вси от лица ея, и ни един остася в ложнице от мала даже до велика. И ставши иудифъ при одре его, рече в сердцы своем: господи, боже всея силы, призри в час сей на дела рук моих ко возвышению иерусалима,

Когда все от нее ушли и никого в спальне не осталось, ни малого, ни большого, Иудифь, став у постели Олоферна, сказала в сердце своем: Господи, Боже всякой силы! призри в час сей на дела рук моих к возвышению Иерусалима,

13:5

ꙗ҆́кѡ нн҃ѣ̀ вре́мѧ помоществова́ти наслѣ́дїю твоемꙋ̀ и҆ соверши́ти начина́нїе моѐ ко сокрꙋше́нїю врагѡ́въ, и҆̀же воста́ша на на́съ.

яко ныне время помоществовати наследию твоему и совершити начинание мое ко сокрушению врагов, иже восташа на нас.

ибо теперь время защитить наследие Твое и исполнить мое намерение, поразить врагов, восставших на нас.

13:6

И҆ пристꙋпи́вши къ сто́лпникꙋ ѻ҆дра̀, и҆́же бѧ́ше ᲂу҆ главы̀ ѻ҆лофе́рновы, снѧ́тъ ме́чь є҆гѡ̀ съ негѡ̀,

И приступивши к столпнику одра, иже бяше у главы олоферновы, снят мечь его с него,

Потом, подойдя к столбику постели, стоявшему в головах у Олоферна, она сняла с него меч его

13:7

и҆ прибли́жившисѧ ко ѻ҆дрꙋ̀, взѧ̀ въ го́рсть власы̀ главы̀ є҆гѡ̀ и҆ речѐ: ᲂу҆крѣпи́ мѧ, гдⷭ҇и бж҃е і҆и҃левъ, въ де́нь се́й.

и приближившися ко одру, взя в горсть власы главы его и рече: укрепи мя, господи боже израилев, въ день сей.

и, приблизившись к постели, схватила волосы головы его и сказала: Господи, Боже Израиля! укрепи меня в этот день.

13:8

И҆ ᲂу҆да́ри въ вы́ю є҆гѡ̀ два́жды си́лою сво́ею, и҆ ѿѧ̀ главꙋ̀ є҆гѡ̀ ѿ негѡ̀,

И удари в выю его дважды силою своею, и отя главу его от него,

И изо всей силы дважды ударила по шее Олоферна и сняла с него голову

13:9

и҆ ѿвалѝ тѣ́ло є҆гѡ̀ ѿ посте́лн, и҆ ѿѧ̀ завѣ́сꙋ ѿ столпѡ́въ: и҆ по ма́лѣ и҆зы́де и҆ предадѐ рабы́ни свое́й главꙋ̀ ѻ҆лофе́рновꙋ:

и отвали тело его от постелн, и отя завесу от столпов: и по мале изыде и предаде рабыни своей главу олофернову:

и, сбросив с постели тело его, взяла со столбов занавес. Спустя немного она вышла и отдала служанке своей голову Олоферна,

13:10

и҆ вложѝ ю҆̀ въ мѣше́цъ снѣ́дей свои́хъ. И҆ и҆зыдо́стѣ ѻ҆́бѣ кꙋ́пнѡ по ѡ҆бы́чаю своемꙋ̀ на моли́твꙋ: и҆ прошедшѣ по́лкъ, ѡ҆быдо́стѣ де́брь ѻ҆́нꙋю, и҆ взыдо́стѣ на го́рꙋ ветѷлꙋ́и, и҆ прїидостѣ ко вратѡ́мъ є҆ѧ̀.

и вложи ю в мешец снедей своих. И изыдосте обе купно по обычаю своему на молитву: и прошедше полк, обыдосте дебрь оную, и взыдосте на гору ветилуи, и приидосте ко вратом ея.

а эта положила ее в мешок со съестными припасами, и обе вместе вышли, по обычаю своему, на молитву. Пройдя стан, они обошли кругом ущелье, поднялись на гору Ветилуи и пошли к воротам ее.

13:11

И҆ речѐ і҆ꙋді́ѳъ и҆здале́ча стрегꙋ́щымъ на вратѣ́хъ: ѿве́рзите нн҃ѣ, ѿве́рзите врата̀, съ на́ми бг҃ъ, бг҃ъ на́шъ, сотвори́ти є҆щѐ крѣ́пость во і҆и҃ли и҆ си́лꙋ на врагѝ, ꙗ҆́коже и҆ дне́сь сотворѝ.

И рече иудиф издалеча стрегущим на вратех: отверзите ныне, отверзите врата, с нами бог, бог наш, сотворити еще крепость во израили и силу на враги, якоже и днесь сотвори.

Иудифь издали кричала сторожившим при воротах: отворите, отворите ворота! с нами Бог, Бог наш, чтобы даровать еще силу Израилю и победу над врагами, как даровал Он и сегодня.

13:12

И҆ бы́сть ꙗ҆́кѡ ᲂу҆слы́шаша мꙋ́жїе гра́да тогѡ̀ гла́съ є҆ѧ̀, потща́шасѧ сни́ти ко вратѡ́мъ гра́да своегѡ̀ и҆ созва́ша ста́рцєвъ гра́да.

И бысть яко услышаша мужие града того гласъ ея, потщашася снити ко вратом града своего и созваша старцев града.

Как только услышали городские мужи голос ее, поспешили придти к городским воротам и созвали старейшин города.

13:13

И҆ стеко́шасѧ всѝ ѿ ма́ла да́же до вели́ка, ꙗ҆́кѡ па́че ча́ѧнїѧ бѣ̀ и҆мъ, є҆́же прїитѝ є҆́й, и҆ ѿверзо́ша врата̀ и҆ воспрїѧ́ша и҆̀хъ: и҆ вже́гше ѻ҆́гнь во свѣще́нїе, ѡ҆крꙋжи́ша и҆̀хъ.

И стекошася вси от мала даже до велика, яко паче чаяния бе им, еже приити ей, и отверзоша врата и восприяша их: и вжегше огнь во свещение, окружиша их.

И сбежались все, от малого до большого, так как приход ее был для них сверх ожидания, и, отворив ворота, приняли их, и, зажегши для освещения огонь, окружили их.

13:14

Ѻ҆на́ же речѐ къ ни̑мъ гла́сомъ вели́кимъ: хвали́те бг҃а, хвали́те: хвали́те бг҃а, и҆́же не ѿста́ви млⷭ҇ти своеѧ̀ ѿ до́мꙋ і҆и҃лева, но сокрꙋшѝ врагѝ на́шѧ рꙋко́ю мое́ю въ но́щь сїю̀.

