Иона

Кни́га Прⷪ҇ро́ка і҆ѡ́ны.
Глава 1

1:1

И҆ бы́сть сло́во гдⷭ҇не ко і҆ѡ́нѣ сы́нꙋ а҆маѳі́инꙋ, гл҃ѧ:

И бысть слово Господне ко ионе сыну амафиину, глаголя:

И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину:

1:2

воста́ни и҆ и҆дѝ въ нїнеѵі́ю гра́дъ вели́кїй и҆ проповѣ́ждь въ не́мъ, ꙗ҆́кѡ взы́де во́пль ѕло́бы є҆гѡ̀ ко мнѣ̀.

востани и иди в ниневию град великий и проповеждь в нем, яко взыде вопль злобы его ко мне.

встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нем, ибо злодеяния его дошли до Меня.

1:3

И҆ воста̀ і҆ѡ́на, є҆́же бѣжа́ти въ ѳарсі́съ ѿ лица̀ гдⷭ҇нѧ и҆ сни́де во і҆ѻппі́ю и҆ ѡ҆брѣ́те кора́бль и҆дꙋ́щь въ ѳарсі́съ, и҆ дадѐ нае́мъ сво́й и҆ вни́де въ ѻ҆́нь плы́ти съ ни́ми въ ѳарсі́съ ѿ лица̀ гдⷭ҇нѧ.

и воста иона, еже бежати в фарсис от лица Господня и сниде во июппию и обрете корабль идущь в фарсис, и даде наем свой и вниде в онь плыти с ними в фарсис от лица Господня.

И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня, и пришел в Иоппию, и нашел корабль, отправлявшийся в Фарсис, отдал плату за провоз и вошел в него, чтобы плыть с ними в Фарсис от лица Господа.

1:4

И҆ гдⷭ҇ь воздви́же вѣ́тръ ве́лїй на мо́ри, и҆ бы́сть бꙋ́рѧ вели́каѧ въ мо́ри, и҆ кора́бль бѣ́дствоваше є҆́же сокрꙋши́тисѧ.

И Господь воздвиже ветр велий на мори, и бысть буря великая в мори, и корабль бедствоваше еже сокрушитися.

Но Господь воздвиг на море крепкий ветер, и сделалась на море великая буря, и корабль готов был разбиться.

1:5

И҆ ᲂу҆боѧ́шасѧ корабе́лницы, и҆ возопи́ша кі́йждо къ бо́гꙋ своемꙋ̀, и҆ и҆змета́нїе сотвори́ша сосꙋ́дѡвъ и҆̀же въ кораблѝ въ мо́ре, є҆́же ѡ҆блегчи́тисѧ ѿ ни́хъ: і҆ѡ́на же сни́де во дно̀ кораблѧ̀ и҆ спа́ше тꙋ̀ и҆ храплѧ́ше.

И убояшася корабельницы, и возопиша кийждо к богу своему, и изметание сотвориша сосудов иже в корабли в море, еже облегчитися от них: иона же сниде во дно корабля и спаше ту и храпляше.

И устрашились корабельщики, и взывали каждый к своему богу, и стали бросать в море кладь с корабля, чтобы облегчить его от нее; Иона же спустился во внутренность корабля, лег и крепко заснул.

1:6

И҆ прїи́де къ немꙋ̀ ко́рмчїй и҆ речѐ є҆мꙋ̀ что̀ ты̀ хра́плеши; воста́ни и҆ молѝ бг҃а твоего̀, ꙗ҆́кѡ да сп҃се́тъ ны̀ бг҃ъ, да не поги́бнемъ.

И прииде к нему кормчий и рече ему что ты храплеши? востани и моли Бога твоего, яко да спасет ны Бог, да не погибнем.

И пришел к нему начальник корабля и сказал ему: что ты спишь? встань, воззови к Богу твоему; может быть, Бог вспомнит о нас и мы не погибнем.

