Даниил

Кни́га проро́ка данїи́ла
Глава 1

1:1

Въ лѣ́то тре́тїе ца́рства і҆ѡакі́ма царѧ̀ і҆ꙋ́дина, прїи́де навꙋходоно́соръ ца́рь вавѷлѡ́нскъ на і҆ерⷭ҇ли́мъ и҆ воева́ше на́нь.

В лето третие царства иоакима царя иудина, прииде навуходоносор царь вавилонск на Иерусалим и воеваше нань.

В третий год царствования Иоакима, царя Иудейского, пришел Навуходоносор, царь Вавилонский, к Иерусалиму и осадил его.

1:2

И҆ дадѐ гдⷭ҇ь въ рꙋ́цѣ є҆гѡ̀ і҆ѡакі́ма царѧ̀ і҆ꙋ́дина и҆ ѿ ча́сти сосꙋ́дѡвъ хра́ма бж҃їѧ. И҆ принесѐ ѧ҆̀ въ зе́млю сеннаа́ръ въ до́мъ бо́га своегѡ̀ и҆ сосꙋ́ды внесѐ въ до́мъ сокро́вищный бо́га своегѡ̀.

И даде Господь в руце его иоакима царя иудина и от части сосудов храма Божия. И принесе я в землю сеннаар в дом бога своего и сосуды внесе в дом сокровищный бога своего.

И предал Господь в руку его Иоакима, царя Иудейского, и часть сосудов дома Божия, и он отправил их в землю Сеннаар, в дом бога своего, и внес эти сосуды в сокровищницу бога своего.

1:3

И҆ речѐ ца́рь ко а҆сфане́зꙋ, старѣ́йшинѣ є҆ѵнꙋ́хѡвъ свои́хъ, ввестѝ ѿ сынѡ́въ плѣ́на і҆и҃лева и҆ ѿ пле́мене ца́рска и҆ ѿ кнѧзе́й

И рече царь ко асфанезу, старейшине евнухов своих, ввести от сынов плена израилева и от племене царска и от князей

И сказал царь Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из сынов Израилевых, из рода царского и княжеского, привел

1:4

ю҆́ношы, на ни́хже нѣ́сть поро́ка, и҆ дѡбры̀ зра́комъ и҆ смы́слєны во всѧ́цѣй премꙋ́дрости, и҆ вѣ́дꙋщыѧ ᲂу҆мѣ́нїе и҆ размышлѧ́ющыѧ ра́зꙋмъ, и҆ и҆̀мже є҆́сть крѣ́пость въ ни́хъ, є҆́же предстоѧ́ти въ домꙋ̀ пред̾ царе́мъ и҆ наꙋчи́ти ѧ҆̀ кни́гамъ и҆ ѧ҆зы́кꙋ халде́йскꙋ.

юношы, на нихже несть порока, и добры зраком и смыслены во всяцей премудрости, и ведущыя умение и размышляющыя разум, и имже есть крепость в них, еже предстояти в дому пред царем и научити я книгам и языку халдейску.

отроков, у которых нет никакого телесного недостатка, красивых видом, и понятливых для всякой науки, и разумеющих науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому.

1:5

И҆ повелѣ̀ и҆̀мъ (даѧ́ти) ца́рь по всѧ̑ дни̑ ѿ трапе́зы царе́вы и҆ ѿ вїна̀ питїѧ̀ своегѡ̀ и҆ корми́ти и҆̀хъ лѣ̑та трѝ, и҆ пото́мъ ста́ти пред̾ царе́мъ.

И повеле им (даяти) царь по вся дни от трапезы царевы и от вина пития своего и кормити их лета три, и потом стати пред царем.

И назначил им царь ежедневную пищу с царского стола и вино, которое сам пил, и велел воспитывать их три года, по истечении которых они должны были предстать пред царя.

1:6

И҆ бы́сть въ ни́хъ ѿ сынѡ́въ і҆ꙋ́диныхъ данїи́лъ и҆ а҆на́нїа, и҆ а҆за́рїа и҆ мїсаи́лъ.

И бысть в них от сынов иудиных даниил и ананиа, и азариа и мисаил.

Между ними были из сынов Иудиных Даниил, Анания, Мисаил и Азария.

1:7

И҆ возложѝ и҆̀мъ и҆мена̀ старѣ́йшина є҆ѵнꙋ́хѡвъ: данїи́лꙋ валтаса́ръ, и҆ а҆на́нїи седра́хъ, и҆ мїсаи́лꙋ мїса́хъ, а҆за́рїи же а҆вденагѡ̀.

И возложи им имена старейшина евнухов: даниилу валтасар, и анании седрах, и мисаилу мисах, азарии же авденаго.

И переименовал их начальник евнухов — Даниила Валтасаром, Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго.

1:8

И҆ положѝ данїи́лъ на се́рдцы свое́мъ, є҆́же не ѡ҆скверни́тисѧ ѿ трапе́зы царе́вы и҆ ѿ вїна̀ питїѧ̀ є҆гѡ̀, и҆ молѝ старѣ́йшинꙋ є҆ѵнꙋ́хѡвъ, ꙗ҆́кѡ да не ѡ҆скверни́тсѧ.

И положи даниил на сердцы своем, еже не осквернитися от трапезы царевы и от вина пития его, и моли старейшину евнухов, яко да не осквернится.

Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь, и потому просил начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться ему.

1:9

И҆ вдадѐ бг҃ъ данїи́ла въ ми́лость и҆ въ щедрѡ́ты пред̾ старѣ́йшиною є҆ѵнꙋ́хѡвъ.

И вдаде Бог даниила в милость и в щедроты пред старейшиною евнухов.

Бог даровал Даниилу милость и благорасположение начальника евнухов;

1:10

И҆ речѐ старѣ́йшина є҆ѵнꙋ́хѡвъ данїи́лꙋ: бою́сѧ а҆́зъ господи́на моегѡ̀ царѧ̀, заповѣ́давшагѡ ѡ҆ пи́щи ва́шей и҆ питїѝ ва́шемъ, да не когда̀ ᲂу҆ви́дитъ лица̀ ва̑ша ᲂу҆ны̑ла па́че ѻ҆трокѡ́въ све́рстникѡвъ ва́шихъ, и҆ ѡ҆сꙋ́дите главꙋ̀ мою̀ царю̀.

И рече старейшина евнухов даниилу: боюся аз господина моего царя, заповедавшаго о пищи вашей и питии вашем, да не когда увидит лица ваша уныла паче отроков сверстников ваших, и осудите главу мою царю.

и начальник евнухов сказал Даниилу: боюсь я господина моего, царя, который сам назначил вам пищу и питье; если он увидит лица ваши худощавее, нежели у отроков, сверстников ваших, то вы сделаете голову мою виновною перед царем.

1:11

И҆ речѐ данїи́лъ ко а҆мелса́рꙋ, є҆го́же приста́ви старѣ́йшина є҆ѵнꙋ́хѡвъ къ данїи́лꙋ и҆ а҆на́нїи, и҆ а҆за́рїи и҆ мїсаи́лꙋ:

И рече даниил ко амелсару, егоже пристави старейшина евнухов к даниилу и анании, и азарии и мисаилу:

Тогда сказал Даниил Амелсару, которого начальник евнухов приставил к Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии:

1:12

и҆скꙋсѝ ѻ҆́троки твоѧ̑ до десѧтѝ дні́й, и҆ да дадѧ́тъ на́мъ ѿ сѣ́менъ земны́хъ, да ꙗ҆ди́мъ, и҆ во́дꙋ да пїе́мъ:

искуси отроки твоя до десяти дний, и да дадят нам от семен земных, да ядим, и воду да пием:

сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней; пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья;

1:13

и҆ да ꙗ҆вѧ́тсѧ пред̾ тобо́ю ли́ца на̑ша и҆ ли́ца ѻ҆трокѡ́въ ꙗ҆дꙋ́щихъ ѿ трапе́зы царе́вы, и҆ ꙗ҆́коже ᲂу҆́зриши, сотворѝ со ѻ҆́трѡки твои́ми.

и да явятся пред тобою лица наша и лица отроков ядущих от трапезы царевы, и якоже узриши, сотвори со отроки твоими.

и потом пусть явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как увидишь.

1:14

И҆ послꙋ́ша и҆̀хъ и҆ и҆скꙋсѝ ѧ҆̀ до десѧтѝ дні́й.

И послуша их и искуси я до десяти дний.

Он послушался их в этом и испытывал их десять дней.

1:15

По сконча́нїи же десѧти́хъ дні́й, ꙗ҆ви́шасѧ ли́ца и҆́хъ бла̑га и҆ крѣ̑пка пло́тїю па́че ѻ҆трокѡ́въ ꙗ҆дꙋ́щихъ ѿ трапе́зы царе́вы.

По скончании же десятих дний, явишася лица их блага и крепка плотию паче отроков ядущих от трапезы царевы.

По истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами.

1:16

И҆ бы́сть а҆мелса́ръ ѿе́млѧ ꙗ҆́ди и҆́хъ и҆ вїно̀ питїѧ̀ и҆́хъ и҆ даѧ́ше и҆̀мъ сѣ́мена.

И бысть амелсар отемля яди их и вино пития их и даяше им семена.

Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для питья и давал им овощи.

1:17

И҆ четы́ремъ ѻ҆трокѡ́мъ си̑мъ и҆̀мъ дадѐ и҆̀мъ бг҃ъ смы́слъ и҆ мꙋ́дрость во всѧ́цѣй кни́жнѣй премꙋ́дрости: данїи́лъ же разꙋ́менъ бы́сть во всѧ́цѣмъ видѣ́нїи и҆ со́нїихъ.

И четырем отроком сим им даде им Бог смысл и мудрость во всяцей книжней премудрости: даниил же разумен бысть во всяцем видении и сониих.

И даровал Бог четырем сим отрокам знание и разумение всякой книги и мудрости, а Даниилу еще даровал разуметь и всякие видения и сны.

1:18

И҆ по сконча́нїи тѣ́хъ дні́й, въ нѧ́же речѐ ца́рь привестѝ ѧ҆̀, введѐ ѧ҆̀ старѣ́йшина є҆ѵнꙋ́хѡвъ пред̾ навꙋходоно́сора.

И по скончании тех дний, в няже рече царь привести я, введе я старейшина евнухов пред навуходоносора.

По окончании тех дней, когда царь приказал представить их, начальник евнухов представил их Навуходоносору.

1:19

И҆ бесѣ́дова съ ни́ми ца́рь, и҆ не ѡ҆брѣто́шасѧ ѿ всѣ́хъ и҆́хъ подо́бни данїи́лꙋ и҆ а҆на́нїи, и҆ а҆за́рїи и҆ мїсаи́лꙋ: и҆ ста́ша пред̾ царе́мъ.

И беседова с ними царь, и не обретошася от всех их подобни даниилу и анании, и азарии и мисаилу: и сташа пред царем.

И царь говорил с ними, и из всех [отроков] не нашлось подобных Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии, и стали они служить пред царем.

1:20

И҆ во всѧ́цѣмъ глаго́лѣ премꙋ́дрости и҆ ᲂу҆мѣ́нїѧ, ѡ҆ ни́хже вопроша́ше ѿ ни́хъ ца́рь, ѡ҆брѣ́те ѧ҆̀ десѧтери́цею па́че всѣ́хъ ѡ҆баѧ́телей и҆ волхвѡ́въ сꙋ́щихъ во все́мъ ца́рствѣ є҆гѡ̀.

И во всяцем глаголе премудрости и умения, о нихже вопрошаше от них царь, обрете я десятерицею паче всех обаятелей и волхвов сущих во всем царстве его.

И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его.

1:21

И҆ бы́сть данїи́лъ да́же до пе́рвагѡ лѣ́та кѵ́ра царѧ̀.

И бысть даниил даже до перваго лета кира царя.

И был там Даниил до первого года царя Кира.

Глава 2

2:1

Въ лѣ́то второ́е ца́рства навꙋходоно́сорова, со́нїе ви́дѣ навꙋходоно́соръ, и҆ ᲂу҆жасе́сѧ дꙋ́хъ є҆гѡ̀, и҆ со́нъ є҆гѡ̀ ѿстꙋпѝ ѿ негѡ̀:

В лето второе царства навуходоносорова, соние виде навуходоносор, и ужасеся дух его, и сон его отступи от него:

Во второй год царствования Навуходоносора снились Навуходоносору сны, и возмутился дух его, и сон удалился от него.

2:2

и҆ речѐ ца́рь призва́ти ѡ҆баѧ́телей и҆ волхвѡ́въ, и҆ чародѣ́євъ и҆ халде́євъ, є҆́же возвѣсти́ти царю̀ со́нъ є҆гѡ̀. И҆ прїидо́ша и҆ ста́ша пред̾ царе́мъ.

и рече царь призвати обаятелей и волхвов, и чародеев и халдеев, еже возвестити царю сон его. И приидоша и сташа пред царем.

И велел царь созвать тайноведцев, и гадателей, и чародеев, и Халдеев, чтобы они рассказали царю сновидения его. Они пришли, и стали перед царем.

2:3

И҆ речѐ и҆̀мъ ца́рь: ви́дѣхъ со́нъ, и҆ ᲂу҆жасе́сѧ дꙋ́хъ мо́й, є҆́же ᲂу҆разꙋмѣ́ти со́нъ.

И рече им царь: видех сон, и ужасеся дух мой, еже уразумети сон.

И сказал им царь: сон снился мне, и тревожится дух мой; желаю знать этот сон.

2:4

И҆ глаго́лаше халде́є сѵ́рски царе́ви: царю̀, во вѣ́ки живѝ: ты̀ повѣ́ждь со́нъ рабѡ́мъ твои̑мъ, и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣсти́мъ тѝ.

И глаголаше халдее сирски цареви: царю, во веки живи: ты повеждь сон рабом твоим, и сказание его возвестим ти.

И сказали Халдеи царю по-арамейски: царь! вовеки живи! скажи сон рабам твоим, и мы объясним значение его.

2:5

Ѿвѣща́ же ца́рь халде́ѡмъ и҆ речѐ: сло́во ѿстꙋпи́ло є҆́сть ѿ менє̀: а҆́ще ᲂу҆́бѡ не возвѣститѐ мѝ сна̀ и҆ сказа́нїѧ є҆гѡ̀, въ па́гꙋбꙋ вꙋ́дете, и҆ до́мове ва́ши разгра́бѧтсѧ:

Отвеща же царь халдеом и рече: слово отступило есть от мене: аще убо не возвестите ми сна и сказания его, в пагубу вудете, и домове ваши разграбятся:

Отвечал царь и сказал Халдеям: слово отступило от меня; если вы не скажете мне сновидения и значения его, то в куски будете изрублены, и домы ваши обратятся в развалины.

2:6

а҆́ще же со́нъ и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣститѐ мнѣ̀, даѧ̑нїѧ и҆ да́ры и҆ че́сть мно́гꙋ прїи́мете ѿ менє̀: то́чїю со́нъ и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣсти́те мнѣ̀.

аще же сон и сказание его возвестите мне, даяния и дары и честь многу приимете от мене: точию сон и сказание его возвестите мне.

Если же расскажете сон и значение его, то получите от меня дары, награду и великую почесть; итак скажите мне сон и значение его.

2:7

И҆ ѿвѣща́ша второ́е и҆ рѣ́ша: ца́рь да повѣ́сть со́нъ рабѡ́мъ свои̑мъ, и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣсти́мъ є҆мꙋ̀.

И отвещаша второе и реша: царь да повесть сон рабом своим, и сказание его возвестим ему.

Они вторично отвечали и сказали: да скажет царь рабам своим сновидение, и мы объясним его значение.

2:8

И҆ ѿвѣща̀ ца́рь и҆ речѐ: пои́стиннѣ вѣ́мъ а҆́зъ, ꙗ҆́кѡ вре́мѧ вы̀ (то́чїю) и҆скꙋпꙋ́ете, поне́же ви́дите, ꙗ҆́кѡ ѿстꙋпи́ло є҆́сть сло́во ѿ менє̀:

И отвеща царь и рече: поистинне вем аз, яко время вы (точию) искупуете, понеже видите, яко отступило есть слово от мене:

Отвечал царь и сказал: верно знаю, что вы хотите выиграть время, потому что видите, что слово отступило от меня.