она же рече к ним гласом великим: хвалите бога, хвалите: хвалите бога, иже не отстави милости своея от дому израилева, но сокруши враги наша рукою моею в нощь сию.

Она же сказала им громким голосом: хвалите Господа, хвалите, хвалите Господа, что Он не удалил милости Своей от дома Израилева, но в эту ночь сокрушил врагов наших моею рукою.

13:15

И҆ и҆зе́мши главꙋ̀ и҆з̾ мѣшца̀ показа̀ и҆ речѐ и҆̀мъ: сѐ, глава̀ ѻ҆лофе́рна вождонача́лника си́лы а҆ссꙋ́рскїѧ, и҆ сѐ, завѣ́са, за не́юже лежа́ше во пїѧ́нствахъ свои́хъ, и҆ поразѝ є҆го̀ гдⷭ҇ь рꙋко́ю же́нскою:

И иземши главу из мешца показа и рече им: се, глава олоферна вождоначалника силы ассурския, и се, завеса, за неюже лежаше во пиянствах своих, и порази его господь рукою женскою:

И, вынув голову из мешка, показала ее и сказала им: вот голова Олоферна, вождя Ассирийского войска, и вот занавес его, за которым он лежал от опьянения, — и Господь поразил его рукою женщины.

13:16

и҆ жи́въ є҆́сть гдⷭ҇ь, и҆́же сохрани́ мѧ въ пꙋтѝ мое́мъ, и҆́мже ходи́хъ, ꙗ҆́кѡ прельстѝ є҆го̀ лицѐ моѐ въ па́гꙋбꙋ є҆гѡ̀, и҆ не сотворѝ грѣха̀ со мно́ю во ѡ҆скверне́нїе и҆ срамотꙋ̀.

и жив есть господь, иже сохрани мя в пути моем, имже ходих, яко прельсти его лице мое в пагубу его, и не сотвори греха со мною во осквернение и срамоту.

Жив Господь, сохранивший меня в пути, которым я шла! ибо лице мое прельстило Олоферна на погибель его, но он не сделал со мною скверного и постыдного греха.

13:17

И҆ ᲂу҆жасо́шасѧ всѝ лю́дїе ѕѣлѡ̀, и҆ па́дше поклони́шасѧ бг҃ꙋ, и҆ рѣ́ша є҆динодꙋ́шнѡ: блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, бж҃е на́шъ, ᲂу҆ничто́живый въ день се́й врагѝ люді́й твои́хъ.

И ужасошася вси людие зело, и падше поклонишася богу, и реша единодушно: благословен еси, боже наш, уничтоживый в день сей враги людий твоих.

Весь народ чрезвычайно изумился; пали, поклонились Богу и единодушно сказали: благословен Ты, Боже наш, уничиживший сегодня врагов народа Твоего!

13:18

И҆ речѐ є҆́й ѻ҆зі́а: блгⷭ҇ве́на ты̀ є҆сѝ, дщѝ, бг҃омъ вы́шнимъ па́че всѣ́хъ же́нъ ꙗ҆̀же на землѝ, и҆ блгⷭ҇ве́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ, и҆́же созда̀ небеса̀ и҆ зе́млю, и҆́же ᲂу҆пра́ви тѧ̀ на сокрꙋше́нїе главы̀ кнѧ́зѧ врагѡ́въ на́шихъ:

И рече ей озиа: благословена ты еси, дщи, богом вышним паче всех жен яже на земли, и благословенъ господь бог, иже созда небеса и землю, иже управи тя на сокрушение главы князя врагов наших:

А Озия сказал ей: благословенна ты, дочь, Всевышним Богом более всех жен на земле, и благословен Господь Бог, создавший небеса и землю и наставивший тебя на поражение головы начальника наших врагов;

13:19

ꙗ҆́кѡ не ѿста́нетъ наде́жда твоѧ̀ ѿ се́рдца человѣ̑къ, помина́ющихъ крѣ́пость бж҃їю, да́же до вѣ́ка:

яко не отстанет надежда твоя от сердца человек, поминающих крепость божию, даже до века:

ибо надежда твоя не отступит от сердца людей, помнящих силу Божию, до века.

13:20

и҆ да сотвори́тъ тебѣ̀ сїѧ̑ бг҃ъ въ возноше́нїе вѣ́чное, є҆́же посѣща́ти тѧ̀ во благи́хъ, за є҆́же не пощадѣ́ла є҆сѝ дꙋшѝ твоеѧ̀ смире́нїѧ ра́ди ро́да на́шегѡ, но посо́бствовала є҆сѝ паде́нїю на́шемꙋ, въ правотѣ̀ ходи́вши пред̾ бг҃омъ на́шимъ. И҆ рѣ̀ша всѝ лю́дїе: бꙋ́ди, бꙋ́ди.

и да сотворит тебе сия бог в возношение вечное, еже посещати тя во благих, за еже не пощадела еси души твоея смирения ради рода нашего, но пособствовала еси падению нашему, в правоте ходивши пред богомъ нашим. И реша вси людие: буди, буди.

Да вменит тебе это Бог в вечную славу и да наградит тебя благами за то, что ты жизни твоей не пощадила при унижении рода нашего, но выступила вперед, когда мы падали, ты, право ходившая пред Богом нашим. И весь народ сказал: да будет, да будет!

Глава 14

14:1

И҆ речѐ къ ни̑мъ і҆ꙋді́ѳъ: послꙋ́шайте ᲂу҆̀бо менѐ, бра́тїѧ, и҆ взе́мше главꙋ̀ сїю̀ повѣ́сите ю҆̀ на забра́лѣ стѣны̀ ва́шеѧ:

И рече к ним иудиф: послушайте убо мене, братия, и вземше главу сию повесите ю на забрале стены вашея:

Иудифь сказала им: послушайте же меня, братья, возьмите эту голову и повесьте на зубцах вашей стены.