1:7

И҆ речѐ кі́йждо ко и҆́скреннемꙋ своемꙋ̀: прїиди́те, ве́ржимъ жрє́бїѧ и҆ ᲂу҆разꙋмѣ́емъ, когѡ̀ ра́ди є҆́сть ѕло̀ сїѐ на на́съ; И҆ ме́тнꙋша жрє́бїѧ, и҆ падѐ жре́бїй на і҆ѡ́нꙋ.

И рече кийждо ко искреннему своему приидите, вержим жребия и уразумеем, кого ради есть зло сие на нас? И метнуша жребия, и паде жребий на иону.

И сказали друг другу: пойдем, бросим жребии, чтобы узнать, за кого постигает нас эта беда. И бросили жребии, и пал жребий на Иону.

1:8

И҆ рѣ́ша къ немꙋ̀: возвѣстѝ на́мъ, когѡ̀ ра́ди сїѐ ѕло̀ на на́съ, и҆ что̀ твоѐ дѣ́ланїе є҆́сть, и҆ ѿкꙋ́дꙋ грѧде́ши и҆ ка́мѡ и҆́деши, и҆ ѿ ко́еѧ страны̀ и҆ ѿ кі́ихъ люді́й є҆сѝ ты̀;

И реша к нему возвести нам, кого ради сие зло на нас, что твое делание есть, и откуду грядеши и камо идеши, и от коея страны и от киих людий еси ты?

Тогда сказали ему: скажи нам, за кого постигла нас эта беда? какое твое занятие, и откуда идешь ты? где твоя страна, и из какого ты народа?

1:9

И҆ речѐ къ ни̑мъ: ра́бъ гдⷭ҇ень є҆́смь а҆́зъ и҆ гдⷭ҇а бг҃а нбⷭ҇наго а҆́зъ чтꙋ̀, и҆́же сотворѝ мо́ре и҆ сꙋ́шꙋ.

И рече к ним раб Господень есмь аз и Господа Бога небеснаго аз чту, иже сотвори море и сушу.

И он сказал им: я Еврей, чту Господа Бога небес, сотворившего море и сушу.

1:10

И҆ ᲂу҆боѧ́шасѧ мꙋ́жїе стра́хомъ вели́кимъ и҆ рѣ́ша къ немꙋ̀: что̀ сїѐ сотвори́лъ є҆сѝ; Занѐ разꙋмѣ́ша мꙋ́жїе, ꙗ҆́кѡ ѿ лица̀ гдⷭ҇нѧ бѣжа́ше, ꙗ҆́кѡ возвѣстѝ и҆̀мъ.

И убояшася мужие страхом великим и реша к нему что сие сотворил еси? Зане разумеша мужие, яко от лица Господня бежаше, яко возвести им.

И устрашились люди страхом великим и сказали ему: для чего ты это сделал? Ибо узнали эти люди, что он бежит от лица Господня, как он сам объявил им.

1:11

И҆ рѣ́ша къ немꙋ̀: что̀ тебѣ̀ сотвори́мъ, и҆ ᲂу҆толи́тсѧ мо́ре ѿ на́съ; Занѐ мо́ре восхожда́ше и҆ воздвиза́ше па́че волне́нїе.

И реша к нему: что тебе сотворим, и утолится море от нас? Зане море восхождаше и воздвизаше паче волнение.

И сказали ему: что сделать нам с тобою, чтобы море утихло для нас? Ибо море не переставало волноваться.

1:12

И҆ речѐ къ ни̑мъ і҆ѡ́на возми́те мѧ̀ и҆ вве́рзите въ мо́ре, и҆ ᲂу҆толи́тсѧ мо́ре ѿ ва́съ поне́же позна́хъ а҆́зъ, ꙗ҆́кѡ менѐ ра́ди волне́нїе сїѐ вели́кое на вы̀ є҆́сть.