2:9

а҆́ще ᲂу҆̀бо сна̀ не возвѣститѐ мнѣ̀, вѣ́мъ, ꙗ҆́кѡ сло́во ло́жно и҆ растлѣ́нно совѣща́стесѧ рещи́ предо мно́ю, до́ндеже вре́мѧ мине́тъ: со́нъ мо́й повѣ́дите мнѣ̀, и҆ ᲂу҆вѣ́мъ, ꙗ҆́кѡ и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣститѐ мнѣ̀.

аще убо сна не возвестите мне, вем, яко слово ложно и растленно совещастеся рещи предо мною, дондеже время минет: сон мой поведите мне, и увем, яко и сказание его возвестите мне.

Так как вы не объявляете мне сновидения, то у вас один умысел: вы собираетесь сказать мне ложь и обман, пока минет время; итак расскажите мне сон, и тогда я узнаю, что вы можете объяснить мне и значение его.

2:10

Ѿвѣща́ша же па́ки халде́є пред̾ царе́мъ и҆ рѣ́ша: нѣ́сть человѣ́ка на землѝ, и҆́же сло́во царе́во возмо́жетъ возвѣсти́ти, ꙗ҆́кѡ всѧ́къ ца́рь вели́кїй и҆ кнѧ́зь не вопроша́етъ ссиева́гѡ словесѐ ѡ҆баѧ́телѧ, волхва̀ и҆ халде́а:

Отвещаша же паки халдее пред царем и реша: несть человека на земли, иже слово царево возможет возвестити, яко всяк царь великий и князь не вопрошает ссиеваго словесе обаятеля, волхва и халдеа:

Халдеи отвечали царю и сказали: нет на земле человека, который мог бы открыть это дело царю, и потому ни один царь, великий и могущественный, не требовал подобного ни от какого тайноведца, гадателя и Халдея.

2:11

поне́же сло́во, є҆го́же вопроша́етъ ца́рь, тѧ́жко, и҆ нѣ́сть дрꙋга́гѡ, и҆́же возвѣсти́тъ є҆̀ пред̾ царе́мъ, но то́чїю бо́зи, и҆́хже нѣ́сть житїѐ со всѧ́кою пло́тїю.

понеже слово, егоже вопрошает царь, тяжко, и несть другаго, иже возвестит е пред царем, но точию бози, ихже несть житие со всякою плотию.

Дело, которого царь требует, так трудно, что никто другой не может открыть его царю, кроме богов, которых обитание не с плотью.

2:12

Тогда̀ ца́рь въ ꙗ҆́рости и҆ во гнѣ́вѣ мно́зѣ речѐ погꙋби́ти всѧ̑ мꙋ̑дрыѧ ваввѷлѡ̑нскїѧ.

Тогда царь в ярости и во гневе мнозе рече погубити вся мудрыя ваввилонския.

Рассвирепел царь и сильно разгневался на это, и приказал истребить всех мудрецов Вавилонских.

2:13

И҆ и҆зы́де повелѣ́нїе, и҆ мꙋ́дрїи ᲂу҆бива́хꙋсѧ: и҆ взыска́ша данїи́ла и҆ дрꙋгѡ́въ є҆гѡ̀ ᲂу҆би́ти ѧ҆̀.

И изыде повеление, и мудрии убивахуся: и взыскаша даниила и другов его убити я.

Когда вышло это повеление, чтобы убивать мудрецов, искали Даниила и товарищей его, чтобы умертвить их.

2:14

Тогда̀ данїи́лъ ѿвѣща̀ совѣ́тъ и҆ ра́зꙋмъ а҆рїѡ́хꙋ а҆рхїмагі́рꙋ ца́рскꙋ, и҆́же и҆зы́де ᲂу҆би́ти мꙋ́дрыхъ вавѷлѡ́нскихъ,

Тогда даниил отвеща совет и разум ариоху архимагиру царску, иже изыде убити мудрых вавилонских,

Тогда Даниил обратился с советом и мудростью к Ариоху, начальнику царских телохранителей, который вышел убивать мудрецов Вавилонских;

2:15

и҆ вопроша́ше и҆̀ глаго́лѧ: кнѧ́же царе́въ, ѡ҆ чесо́мъ и҆зы́де и҆зрѣче́нїе безстꙋ́дное ѿ лица̀ царе́ва; Возвѣсти́ же а҆рїѡ́хъ сло́во данїи́лꙋ.

и вопрошаше и глаголя: княже царев, о чесом изыде изречение безстудное от лица царева? Возвести же ариох слово даниилу.

и спросил Ариоха, сильного при царе: «почему такое грозное повеление от царя?» Тогда Ариох рассказал все дело Даниилу.

2:16

Данїи́лъ же вни́де и҆ молѝ царѧ̀, ꙗ҆́кѡ да вре́мѧ да́стъ є҆мꙋ̀, и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣсти́тъ царю̀.

Даниил же вниде и моли царя, яко да время даст ему, и сказание его возвестит царю.

И Даниил вошел, и упросил царя дать ему время, и он представит царю толкование [сна].

2:17

И҆ вни́де данїи́лъ въ до́мъ сво́й и҆ возвѣстѝ сло́во а҆на́нїи и҆ а҆за́рїи и҆ мїсаи́лꙋ, дрꙋгѡ́мъ свои̑мъ:

И вниде даниил в дом свой и возвести слово анании и азарии и мисаилу, другом своим:

Даниил пришел в дом свой, и рассказал дело Анании, Мисаилу и Азарии, товарищам своим,

2:18

и҆ щедро́тъ проша́хꙋ ᲂу҆ бг҃а нбⷭ҇нагѡ ѡ҆та́йнѣ се́й, ꙗ҆́кѡ да не поги́бнꙋтъ данїи́лъ и҆ дрꙋ́зїе є҆гѡ̀ со про́чїими мꙋ́дрыми вавѷлѡ́нскими.

и щедрот прошаху у Бога небеснаго отайне сей, яко да не погибнут даниил и друзие его со прочиими мудрыми вавилонскими.

чтобы они просили милости у Бога небесного об этой тайне, дабы Даниил и товарищи его не погибли с прочими мудрецами Вавилонскими.

2:19

Тогда̀ данїи́лꙋ во снѣ̀ но́щїю та́йна ѿкры́сѧ: и҆ благословѝ данїи́лъ бг҃а нбⷭ҇наго

Тогда даниилу во сне нощию тайна открыся: и благослови даниил Бога небеснаго

И тогда открыта была тайна Даниилу в ночном видении, и Даниил благословил Бога небесного.

2:20

и҆ речѐ: бꙋ́ди и҆́мѧ гдⷭ҇а бг҃а блгⷭ҇ве́но ѿ вѣ́ка и҆ до вѣ́ка, ꙗ҆́кѡ премⷣрость и҆ смы́слъ и҆ крѣ́пость є҆гѡ̀ є҆́сть,

и рече: буди имя Господа Бога благословено от века и до века, яко премудрость и смысл и крепость его есть,

И сказал Даниил: да будет благословенно имя Господа от века и до века! ибо у Него мудрость и сила;

2:21

и҆ то́й премѣнѧ́етъ времена̀ и҆ лѣ̑та, поставлѧ́етъ цари̑ и҆ преставлѧ́етъ, даѧ́й премꙋ́дрость мꙋ̑дрымъ и҆ ра́зꙋмъ вѣ́дꙋщымъ смышле́нїе:

и той пременяет времена и лета, поставляет цари и преставляет, даяй премудрость мудрым и разум ведущым смышление:

он изменяет времена и лета, низлагает царей и поставляет царей; дает мудрость мудрым и разумение разумным;

2:22

то́й ѿкрыва́етъ глꙋбѡ́каѧ и҆ сокровє́ннаѧ, свѣ́дый сꙋ̑щаѧ во тмѣ̀ и҆ свѣ́тъ съ ни́мъ є҆́сть:

той открывает глубокая и сокровенная, сведый сущая во тме и свет с ним есть:

он открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мраке, и свет обитает с Ним.

2:23

тебѣ̀, бж҃е ѻ҆тцє́въ мои́хъ, и҆сповѣ́даюсѧ и҆ хвалю̀, ꙗ҆́кѡ премꙋ́дрость и҆ си́лꙋ да́лъ мѝ є҆сѝ и҆ возвѣсти́лъ мѝ є҆сѝ, ꙗ҆̀же проси́хомъ ᲂу҆ тебє̀, и҆ видѣ́нїе царе́во возвѣсти́лъ мѝ є҆сѝ.

тебе, Боже отцев моих, исповедаюся и хвалю, яко премудрость и силу дал ми еси и возвестил ми еси, яже просихом у тебе, и видение царево возвестил ми еси.

Славлю и величаю Тебя, Боже отцов моих, что Ты даровал мне мудрость и силу и открыл мне то, о чем мы молили Тебя; ибо Ты открыл нам дело царя.

2:24

И҆ прїи́де данїи́лъ ко а҆рїѡ́хꙋ є҆го́же приста́ви ца́рь погꙋби́ти мꙋ̑дрыѧ вавѷлѡ́нскїѧ, и҆ речѐ є҆мꙋ̀: мꙋ́дрыхъ вавѷлѡ́нскихъ не погꙋблѧ́й, но введи́ мѧ пред̾ царѧ̀, и҆ сказа́нїе сна̀ возвѣшꙋ̀ є҆мꙋ̀.

И прииде даниил ко ариоху егоже пристави царь погубити мудрыя вавилонския, и рече ему: мудрых вавилонских не погубляй, но введи мя пред царя, и сказание сна возвешу ему.

После сего Даниил вошел к Ариоху, которому царь повелел умертвить мудрецов Вавилонских, пришел и сказал ему: не убивай мудрецов Вавилонских; введи меня к царю, и я открою значение [сна].

2:25

Тогда̀ а҆рїѡ́хъ съ потща́нїемъ введѐ данїи́ла пред̾ царѧ̀ и҆ речѐ є҆мꙋ̀: ѡ҆брѣто́хъ мꙋ́жа ѿ плѣ̑нникъ жидо́вскихъ, и҆́же сказа́нїе царю̀ возвѣсти́тъ.

Тогда ариох с потщанием введе даниила пред царя и рече ему: обретох мужа от пленник жидовских, иже сказание царю возвестит.

Тогда Ариох немедленно привел Даниила к царю и сказал ему: я нашел из пленных сынов Иудеи человека, который может открыть царю значение [сна].

2:26

И҆ ѿвѣща̀ ца́рь и҆ речѐ данїи́лꙋ, є҆мꙋ́же и҆́мѧ валтаса́ръ: мо́жеши ли мѝ возвѣсти́ти со́нъ, є҆го́же ви́дѣхъ, и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀;

И отвеща царь и рече даниилу, емуже имя валтасар: можеши ли ми возвестити сон, егоже видех, и сказание его?

Царь сказал Даниилу, который назван был Валтасаром: можешь ли ты сказать мне сон, который я видел, и значение его?

2:27

И҆ ѿвѣща̀ данїи́лъ пред̾ царе́мъ и҆ речѐ: та́йны, є҆ѧ́же ца́рь вопроша́етъ, нѣ́сть мꙋ́дрыхъ, волхвѡ́въ, нижѐ ѡ҆баѧ́телей газари́нѡвъ (си́ла) возвѣсти́ти царю̀:

И отвеща даниил пред царем и рече: тайны, еяже царь вопрошает, несть мудрых, волхвов, ниже обаятелей газаринов (сила) возвестити царю:

Даниил отвечал царю и сказал: тайны, о которой царь спрашивает, не могут открыть царю ни мудрецы, ни обаятели, ни тайноведцы, ни гадатели.

2:28

но є҆́сть бг҃ъ на нбⷭ҇си ѿкрыва́ѧй та̑йны и҆ возвѣстѝ царю̀ навꙋходоно́сорꙋ, и҆̀мже подоба́етъ бы́ти въ послѣ̑днїѧ дни̑. Со́нъ тво́й и҆ видѣ́нїе главы̀ твоеѧ̀ на ло́жи твое́мъ сїѐ є҆́сть, царю̀:

но есть Бог на небеси открываяй тайны и возвести царю навуходоносору, имже подобает быти в последния дни. Сон твой и видение главы твоея на ложи твоем сие есть, царю:

Но есть на небесах Бог, открывающий тайны; и Он открыл царю Навуходоносору, что будет в последние дни. Сон твой и видения главы твоей на ложе твоем были такие:

2:29

помышлє́нїѧ твоѧ̑ на ло́жи твое́мъ взыдо́ша, чесомꙋ̀ подоба́етъ бы́ти по си́хъ, и҆ ѿкрыва́ѧй та̑йны ꙗ҆вѝ тебѣ̀, и҆̀мже подоба́етъ бы́ти:

помышления твоя на ложи твоем взыдоша, чесому подобает быти по сих, и открываяй тайны яви тебе, имже подобает быти:

ты, царь, на ложе твоем думал о том, что будет после сего? и Открывающий тайны показал тебе то, что будет.

2:30

и҆ мнѣ̀ не премꙋ́дростїю сꙋ́щею во мнѣ̀ па́че всѣ́хъ живꙋ́щихъ та́йна сїѧ̀ ѿкры́сѧ, но ра́ди тогѡ̀, ꙗ҆́кѡ да возвѣщꙋ̀ сказа́нїе царю̀, да ᲂу҆разꙋмѣ́еши размышлє́нїѧ се́рдца твоегѡ̀.

и мне не премудростию сущею во мне паче всех живущих тайна сия открыся, но ради того, яко да возвещу сказание царю, да уразумееши размышления сердца твоего.

А мне тайна сия открыта не потому, чтобы я был мудрее всех живущих, но для того, чтобы открыто было царю разумение и чтобы ты узнал помышления сердца твоего.

2:31

Ты̀, царю̀ ви́дѣлъ є҆сѝ: и҆ сѐ, тѣ́ло є҆ди́но, ве́лїе тѣ́ло ѻ҆́но, и҆ ѡ҆бли́чїе є҆гѡ̀ высоко̀, стоѧ́що пред̾ лице́мъ твои́мъ, и҆ ѡ҆́бразъ є҆гѡ̀ стра́шенъ:

Ты, царю видел еси: и се, тело едино, велие тело оно, и обличие его высоко, стоящо пред лицем твоим, и образ его страшен:

Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его.

2:32

тѣ́ло, є҆гѡ́же глава̀ ѿ зла́та чи́ста, рꙋ́цѣ и҆ пє́рси и҆ мы̑шцы є҆гѡ̀ срє́брѧны, чре́во и҆ сте́гна мѣ̑дѧна,

тело, егоже глава от злата чиста, руце и перси и мышцы его сребряны, чрево и стегна медяна,

У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его — из серебра, чрево его и бедра его медные,

2:33

го́лєни желѣ̑зны, но́зѣ, ча́сть ᲂу҆́бѡ нѣ́каѧ желѣ́зна и҆ ча́сть нѣ́каѧ скꙋде́льна:

голени железны, нозе, часть убо некая железна и часть некая скудельна:

голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные.

2:34

ви́дѣлъ є҆сѝ, до́ндеже ѿто́ржесѧ ка́мень ѿ горы̀ без̾ рꙋ́къ, и҆ ᲂу҆да́ри тѣ́ло въ но́зѣ желѣ̑зны и҆ скꙋдє́льны, и҆ и҆стнѝ и҆̀хъ до конца̀:

видел еси, дондеже отторжеся камень от горы без рук, и удари тело в нозе железны и скудельны, и истни их до конца:

Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их.

2:35

тогда̀ сотро́шасѧ вкꙋ́пѣ скꙋде́ль, желѣ́зо, мѣ́дь, сребро̀ и҆ зла́то, и҆ бы́сть ꙗ҆́кѡ пра́хъ ѿ гꙋмна̀ лѣ́тнѧ: и҆ взѧ́тъ ѧ҆̀ премно́гїй вѣ́тръ, и҆ мѣ́сто не ѡ҆брѣ́тесѧ и҆̀мъ: ка́мень же порази́вый тѣ́ло бы́сть гора̀ вели́ка и҆ напо́лни всю̀ зе́млю.