14:2

и҆ бꙋ́детъ є҆гда̀ возсїѧ́етъ ᲂу҆тро, и҆ взы́детъ со́лнце на зе́млю, прїимете ко́ждо ѻ҆рꙋ̑дїѧ бра̑ннаѧ ва̑ша, и҆ и҆зы́дете всѧ́къ мꙋ́жъ си́льный внѣ̀ гра́да, и҆ дади́те воево́дꙋ над̾ ними, а҆́ки сходѧ́ще на по́ле ко пе́рвѣй стра́жи сынѡ́въ а҆ссꙋ́ровыхъ, и҆ не сни́дете:

и будет егда возсияет утро, и взыдет солнце на землю, приимете кождо орудия бранная ваша, и изыдете всяк муж сильный вне града, и дадите воеводу надъ ними, аки сходяще на поле ко первей стражи сынов ассуровых, и не снидете:

Когда же настанет утро и солнце взойдет над землею, возьмите каждый боевое свое оружие, идите все сильные за город и дайте им вождя, как будто намереваясь сойти на равнину против передовой стражи сынов Ассура, но не сходите.

14:3

и҆ взе́мше сі́и всеѻрꙋ̑жїѧ своѧ̑, по́йдꙋтъ ко ѡ҆полче́нїю своемꙋ̀, и҆ возбꙋ́дѧтъ воевѡ́ды си́лы а҆ссꙋ́ровы, и҆ стекꙋ́тсѧ ко шатрꙋ̀ ѻ҆лофе́рновꙋ, и҆ не ѡ҆крѧ́щꙋтъ є҆гѡ̀, и҆ нападе́тъ на ни́хъ стра́хъ, и҆ побѣ́гнꙋтъ ѿ лица̀ ва́шегѡ:

и вземше сии всеоружия своя, пойдут ко ополчению своему, и возбудят воеводы силы ассуровы, и стекутся ко шатру олофернову, и не окрящут его, и нападетъ на них страх, и побегнут от лица вашего:

Тогда они, взяв все свое оружие, пойдут в свой стан, разбудят вождей войска Ассирийского, и сбегутся к шатру Олоферна, но не найдут его; оттого нападет на них страх, и они побегут от вас.

14:4

и҆ возслѣ́довавшїи ва́мъ, и҆ всѝ живꙋ́щїи во все́мъ предѣ́лѣ і҆и҃лстѣмъ, постила́йте ѧ҆̀ по пꙋтє́мъ и҆́хъ:

и возследовавшии вам, и вси живущии во всем пределе израильстем, постилайте я по путем их:

А вы и все живущие во всяком пределе Израильском, преследуя их, поражайте их на пути.

14:5

пре́жде же є҆́же сотвори́ти сїѧ̑, призови́те мнѣ̀ а҆хїѡ́ра а҆ммані́тина, да ви́дѣвъ позна́етъ ᲂу҆ничтожа́ющаго до́мъ і҆и҃левъ, и҆ сего̀ ꙗ҆́кѡ на сме́рть по́сланнаго къ на́мъ.

прежде же еже сотворити сия, призовите мне ахиора амманитина, да видев познает уничтожающаго домъ израилев, и сего яко на смерть посланнаго к нам.

Но прежде, чем сделаете это, пригласите ко мне Ахиора Аммонитянина: пусть увидит и узнает он того, кто уничижал дом Израиля и прислал его к нам будто на смерть.

14:6

И҆ призва́ша а҆хїѡ́ра и҆з̾ до́мꙋ ѻ҆зі́ина. Є҆гда́ же прїи́де и҆ ви́дѣ главꙋ̀ ѻ҆лофе́рновꙋ въ рꙋцѣ̀ мꙋ́жа є҆ди́нагѡ въ собра́нїи люді́й, падѐ на лицѐ, и҆ разсла́бисѧ дꙋ́хъ є҆гѡ̀.

И призваша ахиора из дому озиина. Егда же прииде и виде главу олофернову в руце мужа единаго въ собрании людий, паде на лице, и разслабися дух его.

И призвали Ахиора из дома Озии. Когда он пришел и увидел голову Олоферна в руке одного мужа среди собрания народа, то пал на лице свое и ослабел духом.

14:7

Є҆гда́ же под̾ѧ́ша є҆го̀, припадѐ къ нога́ма і҆ꙋді́ѳы, и҆ поклони́сѧ лицꙋ̀ є҆ѧ̀, и҆ речѐ: благослове́на ты̀ во всѧ́цѣмъ селе́нїи і҆ꙋ́динѣ и҆ во всѧ́цѣмъ ꙗ҆зы́цѣ, и҆̀же ᲂу҆слы́шавше и҆́мѧ твоѐ смѧтꙋ́тсѧ:

Егда же подъяша его, припаде к ногама иудифы, и поклонися лицу ея, и рече: благословена ты во всяцем селении иудине и во всяцем языце, иже услышавше имя твое смятутся:

Когда же подняли его, он припал к ногам Иудифи, поклонился ей и сказал: благословенна ты во всяком селении Иуды и во всяком народе, которые, услышав об имени твоем, изумятся.

14:8

и҆ нн҃ѣ̀ возвѣсти́ ми, є҆ли̑ка сотвори́ла є҆сѝ во дне́хъ си́хъ. И҆ возвѣстѝ є҆мꙋ̀ і҆ꙋді́ѳъ посредѣ̀ люді́и всѧ̑, є҆ли̑ка сотворѝ, ѿ негѡ́же днѐ и҆зы́де, до́ндеже глаго́лаше и҆̀мъ.

и ныне возвести ми, елика сотворила еси во днехъ сих. И возвести ему иудиф посреде людии вся, елика сотвори, от негоже дне изыде, дондеже глаголаше им.

Расскажи же мне теперь, что ты делала в эти дни? И Иудифь среди народа рассказала ему все, что она сделала с того дня, как вышла, до того дня, в который говорила с ними.

14:9

Є҆гда́ же преста̀ глаго́лющи, воскли́кнꙋша лю́дїе гла́сомъ вели́кимъ и҆ дадо́ша гла́съ весе́лый во гра́дѣ свое́мъ.

Егда же преста глаголющи, воскликнуша людие гласомъ великим и дадоша глас веселый во граде своем.

Когда она перестала говорить, народ громко воскликнул, и радостный крик его раздался в городе.

14:10

Ви́дѣвъ же а҆хїѡ́ръ всѧ̑, є҆ли̑ка сотворѝ бг҃ъ і҆и҃левъ, вѣ́рова бг҃ꙋ ѕѣлѡ̀, и҆ ѡ҆брѣ́за пло́ть кра́йнюю свою̀, и҆ приложи́сѧ къ до́мꙋ і҆и҃левꙋ да́же до днѐ сегѡ̀.

Видев же ахиор вся, елика сотвори бог израилев, верова богу зело, и обреза плоть крайнюю свою, и приложися к дому израилеву даже до дне сего.