И рече к ним иона: возмите мя и вверзите в море, и утолится море от вас понеже познах аз, яко мене ради волнение сие великое на вы есть.

Тогда он сказал им: возьмите меня и бросьте меня в море, и море утихнет для вас, ибо я знаю, что ради меня постигла вас эта великая буря.

1:13

И҆ нꙋжда́хꙋсѧ мꙋ́жїе, возврати́тисѧ къ землѝ, и҆ не можа́хꙋ, ꙗ҆́кѡ мо́ре восхожда́ше и҆ воздвиза́шесѧ па́че на ни́хъ.

И нуждахуся мужие, возвратитися к земли, и не можаху, яко море восхождаше и воздвизашеся паче на них.

Но эти люди начали усиленно грести, чтобы пристать к земле, но не могли, потому что море все продолжало бушевать против них.

1:14

И҆ возопи́ша ко гдⷭ҇еви и҆ рѣ́ша: ника́коже, гдⷭ҇и, да не поги́бнемъ дꙋшѝ ра́ди человѣ́ка сегѡ̀, и҆ не да́ждь на на́съ кро́ве првⷣныѧ: занѐ ты̀, гдⷭ҇и, ꙗ҆́коже восхотѣ́лъ, сотвори́лъ є҆сѝ.

И возопиша ко Господеви и реша: никакоже, Господи, да не погибнем души ради человека сего, и не даждь на нас крове праведныя: зане ты, Господи, якоже восхотел, сотворил еси.

Тогда воззвали они к Господу и сказали: молим Тебя, Господи, да не погибнем за душу человека сего, и да не вменишь нам кровь невинную; ибо Ты, Господи, соделал, что угодно Тебе!

1:15

И҆ взѧ́ша і҆ѡ́нꙋ и҆ вве́ргоша є҆го̀ въ мо́ре, и҆ преста̀ мо́ре ѿ волне́нїѧ своегѡ̀.

И взяша иону и ввергоша его в море, и преста море от волнения своего.

И взяли Иону и бросили его в море, и утихло море от ярости своей.

1:16

И҆ ᲂу҆боѧ́шасѧ мꙋ́жїе стра́хомъ вели́кимъ гдⷭ҇а и҆ пожро́ша же́ртвꙋ гдⷭ҇еви и҆ помоли́шасѧ моли́твами.

И убояшася мужие страхом великим Господа и пожроша жертву Господеви и помолишася молитвами.

И устрашились эти люди Господа великим страхом, и принесли Господу жертву, и дали обеты.

Глава 2

2:1

И҆ повелѣ̀ гдⷭ҇ь ки́тꙋ вели́комꙋ пожре́ти і҆ѡ́нꙋ. И҆ бѣ̀ і҆ѡ́на во чре́вѣ ки́товѣ трѝ дни̑ и҆ трѝ нѡ́щи.

И повеле Господь киту великому пожрети иону. И бе иона во чреве китове три дни и три нощи.

И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи.

2:2

И҆ помоли́сѧ і҆ѡ́на ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ своемꙋ̀ ѿ чре́ва ки́това

И помолися иона ко Господу Богу своему от чрева китова

И помолился Иона Господу Богу своему из чрева кита

2:3

и҆ речѐ: возопи́хъ въ ско́рби мое́й ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ моемꙋ̀, и҆ ᲂу҆слы́ша мѧ̀: и҆з̾ чре́ва а҆́дова во́пль мо́й, ᲂу҆слы́шалъ є҆сѝ гла́съ мо́й:

и рече: возопих в скорби моей ко Господу Богу моему, и услыша мя из чрева адова вопль мой, услышал еси глас мой:

и сказал: к Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня; из чрева преисподней я возопил, и Ты услышал голос мой.

2:4

ѿве́рглъ мѧ̀ є҆сѝ во глꙋбины̑ се́рдца морска́гѡ, и҆ рѣ́ки ѡ҆быдо́ша мѧ̀: всѧ̑ высоты̀ твоѧ̑ и҆ вѡ́лны твоѧ̑ на мнѣ̀ преидо́ша.