тогда сотрошася вкупе скудель, железо, медь, сребро и злато, и бысть яко прах от гумна летня: и взят я премногий ветр, и место не обретеся им: камень же поразивый тело бысть гора велика и наполни всю землю.

Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю.

2:36

Се́й є҆́сть со́нъ, а҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ рече́мъ пред̾ царе́мъ.

Сей есть сон, а сказание его речем пред царем.

Вот сон! Скажем пред царем и значение его.

2:37

Ты̀, царю̀, ца́рь царе́й, є҆мꙋ́же бг҃ъ нбⷭ҇ный ца́рство дадѐ крѣ́пко и҆ держа́вно и҆ че́стно:

Ты, царю, царь царей, емуже Бог небесный царство даде крепко и державно и честно:

Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу,

2:38

во всѧ́цѣмъ мѣ́стѣ, и҆дѣ́же живꙋ́тъ сы́нове человѣ̑чи и҆ ѕвѣ́рїе по́льстїи, и҆ пти̑цы небє́сныѧ и҆ ры̑бы морскі̑ѧ да́лъ є҆́сть въ рꙋ́кꙋ твою̀ и҆ поста́вилъ тѧ̀ властели́на всѣ̑мъ: ты̀ є҆сѝ глава̀ злата́ѧ.

во всяцем месте, идеже живут сынове человечи и зверие польстии, и птицы небесныя и рыбы морския дал есть в руку твою и поставил тя властелина всем: ты еси глава златая.

и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми ими. Ты — это золотая голова!

2:39

И҆ послѣдѝ тебє̀ воста́нетъ ца́рство дрꙋго́е ме́ншее тебє̀, є҆́же є҆́сть сребро̀, ца́рство же тре́тїе, є҆́же є҆́сть мѣ́дь, є҆́же соѡдолѣ́етъ все́й землѝ,

И последи тебе востанет царство другое меншее тебе, еже есть сребро, царство же третие, еже есть медь, еже соодолеет всей земли,

После тебя восстанет другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею.

2:40

и҆ ца́рство четве́ртое, є҆́же бꙋ́детъ крѣ́пко а҆́ки желѣ́зо: ꙗ҆́коже желѣ́зо стончева́етъ и҆ ᲂу҆мѧгча́етъ всѧ̑, та́кожде и҆ то̀ и҆стончи́тъ и҆ и҆стни́тъ всѧ̑.

и царство четвертое, еже будет крепко аки железо: якоже железо стончевает и умягчает вся, такожде и то истончит и истнит вся.

А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать.

2:41

А҆ ꙗ҆́кѡ ви́дѣлъ є҆сѝ но́зѣ и҆ пе́рсты, ча́сть ᲂу҆́бѡ нѣ́кꙋю желѣ́знꙋ, ча́сть же нѣ́кꙋю гли́нѧнꙋ, ца́рство раздѣле́но бꙋ́детъ, и҆ ѿ ко́рене желѣ́зна бꙋ́детъ въ не́мъ, ꙗ҆́коже ви́дѣлъ є҆сѝ желѣ́зо смѣ́шено съ гли́ною:

А яко видел еси нозе и персты, часть убо некую железну, часть же некую глиняну, царство разделено будет, и от корене железна будет в нем, якоже видел еси железо смешено с глиною:

А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из глины горшечной, а частью из железа, то будет царство разделенное, и в нем останется несколько крепости железа, так как ты видел железо, смешанное с горшечною глиною.

2:42

и҆ пе́рсты ножні́и, ча́сть ᲂу҆́бѡ нѣ́каѧ желѣ́зна, ча́сть же нѣ́каѧ гли́нѧна, ча́сть нѣ́каѧ ца́рства бꙋ́детъ крѣпка̀ и҆ ѿ негѡ̀ бꙋ́детъ сокрꙋше́на.

и персты ножнии, часть убо некая железна, часть же некая глиняна, часть некая царства будет крепка и от него будет сокрушена.

И как персты ног были частью из железа, а частью из глины, так и царство будет частью крепкое, частью хрупкое.

2:43

Ꙗ҆́кѡ ви́дѣлъ є҆сѝ желѣ́зо смѣ́шено со гли́ною, смѣ́шєны бꙋ́дꙋтъ во пле́мени человѣ́чи, и҆ не бꙋ́дꙋтъ прилѣплѧ́ющесѧ се́й къ семꙋ̀, ꙗ҆́коже желѣ́зо не смѣша́етсѧ со гли́ною.

Яко видел еси железо смешено со глиною, смешены будут во племени человечи, и не будут прилепляющеся сей к сему, якоже железо не смешается со глиною.

А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются через семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною.

2:44

И҆ во дне́хъ царе́й тѣ́хъ возста́витъ бг҃ъ нбⷭ҇ный ца́рство, є҆́же во вѣ́ки не разсы́плетсѧ, и҆ ца́рство є҆гѡ̀ лю́демъ и҆нѣ̑мъ не ѡ҆ста́нетсѧ, и҆стни́тъ и҆ развѣ́етъ всѧ̑ ца̑рства, то́е же ста́нетъ во вѣ́ки,

И во днех царей тех возставит Бог небесный царство, еже во веки не разсыплется, и царство его людем инем не останется, истнит и развеет вся царства, тое же станет во веки,

И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно,

2:45

ꙗ҆́коже ви́дѣлъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ ѿсѣче́сѧ ѿ горы̀ ка́мень без̾ рꙋ́къ и҆ и҆стнѝ гли́нꙋ, желѣ́зо, мѣ́дь, сребро̀, зла́то. Бг҃ъ вели́кїй возвѣстѝ царю̀, и҆̀мже подоба́етъ бы́ти по си́хъ: и҆ и҆́стиненъ со́нъ, и҆ вѣ́рно сказа́нїе є҆гѡ̀.

якоже видел еси, яко отсечеся от горы камень без рук и истни глину, железо, медь, сребро, злато. Бог великий возвести царю, имже подобает быти по сих: и истинен сон, и верно сказание его.

так как ты видел, что камень отторгнут был от горы не руками и раздробил железо, медь, глину, серебро и золото. Великий Бог дал знать царю, что будет после сего. И верен этот сон, и точно истолкование его!

2:46

Тогда̀ ца́рь навꙋходоно́соръ падѐ на лицѐ и҆ поклони́сѧ данїи́лꙋ, и҆ речѐ да́ры и҆ благовѡ́нїѧ возлїѧ́ти є҆мꙋ̀.

Тогда царь навуходоносор паде на лице и поклонися даниилу, и рече дары и благовония возлияти ему.

Тогда царь Навуходоносор пал на лице свое и поклонился Даниилу, и велел принести ему дары и благовонные курения.

2:47

И҆ ѿвѣща́въ ца́рь речѐ данїи́лꙋ: пои́стиннѣ бг҃ъ ва́шъ то́й є҆́сть бг҃ъ богѡ́въ и҆ гдⷭ҇ь господе́й и҆ цр҃ь царе́й, ѿкрыва́ѧй та̑йны, поне́же возмо́глъ є҆сѝ ѿкры́ти та́йнꙋ сїю̀.

И отвещав царь рече даниилу: поистинне Бог ваш той есть Бог богов и Господь господей и Царь царей, открываяй тайны, понеже возмогл еси открыти тайну сию.

И сказал царь Даниилу: истинно Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть эту тайну!

2:48

И҆ возвели́чи ца́рь данїи́ла, и҆ да́ры вели̑ки и҆ мнѡ́ги дадѐ є҆мꙋ̀, и҆ поста́ви є҆го̀ над̾ все́ю страно́ю вавѷлѡ́нскою и҆ кнѧ́зѧ воево́дамъ, над̾ всѣ́ми мꙋ́дрыми вавѷлѡ́нскими.

И возвеличи царь даниила, и дары велики и многи даде ему, и постави его над всею страною вавилонскою и князя воеводам, над всеми мудрыми вавилонскими.

Тогда возвысил царь Даниила и дал ему много больших подарков, и поставил его над всею областью Вавилонскою и главным начальником над всеми мудрецами Вавилонскими.

2:49

И҆ данїи́лъ просѝ ᲂу҆ царѧ̀ и҆ приста́ви над̾ дѣ́лы страны̀ вавѷлѡ́нскїѧ седра́ха, мїса́ха и҆ а҆вденагѡ̀. Данїи́лъ же бѧ́ше во дворѣ̀ царе́вѣ.

И даниил проси у царя и пристави над делы страны вавилонския седраха, мисаха и авденаго. Даниил же бяше во дворе цареве.

Но Даниил просил царя, и он поставил Седраха, Мисаха и Авденаго над делами страны Вавилонской, а Даниил остался при дворе царя.

Глава 3

3:1

Въ лѣ́то ѻ҆смонадесѧ́тое навꙋходоно́соръ ца́рь сотворѝ тѣ́ло зла́то, высота̀ є҆гѡ̀ ла́ктїй шести́десѧти и҆ широта̀ є҆гѡ̀ ла́ктїй шестѝ, и҆ поста́ви є҆̀ на по́ли деи́рѣ во странѣ̀ вавѷлѡ́нстѣй.

В лето осмонадесятое навуходоносор царь сотвори тело злато, высота его лактий шестидесяти и широта его лактий шести, и постави е на поли деире во стране вавилонстей.

Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской.

3:2

И҆ посла̀ (навꙋходоно́соръ ца́рь) собра́ти ѵ҆па́ты и҆ воевѡ́ды и҆ мѣстонача́лники, вожди̑ же и҆ мꙋчи́тєли, и҆ сꙋ́щыѧ на власте́хъ и҆ всѧ̑ кнѧ̑зи стра́нъ, прїитѝ на ѡ҆бновле́нїе кꙋмі́ра, є҆го́же поста́ви навꙋходоно́соръ ца́рь.

И посла (навуходоносор царь) собрати ипаты и воеводы и местоначалники, вожди же и мучители, и сущыя на властех и вся князи стран, приити на обновление кумира, егоже постави навуходоносор царь.

И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, которого поставил царь Навуходоносор.

3:3

И҆ собра́шасѧ мѣстонача̑лницы, ѵ҆па́тове, воевѡ́ды, вожде́ве, мꙋчи́телїе вели́цыи, и҆̀же над̾ властьмѝ, и҆ всѝ нача̑лницы стра́нъ на ѡ҆бновле́нїе тѣ́ла, є҆́же поста́ви навꙋходоно́соръ ца́рь: и҆ ста́ша пред̾ тѣ́ломъ, є҆́же поста́ви навꙋходоно́соръ ца́рь.

И собрашася местоначалницы, ипатове, воеводы, вождеве, мучителие велицыи, иже над властьми, и вси началницы стран на обновление тела, еже постави навуходоносор царь: и сташа пред телом, еже постави навуходоносор царь.

И собрались сатрапы, наместники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законоведцы, блюстители суда и все областные правители на открытие истукана, которого Навуходоносор царь поставил, и стали перед истуканом, которого воздвиг Навуходоносор.

3:4

И҆ проповѣ́дникъ вопїѧ́ше со крѣ́постїю: ва́мъ глаго́летсѧ, наро́ди, лю́дїе, племена̀, ꙗ҆зы́цы:

И проповедник вопияше со крепостию: вам глаголется, народи, людие, племена, языцы:

Тогда глашатай громко воскликнул: объявляется вам, народы, племена и языки:

3:5

въ ѻ҆́ньже ча́съ а҆́ще ᲂу҆слы́шите гла́съ трꙋбы̀, свирѣ̑ли же и҆ гꙋ́сли, самвѵ́ки же и҆ ѱалти̑ри и҆ согла̑сїѧ, и҆ всѧ́кагѡ ро́да мꙋсїкі́йска, па́дающе покланѧ́йтесѧ тѣ́лꙋ злато́мꙋ, є҆́же поста́ви навꙋходонсо́ръ ца́рь:

в оньже час аще услышите глас трубы, свирели же и гусли, самвики же и псалтири и согласия, и всякаго рода мусикийска, падающе покланяйтеся телу златому, еже постави навуходонсор царь:

в то время, как услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор.

3:6

и҆ и҆́же а҆́ще не па́дъ покло́нитсѧ, въ то́й ча́съ вве́рженъ бꙋ́детъ въ пе́щь ѻ҆гне́мъ горѧ́щꙋю.

и иже аще не пад поклонится, в той час ввержен будет в пещь огнем горящую.

А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем.

3:7

И҆ бы́сть є҆гда̀ ᲂу҆слы́шаша лю́дїе гла́съ трꙋбы̀, свирѣ̑ли же и҆ гꙋ́сли, самвѵ́ки же и҆ ѱалти̑ри и҆ согла̑сїѧ, и҆ всѧ́кагѡ ро́да мꙋсїкі́йска, па́дающе всѝ лю́дїе, племена̀, ꙗ҆зы́цы, покланѧ́хꙋсѧ тѣ́лꙋ злато́мꙋ, є҆́же поста́ви навꙋходоно́соръ ца́рь.

И бысть егда услышаша людие глас трубы, свирели же и гусли, самвики же и псалтири и согласия, и всякаго рода мусикийска, падающе вси людие, племена, языцы, покланяхуся телу златому, еже постави навуходоносор царь.

Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь.

3:8

Тогда̀ пристꙋпи́ша мꙋ́жїе халде́йстїи и҆ ѡ҆болга́ша і҆ꙋде́євъ,

Тогда приступиша мужие халдейстии и оболгаша иудеев,

В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев.

3:9

ѿвѣща́вше рѣ́ша навꙋходоно́сорꙋ царе́ви: царю̀, во вѣ́ки живѝ:

отвещавше реша навуходоносору цареви: царю, во веки живи:

Они сказали царю Навуходоносору: царь, вовеки живи!

3:10

ты̀, царю̀, положи́лъ є҆сѝ повелѣ́нїе, да всѧ́къ человѣ́къ, и҆́же а҆́ще ᲂу҆слы́шитъ гла́съ трꙋбы̀, свирѣ̑ли же и҆ гꙋ́сли, самвѵ́ки же и҆ ѱалти̑ри и҆ согла̑сїѧ, и҆ всѧ́кагѡ ро́да мꙋсїкі́йска,

ты, царю, положил еси повеление, да всяк человек, иже аще услышит глас трубы, свирели же и гусли, самвики же и псалтири и согласия, и всякаго рода мусикийска,

Ты, царь, дал повеление, чтобы каждый человек, который услышит звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всякого рода музыкальных орудий, пал и поклонился золотому истукану;

3:11

и҆ не па́дъ покло́нитсѧ тѣ́лꙋ злато́мꙋ, вве́рженъ бꙋ́детъ въ пе́щь ѻ҆гне́мъ горѧ́щꙋю.

и не пад поклонится телу златому, ввержен будет в пещь огнем горящую.

а кто не падет и не поклонится, тот должен быть брошен в печь, раскаленную огнем.

3:12

Сꙋ́ть ᲂу҆̀бо мꙋ́жїе і҆ꙋде́є, и҆̀хже поста́вилъ є҆сѝ над̾ дѣ́лы страны̀ вавѷлїѡ́нскїѧ, седра́хъ, мїса́хъ и҆ а҆вденагѡ̀, и҆̀же не послꙋ́шаша за́повѣди твоеѧ̀, царю̀, и҆ богѡ́мъ твои̑мъ не слꙋ́жатъ и҆ тѣ́лꙋ злато́мꙋ, є҆́же поста́вилъ є҆сѝ, не покланѧ́ютсѧ.

Суть убо мужие иудее, ихже поставил еси над делы страны вавилионския, седрах, мисах и авденаго, иже не послушаша заповеди твоея, царю, и богом твоим не служат и телу златому, еже поставил еси, не покланяются.

Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются.

3:13

Тогда̀ навꙋходоно́соръ въ ꙗ҆́рости и҆ гнѣ́вѣ речѐ привестѝ седра́ха, мїса́ха и҆ а҆вденагѡ́. И҆ приведе́ни бы̀ша пред̾ царѧ̀.

Тогда навуходоносор в ярости и гневе рече привести седраха, мисаха и авденаго. И приведени быша пред царя.

Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю.