Ахиор же, видя все, что сделал Бог Израилев, искренно уверовал в Бога, обрезал крайнюю плоть свою и присоединился к дому Израилеву, даже до сего дня.

14:11

Є҆гда́ же денни́ца взы́де, свѣ̀сиша главꙋ̀ ѻ҆лофе́рновꙋ со стѣны̀: и҆ воспрїѧ́тъ всѧ́къ мꙋ́жъ і҆и҃левъ ѻ҆рꙋ̑жїѧ своѧ̑, и҆ и҆зыдо́ша полка́ми на восхо́ды горы̀.

Егда же денница взыде, свесиша главу олофернову со стены: и восприят всяк муж израилев оружия своя, и изыдоша полками на восходы горы.

Когда настало утро, повесили голову Олоферна на стену; каждый муж взял свое оружие, и вышли отрядами на всходы горы.

14:12

Сы́нове же а҆ссꙋ́рѡвы, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ви́дѣша и҆̀хъ, разосла́ша къ вождє́мъ свои̑мъ: ѻ҆ни́ же прїидо́ша къ воево́дамъ и҆ ты́сѧщникѡмъ и҆ ко всѧ́комꙋ киѧ́зю своемꙋ̀,

Сынове же ассуровы, яко увидеша их, разослаша к вождем своим: они же приидоша к воеводам и тысящником и ко всякому киязю своему,

Сыны Ассура, увидев их, послали к своим начальникам, а они пошли к вождям, к тысяченачальникам и ко всякому предводителю своему.

14:13

и҆ прїидо́ша къ шатрꙋ̀ ѻ҆лофе́рновꙋ, и҆ рѣ́ша сꙋ́щемꙋ над̾ всѣми є҆гѡ̀: возбꙋдѝ ᲂу҆̀бо господи́на на́шего, занѐ дерзнꙋ́ша рабѝ сходи́ти къ на́мъ на бра́нь, да и҆стребѧ́тсѧ въ коне́цъ.

и приидоша к шатру олофернову, и реша сущему надъ всеми его: возбуди убо господина нашего, зане дерзнуша раби сходити к нам на брань, да истребятся в конец.

Придя к шатру Олоферна, они сказали управлявшему всем имением его: разбуди нашего господина, потому что эти рабы осмелились выйти на сражение с нами, чтобы быть совершенно истребленными.

14:14

И҆ вни́де вагѡ́а и҆ толкнꙋ̀ во дворъ шатра̀, мнѧ́ше бо спа́ти є҆го̀ со і҆ꙋді́ѳою.

И вниде вагоа и толкну во двор шатра, мняше бо спати его со иудифою.

Вагой вошел и постучался в дверь шатра, ибо думал, что он спит с Иудифью.

14:15

Є҆гда́ же никто́же послꙋ́шаше, раствори́въ вни́де въ ло́жницꙋ и҆ ѡ҆брѣ́те є҆го̀ при пра́зѣ пове́ржена ме́ртва, и҆ глава̀ є҆гѡ̀ ѿѧ́та бы́сть ѿ негѡ̀:

Егда же никтоже послушаше, растворив вниде в ложницу и обрете его при празе повержена мертва, и глава его отята бысть от него:

Когда же никто не отзывался ему, то, отворив, вошел в спальню и нашел, что Олоферн мертвый лежит у порога и голова его снята с него.

14:16

и҆ возопѝ гла́сомъ вели́кимъ съ пла́чемъ и҆ стена́нїемъ и҆ во́племъ крѣ́пкимъ, и҆ раздра̀ ри̑зы своѧ̑:

и возопи гласом великим с плачем и стенанием и воплем крепким, и раздра ризы своя:

И он громко воскликнул с плачем, стоном и крепким воплем, и разорвал свои одежды.

14:17

и҆ вни́де въ шате́ръ, и҆дѣ́же бѣ̀ і҆ꙋді́ѳъ ѡ҆бита́ющи, и҆ не ѡ҆брѣ́те є҆ѧ̀, и҆ и҆зскочѝ къ лю́демъ и҆ возопѝ:

и вниде в шатер, идеже бе иудиф обитающи, и не обрете ея, и изскочи к людем и возопи:

Потом вошел в шатер, в котором пребывала Иудифь, и не нашел ее. Тогда он выскочил к народу и закричал:

14:18

ѿверго́шасѧ рабѝ, сотворѝ стꙋ́дъ є҆ди́на жена̀ є҆вре́йскаѧ на до́мъ царѧ̀ навꙋходоно́сора: занѐ сѐ, ѻ҆лофе́рнъ до́лꙋ, и҆ главы̀ нѣ́сть на не́мъ.

отвергошася раби, сотвори студ едина жена еврейская на дом царя навуходоносора: зане се, олоферн долу, и главы несть на нем.

рабы поступили вероломно; одна Еврейская жена опозорила дом царя Навуходоносора, ибо вот Олоферн на полу и головы нет на нем.

14:19

Є҆гда́ же ᲂу҆слы́шаша сїѧ̑ глаго́лы кнѧ́зїе си́лы а҆ссꙋ́ровы, раздра́ша ри̑зы своѧ̑, и҆ смѧте́сѧ дꙋша̀ и҆́хъ ѕѣлѡ̀, и҆ бы̀сть и҆́хъ кри́къ и҆ во́пль ѕѣлѡ̀ посредѣ̀ полка̀.

Егда же услышаша сия глаголы князие силы ассуровы, раздраша ризы своя, и смятеся душа их зело, и бысть их крик и вопль зело посреде полка.

Когда услышали эти слова начальники войска Ассирийского, то разорвали одежды свои, и душа их сильно смутилась, и раздался у них крик и весьма великий вопль среди стана.

Глава 15

15:1

И҆ є҆гда̀ ᲂу҆слы́шаша въ шатрѣ́хъ сꙋ́щїи, ᲂу҆жасо́шасѧ ѡ҆ бы́вшемъ,

И егда услышаша в шатрех сущии, ужасошася о бывшем,

Когда бывшие в шатрах услышали о том, что случилось, то смутились,

15:2

и҆ нападѐ на нѧ̀ стра́хъ и҆ тре́петъ, и҆ не бѣ̀ человѣ́ка пребыва́юща пред̾ лице́мъ бли́жнѧгѡ ктомꙋ̀, но и҆сте́кше є҆динодꙋ́шнѡ бѣжа́хꙋ по всѧ́комꙋ пꙋтѝ по́лѧ и҆ наго́рныѧ:

и нападе на ня страх и трепет, и не бе человека пребывающа пред лицем ближняго ктому, но истекше единодушно бежаху по всякому пути поля и нагорныя:

и напал на них страх и трепет, и ни один из них не остался в глазах ближнего, но все они бросившись бежали по всем дорогам равнины и нагорной страны.