отвергл мя еси во глубины сердца морскаго, и реки обыдоша мя вся высоты твоя и волны твоя мне преидоша.

Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня, все воды Твои и волны Твои проходили надо мною.

2:5

И҆ а҆́зъ рѣ́хъ: ѿри́нꙋсѧ ѿ ѻ҆́чїю твое́ю є҆да̀ приложꙋ̀ призрѣ́ти мѝ ко хра́мꙋ ст҃о́мꙋ твоемꙋ̀;

И аз рех: отринуся от очию твоею: еда приложу призрети ми ко храму святому твоему?

И я сказал: отринут я от очей Твоих, однако я опять увижу святый храм Твой.

2:6

Возлїѧ́сѧ на мѧ̀ вода̀ до дꙋшѝ моеѧ̀, бе́здна ѡ҆бы́де мѧ̀ послѣ́днѧѧ, понрѐ глава̀ моѧ̀ въ разсѣ̑лины го́ръ,

Возлияся на мя вода до души моея, бездна обыде мя последняя, понре глава моя в разселины гор,

Объяли меня воды до души моей, бездна заключила меня; морскою травою обвита была голова моя.

2:7

снидо́хъ въ зе́млю, є҆ѧ́же верєѝ є҆ѧ̀ закле́пи вѣ́чнїи: и҆ да взы́детъ и҆з̾ и҆стлѣ́нїѧ живо́тъ мо́й къ тебѣ̀, гдⷭ҇и бж҃е мо́й.

снидох в землю, еяже вереи ея заклепи вечнии: и да взыдет из истления живот мой к тебе, Господи Боже мой.

До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня; но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою из ада.

2:8

Внегда̀ скончава́тисѧ ѿ менє̀ дꙋшѝ мое́й, гдⷭ҇а помѧнꙋ́хъ, и҆ да прїи́детъ къ тебѣ̀ моли́тва моѧ̀ ко хра́мꙋ ст҃о́мꙋ твоемꙋ̀.

Внегда скончаватися от мене души моей, Господа помянух, и да приидет к тебе молитва моя ко храму святому твоему.

Когда изнемогла во мне душа моя, я вспомнил о Господе, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святаго Твоего.

2:9

Хранѧ́щїи сꙋ́єтнаѧ и҆ лѡ́жнаѧ млⷭ҇ть свою̀ ѡ҆ста́виша

Хранящии суетная и ложная милость свою оставиша:

Чтущие суетных и ложных [богов] оставили Милосердаго своего,

2:10

а҆́зъ же со гла́сомъ хвале́нїѧ и҆ и҆сповѣ́данїѧ пожрꙋ̀ тебѣ̀, є҆ли̑ка ѡ҆бѣща́хъ, возда́мъ тебѣ̀ во спⷭ҇нїе моѐ гдⷭ҇еви.

аз же со гласом хваления и исповедания пожру тебе, елика обещах, воздам тебе во спасение мое Господеви.

а я гласом хвалы принесу Тебе жертву; что обещал, исполню: у Господа спасение!

2:11

И҆ повелѣ̀ гдⷭ҇ь ки́тови, и҆ и҆зве́рже і҆ѡ́нꙋ на сꙋ́шꙋ.

И повеле Господь китови, и изверже иону на сушу.

И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу.

Глава 3

3:1

И҆ бы́сть сло́во гдⷭ҇не ко і҆ѡ́нѣ втори́цею гл҃ѧ:

И бысть слово Господне ко ионе вторицею глаголя:

И было слово Господне к Ионе вторично:

3:2

воста́ни и҆ и҆дѝ въ нїнеѵі́ю гра́дъ вели́кїй, и҆ проповѣ́ждь въ не́мъ по про́повѣди пре́ждней, ю҆́же а҆́зъ гл҃ахъ тебѣ̀.