3:14

И҆ ѿвѣща̀ навꙋходоно́соръ и҆ речѐ и҆̀мъ: а҆́ще вои́стиннꙋ, седра́хъ, мїса́хъ и҆ а҆вденагѡ̀, богѡ́мъ мои̑мъ не слꙋ́жите и҆ тѣ́лꙋ злато́мꙋ, є҆́же поста́вихъ, не покланѧ́етесѧ;

И отвеща навуходоносор и рече им: аще воистинну, седрах, мисах и авденаго, богом моим не служите и телу златому, еже поставих, не покланяетеся?

Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь?

3:15

нн҃ѣ ᲂу҆̀бо а҆́ще є҆стѐ гото́ви, да є҆гда̀ ᲂу҆слы́шите гла́съ трꙋбы̀, свирѣ̑ли же и҆ гꙋ́сли, самвѵ́ки же и҆ ѱалти̑ри и҆ согла̑сїѧ, и҆ всѧ́кагѡ ро́да мꙋсїкі́йска, па́дше поклони́тесѧ тѣ́лꙋ злато́мꙋ, є҆́же сотвори́хъ: а҆́ще же не поклоните́сѧ, въ то́й ча́съ вве́ржени бꙋ́дете въ пе́щь ѻ҆гне́мъ горѧ́щꙋю: и҆ кто̀ є҆́сть бг҃ъ, и҆́же и҆́зметъ вы̀ и҆з̾ рꙋкѝ моеѧ̀;

ныне убо аще есте готови, да егда услышите глас трубы, свирели же и гусли, самвики же и псалтири и согласия, и всякаго рода мусикийска, падше поклонитеся телу златому, еже сотворих: аще же не поклонитеся, в той час ввержени будете в пещь огнем горящую: и кто есть Бог, иже измет вы из руки моея?

Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?

3:16

И҆ ѿвѣща́ша седра́хъ, мїса́хъ и҆ а҆вденагѡ̀, глаго́люще царю̀ навꙋходоно́сорꙋ: не тре́бѣ на́мъ ѡ҆ глаго́лѣ се́мъ ѿвѣща́ти тебѣ̀:

И отвещаша седрах, мисах и авденаго, глаголюще царю навуходоносору: не требе нам о глаголе сем отвещати тебе:

И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это.

3:17

є҆́сть бо бг҃ъ на́шъ на нбⷭ҇сѣ́хъ, є҆мꙋ́же мы̀ слꙋ́жимъ, си́ленъ и҆з̾ѧ́ти на́съ ѿ пе́щи ѻ҆гне́мъ горѧ́щїѧ и҆ ѿ рꙋкꙋ̀ твоє́ю и҆зба́вити на́съ, царю̀:

есть бо Бог наш на небесех, емуже мы служим, силен изяти нас от пещи огнем горящия и от руку твоею избавити нас, царю:

Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит.

3:18

а҆́ще ли нѝ, вѣ́домо да бꙋ́детъ тебѣ̀, царю̀, ꙗ҆́кѡ богѡ́мъ твои̑мъ не слꙋ́жимъ и҆ тѣ́лꙋ злато́мꙋ, є҆́же поста́вилъ є҆сѝ, не кла́нѧемсѧ.

аще ли ни, ведомо да будет тебе, царю, яко богом твоим не служим и телу златому, еже поставил еси, не кланяемся.

Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.

3:19

Тогда̀ навꙋходоно́соръ и҆спо́лнисѧ ꙗ҆́рости, и҆ зра́къ лица̀ є҆гѡ̀ и҆змѣни́сѧ на седра́ха, мїса́ха и҆ а҆вденагѡ̀, и҆ речѐ: разжжи́те пе́щь седмери́цею, до́ндеже до конца̀ разгори́тсѧ.

Тогда навуходоносор исполнися ярости, и зрак лица его изменися на седраха, мисаха и авденаго, и рече: разжжите пещь седмерицею, дондеже до конца разгорится.

Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее,

3:20

И҆ мꙋжє́мъ си̑льнымъ крѣ́постїю речѐ: ѡ҆кова́вше седра́ха, мїса́ха и҆ а҆вденагѡ̀, вве́рзите въ пе́щь ѻ҆гне́мъ горѧ́щꙋю.

И мужем сильным крепостию рече: оковавше седраха, мисаха и авденаго, вверзите в пещь огнем горящую.

и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем.

3:21

Тогда̀ мꙋ́жїе ѻ҆́нїи ѡ҆ко́вани бы́ша съ га́щами свои́ми и҆ покрыва́лы, и҆ сапогмѝ и҆ со ѻ҆де́ждами свои́ми, и҆ вве́ржени бы́ша посредѣ̀ пе́щи ѻ҆гне́мъ горѧ́щїѧ.

Тогда мужие онии оковани быша с гащами своими и покрывалы, и сапогми и со одеждами своими, и ввержени быша посреде пещи огнем горящия.

Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своем, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскаленную огнем.

3:22

Поне́же глаго́лъ царе́въ превозмо́же, и҆ пе́щь разжже́на бы́сть преизли́шше: и҆ мꙋже́й ѻ҆́ныхъ, и҆̀же вверго́ша седра́ха, мїса́ха и҆ а҆вденагѡ̀, ᲂу҆бѝ пла́мень ѻ҆́гненный.

Понеже глагол царев превозможе, и пещь разжжена бысть преизлишше: и мужей оных, иже ввергоша седраха, мисаха и авденаго, уби пламень огненный.

И как повеление царя было строго, и печь раскалена была чрезвычайно, то пламя огня убило тех людей, которые бросали Седраха, Мисаха и Авденаго.

3:23

И҆ мꙋ́жїе ті́и трїѐ, седра́хъ, мїса́хъ и҆ а҆вденагѡ̀, падо́ша посредѣ̀ пе́щи ѻ҆гне́мъ горѧ́щїѧ ѡ҆ко́вани,

И мужие тии трие, седрах, мисах и авденаго, падоша посреде пещи огнем горящия оковани,

А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.

3:24

и҆ хожда́хꙋ посредѣ̀ пла́мене пою́ще бг҃а и҆ благословѧ́ще гдⷭ҇а.

и хождаху посреде пламене поюще Бога и благословяще Господа.

[И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа.

3:25

И҆ ста́въ съ ни́ми а҆за́рїа помоли́сѧ си́це и҆ ѿве́рзъ ᲂу҆ста̀ своѧ̑ посредѣ̀ ѻ҆гнѧ̀ речѐ:

И став с ними азариа помолися сице и отверз уста своя посреде огня рече:

И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил:

3:26

блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ, хва́льно и҆ просла́влено и҆́мѧ твоѐ во вѣ́ки,

благословен еси, Господи, Боже отец наших, хвально и прославлено имя твое во веки,

«Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, хвально и прославлено имя Твое вовеки.

3:27

ꙗ҆́кѡ првⷣнъ є҆сѝ ѡ҆ всѣ́хъ, ꙗ҆̀же сотвори́лъ є҆сѝ на́мъ, и҆ всѧ̑ дѣла̀ твоѧ̑ и҆́стинна, и҆ пра́ви пꙋтїѐ твоѝ, и҆ всѝ сꙋдѝ твоѝ и҆́стинни:

яко праведен еси о всех, яже сотворил еси нам, и вся дела твоя истинна, и прави путие твои, и вси суди твои истинни:

Ибо праведен Ты во всем, что соделал с нами, и все дела Твои истинны и пути Твои правы, и все суды Твои истинны.

3:28

и҆ сꙋдбы̑ и҆́стинны сотвори́лъ є҆сѝ по всѣ̑мъ, ꙗ҆̀же наве́лъ є҆сѝ на ны̀ и҆ на гра́дъ ст҃ы́й ѻ҆тє́цъ на́шихъ і҆ерⷭ҇ли́мъ: ꙗ҆́кѡ и҆́стиною и҆ сꙋдо́мъ наве́лъ є҆сѝ сїѧ̑ всѧ̑ на ны̀ грѣ̑хъ ра́ди на́шихъ.

и судбы истинны сотворил еси по всем, яже навел еси на ны и на град святый отец наших Иерусалим: яко истиною и судом навел еси сия вся на ны грех ради наших.

Ты совершил истинные суды во всем, что навел на нас и на святый град отцов наших Иерусалим, потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас за грехи наши.

3:29

Ꙗ҆́кѡ согрѣши́хомъ и҆ беззако́нновахомъ ѿстꙋпи́вше ѿ тебє̀, и҆ прегрѣши́хомъ во всѣ́хъ,

Яко согрешихом и беззаконновахом отступивше от тебе, и прегрешихом во всех,

Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили.

3:30

и҆ за́повѣдїй твои́хъ не послꙋ́шахомъ, нижѐ соблюдо́хомъ, нижѐ сотвори́хомъ, ꙗ҆́коже заповѣ́далъ є҆сѝ на́мъ, да бла́го на́мъ бꙋ́детъ.

и заповедий твоих не послушахом, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам, да благо нам будет.

Заповедей Твоих не слушали и не соблюдали их, и не поступали, как Ты повелел нам, чтобы благо нам было.

3:31

И҆ всѧ̑, є҆ли̑ка сотвори́лъ є҆сѝ на́мъ, и҆ всѧ̑, є҆ли̑ка наве́лъ є҆сѝ на ны̀, и҆́стиннымъ сꙋдо́мъ сотвори́лъ є҆сѝ,

И вся, елика сотворил еси нам, и вся, елика навел еси на ны, истинным судом сотворил еси,

И все, что Ты навел на нас, и все, что Ты соделал с нами, соделал по истинному суду.

3:32

и҆ пре́далъ є҆сѝ на́съ въ рꙋ́ки врагѡ́въ беззако́нныхъ, ме́рзкихъ ѿстꙋ́пникѡвъ, и҆ царю̀ непра́веднꙋ и҆ лꙋка́внѣйшꙋ па́че всеѧ̀ землѝ.

и предал еси нас в руки врагов беззаконных, мерзких отступников, и царю неправедну и лукавнейшу паче всея земли.

И предал нас в руки врагов беззаконных, ненавистнейших отступников, и царю неправосудному и злейшему на всей земле.

3:33

И҆ нн҃ѣ нѣ́сть на́мъ ѿве́рзти ᲂу҆́стъ: стꙋ́дъ и҆ поноше́нїе бы́хомъ рабѡ́мъ твои̑мъ и҆ чтꙋ́щымъ тѧ̀.

И ныне несть нам отверзти уст: студ и поношение быхом рабом твоим и чтущым тя.

И ныне мы не можем открыть уст наших; мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих и чтущих Тебя.

3:34

Не преда́ждь ᲂу҆̀бо на́съ до конца̀ и҆́мене твоегѡ̀ ра́ди, и҆ не разорѝ завѣ́та твоегѡ̀,

Не предаждь убо нас до конца имене твоего ради, и не разори завета твоего,

Но не предай нас навсегда ради имени Твоего, и не разруши завета Твоего.

3:35

и҆ не ѿста́ви млⷭ҇ти твоеѧ̀ ѿ, на́съ, а҆враа́ма ра́ди возлю́бленнагѡ ѿ тебє̀, и҆ за і҆саа́ка раба̀ твоего̀ и҆ і҆и҃лѧ ст҃а́го твоего̀,

и не отстави милости твоея от, нас, авраама ради возлюбленнаго от тебе, и за исаака раба твоего и израиля святаго твоего,

Не отними от нас милости Твоей ради Авраама, возлюбленного Тобою, ради Исаака, раба Твоего, и Израиля, святаго Твоего,

3:36

и҆̀мже гл҃алъ є҆сѝ ᲂу҆мно́жити сѣ́мѧ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ ѕвѣ́зды небє́сныѧ и҆ ꙗ҆́кѡ песо́къ вскра́й мо́рѧ.

имже глаголал еси умножити семя их, яко звезды небесныя и яко песок вскрай моря.

которым Ты говорил, что умножишь семя их, как звезды небесные и как песок на берегу моря.

3:37

Ꙗ҆́кѡ, влⷣко, ᲂу҆ма́лихомсѧ па́че всѣ́хъ ꙗ҆зы̑къ, и҆ є҆смы̀ смире́ни по все́й землѝ дне́сь грѣ̑хъ ра́ди на́шихъ,

Яко, Владыко, умалихомся паче всех язык, и есмы смирени по всей земли днесь грех ради наших,

Мы умалены, Господи, паче всех народов, и унижены ныне на всей земле за грехи наши,

3:38

и҆ нѣ́сть во вре́мѧ сїѐ кнѧ́зѧ и҆ прⷪ҇ро́ка и҆ вожда̀, нижѐ всесожже́нїѧ, нижѐ же́ртвы, нижѐ приноше́нїѧ, нижѐ кади́ла ни мѣ́ста, є҆́же пожре́ти пред̾ тобо́ю

и несть во время сие князя и пророка и вожда, ниже всесожжения, ниже жертвы, ниже приношения, ниже кадила ни места, еже пожрети пред тобою

и нет у нас в настоящее время ни князя, ни пророка, ни вождя, ни всесожжения, ни жертвы, ни приношения, ни фимиама, ни места, чтобы нам принести жертву Тебе и обрести милость Твою.

3:39

и҆ ѡ҆брѣстѝ млⷭ҇ть: но дꙋше́ю сокрꙋше́нною и҆ дꙋ́хомъ смире́ннымъ да прїѧ́ти бꙋ́демъ.

и обрести милость: но душею сокрушенною и духом смиренным да прияти будем.

Но с сокрушенным сердцем и смиренным духом да будем приняты.

3:40

Ꙗ҆́кѡ во всесожже́нїихъ ѻ҆́внихъ и҆ ю҆́нчихъ и҆ ꙗ҆́кѡ во тма́хъ а҆́гнєцъ тꙋ́чныхъ, та́кѡ да бꙋ́детъ же́ртва на́ша пред̾ тобо́ю дне́сь, и҆ да соверши́тсѧ по тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ нѣ́сть стꙋда̀ ᲂу҆пова́ющымъ на тѧ̀.

Яко во всесожжениих овних и юнчих и яко во тмах агнец тучных, тако да будет жертва наша пред тобою днесь, и да совершится по тебе, яко несть студа уповающым на тя.

Как при всесожжении овнов и тельцов и как при тысячах тучных агнцев, так да будет жертва наша пред Тобою ныне благоугодною Тебе; ибо нет стыда уповающим на Тебя.

3:41

И҆ ни҃ѣ возслѣ́дꙋемъ всѣ́мъ се́рдцемъ и҆ бои́мсѧ тебє̀ и҆ и҆́щемъ лица̀ твоегѡ̀:

И ныне возследуем всем сердцем и боимся тебе и ищем лица твоего:

И ныне мы следуем за Тобою всем сердцем и боимся Тебя и ищем лица Твоего.

3:42

не посрамѝ на́съ, но сотворѝ съ на́ми по кро́тости твое́й и҆ по мно́жествꙋ млⷭ҇ти твоеѧ̀,

не посрами нас, но сотвори с нами по кротости твоей и по множеству милости твоея,

Не посрами нас, но сотвори с нами по снисхождению Твоему и по множеству милости Твоей

3:43

и҆ и҆змѝ на́съ по чꙋдесє́мъ твои̑мъ, и҆ да́ждь сла́вꙋ и҆́мени твоемꙋ̀, гдⷭ҇и.

и изми нас по чудесем твоим, и даждь славу имени твоему, Господи.

и избави нас силою чудес Твоих, и дай славу имени Твоему, Господи,

3:44

И҆ да посра́мѧтсѧ всѝ ꙗ҆влѧ́ющїи рабѡ́мъ твои̑мъ ѕла̑ѧ, и҆ да постыдѧ́тсѧ ѿ всѧ́кїѧ си́лы, и҆ крѣ́пость и҆́хъ да сокрꙋши́тсѧ,

И да посрамятся вси являющии рабом твоим злая, и да постыдятся от всякия силы, и крепость их да сокрушится,

и да постыдятся все, делающие рабам Твоим зло, и да постыдятся со всем могуществом, и сила их да сокрушится,

3:45

и҆ да разꙋмѣ́ютъ, ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ гдⷭ҇ь бг҃ъ є҆ди́нъ и҆ сла́венъ по все́й вселе́ннѣй.

и да разумеют, яко ты еси Господь Бог един и славен по всей вселенней.

и да познают, что Ты Господь Бог един и славен по всей вселенной».