15:3

и҆ и҆̀же ѡ҆полчи́вшїисѧ въ го́рней ѡ҆́крестъ ветѷлꙋ́и ѡ҆брати́шасѧ въ бѣ́гство: и҆ тогда̀ сы́нове і҆и҃лєвы всѧ́къ мꙋ́жъ ра́тникъ ѿ ни́хъ ᲂу҆стреми́шасѧ на ни́хъ.

и иже ополчившиися в горней окрест ветилуи обратишася в бегство: и тогда сынове израилевы всяк муж ратникъ от них устремишася на них.

И расположившиеся лагерем в нагорной стране около Ветилуи также обратились в бегство. Тогда сыны Израиля, каждый из них воинственный муж, погнались за ними.

15:4

И҆ посла̀ ѻ҆зі́а въ ветомасѳе́мъ и҆ виваю̀, и҆ хѡваю̀ и҆ хѡлꙋ̀, и҆ во всѧ́къ предѣ̀лъ і҆и҃левъ, вѣ́стники ѡ҆ соверши́вшихсѧ, и҆ да всѝ потекꙋ́тъ в̾слѣ́дъ врагѡ́въ на погꙋбленїе и҆́хъ.

И посла озиа в ветомасфем и виваю, и ховаю и холу, и во всяк предел израилев, вестники о совершившихся, и да вси потекут вслед врагов на погубление их.

Озия послал в Ветомасфем, Виваю, Ховаю и Холу и во все пределы Израильские, чтобы известить о совершившемся и чтобы все погнались за неприятелями для истребления их.

15:5

Є҆гда́ же ᲂу҆слы́шаша сы́нове і҆и҃лєвы, всѝ є҆динодꙋ́шнѡ нападо́ша на ни́хъ и҆ сѣко́ша и҆̀хъ да́же до хѡвы̀. Та́кожде же и҆ и҆̀же и҆з̾ і҆ерⷭ҇ли́ма прїидо́ша и҆ и҆з̾ всеѧ̀ наго́рныѧ: возвѣсти́ша бо и҆̀мъ бы̑вшаѧ ѡ҆полче́нїю врагѡ́въ и҆́хъ: и҆ и҆̀же въ галаа́дѣ и҆ въ галїле́и бодо́ша и҆̀хъ ꙗ҆́звою вели́кою, до́ндеже минꙋ́ша дама́скъ и҆ предѣ́лы є҆гѡ̀.

Егда же услышаша сынове израилевы, вси единодушно нападоша на них и секоша их даже до ховы. Такожде же и иже из иерусалима приидоша и из всея нагорныя: возвестиша бо им бывшая ополчению врагов их: и иже в галааде и в галилеи бодоша их язвою великою, дондеже минуша дамаск и пределы его.

Как скоро услышали об этом сыны Израиля, все дружно напали на них и поражали их до Ховы; равно и пришедшие из Иерусалима и из всей нагорной страны, так как им возвещено было о том, что случилось в стане врагов их, и из Галаада и Галилеи, со всех сторон наносили им большое поражение, доколе они не прошли за Дамаск и за пределы его.

15:6

Про́чїи же живꙋ́щїи во ветѷлꙋ́и, нападо́ша на по́лкъ а҆ссꙋ́ровъ и҆ плѣни́ша и҆̀хъ и҆ ѡ҆богати́шасѧ ѕѣлѡ̀.

Прочии же живущии во ветилуи, нападоша на полк ассуровъ и плениша их и обогатишася зело.

Прочие жители Ветилуи напали на стан Ассирийский, разграбили его и весьма обогатились.

15:7

Сы́нове же і҆и҃лєвы возврати́вшесѧ ѿ сѣ́чи, воз̾ѡблада́ша про́чими, и҆ вє́си и҆ се́ла, ꙗ҆̀же въ го́рней и҆ напо́льнѣй, воз̾ѡблада́ша мно́гими коры́стьми: бѣ̀ бо мно́жество мно́го ѕѣлѡ̀.

Сынове же израилевы возвратившеся от сечи, возобладаша прочими, и веси и села, яже в горней и напольней, возобладаша многими корыстьми: бе бо множество много зело.

А сыны Израиля, возвратившиеся от поражения, овладели остальным; и села и деревни в нагорной стране и на равнине получили большую добычу, потому что ее было весьма многое множество.

15:8

І҆ѡакі́мъ же і҆ере́й вели́кїй и҆ старѣ̑йшины сынѡ́въ і҆и҃левыхъ живꙋ́щїи во і҆ерⷭ҇ли́мѣ прїидо́ша є҆́же зрѣ́ти бл҃га̑ѧ, ꙗ҆̀же сотворѝ гдⷭ҇ь і҆и҃лю, и҆ є҆́же ви́дѣти і҆ꙋді́ѳъ и҆ глаго́лати съ не́ю ми́ръ.

иоаким же иерей великий и старейшины сынов израилевыхъ живущии во иерусалиме приидоша еже зрети благая, яже сотвори господь израилю, и еже видети иудиф и глаголати с нею мир.

Великий священник Иоаким и старейшины сынов Израилевых, жившие в Иерусалиме, пришли посмотреть, какое благо сотворил Господь для Израиля, и видеть Иудифь и приветствовать ее.

15:9

Є҆гда́ же прїидо́ша къ не́й, благослови́ша ю҆̀ всѝ є҆динодꙋ́шнѡ и҆ рѣ́ша къ не́й: ты̀ возвыше́нїе і҆и҃лево! ты̀ ра́дованїе вели́ко і҆и҃лево! ты̀ сла́ва велїѧ ро́да на́шегѡ!

Егда же приидоша к ней, благословиша ю вси единодушно и реша к ней: ты возвышение израилево! ты радование велико израилево! ты слава велия рода нашего!

Как только они вошли к ней, то все единодушно благословили ее и сказали ей: ты величие Израиля, ты великая радость Израиля, ты великая слава нашего рода.