востани и иди в ниневию град великий, и проповеждь в нем по проповеди преждней, юже аз глаголах тебе.

встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе.

3:3

И҆ воста̀ і҆ѡ́на и҆ и҆́де въ нїнеѵі́ю, ꙗ҆́коже гл҃а гдⷭ҇ь. Нїнеѵі́а же бѧ́ше гра́дъ вели́къ бг҃ꙋ, ꙗ҆́кѡ ше́ствїѧ пꙋтѝ трїе́хъ дні́й.

И воста иона и иде в ниневию, якоже глагола Господь. Ниневиа же бяше град велик Богу, яко шествия пути триех дний.

И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы.

3:4

И҆ нача́тъ і҆ѡ́на входи́ти во гра́дъ, ꙗ҆́кѡ ше́ствїе пꙋтѝ днѐ є҆ди́нагѡ, и҆ проповѣ́да и҆ речѐ: є҆щѐ трѝ дни̑, и҆ нїнеѵі́а преврати́тсѧ.

И начат иона входити во град, яко шествие пути дне единаго, и проповеда и рече: еще три дни, и ниневиа превратится.

И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедывал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена!

3:5

И҆ вѣ́роваша мꙋ́жїе нїнеѵі́йстїи бг҃ови, и҆ заповѣ́даша по́стъ, и҆ ѡ҆блеко́шасѧ во врє́тища ѿ вели́ка и҆́хъ да́же до ма́ла и҆́хъ.

И вероваша мужие ниневийстии Богови, и заповедаша пост, и облекошася во вретища от велика их даже до мала их.

И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.

3:6

И҆ до́йде сло́во ко царю̀ нїнеѵі́йскомꙋ, и҆ воста̀ съ престо́ла своегѡ̀ и҆ све́рже ри̑зы своѧ̑ съ себє̀, и҆ ѡ҆блече́сѧ во вре́тище и҆ сѣ́де на пе́пелѣ.

И дойде слово ко царю ниневийскому, и воста с престола своего и сверже ризы своя с себе, и облечеся во вретище и седе на пепеле.

Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле,

3:7

И҆ проповѣ́дасѧ и҆ рече́но бы́сть въ нїнеѵі́и ѿ царѧ̀ и҆ вельмо́жъ є҆гѡ̀ глаго́лющихъ: человѣ́цы и҆ ско́ти, и҆ воло́ве и҆ ѻ҆́вцы да не вкꙋ́сѧтъ ничесѡ́же, ни да пасꙋ́тсѧ, нижѐ воды̀ да пїю́тъ.

И проповедася и речено бысть в ниневию от царя и вельмож его глаголющих: человецы и скоти, и волове и овцы да не вкусят ничесоже, ни да пасутся, ниже воды да пиют.

и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: «чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили,

3:8

И҆ ѡ҆блеко́шасѧ во врє́тища человѣ́цы и҆ ско́ти и҆ возопи́ша прилѣ́жнѡ къ бг҃ꙋ, и҆ возврати́сѧ кі́йждо ѿ пꙋтѝ своегѡ̀ лꙋка́вагѡ и҆ ѿ непра́вды сꙋ́щїѧ въ рꙋка́хъ и҆́хъ, глаго́люще:

И облекошася во вретища человецы и скоти и возопиша прилежно к Богу, и возвратися кийждо от пути своего лукаваго и от неправды сущия в руках их, глаголюще:

и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих.

3:9

кто̀ вѣ́сть, а҆́ще раска́етсѧ и҆ ᲂу҆моле́нъ бꙋ́детъ бг҃ъ, и҆ ѡ҆брати́тсѧ ѿ гнѣ́ва ꙗ҆́рости своеѧ̀, и҆ не поги́бнемъ;

кто весть, аще раскается и умолен будет Бог, и обратится от гнева ярости своея, и не погибнем?

Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем».