3:46

И҆ не преста́ша вве́ргшїи и҆̀хъ слꙋги̑ царє́вы, жгꙋ́ще пе́щь на́фѳою и҆ смоло́ю, и҆ и҆згре́бьими и҆ хвра́стїемъ:

И не престаша ввергшии их слуги царевы, жгуще пещь наффою и смолою, и изгребьими и хврастием:

А между тем слуги царя, ввергшие их, не переставали разжигать печь нефтью, смолою, паклею и хворостом,

3:47

и҆ разлива́щесѧ пла́мень над̾ пе́щїю на ла́ктїй четы́редесѧть де́вѧть,

и разливащеся пламень над пещию на лактий четыредесять девять,

и поднимался пламень над печью на сорок девять локтей

3:48

и҆ ѡ҆бы́де и҆ пожжѐ, и҆̀хже ѡ҆брѣ́те ѡ҆́крестъ пе́щи халде́йскїѧ.

и обыде и пожже, ихже обрете окрест пещи халдейския.

и вырывался, и сожигал тех из Халдеев, которых достигал около печи.

3:49

А҆́гг҃лъ же гдⷭ҇ень сни́де кꙋ́пнѡ съ сꙋ́щими со а҆за́рїею въ пе́щь

Ангел же Господень сниде купно с сущими со азариею в пещь

Но Ангел Господень сошел в печь вместе с Азариею и бывшими с ним

3:50

и҆ ѿтрѧсѐ пла́мень ѻ҆́гненный ѿ пе́щи и҆ сотворѝ сре́днее пе́щи ꙗ҆́кѡ дꙋ́хъ росы̀ шꙋмѧ́щь: и҆ не прикоснꙋ́сѧ и҆́хъ ѿню́дъ ѻ҆́гнь и҆ не ѡ҆скорбѝ, нижѐ стꙋ́жи и҆̀мъ.

и оттрясе пламень огненный от пещи и сотвори среднее пещи яко дух росы шумящь: и не прикоснуся их отнюд огнь и не оскорби, ниже стужи им.

и выбросил пламень огня из печи, и сделал, что в средине печи был как бы шумящий влажный ветер, и огонь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им, и не смутил их.

3:51

Тогда̀ ті́и трїѐ ꙗ҆́кѡ є҆ди́ными ᲂу҆сты̑ поѧ́хꙋ и҆ благословлѧ́хꙋ и҆ сла́влѧхꙋ бг҃а въ пещѝ, глаго́люще:

Тогда тии трие яко едиными усты пояху и благословляху и славляху Бога в пещи, глаголюще:

Тогда сии трое, как бы одними устами, воспели в печи, и благословили и прославили Бога:

3:52

блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ, и҆ препѣ́тый и҆ превозноси́мый во вѣ́ки, и҆ блгⷭ҇ве́но и҆́мѧ сла́вы твоеѧ̀ ст҃о́е, и҆ препѣ́тое и҆ превозноси́мое во вѣ́ки.

благословен еси, Господи, Боже отец наших, и препетый и превозносимый во веки, и благословено имя славы твоея святое, и препетое и превозносимое во веки.

«Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, и хвальный и превозносимый вовеки, и благословенно имя славы Твоей, святое и прехвальное и превозносимое во веки.

3:53

Блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ во хра́мѣ ст҃ы́ѧ сла́вы твоеѧ̀, и҆ препѣ́тый и҆ превозноси́мый во вѣ́ки.

Благословен еси во храме святыя славы твоея, и препетый и превозносимый во веки.

Благословен Ты в храме святой славы Твоей, и прехвальный и преславный во веки.

3:54

Блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ, ви́дѧй бє́здны, сѣдѧ́й на херꙋві́мѣхъ, и҆ препѣ́тый и҆ првозноси́мый во вѣ́ки.

Благословен еси, видяй бездны, седяй на херувимех, и препетый и првозносимый во веки.

Благословен Ты, видящий бездны, восседающий на Херувимах, и прехвальный и превозносимый во веки.

3:55

Блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ на прⷭ҇то́лѣ сла́вы црⷭ҇твїѧ твоегѡ̀, и҆ препѣ́тый и҆ превозноси́мый во вѣ́ки.

Благословен еси на престоле славы Царствия твоего, и препетый и превозносимый во веки.

Благословен Ты на престоле славы царства Твоего, и прехвальный и превозносимый во веки.

3:56

Блгⷭ҇ве́нъ є҆сѝ на тве́рди небе́снѣй, и҆ препѣ́тый и҆ превозноси́мый во вѣ́ки.

Благословен еси на тверди небесней, и препетый и превозносимый во веки.

Благословен Ты на тверди небесной, и прехвальный и превозносимый во веки.

3:57

Благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, вся дела Господня, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, все дела Господни. Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:58

Бл҃гослови́те, а҆́гг҃ли гдⷭ҇ни, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, ангели Господни, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, Ангелы Господни, Господа, пойте и превозносите Его вовеки.

3:59

Благослови́те, небеса̀, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, небеса, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, небеса, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:60

Благослови́те, во́ды всѧ̑, ꙗ҆̀же превы́ше иебе́съ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, воды вся, яже превыше иебес, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите Господа, все воды, которые превыше небес, пойте и превозносите Его во веки.

3:61

Бл҃гослови́те, всѧ̑ си̑лы гдⷭ҇ни, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, вся силы Господни, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, все силы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:62

Благослови́те, со́лнце и҆ лꙋна̀, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, солнце и луна, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, солнце и луна, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:63

Благослови́те, ѕвѣ́зды небє́сныѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, звезды небесныя, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, звезды небесные, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:64

Благослови́те, всѧ́къ до́ждь и҆ роса̀, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, всяк дождь и роса, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, всякий дождь и роса, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:65

Благослови́те, всѝ дꙋ́си, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, вси дуси, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, все ветры, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:66

Благослови́те, ѻ҆́гнь и҆ ва́ръ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, огнь и вар, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, огонь и жар, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:67

Благослови́те, стꙋ́дь и҆ зно́й, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозносите є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, студь и зной, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, холод и зной, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:68

Благослови́те, ро́сы и҆ и҆́ней, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, росы и иней, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, росы и инеи, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:69

Благослови́те, нѡ́щи и҆ дні́е, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, нощи и дние, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, ночи и дни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:70

Благослови́те, свѣ́тъ и҆ тма̀, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, свет и тма, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, свет и тьма, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:71

Благослови́те, ле́дъ и҆ мра́зъ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, лед и мраз, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, лед и мороз, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:72

Благослови́те, сла̑ны и҆ снѣ́зи, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, сланы и снези, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, иней и снег, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:73

Благослови́те, мѡ́лнїѧ и҆ ѡ҆́блацы, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, молния и облацы, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, молнии и облака, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:74

Да благослови́тъ землѧ̀ гдⷭ҇а, да пое́тъ и҆ превозно́ситъ є҆го̀ во вѣ́ки.

Да благословит земля Господа, да поет и превозносит его во веки.

Да благословит земля Господа, да поет и превозносит Его во веки.

3:75

Благослови́те, го́ры и҆ хо́лми, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, горы и холми, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, горы и холмы, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:76

Благослови́те, всѧ̑ прозѧба̑ющаѧ на землѝ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, вся прозябающая на земли, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите Господа, все произрастания на земле, пойте и превозносите Его во веки.

3:77

Благослови́те, и҆сто́чницы, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, источницы, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, источники, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:78

Благослови́те, морѧ̀ и҆ рѣ́ки, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, моря и реки, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, моря и реки, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:79

Благослови́те, ки́ти и҆ всѧ̑ дви̑жꙋщаѧсѧ въ вода́хъ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, кити и вся движущаяся в водах, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите Господа, киты и все, движущееся в водах, пойте и превозносите Его во веки.

3:80

Благослови́те, всѧ̑ пти̑цы небє́сныѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, вся птицы небесныя, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, все птицы небесные, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:81

Благослови́те, ѕвѣ́рїе и҆ всѝ ско́ти, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, зверие и вси скоти, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите Господа, звери и весь скот, пойте и превозносите Его во веки.

3:82

Благослови́те, сы́нове человѣ́честїи, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозиоси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, сынове человечестии, Господа, пойте и превозиосите его во веки.

Благословите, сыны человеческие, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:83

Да благослови́тъ і҆и҃ль гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Да благословит израиль Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благослови, Израиль, Господа, пой и превозноси Его во веки.

3:84

Благослови́те, і҆ере́є гдⷭ҇ни, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, иерее Господни, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, священники Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:85

Благослови́те, рабѝ гдⷭ҇ни, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, раби Господни, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, рабы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:86

Благослови́те, дꙋ́си и҆ дꙋ́ши првⷣныхъ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, дуси и души праведных, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, духи и души праведных, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:87

Благослови́те, прпⷣбнїи и҆ смире́ннїи се́рдцемъ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Благословите, преподобнии и смиреннии сердцем, Господа, пойте и превозносите его во веки.

Благословите, праведные и смиренные сердцем, Господа, пойте и превозносите Его во веки.

3:88

Благослови́те, а҆на́нїа, а҆за́рїа и҆ мїсаи́лъ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки: ꙗ҆́кѡ и҆з̾ѧ́тъ ны̀ ѿ а҆́да и҆ сп҃сѐ ны̀ ѿ рꙋкѝ сме́рти, и҆ и҆зба́ви ны̀ ѿ среды̀ пе́щи и҆ горѧ́ща пла́мене, и҆ ѿ среды̀ ѻ҆гнѧ̀ и҆зба́ви ны̀.

Благословите, ананиа, азариа и мисаил, Господа, пойте и превозносите его во веки: яко изят ны от ада и спасе ны от руки смерти, и избави ны от среды пещи и горяща пламене, и от среды огня избави ны.

Благословите, Анания, Азария и Мисаил, Господа, пойте и превозносите Его во веки; ибо Он извлек нас из ада и спас нас от руки смерти, и избавил нас из среды печи горящего пламени, и из среды огня избавил нас.

3:89

И҆сповѣ́дайтесѧ гдⷭ҇еви, ꙗ҆́кѡ вл҃гъ, ꙗ҆́кѡ въ вѣ́къ млⷭ҇ть є҆гѡ̀.

Исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость его.

Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его.

3:90

Благослови́те, всѝ чтꙋ́щїи гдⷭ҇а, бг҃а богѡ́въ, по́йте и҆ и҆сповѣ́дайтесѧ, ꙗ҆́кѡ во вѣ́къ млⷭ҇ть є҆гѡ̀.

Благословите, вси чтущии Господа, Бога богов, пойте и исповедайтеся, яко во век милость его.

Благословите, все чтущие Господа, Бога богов, пойте и славьте, ибо вовек милость Его».]

3:91

Навꙋходоно́соръ же слы́ша пою́щихъ и҆̀хъ, и҆ почꙋди́сѧ, и҆ воста̀ со тща́нїемъ, и҆ речѐ вельмо́жамъ свои̑мъ: не трїе́хъ ли мꙋже́й вверго́хомъ средѣ̀ ѻ҆гнѧ̀ свѧ́заныхъ; И҆ рѣ́ша царе́ви: вои́стиннꙋ, царю̀.

Навуходоносор же слыша поющих их, и почудися, и воста со тщанием, и рече вельможам своим: не триех ли мужей ввергохом среде огня связаных? И реша цареви: воистинну, царю.

Навуходоносор царь изумился, и поспешно встал, и сказал вельможам своим: не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными? Они в ответ сказали царю: истинно так, царь!

3:92

И҆ речѐ ца́рь: сѐ, а҆́зъ ви́ждꙋ мꙋ́жы четы́ри разрѣшє́ны и҆ ходѧ́щѧ средѣ̀ ѻ҆гнѧ̀, и҆ и҆стлѣ́нїѧ нѣ́сть въ ни́хъ, и҆ зра́къ четве́ртагѡ подо́бенъ сн҃ꙋ бж҃їю.

И рече царь: се, аз вижду мужы четыри разрешены и ходящя среде огня, и истления несть в них, и зрак четвертаго подобен Сыну Божию.

На это он сказал: вот, я вижу четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда; и вид четвертого подобен сыну Божию.

3:93

Тогда̀ прїи́де навꙋходоно́соръ ко ᲂу҆́стїю пе́щи ѻ҆гне́мъ разжже́нныѧ и҆ речѐ: седра́хъ, мїса́хъ, а҆вденагѡ̀, рабѝ бг҃а вы́шнѧгѡ, и҆зыди́те и҆ прїиди́те. И҆ и҆зыдо́ша седра́хъ, мїса́хъ, а҆вденагѡ̀ ѿ среды̀ ѻ҆гнѧ̀.

Тогда прииде навуходоносор ко устию пещи огнем разжженныя и рече: седрах, мисах, авденаго, раби Бога вышняго, изыдите и приидите. И изыдоша седрах, мисах, авденаго от среды огня.

Тогда подошел Навуходоносор к устью печи, раскаленной огнем, и сказал: Седрах, Мисах и Авденаго, рабы Бога Всевышнего! выйдите и подойдите! Тогда Седрах, Мисах и Авденаго вышли из среды огня.

3:94

И҆ собра́шасѧ кнѧ̑зи и҆ воевѡ́ды, и҆ мѣстонача̑лницы и҆ вельмѡ́жи царє́вы, и҆ ви́дѧхꙋ мꙋже́й, ꙗ҆́кѡ не ѡ҆долѣ̀ ѻ҆́гнь тѣлесє́мъ и҆́хъ и҆ вла́са главы̀ и҆́хъ не ѡ҆палѝ, и҆ ри̑зы и҆́хъ не и҆змѣни́шасѧ, и҆ вонѝ ѻ҆́гненны не бѧ́ше въ ни́хъ.

И собрашася князи и воеводы, и местоначалницы и вельможи царевы, и видяху мужей, яко не одоле огнь телесем их и власа главы их не опали, и ризы их не изменишася, и вони огненны не бяше в них.

И, собравшись, сатрапы, наместники, военачальники и советники царя усмотрели, что над телами мужей сих огонь не имел силы, и волосы на голове не опалены, и одежды их не изменились, и даже запаха огня не было от них.

3:95

И҆ поклони́сѧ пред̾ ни́ми ца́рь бг҃ꙋ, и҆ ѿвѣща̀ навꙋходоно́соръ ца́рь и҆ речѐ: блгⷭ҇ве́нъ бг҃ъ седра́ховъ, мїса́ховъ и҆ а҆вденагѡ̀, и҆́же посла̀ а҆́гг҃ла своего̀ и҆ и҆з̾ѧ̀ ѻ҆́троки своѧ̑, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆пова́ша на него̀: и҆ сло́во царе́во премѣни́ша, и҆ преда́ша тѣлеса̀ своѧ̑ во ѻ҆́гнь, ꙗ҆́кѡ да не послꙋ́жатъ, ни покло́нѧтсѧ всѧ́комꙋ бо́гꙋ и҆но́мꙋ, но то́чїю бг҃ꙋ своемꙋ̀:

И поклонися пред ними царь Богу, и отвеща навуходоносор царь и рече: благословен Бог седрахов, мисахов и авденаго, иже посла ангела своего и изя отроки своя, яко уповаша на него: и слово царево премениша, и предаша телеса своя во огнь, яко да не послужат, ни поклонятся всякому богу иному, но точию Богу своему:

Тогда Навуходоносор сказал: благословен Бог Седраха, Мисаха и Авденаго, Который послал Ангела Своего и избавил рабов Своих, которые надеялись на Него и не послушались царского повеления, и предали тела свои [огню], чтобы не служить и не поклоняться иному богу, кроме Бога своего!

3:96

и҆ а҆́зъ заповѣ́даю за́повѣдь: всѝ лю́дїе, пле́мѧ, ꙗ҆зы́къ, а҆́ще рече́тъ хꙋлꙋ̀ на бг҃а седра́хова и҆ мїса́хова и҆ а҆вденагѡ̀, въ па́гꙋбꙋ бꙋ́дꙋтъ, и҆ до́мове и҆́хъ въ разграбле́нїе: поне́же нѣ́сть бг҃а дрꙋга́гѡ, и҆́же возмо́жетъ и҆зба́вити си́це.