15:10

сотвори́ла є҆сѝ всѧ̑ сїѧ̑ рꙋко́ю твое́ю, сотвори́ла є҆сѝ блага̑ѧ со і҆и҃лемъ, и҆ да бл҃говоли́тъ ѡ҆ ни́хъ бг҃ъ: благослове́на бꙋ́ди ᲂу҆ вседержи́телѧ гдⷭ҇а въ вѣ́чное вре́мѧ. И҆ рѣ́ша всѝ лю́дїе: бꙋ́ди.

сотворила еси вся сия рукою твоею, сотворила еси благая со израилем, и да благоволит о них бог: благословена буди у вседержителя господа в вечное время. И реша вси людие: буди.

Все это ты сделала твоею рукою; ты сделала добро Израилю, и да благоволит к нему Бог; будь же благословенна от Господа Вседержителя на вечное время. И весь народ сказал: да будет!

15:11

И҆ плѣнѧ́хꙋ всѝ лю́дїе по́лкъ чрез̾ дні́й три́десѧть, и҆ да́ша і҆ꙋді́ѳѣ шате́ръ ѻ҆лофе́рновъ и҆ всѧ̑ срє́брѧныѧ сосꙋ́ды, и҆ ѻ҆дры̀ и҆ ᲂу҆мыва̑лницы, и҆ всѧ̑ ᲂу҆строє́нїѧ є҆гѡ̀. И҆ прїе́мши ѻ҆на̀ возложѝ на мска̀ своего̀, и҆ впрѧжѐ колєсни́цы, и҆ сложѝ ѧ҆̀ на нѧ̀.

И пленяху вси людие полк чрез дний тридесять, и даша иудифе шатер олофернов и вся сребряныя сосуды, и одры и умывалницы, и вся устроения его. И приемши она возложи на мска своего, и впряже колесницы, и сложи я на ня.

Народ расхищал лагерь в продолжение тридцати дней, и Иудифи отдали шатер Олоферна, и все серебряные сосуды и постели, и чаши и всю утварь его. Она взяла, возложила на мула своего, запрягла колесницы свои и сложила это на них.

15:12

И҆ притечѐ всѧ́каѧ жена̀ і҆и҃лска є҆́же ви́дѣти ю҆̀, и҆ благослови́ша ю҆̀ и҆ сотвори́ша є҆́й ли́къ ѿ себє̀. И҆ взѧ̀ ко́пїѧ цвѣта́ми ᲂу҆кра́шєннаѧ въ рꙋ́цѣ своѝ и҆ дадѐ жена́мъ сꙋ́щымъ съ не́ю:

И притече всякая жена израильска еже видети ю, и благословиша ю и сотвориша ей лик от себе. И взя копия цветами украшенная в руце свои и даде женам сущим с нею:

И сбежались все жены Израильские видеть ее, и благословляли ее и составили из себя для нее хор; а она взяла в свои руки обвитые виноградными листьями жезлы и дала женщинам, бывшим с нею,

15:13

и҆ ᲂу҆вѣнча́сѧ ма́слиною сама̀ и҆ ꙗ҆̀же съ не́ю, и҆ и҆дѧ́ше пред̾ всѣ́ми людьмѝ въ ли́цѣ, ведꙋ́щи всѣ́хъ же́нъ. И҆ послѣ́доваше всѧ́къ мꙋ́жъ і҆и҃левъ воѻрꙋже́ни съ вѣнцы̑ и҆ пѣ̀сньми во ᲂу҆ста́хъ свои́хъ.

и увенчася маслиною сама и яже с нею, и идяше пред всеми людьми в лице, ведущи всех жен. И последоваше всяк муж израилев вооружени с венцы и песньми во устах своих.

и возложили на себя масличные венки — она и бывшие с нею. Она шла впереди всего народа в хоре и вела за собою всех жен; за нею следовали все мужи Израильские, вооруженные, с венками и с торжественными песнями в своих устах.

15:14

И҆ нача̀ і҆ꙋді́ѳъ и҆сповѣ́данїе сїѐ во все́мъ і҆и҃ли, и҆ возглаша́хꙋ всѝ лю́дїе хвале́нїе сїѐ.

И нача иудиф исповедание сие во всем израили, и возглашаху вси людие хваление сие.

Иудифь начала пред всем Израилем благодарственную песнь, и весь народ подпевал эту песнь.

Глава 16

16:1

И҆ речѐ і҆ꙋді́ѳъ: начни́те бг҃ꙋ моемꙋ̀ въ тѷмпа́нѣхъ, пойте гдⷭ҇еви моемꙋ̀ въ кѷмва́лѣхъ, кра́снѡ воспо́йте є҆мꙋ̀ пѣ́снь но́вꙋ, возноси́те и҆ призыва́йте и҆́мѧ є҆гѡ̀:

И рече иудиф: начните богу моему в тимпанех, пойте господеви моему в кимвалех, красно воспойте ему песнь нову, возносите и призывайте имя его:

И сказала Иудифь: начните Богу моему на тимпанах, пойте Господу моему на кимвалах, стройно воспевайте Ему новую песнь, возносите и призывайте имя Его;

16:2

ꙗ҆́кѡ бг҃ъ сокрꙋша́ѧй бра̑ни гдⷭ҇ь, ꙗ҆́кѡ во ѡ҆полченїихъ є҆гѡ̀ посредѣ̀ люді́й и҆з̾ѧ́тъ мѧ̀ и҆з̾ рꙋкѝ гонѧ́щихъ мѧ̀:

яко бог сокрушаяй брани господь, яко во ополчениихъ его посреде людий изъят мя из руки гонящихъ мя:

потому что Он есть Бог Господь, сокрушающий брани, потому что Он ополчился за меня среди народа и исторг меня из руки моих преследователей.

16:3

прїи́де а҆ссꙋ́ръ и҆з̾ го́ръ ѿ сѣ́вера, прїи́де во тма́хъ си́лы своеѧ̀, и҆́хже мно́жество заградѝ и҆сто́чники, и҆ ко́нница и҆́хъ покры̀ хо́лмы:

прииде ассур из гор от севера, прииде во тмахъ силы своея, ихже множество загради источники, и конница их покры холмы:

Пришел Ассур с гор севера, пришел с мириадами войска своего, и множество их запрудило воду в источниках, и конница их покрыла холмы.