3:10

И҆ ви́дѣ бг҃ъ дѣла̀ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆брати́шасѧ ѿ пꙋті́й свои́хъ лꙋка́выхъ, и҆ раска́ѧсѧ бг҃ъ ѡ҆ ѕлѣ̀, є҆́же гл҃аше сотвори́ти и҆̀мъ, и҆ не сотворѝ.

И виде Бог дела их, яко обратишася от путий своих лукавых, и раскаяся Бог о зле, еже глаголаше сотворити им, и не сотвори.

И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел.

Глава 4

4:1

И҆ ѡ҆печа́лисѧ і҆ѡ́на печа́лїю вели́кою и҆ смꙋти́сѧ,

И опечалися иона печалию великою и смутися,

Иона сильно огорчился этим и был раздражен.

4:2

и҆ помоли́сѧ ко гдⷭ҇ꙋ и҆ речѐ: ѽ гдⷭ҇и, не сїѧ̑ ли ᲂу҆́бѡ словеса̀ моѧ̑, ꙗ҆̀же глаго́лахъ, є҆щѐ сꙋ́щꙋ мѝ на землѝ мое́й; сегѡ̀ ра́ди предвари́хъ бѣжа́ти въ ѳарсі́съ, занѐ разꙋмѣ́хъ, ꙗ҆́кѡ млⷭ҇тивъ ты̀ є҆сѝ и҆ ще́дръ, долготерпѣли́въ и҆ многомлⷭ҇тивъ, и҆ ка́ѧйсѧ ѡ҆ ѕло́бахъ (человѣ́ческихъ):

и помолися ко Господу и рече: о Господи, не сия ли убо словеса моя, яже глаголах, еще сущу ми на земли моей? сего ради предварих бежати в фарсис, зане разумех, яко милостив ты еси и щедр, долготерпелив и многомилостив, и каяйся о злобах (человеческих):

И молился он Господу и сказал: о, Господи! не это ли говорил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побежал в Фарсис, ибо знал, что Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и сожалеешь о бедствии.

4:3

и҆ нн҃ѣ, влⷣко гдⷭ҇и, прїимѝ дꙋ́шꙋ мою̀ ѿ менє̀, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆́не мѝ ᲂу҆мре́ти, не́жели жи́ти.

и ныне, Владыко Господи, приими душу мою от мене, яко уне ми умрети, нежели жити.

И ныне, Господи, возьми душу мою от меня, ибо лучше мне умереть, нежели жить.

4:4

И҆ речѐ гдⷭ҇ь ко і҆ѡ́нѣ а҆́ще ѕѣлѡ̀ ѡ҆печа́лилсѧ є҆сѝ ты̀;

И рече Господь ко ионе: аще зело опечалился еси ты?

И сказал Господь: неужели это огорчило тебя так сильно?

4:5

И҆ и҆зы́де і҆ѡ́на и҆з̾ гра́да и҆ сѣ́де прѧ́мѡ гра́да, и҆ сотворѝ себѣ̀ кꙋ́щꙋ и҆ сѣдѧ́ше под̾ не́ю въ сѣ́ни, до́ндеже ᲂу҆ви́дитъ, что̀ бꙋ́детъ гра́дꙋ.

И изыде иона из града и седе прямо града, и сотвори себе кущу и седяще под нею в сени, дондеже увидит, что будет граду.

И вышел Иона из города, и сел с восточной стороны у города, и сделал себе там кущу, и сел под нею в тени, чтобы увидеть, что будет с городом.

4:6

И҆ повелѣ̀ гдⷭ҇ь бг҃ъ ты́квѣ, и҆ возрастѐ над̾ главо́ю і҆ѡ́ниною, да бꙋ́детъ сѣ́нь над̾ главо́ю є҆гѡ̀, є҆́же ѡ҆сѣни́ти є҆го̀ ѿ ѕлы́хъ є҆гѡ̀. И҆ возра́довасѧ і҆ѡ́на ѡ҆ ты́квѣ ра́достїю вели́кою.