и аз заповедаю заповедь: вси людие, племя, язык, аще речет хулу на Бога седрахова и мисахова и авденаго, в пагубу будут, и домове их в разграбление: понеже несть Бога другаго, иже возможет избавити сице.

И от меня дается повеление, чтобы из всякого народа, племени и языка кто произнесет хулу на Бога Седраха, Мисаха и Авденаго, был изрублен в куски, и дом его обращен в развалины, ибо нет иного бога, который мог бы так спасать.

3:97

Тогда̀ ца́рь поста́ви седра́ха, мїса́ха и҆ а҆вденагѡ̀ во странѣ̀ вавѷлѡ́нстѣй, и҆ возвели́чи и҆̀хъ, и҆ сподо́би и҆̀хъ старѣ́йшинства і҆ꙋде́євъ всѣ́хъ сꙋ́щихъ во ца́рствѣ є҆гѡ̀.

Тогда царь постави седраха, мисаха и авденаго во стране вавилонстей, и возвеличи их, и сподоби их старейшинства иудеев всех сущих во царстве его.

Тогда царь возвысил Седраха, Мисаха и Авденаго в стране Вавилонской.

3:98

Навꙋходоно́соръ ца́рь всѣ̑мъ лю́демъ, племенѡ́мъ и҆ ꙗ҆зы́кѡмъ сꙋ́щымъ во все́й землѝ, ми́ръ ва́мъ да ᲂу҆мно́житсѧ.

Навуходоносор царь всем людем, племеном и языком сущым во всей земли, мир вам да умножится.

Навуходоносор царь всем народам, племенам и языкам, живущим

3:99

Зна́мєнїѧ и҆ чꙋдеса̀, ꙗ҆̀же сотворѝ со мно́ю бг҃ъ вы́шнїй, ᲂу҆го́дно бы́сть предо мно́ю возвѣсти́ти ва́мъ,

Знамения и чудеса, яже сотвори со мною Бог вышний, угодно бысть предо мною возвестити вам,

Знамения и чудеса, какие совершил надо мною Всевышний Бог, угодно мне возвестить вам.

3:100

ко́ль вєли́каѧ и҆ крѣ̑пкаѧ: црⷭ҇тво є҆гѡ̀ црⷭ҇тво вѣ́чное, и҆ вла́сть є҆гѡ̀ въ ро́ды и҆ ро́ды.

коль великая и крепкая: Царство его Царство вечное, и власть его в роды и роды.

Как велики знамения Его и как могущественны чудеса Его! Царство Его — царство вечное, и владычество Его — в роды и роды.

Глава 4

4:1

А҆́зъ навꙋходоно́соръ ѡ҆би́лꙋѧй бѣ́хъ въ домꙋ̀ мое́мъ и҆ благоцвѣты́й на престо́лѣ мое́мъ:

Аз навуходоносор обилуяй бех в дому моем и благоцветый на престоле моем:

Я, Навуходоносор, спокоен был в доме моем и благоденствовал в чертогах моих.

4:2

со́нъ ви́дѣхъ, и҆ ᲂу҆страши́ мѧ, и҆ смѧто́хсѧ на ло́жи мое́мъ, и҆ видѣ̑нїѧ главы̀ моеѧ̀ смѧто́ша мѧ̀:

сон видех, и устраши мя, и смятохся на ложи моем, и видения главы моея смятоша мя:

Но я видел сон, который устрашил меня, и размышления на ложе моем и видения головы моей смутили меня.

4:3

и҆ мно́ю положи́сѧ повелѣ́нїе, привестѝ пред̾ мѧ̀ всѧ̑ мꙋ́жы мꙋ́дрыѧ вавѷлѡ̑нскїѧ, да сказа́нїе сна̀ возвѣстѧ́тъ мнѣ̀.

и мною положися повеление, привести пред мя вся мужы мудрыя вавилонския, да сказание сна возвестят мне.

И дано было мною повеление привести ко мне всех мудрецов Вавилонских, чтобы они сказали мне значение сна.

4:4

И҆ вхожда́хꙋ ѡ҆баѧ́телїе, волсвѝ, газари́ни, халде́є, и҆ со́нъ а҆́зъ рѣ́хъ пред̾ ни́ми, и҆ сказа́нїѧ є҆гѡ̀ не возвѣсти́ша мѝ,

И вхождаху обаятелие, волсви, газарини, халдее, и сон аз рех пред ними, и сказания его не возвестиша ми,

Тогда пришли тайноведцы, обаятели, Халдеи и гадатели; я рассказал им сон, но они не могли мне объяснить значения его.

4:5

до́ндеже вни́де (пред̾ мѧ̀) данїи́лъ, є҆мꙋ́же и҆́мѧ валтаса́ръ, по и҆́менїѧ бо́га моегѡ̀, и҆́же дх҃а бж҃їѧ ст҃а и҆́мать въ себѣ̀, и҆ со́нъ пред̾ ни́мъ рѣ́хъ:

дондеже вниде (пред мя) даниил, емуже имя валтасар, по имения бога моего, иже духа Божия свята имать в себе, и сон пред ним рех:

Наконец вошел ко мне Даниил, которому имя было Валтасар, по имени бога моего, и в котором дух святаго Бога; ему рассказал я сон.

4:6

валтаса́ре, кнѧ́же ѡ҆баѧ́телей, є҆го́же а҆́зъ разꙋмѣ́хъ, ꙗ҆́кѡ дх҃ъ бж҃їй ст҃ы́й и҆́маши, и҆ всѧ́каѧ та́йна не и҆знемога́етъ пред̾ тобо́ю, слы́ши видѣ́нїе сна̀ моегѡ̀, є҆́же ви́дѣхъ, и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ повѣ́ждь мнѣ̀.

валтасаре, княже обаятелей, егоже аз разумех, яко дух Божий святый имаши, и всякая тайна не изнемогает пред тобою, слыши видение сна моего, еже видех, и сказание его повеждь мне.

Валтасар, глава мудрецов! я знаю, что в тебе дух святаго Бога, и никакая тайна не затрудняет тебя; объясни мне видения сна моего, который я видел, и значение его.

4:7

И҆ видѣ́нїе главы̀ моеѧ̀ на ло́жи мое́мъ зрѣ́хъ, и҆ сѐ, дре́во средѣ̀ землѝ, и҆ высота̀ є҆гѡ̀ вели́ка:

И видение главы моея на ложи моем зрех, и се, древо среде земли, и высота его велика:

Видения же головы моей на ложе моем были такие: я видел, вот, среди земли дерево весьма высокое.

4:8

и҆ возвели́чисѧ дре́во то̀ и҆ ᲂу҆крѣпи́сѧ, и҆ высота̀ є҆гѡ̀ досѧза́ше до небесѐ, и҆ величина̀ є҆гѡ̀ до конє́цъ землѝ всеѧ̀,

и возвеличися древо то и укрепися, и высота его досязаше до небесе, и величина его до конец земли всея,

Большое было это дерево и крепкое, и высота его достигала до неба, и оно видимо было до краев всей земли.

4:9

ли́ствїе є҆гѡ̀ прекра́сное, и҆ пло́дъ є҆гѡ̀ мно́гъ, и҆ пи́ща всѣ́хъ въ не́мъ, и҆ под̾ ни́мъ вселѧ́хꙋсѧ всѝ ѕвѣ́рїе ди́вїи, и҆ въ вѣ́твехъ є҆гѡ̀ живѧ́хꙋ (всѧ̑) пти̑цы небє́сныѧ, и҆ ѿ негѡ̀ пита́шесѧ всѧ́ка пло́ть.

листвие его прекрасное, и плод его мног, и пища всех в нем, и под ним вселяхуся вси зверие дивии, и в ветвех его живяху (вся) птицы небесныя, и от него питашеся всяка плоть.

Листья его прекрасные, и плодов на нем множество, и пища на нем для всех; под ним находили тень полевые звери, и в ветвях его гнездились птицы небесные, и от него питалась всякая плоть.

4:10

Ви́дѣхъ во снѣ̀ но́щїю на ло́жи мое́мъ, и҆ сѐ, бо́дрый и҆ ст҃ы́й ѿ нб҃сѐ сни́де

Видех во сне нощию на ложи моем, и се, бодрый и святый от небесе сниде

И видел я в видениях головы моей на ложе моем, и вот, нисшел с небес Бодрствующий и Святый.

4:11

и҆ возгласѝ крѣ́пцѣ и҆ та́кѡ речѐ: посѣцы́те дре́во и҆ ѡ҆бі́йте вѣ̑тви є҆гѡ̀, и҆ ѿтрѧси́те ли́ствїе є҆гѡ̀ и҆ разсы́плите пло́дъ є҆гѡ̀, да позы́блютсѧ ѕвѣ́рїе под̾ ни́мъ и҆ пти̑цы съ вѣ́твїй є҆гѡ̀:

и возгласи крепце и тако рече: посецыте древо и обийте ветви его, и оттрясите листвие его и разсыплите плод его, да позыблются зверие под ним и птицы с ветвий его:

Воскликнув громко, Он сказал: «срубите это дерево, обрубите ветви его, стрясите листья с него и разбросайте плоды его; пусть удалятся звери из-под него и птицы с ветвей его;

4:12

то́чїю ѿра́сль коре́нїѧ є҆гѡ̀ въ землѝ ѡ҆ста́вите, и҆ во ᲂу҆́зѣ желѣ́знѣ и҆ мѣ́днѣ, и҆ во ѕла́цѣ внѣ́шнемъ и҆ въ росѣ̀ небе́снѣй всели́тсѧ, и҆ со ѕвѣрьмѝ (ди́вїими) ча́сть є҆гѡ̀ во травѣ̀ земнѣ́й:

точию отрасль корения его в земли оставите, и во узе железне и медне, и во злаце внешнем и в росе небесней вселится, и со зверьми (дивиими) часть его во траве земней:

но главный корень его оставьте в земле, и пусть он в узах железных и медных среди полевой травы орошается небесною росою, и с животными пусть будет часть его в траве земной.

4:13

се́рдце є҆гѡ̀ ѿ человѣ̑къ и҆змѣни́тсѧ, и҆ се́рдце ѕвѣри́но да́стсѧ є҆мꙋ̀, и҆ се́дмь време́нъ и҆змѣнѧ́тсѧ над̾ ни́мъ:

сердце его от человек изменится, и сердце зверино дастся ему, и седмь времен изменятся над ним:

Сердце человеческое отнимется от него и дастся ему сердце звериное, и пройдут над ним семь времен.

4:14

и҆зрѣче́нїемъ бо́драгѡ сло́во, и҆ глаго́лъ ст҃ы́хъ проше́нїе: да ᲂу҆вѣ́дѧтъ живꙋ́щїи, ꙗ҆́кѡ владѣ́етъ вы́шнїй ца́рствомъ человѣ́ческимъ, и҆ є҆мꙋ́же восхо́щетъ, да́стъ є҆̀, и҆ ᲂу҆ничтоже́нное человѣ́кѡвъ возста́витъ над̾ ни́мъ.

изречением бодраго слово, и глагол святых прошение: да уведят живущии, яко владеет вышний царством человеческим, и емуже восхощет, даст е, и уничтоженное человеков возставит над ним.

Повелением Бодрствующих это определено, и по приговору Святых назначено, дабы знали живущие, что Всевышний владычествует над царством человеческим, и дает его, кому хочет, и поставляет над ним уничиженного между людьми».

4:15

Се́й со́нъ, є҆го́же ви́дѣхъ а҆́зъ навꙋходоно́соръ ца́рь: ты́ же, валтаса́ре, сказа́нїе є҆гѡ̀ повѣ́ждь, ꙗ҆́кѡ всѝ мꙋ́дрїи ца́рства моегѡ̀ не мо́гꙋтъ сказа́нїѧ є҆гѡ̀ повѣ́дати мнѣ̀, ты́ же, данїи́ле, мо́жеши, ꙗ҆́кѡ дх҃ъ бж҃їй ст҃ъ въ тебѣ̀.

Сей сон, егоже видех аз навуходоносор царь: ты же, валтасаре, сказание его повеждь, яко вси мудрии царства моего не могут сказания его поведати мне, ты же, данииле, можеши, яко дух Божий свят в тебе.

Такой сон видел я, царь Навуходоносор; а ты, Валтасар, скажи значение его, так как никто из мудрецов в моем царстве не мог объяснить его значения, а ты можешь, потому что дух святаго Бога в тебе.

4:16

Тогда̀ данїи́лъ, є҆мꙋ́же и҆́мѧ валтаса́ръ, ᲂу҆жасе́сѧ а҆́ки на є҆ди́нъ ча́съ, и҆ размышлє́нїѧ є҆гѡ̀ смꙋща́хꙋ є҆го̀. И҆ ѿвѣща̀ ца́рь и҆ речѐ: валтаса́ре, со́нъ мо́й и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ да не смꙋща́етъ тебѐ. И҆ ѿвѣща̀ валтаса́ръ и҆ речѐ: господи́не, да бꙋ́детъ со́нъ се́й ненави́дѧщымъ тѧ̀, и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ врагѡ́мъ твои̑мъ.

Тогда даниил, емуже имя валтасар, ужасеся аки на един час, и размышления его смущаху его. И отвеща царь и рече: валтасаре, сон мой и сказание его да не смущает тебе. И отвеща валтасар и рече: господине, да будет сон сей ненавидящым тя, и сказание его врагом твоим.

Тогда Даниил, которому имя Валтасар, около часа пробыл в изумлении, и мысли его смущали его. Царь начал говорить и сказал: Валтасар! да не смущает тебя этот сон и значение его. Валтасар отвечал и сказал: господин мой! твоим бы ненавистникам этот сон, и врагам твоим значение его!

4:17

Дре́во, є҆́же ви́дѣлъ є҆сѝ возвели́чившеесѧ и҆ ᲂу҆крѣпи́вшеесѧ, є҆гѡ́же высота̀ досѧза́ше до небесѐ и҆ величина̀ є҆гѡ̀ на всю̀ зе́млю,

Древо, еже видел еси возвеличившееся и укрепившееся, егоже высота досязаше до небесе и величина его на всю землю,

Дерево, которое ты видел, которое было большое и крепкое, высотою своею достигало до небес и видимо было по всей земле,

4:18

и҆ ли́ствїе є҆гѡ̀ благоцвѣ́тное и҆ пло́дъ є҆гѡ̀ мно́гъ, и҆ пи́ща всѣ̑мъ въ не́мъ, под̾ ни́мъ живѧ́хꙋ ѕвѣ́рїе ди́вїи, и҆ въ вѣ́твехъ є҆гѡ̀ ᲂу҆гнѣздѧ́хꙋсѧ пти̑цы небє́сныѧ:

и листвие его благоцветное и плод его мног, и пища всем в нем, под ним живяху зверие дивии, и в ветвех его угнездяхуся птицы небесныя:

на котором листья были прекрасные и множество плодов и пропитание для всех, под которым обитали звери полевые и в ветвях которого гнездились птицы небесные,

4:19

ты̀ є҆сѝ, царю̀, ꙗ҆́кѡ возвели́чилсѧ є҆сѝ и҆ ᲂу҆крѣпѣ́лъ, и҆ вели́чество твоѐ возвели́чисѧ и҆ досѧжѐ небесѐ, и҆ вла́сть твоѧ̀ до конє́цъ землѝ.

ты еси, царю, яко возвеличился еси и укрепел, и величество твое возвеличися и досяже небесе, и власть твоя до конец земли.

это ты, царь, возвеличившийся и укрепившийся, и величие твое возросло и достигло до небес, и власть твоя — до краев земли.