16:4

речѐ пожещѝ предѣ́лы моѧ̑, и҆ ю҆́ношы моѧ̑ ᲂу҆би́ти мече́мъ, и҆ ссꙋ́щыѧ моѧ̑ положи́ти въ помо́стъ, и҆ младе́нцы моѧ̑ да́ти въ расхище́нїе, и҆ дѣ̑вы моѧ̑ плѣни́ти:

рече пожещи пределы моя, и юноши моя убити мечем, и ссущия моя положити в помост, и младенцы моя дати в расхищение, и девы моя пленити:

Он сказал, что пределы мои сожжет, юношей моих мечом истребит, грудных младенцев бросит о землю, малых детей моих отдаст на расхищение, дев моих пленит.

16:5

гдⷭ҇ь вседержи́тель ѡ҆прове́рже и҆̀хъ рꙋко́ю жены̀,

господь вседержитель опроверже их рукою жены,

Но Господь Вседержитель низложил их рукою жены.

16:6

не бо̀ падѐ си́льный и҆́хъ ѿ ю҆́ношъ, нижѐ сы́нове тїта́нѡвы порази́ша є҆го̀, нижѐ высо́цы и҆споли́ни нападо́ша на него̀, но і҆ꙋді́ѳъ дщѝ мера́рїна доброто́ю лица̀ своегѡ̀ разсла́би є҆го̀:

не бо паде сильный их от юнош, ниже сынове титановы поразиша его, ниже высоцы исполини нападоша на него, но иудиф дщи мерарина добротою лица своего разслаби его:

Не от юношей пал сильный их, не сыны титанов поразили его, и не рослые исполины налегли на него, но Иудифь, дочь Мерарии, красотою лица своего погубила его;

16:7

совлече́сѧ бо ѡ҆дѣѧ́нїѧ вдовства̀ своегѡ̀ на возвыше́нїе бѣ́дствꙋющихъ во і҆и҃ли, пома́за лицѐ своѐ ᲂу҆маще́нїемъ

совлечеся бо одеяния вдовства своего на возвышение бедствующихъ во израили, помаза лице свое умащениемъ

потому что она для возвышения бедствовавших в Израиле сняла с себя одежды вдовства своего, помазала лице свое благовонною мастью,

16:8

и҆ ᲂу҆вѣнча̀ власы̀ своѧ̑ ᲂу҆вѧ́сломъ и҆ прїѧ́тъ ѻ҆де́ждꙋ льнѧ́нꙋ въ прельще́нїе є҆гѡ̀:

и увенча власы своя увяслом и прият одежду льняну в прельщение его:

украсила волосы свои головным убором, надела для прельщения его льняную одежду.

16:9

санда́лїѧ є҆ѧ̀ похи́ти ѻ҆́ко є҆гѡ̀, и҆ добро́та є҆ѧ̀ плѣнѝ дꙋ́шꙋ є҆гѡ̀, про́йде ме́чь вы́ю є҆гѡ̀:

сандалия ея похити око его, и доброта ея плени душу его, пройде мечь выю его:

Ее сандалии восхитили взор его, и красота ее пленила душу его; меч прошел по шее его.

16:10

ᲂу҆страши́шасѧ пе́рсы держа́вы є҆ѧ̀, и҆ ми́ды дерзнове́нїемъ є҆ѧ̀ разсѣдо́шасѧ:

устрашишася персы державы ея, и миды дерзновениемъ ея разседошася:

Персы ужаснулись отваги ее, и Мидяне растерялись от смелости ее.

16:11

тогда̀ воскли́кнꙋша смире́ннїи моѝ и҆ возопи́ша немощні́и моѝ, и҆ ᲂу҆страши́шасѧ: вознесо́ша гла́съ сво́й, и҆ побѣжде́ни бы́ша:

тогда воскликнуша смиреннии мои и возопиша немощнии мои, и устрашишася: вознесоша глас свой, и побеждени быша:

Тогда воскликнули смиренные мои, — и они испугались; немощные мои, — и они пришли в смущение; возвысили голос свой, — и они обратились в бегство.

16:12

сы́нове ѻ҆трокови́цъ бодо́ша и҆̀хъ и҆ ꙗ҆́кѡ рабѡ́въ бѣглецѡ́въ ᲂу҆ѧзвлѧ́хꙋ и҆̀хъ, погибо́ша ѿ ѡ҆полче́нїѧ гдⷭ҇а моегѡ̀:

сынове отроковиц бодоша их и яко рабов беглецовъ уязвляху их, погибоша от ополчения господа моего:

Сыновья молодых жен кололи их и, как детям беглых рабов, наносили им раны; они погибли от ополчения Господа моего.

16:13

воспою̀ гдⷭ҇еви моемꙋ̀ пѣ́снь но́вꙋ: гдⷭ҇и, ве́лїй є҆сѝ и҆ сла́венъ, ди́венъ въ крѣ́пости, непребори́мый,

воспою господеви моему песнь нову: господи, велий еси и славен, дивен в крепости, непреборимый,

Воспою Господу моему песнь новую. Велик Ты, Господи, и славен, дивен силою и непобедим!

16:14

тебѣ̀ да рабо́таетъ всѧ́ка тва́рь твоѧ̀: ꙗ҆́кѡ ре́клъ є҆сѝ, и҆ бы́ша: посла́лъ є҆сѝ дх҃а твоего̀, и҆ созда̀: и҆ нѣ́сть, и҆́же противоста́нетъ гла́сꙋ твоемꙋ̀:

тебе да работает всяка тварь твоя: яко рекл еси, и быша: послал еси духа твоего, и созда: и несть, иже противостанет гласу твоему:

Да работает Тебе всякое создание Твое: ибо Ты сказал, — и совершилось; Ты послал Духа Твоего, — и устроилось, — и нет никого, кто противостал бы гласу Твоему.

16:15

го́ры бо ѿ ѡ҆снова́нїи съ вода́ми подви́гнꙋтсѧ, ка́менїе же ѿ лица̀ твоегѡ̀ ꙗ҆́кѡ во́скъ рата́етъ: над̾ боѧ́щимисѧ же тебє̀ ты̀ ᲂу҆млⷭ҇тивлѧ́ешисѧ,

горы бо от основании с водами подвигнутся, камение же от лица твоего яко воск ратает: над боящимися же тебе ты умилостивляешися,

Горы с водами подвигнутся с оснований, и камни, как воск, растают от лица Твоего, но к боящимся Тебя Ты благомилостив.

16:16

ꙗ҆́кѡ ма́лѡ всѧ́ка же́ртва въ воню̀ благоꙋха́нїѧ, и҆ малѣ́йшїй всѧ́къ тꙋ́къ во всесожже́нїе тебѣ̀: боѧ́йсѧ же гдⷭ҇а вели́къ вы́нꙋ:

яко мало всяка жертва в воню благоухания, и малейший всяк тук во всесожжение тебе: бояйся же господа великъ выну:

Мала всякая жертва для вони благоухания, и всякий тук ничтожен для всесожжения Тебе, но боящийся Господа всегда велик.