И повеле Господь Бог тыкве, и возрасте над главою его, еже осенити его от злых его. И возрадовася иона о тыкве радостию великою.

И произрастил Господь Бог растение, и оно поднялось над Ионою, чтобы над головою его была тень и чтобы избавить его от огорчения его; Иона весьма обрадовался этому растению.

4:7

И҆ повелѣ̀ гдⷭ҇ь бг҃ъ че́рвїю ра́ннемꙋ во ᲂу҆́трїе, и҆ под̾ѧдѐ ты́квꙋ, и҆ и҆́зсше.

И повеле Господь Бог червию раннему во утрие, и подяде тыкву, и изсше.

И устроил Бог так, что на другой день при появлении зари червь подточил растение, и оно засохло.

4:8

И҆ бы́сть вкꙋ́пѣ внегда̀ возсїѧ́ти со́лнцꙋ, и҆ повелѣ̀ бг҃ъ вѣ́трꙋ зно́йнꙋ жегꙋ́щꙋ, и҆ поразѝ со́лнце на главꙋ̀ і҆ѡ́нинꙋ, и҆ малодꙋ́шствоваше и҆ ѿрица́шесѧ дꙋшѝ своеѧ̀ и҆ речѐ:

И бысть вкупе внегда возсияти солнцу, и повеле Бог ветру знойну жегущу, и порази солнце на главу ионину, и малодушствоваше и отрицашеся души своея и рече:

Когда же взошло солнце, навел Бог знойный восточный ветер, и солнце стало палить голову Ионы, так что он изнемог и просил себе смерти, и сказал: лучше мне умереть, нежели жить.

4:9

ᲂу҆́не мѝ ᲂу҆мре́ти, не́жели жи́ти. И҆ речѐ гдⷭ҇ь бг҃ъ ко і҆ѡ́нѣ: ѕѣлѡ́ ли ѡ҆печа́лилсѧ є҆сѝ ты̀ ѡ҆ ты́квѣ; И҆ речѐ (і҆ѡ́на): ѕѣлѡ̀ ѡ҆печа́лихсѧ а҆́зъ да́же до сме́рти.

уне ми умрети, нежели жити. И рече Господь Бог ко ионе: зело ли опечалился еси ты о тыкве? И рече (иона): зело опечалихся аз даже до смерти.

И сказал Бог Ионе: неужели так сильно огорчился ты за растение? Он сказал: очень огорчился, даже до смерти.

4:10

И҆ речѐ гдⷭ҇ь: ты̀ ѡ҆скорби́лсѧ є҆сѝ ѡ҆ ты́квѣ, ѡ҆ не́йже не трꙋди́лсѧ є҆сѝ, ни воскорми́лъ є҆сѝ є҆ѧ̀, ꙗ҆́же роди́сѧ ѡ҆б̾ но́щь и҆ ѡ҆б̾ но́щь поги́бе:

И рече Господь: ты оскорбился еси о тыкве, о нейже не трудился еси, ни воскормил еси ея, яже родися об нощь и об нощь погибе:

Тогда сказал Господь: ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же ночь и пропало:

4:11

а҆́зъ же не пощаждꙋ́ ли нїнеѵі́и гра́да вели́кагѡ, въ не́мже живꙋ́тъ мно́жайшїи не́же двана́десѧть те́мъ челѡвѣ́къ, и҆̀же не позна́ша десни́цы своеѧ̀, нижѐ шꙋ́йцы своеѧ̀, и҆ ско́ти и҆́хъ мно́зи;

аз же не пощажду ли ниневии града великаго, в немже живут множайшии неже дванадесять тем человек, иже не познаша десницы своея, ниже шуйцы своея, и скоти их мнози?

Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?

Коне́цъ кни́зѣ прⷪ҇ро́ка і҆ѡ́ны: и҆́мать въ себѣ̀ главы̑ д҃.