4:20

И҆ ꙗ҆́кѡ ви́дѣ ца́рь бо́драго и҆ ст҃а́го сходѧ́ща съ небесѐ, и҆ речѐ: посѣцы́те дре́во и҆ разсы́плите є҆̀, то́чїю прониче́нїе коре́нїѧ є҆гѡ̀ въ землѝ ѡ҆ста́вите, и҆ во ᲂу҆́зѣ желѣ́знѣ и҆ мѣ́дѧнѣ и҆ во ѕла́цѣ внѣ́шнемъ и҆ въ росѣ̀ небе́снѣй водвори́тсѧ, и҆ со ѕвѣрьмѝ ди́вїими ча́сть є҆гѡ̀, до́ндеже се́дмь време́нъ премѣнѧ́тсѧ над̾ ни́мъ:

И яко виде царь бодраго и святаго сходяща с небесе, и рече: посецыте древо и разсыплите е, точию проничение корения его в земли оставите, и во узе железне и медяне и во злаце внешнем и в росе небесней водворится, и со зверьми дивиими часть его, дондеже седмь времен пременятся над ним:

А что царь видел Бодрствующего и Святаго, сходящего с небес, Который сказал: «срубите дерево и истребите его, только главный корень его оставьте в земле, и пусть он в узах железных и медных, среди полевой травы, орошается росою небесною, и с полевыми зверями пусть будет часть его, доколе не пройдут над ним семь времен», —

4:21

сїѐ сказа́нїе є҆гѡ̀, царю̀, и҆ и҆зрѣче́нїе вы́шнѧгѡ є҆́сть, є҆́же приспѣ̀ на господи́на моего̀ царѧ̀:

сие сказание его, царю, и изречение вышняго есть, еже приспе на господина моего царя:

то вот значение этого, царь, и вот определение Всевышнего, которое постигнет господина моего, царя:

4:22

и҆зженꙋ́тъ тѧ̀ ѿ человѣ̑къ, и҆ съ ди́вїими ѕвѣрьмѝ бꙋ́детъ житїѐ твоѐ, и҆ траво́ю а҆́ки вола́ напита́ютъ тѧ̀, и҆ ѿ росы̀ небе́сныѧ тѣ́ло твоѐ ѡ҆роси́тсѧ, и҆ се́дмь време́нъ и҆змѣнѧ́тсѧ над̾ тобо́ю, до́ндеже ᲂу҆вѣ́си, ꙗ҆́кѡ владѣ́етъ вы́шнїй ца́рствомъ человѣ́ческимъ, и҆ є҆мꙋ́же восхо́щетъ, да́стъ є҆̀.

изженут тя от человек, и с дивиими зверьми будет житие твое, и травою аки вола напитают тя, и от росы небесныя тело твое оросится, и седмь времен изменятся над тобою, дондеже увеси, яко владеет вышний царством человеческим, и емуже восхощет, даст е.

тебя отлучат от людей, и обитание твое будет с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, росою небесною ты будешь орошаем, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет.

4:23

А҆ є҆́же речѐ: ѡ҆ста́вите прониче́нїе коре́нїѧ дре́ва (въ землѝ): ца́рство твоѐ тебѣ̀ бꙋ́детъ, ѿне́лѣже ᲂу҆вѣ́си вла́сть нбⷭ҇нꙋю.

А еже рече: оставите проничение корения древа (в земли): царство твое тебе будет, отнележе увеси власть небесную.

А что повелено было оставить главный корень дерева, это значит, что царство твое останется при тебе, когда ты познаешь власть небесную.

4:24

Сегѡ̀ ра́ди, царю̀ совѣ́тъ мо́й да бꙋ́детъ тебѣ̀ ᲂу҆го́денъ, и҆ грѣхѝ твоѧ̑ ми́лостынѧми и҆скꙋпѝ и҆ непра̑вды твоѧ̑ щедро́тами ᲂу҆бо́гихъ: не́гли бꙋ́детъ долготерпѣли́въ грѣхѡ́мъ твои̑мъ бг҃ъ.

Сего ради, царю совет мой да будет тебе угоден, и грехи твоя милостынями искупи и неправды твоя щедротами убогих: негли будет долготерпелив грехом твоим Бог.

Посему, царь, да будет благоугоден тебе совет мой: искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным; вот чем может продлиться мир твой.

4:25

Сїѧ̑ всѧ̑ постиго́ша навꙋходоно́сора царѧ̀.

Сия вся постигоша навуходоносора царя.

Все это сбылось над царем Навуходоносором.

4:26

По двоюна́десѧти мцⷭ҇ѣхъ въ домꙋ̀ ца́рства своегѡ̀, въ вавѷлѡ́нѣ бѣ̀ ходѧ̀,

По двоюнадесяти месяцех в дому царства своего, в вавилоне бе ходя,

По прошествии двенадцати месяцев, расхаживая по царским чертогам в Вавилоне,

4:27

ѿвѣща̀ ца́рь и҆ речѐ: нѣ́сть ли се́й вавѷлѡ́нъ вели́кїй, є҆го́же а҆́зъ согради́хъ въ до́мъ ца́рства, въ держа́вѣ крѣ́пости моеѧ̀, въ че́сть сла́вы моеѧ̀;

отвеща царь и рече: несть ли сей вавилон великий, егоже аз соградих в дом царства, в державе крепости моея, в честь славы моея?

царь сказал: это ли не величественный Вавилон, который построил я в дом царства силою моего могущества и в славу моего величия!

4:28

Є҆щѐ сло́вꙋ сꙋ́щꙋ во ᲂу҆стѣ́хъ карѧ̀, гла́съ съ небесѐ бы́сть: тебѣ̀ гл҃етсѧ, навꙋходоно́соре царю̀: ца́ртво твоѐ пре́йде ѿ тебє̀,

Еще слову сущу во устех каря, глас с небесе бысть: тебе глаголется, навуходоносоре царю: цартво твое прейде от тебе,

Еще речь сия была в устах царя, как был с неба голос: «тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя!

4:29

и҆ ѿ человѣ̑къ ѿженꙋ́тъ тѧ̀, и҆ со ѕвѣрьмѝ ди́вїими житїѐ твоѐ, и҆ траво́ю а҆́ки вола̀ напита́ютъ тѧ̀ и҆ се́дмь време́нъ и҆змѣнѧ́тсѧ на тебѣ̀, до́ндеже ᲂу҆вѣ́си, ꙗ҆́кѡ владѣ́етъ вы́шнїй ца́рствомъ человѣ́ческимъ, и҆ є҆мꙋ́же восхо́щетъ, да́стъ є҆̀.

и от человек отженут тя, и со зверьми дивиими житие твое, и травою аки вола напитают тя и седмь времен изменятся на тебе, дондеже увеси, яко владеет вышний царством человеческим, и емуже восхощет, даст е.

И отлучат тебя от людей, и будет обитание твое с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет!»

4:30

Въ то́й ча́съ сло́во сконча́сѧ на царѝ навꙋходоно́сорѣ, и҆ ѿ человѣ̑къ ѿгна́сѧ, и҆ травꙋ̀ а҆́ки во́лъ ꙗ҆дѧ́ше, и҆ ѿ росы̀ небе́сныѧ тѣ́ло є҆гѡ̀ ѡ҆роси́сѧ, до́ндеже вла́си є҆мꙋ̀ ꙗ҆́кѡ львꙋ̀ возрасто́ша и҆ нѡ́гти є҆мꙋ̀ а҆́ки пти́цамъ.

В той час слово скончася на цари навуходоносоре, и от человек отгнася, и траву аки вол ядяше, и от росы небесныя тело его оросися, дондеже власи ему яко льву возрастоша и ногти ему аки птицам.

Тотчас и исполнилось это слово над Навуходоносором, и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли как у льва, и ногти у него — как у птицы.

4:31

И҆ по сконча́нїи тѣ́хъ дні́й, а҆́зъ навꙋходоно́соръ ѻ҆́чи своѝ на не́бо воздви́гъ, и҆ ᲂу҆́мъ мо́й ко мнѣ̀ возврати́сѧ, и҆ вы́шнѧго благослови́хъ, и҆ живꙋ́щаго во вѣ́ки похвали́хъ и҆ просла́вихъ, ꙗ҆́кѡ вла́сть є҆гѡ̀ вла́сть вѣ́чна, и҆ црⷭ҇тво є҆гѡ̀ въ ро́ды и҆ ро́ды,

И по скончании тех дний, аз навуходоносор очи свои на небо воздвиг, и ум мой ко мне возвратися, и вышняго благослових, и живущаго во веки похвалих и прославих, яко власть его власть вечна, и Царство его в роды и роды,

По окончании же дней тех, я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу, и разум мой возвратился ко мне; и благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество — владычество вечное, и Которого царство — в роды и роды.

4:32

и҆ всѝ живꙋ́щїи на землѝ ни во что́же вмѣни́шасѧ, и҆ по во́ли свое́й твори́тъ въ си́лѣ нбⷭ҇нѣй и҆ въ селе́нїи земнѣ́мъ: и҆ нѣ́сть, и҆́же воспроти́витсѧ рꙋцѣ̀ є҆гѡ̀ и҆ рече́тъ є҆мꙋ̀: что̀ сотвори́лъ є҆сѝ;

и вси живущии на земли ни во чтоже вменишася, и по воли своей творит в силе небесней и в селении земнем: и несть, иже воспротивится руце его и речет ему: что сотворил еси?

И все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: «что Ты сделал?»

4:33

Въ то̀ вре́мѧ ᲂу҆́мъ мо́й возврати́сѧ ко мнѣ̀, и҆ въ че́сть ца́рства моегѡ̀ прїидо́хъ, и҆ зра́къ мо́й возврати́сѧ ко мнѣ̀, и҆ нача̑лницы моѝ и҆ вельмѡ́жи моѝ и҆ска́хꙋ менѐ: и҆ въ ца́рствѣ мое́мъ ᲂу҆тверди́хсѧ, и҆ вели́чество и҆з̾ѻби́лнѣе приложи́сѧ мнѣ̀.

В то время ум мой возвратися ко мне, и в честь царства моего приидох, и зрак мой возвратися ко мне, и началницы мои и вельможи мои искаху мене: и в царстве моем утвердихся, и величество изюбилнее приложися мне.

В то время возвратился ко мне разум мой, и к славе царства моего возвратились ко мне сановитость и прежний вид мой; тогда взыскали меня советники мои и вельможи мои, и я восстановлен на царство мое, и величие мое еще более возвысилось.

4:34

Нн҃ѣ ᲂу҆́бо а҆́зъ навꙋходоно́соръ хвалю̀ и҆ превозношꙋ̀ и҆ сла́влю цр҃ѧ̀ нбⷭ҇наго, ꙗ҆́кѡ всѧ̑ дѣла̀ є҆гѡ̀ и҆́стинна, и҆ пꙋтїѐ є҆гѡ̀ сꙋдбы̑, и҆ всѧ̑ ходѧ́щыѧ въ го́рдости мо́жетъ смири́ти.

Ныне убо аз навуходоносор хвалю и превозношу и славлю Царя небеснаго, яко вся дела его истинна, и путие его судбы, и вся ходящыя в гордости может смирити.

Ныне я, Навуходоносор, славлю, превозношу и величаю Царя Небесного, Которого все дела истинны и пути праведны, и Который силен смирить ходящих гордо.

Глава 5

5:1

Валтаса́ръ ца́рь сотворѝ ве́черю ве́лїю вельмо́жамъ свои̑мъ ты́сѧщи мꙋжє́мъ,

Валтасар царь сотвори вечерю велию вельможам своим тысящи мужем,

Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино.

5:2

пред̾ ты́сѧщею же вїно̀, и҆ пїѧ̀ валтаса́ръ речѐ при вкꙋше́нїи вїна̀, є҆́же принестѝ сосꙋ́ды зла̑ты и҆ срє́брѧны, ꙗ҆̀же и҆знесѐ навꙋходоно́соръ ѻ҆те́цъ є҆гѡ̀ и҆з̾ хра́ма (гдⷭ҇а бг҃а), и҆́же во і҆ерⷭ҇ли́мѣ, и҆ да пїю́тъ въ ни́хъ ца́рь и҆ вельмѡ́жи є҆гѡ̀, и҆ налѡ́жницы є҆гѡ̀ и҆ возлежа́щыѧ (ѡ҆́крестъ) є҆гѡ̀.

пред тысящею же вино, и пия валтасар рече при вкушении вина, еже принести сосуды златы и сребряны, яже изнесе навуходоносор отец его из храма (Господа Бога), иже во Иерусалиме, и да пиют в них царь и вельможи его, и наложницы его и возлежащыя (окрест) его.

Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его.

5:3

И҆ принесо́ша сосꙋ́ды златы̑ѧ и҆ срє́брѧныѧ, ꙗ҆̀же и҆знесѐ (навꙋходоно́соръ ца́рь) и҆з̾ хра́ма гдⷭ҇а бг҃а, и҆́же во і҆ерⷭ҇ли́мѣ: и҆ пїѧ́хꙋ и҆́ми ца́рь и҆ вельмѡ́жи є҆гѡ̀, и҆ налѡ́жницы є҆гѡ̀ и҆ возлежа́щыѧ (ѡ҆́крестъ) є҆гѡ̀:

И принесоша сосуды златыя и сребряныя, яже изнесе (навуходоносор царь) из храма Господа Бога, иже во Иерусалиме: и пияху ими царь и вельможи его, и наложницы его и возлежащыя (окрест) его:

Тогда принесли золотые сосуды, которые взяты были из святилища дома Божия в Иерусалиме; и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его.

5:4

пїѧ́хꙋ вїно̀ и҆ похвали́ша бо́ги златы̑ѧ и҆ срє́брѧныѧ, и҆ мѣ̑дѧныѧ и҆ желѣ̑зныѧ, и҆ дрєвѧ́ныѧ и҆ ка́мєнныѧ, а҆ бг҃а вѣ́чнаго не благослови́ша, и҆мꙋ́щаго вла́сть дꙋ́ха и҆́хъ.

пияху вино и похвалиша боги златыя и сребряныя, и медяныя и железныя, и древяныя и каменныя, а Бога вечнаго не благословиша, имущаго власть духа их.

Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных.

5:5

Въ то́й ча́съ и҆зыдо́ша пе́рсты рꙋкѝ человѣ́чи и҆ писа́хꙋ проти́вꙋ лампа́ды на повапле́нїи стѣны̀ до́мꙋ царе́ва, и҆ ца́рь ви́дѧше пе́рсты рꙋкѝ пи́шꙋщїѧ.

В той час изыдоша персты руки человечи и писаху противу лампады на поваплении стены дому царева, и царь видяше персты руки пишущия.

В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала.

5:6

Тогда̀ царю̀ зра́къ и҆змѣни́сѧ, и҆ размышлє́нїѧ є҆гѡ̀ смꙋща́хꙋ є҆го̀, и҆ соꙋ́зы чре́слъ є҆гѡ̀ разслаблѧ́хꙋсѧ, и҆ кѡлѣ́на є҆гѡ̀ сража́стасѧ:

Тогда царю зрак изменися, и размышления его смущаху его, и соузы чресл его разслабляхуся, и колена его сражастася:

Тогда царь изменился в лице своем; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое.

5:7

и҆ возопѝ ца́рь си́лою, є҆́же ввестѝ волхвѡ́въ, халде́євъ, газари́нѡвъ: и҆ речѐ ца́рь мꙋ̑дрымъ вавѷлѡ́нскимъ: и҆́же прочте́тъ писа́нїе сїѐ и҆ ра́зꙋмъ є҆гѡ̀ возвѣсти́тъ мнѣ̀, то́й въ багрѧни́цꙋ ѡ҆блече́тсѧ, и҆ гри́вна злата́ѧ на вы́ю є҆гѡ̀, и҆ тре́тїй во ца́рствѣ мое́мъ ѡ҆блада́ти на́чнетъ.

и возопи царь силою, еже ввести волхвов, халдеев, газаринов: и рече царь мудрым вавилонским: иже прочтет писание сие и разум его возвестит мне, той в багряницу облечется, и гривна златая на выю его, и третий во царстве моем обладати начнет.

Сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, Халдеев и гадателей. Царь начал говорить, и сказал мудрецам Вавилонским: кто прочитает это написанное и объяснит мне значение его, тот будет облечен в багряницу, и золотая цепь будет на шее у него, и третьим властелином будет в царстве.

5:8

И҆ вхожда́хꙋ всѝ мꙋ́дрїи ко царю̀ и҆ не можа́хꙋ писа́нїѧ прочестѝ, ни ра́зꙋма царю̀ возвѣсти́ти.

И вхождаху вси мудрии ко царю и не можаху писания прочести, ни разума царю возвестити.

И вошли все мудрецы царя, но не могли прочитать написанного и объяснить царю значения его.