16:17

го́ре ꙗ҆зы́кѡмъ востаю́щымъ на ро́дъ мо́й: гдⷭ҇ь вседержи́тель ѿмститъ и҆̀мъ въ де́нь сꙋ́дный, да́ти ѻ҆́гнь и҆ че́рвїе на плѡ́ти и҆́хъ, и҆ воспла́чꙋтсѧ въ чꙋ́вствѣ да́же до вѣ́ка.

горе языком востающим на род мой: господь вседержитель отмстит им в день судный, дати огнь и червие на плоти их, и восплачутся в чувстве даже до века.

Горе народам, восстающим на род мой: Господь Вседержитель отмстит им в день суда, пошлет огонь и червей на их тела, — и они будут чувствовать боль и плакать вечно.

16:18

Є҆гда́ же внидо́ша во і҆ерⷭ҇ли́мъ, поклони́шасѧ бг҃ꙋ: и҆ є҆гда̀ ѡ҆чи́стишасѧ лю́дїе, принесо́ша всесожега́ємаѧ своѧ̑ и҆ произвѡ́льнаѧ своѧ̑ и҆ да́ры своѧ̑.

Егда же внидоша во иерусалим, поклонишася богу: и егда очистишася людие, принесоша всесожегаемая своя и произвольная своя и дары своя.

Когда пришли в Иерусалим, они поклонились Богу, и, когда народ очистился, вознесли всесожжения свои и доброхотные жертвы свои и дары свои.

16:19

И҆ возложѝ і҆ꙋді́ѳъ всѧ̑ сосꙋ́ды ѻ҆лофе́рнѡвы, є҆ли̑ки дадо́ша лю́дїе є҆́й, и҆ завѣ́сꙋ, ю҆̀же взѧ̀ ѻ҆иа̀ ѿ ло́жницы є҆гѡ̀, въ да́ръ гдⷭ҇ꙋ дадѐ.

И возложи иудиф вся сосуды олоферновы, елики дадоша людие ей, и завесу, юже взя оиа от ложницы его, в дар господу даде.

Иудифь же принесла все сосуды Олоферна, которые отдал ей народ, и занавес, который она взяла из спальни его, отдала в жертву Господу.

16:20

И҆ бѧ́хꙋ лю́дїе веселѧ́щесѧ во і҆ерⷭ҇ли́мѣ пред̾ лице́мъ ст҃ы́хъ мцⷭ҇ы трѝ, и҆ і҆ꙋді́ѳъ съ ни́ми пребы́сть.

И бяху людие веселящеся во иерусалиме пред лицемъ святых месяцы три, и иудиф с ними пребысть.

Народ веселился в Иерусалиме пред святилищем три месяца, и Иудифь пребывала с ними.

16:21

По дне́хъ же си́хъ возврати́сѧ кі́йждо во наслѣ́дїе своѐ: и҆ і҆ꙋді́ѳъ ѿи́де во ветѵлꙋ́ю, и҆ пребыва́ше над̾ стѧжа́нїемъ свои́мъ, и҆ бы́сть во вре́мѧ своѐ сла́вна во все́й землѝ.

По днех же сих возвратися кийждо во наследие свое: и иудиф отиде во ветвлую, и пребываше над стяжаниемъ своим, и бысть во время свое славна во всей земли.

Но после сих дней каждый возвратился в удел свой, а Иудифь отправилась в Ветилую, где оставалась в имении своем, и была в свое время славною во всей земле.

16:22

И҆ мно́зи жела́ша є҆ѧ̀, и҆ не позна̀ мꙋ́жъ є҆ѧ̀ всѧ̑ дни̑ живота̀ є҆ѧ̀, ѿ негѡ́же днѐ ᲂу҆́мре манассі́а мꙋ́жъ є҆ѧ̀ и҆ приложи́сѧ къ лю́демъ свои̑мъ.

И мнози желаша ея, и не позна муж ея вся дни живота ея, от негоже дне умре манассиа мужъ ея и приложися к людем своим.

Многие желали ее, но мужчина не познал ее во все дни ее жизни с того дня, как муж ее Манассия умер и приложился к народу своему.

16:23

И҆ произы́де вели́ка ѕѣ́лѡ̀, и҆ состарѣ́сѧ въ домꙋ̀ мꙋ́жа своегѡ̀ лѣ́тъ ста̀ пѧтѝ, и҆ ѿпꙋстѝ рабы́ню свою̀ свобо́днꙋ, и҆ ᲂу҆́мре во ветѷлꙋ́и, и҆ погребо́ша ю҆̀ въ пеще́рѣ мꙋ́жа є҆ѧ̀ манассі́и.

И произыде велика зело, и состареся в дому мужа своего лет ста пяти, и отпусти рабыню свою свободну, и умре во ветилуи, и погребоша ю в пещере мужа ея манассии.

Она приобрела великую славу и состарилась в доме мужа своего, прожив до ста пяти лет, и отпустила служанку свою на свободу. Она умерла в Ветилуе, и похоронили ее в пещере мужа ее Манассии.

16:24

И҆ пла́касѧ є҆ѧ̀ до́мъ і҆и҃левъ дні́й се́дмь. И҆ раздѣлѝ и҆мѣ̑нїѧ своѧ̑ пре́жде сме́рти своеѧ̀ всѣ̑мъ бли̑жнимъ манассі́и мꙋ́жа своегѡ̀ и҆ бли̑жнимъ ро́да своегѡ̀.

И плакася ея дом израилев дний седмь. И раздели имения своя прежде смерти своея всем ближним манассии мужа своего и ближним рода своего.

Дом Израиля оплакивал ее семь дней. Имение же свое прежде смерти своей она разделила между родственниками Манассии, мужа своего, и между близкими из рода своего.

16:25

И҆ не бѧ́ше ктомꙋ̀ ᲂу҆страша́ѧй сынѡ́въ і҆и҃левыхъ во дни̑ і҆ꙋді́ѳы и҆ по сме́рти є҆ѧ̀ дни̑ мнѡ́ги.

И не бяше ктому устрашаяй сынов израилевых во дни иудифы и по смерти ея дни многи.

И никто более не устрашал сынов Израиля во дни Иудифи и много дней по смерти ее.