5:9

Ца́рь же валтаса́ръ возмѧте́сѧ, и҆ зра́къ є҆гѡ̀ и҆змѣни́сѧ на не́мъ, и҆ вельмѡ́жи є҆гѡ̀ смꙋща́хꙋсѧ.

Царь же валтасар возмятеся, и зрак его изменися на нем, и вельможи его смущахуся.

Царь Валтасар чрезвычайно встревожился, и вид лица его изменился на нем, и вельможи его смутились.

5:10

И҆ вни́де цари́ца въ до́мъ пи́рный, и҆ речѐ цари́ца: царю̀ во вѣ́ки живѝ: да не смꙋща́ютъ тебѐ размышлє́нїѧ твоѧ̑, и҆ зра́къ тво́й да не и҆змѣнѧ́етсѧ:

И вниде царица в дом пирный, и рече царица: царю во веки живи: да не смущают тебе размышления твоя, и зрак твой да не изменяется:

Царица же, по поводу слов царя и вельмож его, вошла в палату пиршества; начала говорить царица и сказала: царь, вовеки живи! да не смущают тебя мысли твои, и да не изменяется вид лица твоего!

5:11

є҆́сть мꙋ́жъ во ца́рствѣ твое́мъ, въ не́мже дх҃ъ бж҃їй: и҆ во дни̑ ѻ҆тца̀ твоегѡ̀ бо́дрость и҆ смы́слъ ѡ҆брѣ́тесѧ въ не́мъ, и҆ ца́рь навꙋходоно́соръ ѻ҆те́цъ тво́й кнѧ́зѧ поста́ви є҆го̀ волхвѡ́мъ, ѡ҆баѧ́телємъ, халде́ємъ, газари́нѡмъ,

есть муж во царстве твоем, в немже дух Божий: и во дни отца твоего бодрость и смысл обретеся в нем, и царь навуходоносор отец твой князя постави его волхвом, обаятелем, халдеем, газарином,

Есть в царстве твоем муж, в котором дух святаго Бога; во дни отца твоего найдены были в нем свет, разум и мудрость, подобная мудрости богов, и царь Навуходоносор, отец твой, поставил его главою тайноведцев, обаятелей, Халдеев и гадателей, — сам отец твой, царь,

5:12

ꙗ҆́кѡ дꙋ́хъ преиз̾ѻби́лный (бѧ́ше) въ не́мъ, и҆ премꙋ́дрость и҆ смы́слъ (ѡ҆брѣ́тесѧ) въ не́мъ, сказꙋ́ѧ сны̀ и҆ возвѣща́ѧ сокровє́ннаѧ и҆ разрѣша́ѧ соꙋ́зы, данїи́лъ, и҆ ца́рь наречѐ и҆́мѧ є҆мꙋ̀ валтаса́ръ: нн҃ѣ ᲂу҆́бо да призове́тсѧ, и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣсти́тъ тебѣ̀.

яко дух преизюбилный (бяше) в нем, и премудрость и смысл (обретеся) в нем, сказуя сны и возвещая сокровенная и разрешая соузы, даниил, и царь нарече имя ему валтасар: ныне убо да призовется, и сказание его возвестит тебе.

потому что в нем, в Данииле, которого царь переименовал Валтасаром, оказались высокий дух, ведение и разум, способный изъяснять сны, толковать загадочное и разрешать узлы. Итак пусть призовут Даниила и он объяснит значение.

5:13

Тогда̀ данїи́лъ введе́нъ бы́сть пред̾ царѧ̀. И҆ речѐ ца́рь данїи́лꙋ: ты̀ лиє҆сѝ данїи́лъ, ѿ сынѡ́въ плѣ̑нникъ і҆ꙋде́йскихъ, и҆̀хже приведѐ навꙋходоно́соръ ца́рь ѻ҆те́цъ мо́й;

Тогда даниил введен бысть пред царя. И рече царь даниилу: ты лиеси даниил, от сынов пленник иудейских, ихже приведе навуходоносор царь отец мой?

Тогда введен был Даниил пред царя, и царь начал речь и сказал Даниилу: ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых отец мой, царь, привел из Иудеи?

5:14

слы́шахъ ѡ҆ тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ дх҃ъ бж҃їй въ тебѣ̀, и҆ бо́дрость и҆ смы́слъ и҆ премꙋ́дрость и҆з̾ѻби́лна ѡ҆брѣ́тесѧ въ тебѣ̀:

слышах о тебе, яко дух Божий в тебе, и бодрость и смысл и премудрость изюбилна обретеся в тебе:

Я слышал о тебе, что дух Божий в тебе и свет, и разум, и высокая мудрость найдена в тебе.

5:15

и҆ нн҃ѣ внидо́ша пред̾ мѧ̀ мꙋ́дрїи, волсвѝ, газари́ни, да писа́нїе сїѐ прочтꙋ́тъ и҆ сказа̑нїѧ є҆гѡ̀ возвѣстѧ́тъ мѝ, и҆ не мого́ша возвѣсти́ти мнѣ̀:

и ныне внидоша пред мя мудрии, волсви, газарини, да писание сие прочтут и сказания его возвестят ми, и не могоша возвестити мне:

Вот, приведены были ко мне мудрецы и обаятели, чтобы прочитать это написанное и объяснить мне значение его; но они не могли объяснить мне этого.

5:16

а҆́зъ же слы́шахъ ѡ҆ тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ мо́жеши сꙋды̀ сказа́ти: нн҃ѣ ᲂу҆̀бо а҆́ще возмо́жеши ппса́нїе сїѐ прочестѝ и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣсти́ти мнѣ̀, въ багрѧни́цꙋ ѡ҆блече́шисѧ, и҆ гри́вна злата́ѧ на вы́и твое́й бꙋ́детъ, и҆ тре́тїй во ца́рствѣ мое́мъ ѡ҆блада́ти бꙋ́деши.

аз же слышах о тебе, яко можеши суды сказати: ныне убо аще возможеши ппсание сие прочести и сказание его возвестити мне, в багряницу облечешися, и гривна златая на выи твоей будет, и третий во царстве моем обладати будеши.

А о тебе я слышал, что ты можешь объяснять значение и разрешать узлы; итак, если можешь прочитать это написанное и объяснить мне значение его, то облечен будешь в багряницу, и золотая цепь будет на шее твоей, и третьим властелином будешь в царстве.

5:17

Тогда̀ ѿвѣща̀ данїи́лъ и҆ речѐ пред̾ царе́мъ: даѧ̑нїѧ: твоѧ̑ съ тобо́ю да бꙋ́дꙋтъ, и҆ да́ръ до́мꙋ твоегѡ̀ и҆но́мꙋ да́ждь, а҆́зъ же писа́нїе прочтꙋ̀ царю̀ и҆ сказа́нїе є҆гѡ̀ возвѣщꙋ̀ тебѣ̀.

Тогда отвеща даниил и рече пред царем: даяния: твоя с тобою да будут, и дар дому твоего иному даждь, аз же писание прочту царю и сказание его возвещу тебе.

Тогда отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему.

5:18

Царю̀! бг҃ъ вы́шнїй ца́рство и҆ вели́чество, и҆ че́сть и҆ сла́вꙋ дадѐ навꙋходоно́сорꙋ ѻ҆тцꙋ̀ твоемꙋ̀,

Царю! Бог вышний царство и величество, и честь и славу даде навуходоносору отцу твоему,

Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу.

5:19

и҆ ѿ вели́чества, є҆́же є҆мꙋ̀ дадѐ, всѝ лю́дїе, племена̀, ꙗ҆зы́цы бѧ́хꙋ трепе́щꙋще и҆ боѧ́щесѧ ѿ лица̀ є҆гѡ̀: и҆̀хже хотѧ́ше ᲂу҆бива́ше, и҆ и҆̀хже хотѧ́ше бїѧ́ше, и҆ и҆̀хже хотѧ́ше возвыша́ше, и҆ и҆̀хже хотѧ́ше, то́й смирѧ́ше:

и от величества, еже ему даде, вси людие, племена, языцы бяху трепещуще и боящеся от лица его: ихже хотяше убиваше, и ихже хотяше бияше, и ихже хотяше возвышаше, и ихже хотяше, той смиряше:

Пред величием, которое Он дал ему, все народы, племена и языки трепетали и страшились его: кого хотел, он убивал, и кого хотел, оставлял в живых; кого хотел, возвышал, и кого хотел, унижал.

5:20

и҆ є҆гда̀ вознесе́сѧ се́рдце є҆гѡ̀ и҆ ᲂу҆тверди́сѧ дꙋ́хъ є҆гѡ̀ є҆́же презо́рствовати, сведе́сѧ ѿ престо́ла ца́рства, и҆ сла́ва и҆ че́сть ѿѧ́сѧ ѿ негѡ̀,

и егда вознесеся сердце его и утвердися дух его еже презорствовати, сведеся от престола царства, и слава и честь отяся от него,

Но когда сердце его надмилось и дух его ожесточился до дерзости, он был свержен с царского престола своего и лишен славы своей,

5:21

и҆ ѿ человѣ̑къ ѿгна́сѧ, и҆ се́рдце є҆гѡ̀ со ѕвѣрьмѝ ѿда́сѧ, и҆ житїѐ є҆гѡ̀ со ди́вїими ѻ҆слы̑, и҆ траво́ю а҆́ки вола̀ пита́хꙋ є҆го̀, и҆ ѿ росы̀ небе́сныѧ ѡ҆роси́сѧ тѣ́ло є҆гѡ̀, до́ндеже ᲂу҆разꙋмѣ̀, ꙗ҆́кѡ владѣ́етъ бг҃ъ вы́шнїй ца́рствомъ человѣ́ческимъ, и҆ є҆мꙋ́же хо́щетъ, да́стъ є҆̀.

и от человек отгнася, и сердце его со зверьми отдася, и житие его со дивиими ослы, и травою аки вола питаху его, и от росы небесныя оросися тело его, дондеже уразуме, яко владеет Бог вышний царством человеческим, и емуже хощет, даст е.

и отлучен был от сынов человеческих, и сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами; кормили его травою, как вола, и тело его орошаемо было небесною росою, доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет.

5:22

И҆ ты̀ ᲂу҆̀бо, сы́не є҆гѡ̀ валтаса́ре, не смири́лъ є҆сѝ се́рдца твоегѡ̀ пред̾ гдⷭ҇емъ: не всѧ̑ ли сїѧ̑ вѣ́далъ є҆сѝ;

И ты убо, сыне его валтасаре, не смирил еси сердца твоего пред Господем: не вся ли сия ведал еси?

И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это,

5:23

но на гдⷭ҇а бг҃а нбⷭ҇наго возне́слсѧ є҆сѝ, и҆ сосꙋ́ды хра́ма є҆гѡ̀ принесо́ша пред̾ тебѐ, ты́ же и҆ вельмѡ́жи твоѝ, и҆ налѡ́жницы твоѧ̑ и҆ возлежа́щыѧ (ѡ҆́крестъ) тебє̀, вїно̀ пїѧ́сте и҆́ми: и҆ бо́ги златы̑ѧ и҆ срє́брѧныѧ, и҆ мѣ̑дѧныѧ и҆ желѣ̑зныѧ, и҆ ка́мєнныѧ и҆ древѧ̑ныѧ, и҆̀же ни ви́дѧтъ, ни слы́шатъ, ни разꙋмѣ́ютъ, похвали́лъ є҆сѝ, а҆ бг҃а, ᲂу҆ негѡ́же дыха́нїе твоѐ въ рꙋцѣ̀ є҆гѡ̀, и҆ всѝ пꙋтїѐ твоѝ, того̀ не просла́вилъ є҆сѝ.

но на Господа Бога небеснаго вознеслся еси, и сосуды храма его принесоша пред тебе, ты же и вельможи твои, и наложницы твоя и возлежащыя (окрест) тебе, вино пиясте ими: и боги златыя и сребряныя, и медяныя и железныя, и каменныя и древяныя, иже ни видят, ни слышат, ни разумеют, похвалил еси, а Бога, у негоже дыхание твое в руце его, и вси путие твои, того не прославил еси.

но вознесся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил.

5:24

Сегѡ̀ ра́ди ѿ лица̀ є҆гѡ̀ по́слани бы́ша пе́рсты рꙋчні́и и҆ писа́нїе сїѐ вчини́ша.

Сего ради от лица его послани быша персты ручнии и писание сие вчиниша.

За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание.

5:25

Се́ же є҆́сть писа́нїе вчине́ное: манѝ, ѳеке́л, фа́рес.

Се же есть писание вчиненое: мани, фекел, фарес.

И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин.

5:26

Сѐ сказа́нїе глаго́ла: манѝ, и҆змѣ́ри бг҃ъ ца́рство твоѐ и҆ сконча̀ є҆̀:

Се сказание глагола: мани, измери Бог царство твое и сконча е:

Вот и значение слов: мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему;

5:27

ѳеке́л, поста́висѧ въ мѣ́рилѣхъ и҆ ѡ҆брѣ́тесѧ лиша́емо:

фекел, поставися в мерилех и обретеся лишаемо:

Текел — ты взвешен на весах и найден очень легким;

5:28

фа́рес, раздѣли́сѧ ца́рство твоѐ и҆ даде́сѧ ми́дѡмъ и҆ пе́рсѡмъ.

фарес, разделися царство твое и дадеся мидом и персом.

Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.

5:29

И҆ речѐ валтаса́ръ: (ѡ҆блецы́те и҆̀). И҆ ѡ҆блеко́ша данїи́ла въ багрѧни́цꙋ, и҆ гри́внꙋ златꙋ́ю возложи́ша на вы́ю є҆гѡ̀, и҆ проповѣ́да ѡ҆ не́мъ, є҆́же бы́ти є҆мꙋ̀ кнѧ́зю тре́тїемꙋ во ца́рствѣ є҆гѡ̀.

И рече валтасар: (облецыте и). И облекоша даниила в багряницу, и гривну златую возложиша на выю его, и проповеда о нем, еже быти ему князю третиему во царстве его.

Тогда по повелению Валтасара облекли Даниила в багряницу и возложили золотую цепь на шею его, и провозгласили его третьим властелином в царстве.

5:30

Валтаса́ра царѧ̀ халде́йска ᲂу҆би́ша въ тꙋ̀ но́щь,

Валтасара царя халдейска убиша в ту нощь,

В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит,

5:31

да́рїй же ми́дѧнинъ прїѧ̀ ца́рство, сы́й шести́десѧти и҆ двою̀ лѣ́тъ.

дарий же мидянин прия царство, сый шестидесяти и двою лет.

и Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет.

Глава 6

6:1

И҆ бы́сть ᲂу҆го́дно пред̾ царе́мъ, и҆ поста́ви во ца́рствѣ кнѧзе́й сто̀ и҆ два́десѧть, є҆́же бы́ти и҆̀мъ во все́мъ ца́рствѣ є҆гѡ̀,

И бысть угодно пред царем, и постави во царстве князей сто и двадесять, еже быти им во всем царстве его,

Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать сатрапов, чтобы они были во всем царстве,

6:2

над̾ ни́ми же трѝ чино́вники, ѿ ни́хже бѣ̀ данїи́лъ є҆ди́нъ, дабы̀ ѿдава́ли и҆̀мъ кнѧ̑зи сло́во, ꙗ҆́кѡ да царю̀ не стꙋжа́ютъ.

над ними же три чиновники, от нихже бе даниил един, дабы отдавали им князи слово, яко да царю не стужают.

а над ними трех князей, — из которых один был Даниил, — чтобы сатрапы давали им отчет и чтобы царю не было никакого обременения.

6:3

И҆ бѣ̀ данїи́лъ над̾ ни́ми, ꙗ҆́кѡ дꙋ́хъ бѧ́ше преиз̾ѻби́ленъ въ не́мъ, и҆ ца́рь поста́ви є҆го̀ над̾ всѣ́мъ ца́рствомъ свои́мъ.

И бе даниил над ними, яко дух бяше преизюбилен в нем, и царь постави его над всем царством своим.

Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством.

6:4

Чинѡ́вницы же и҆ кнѧ̑зи и҆ска́хꙋ вины̀ ѡ҆брѣстѝ на данїи́ла: и҆ всѧ́кїѧ вины̀ и҆ собла́зна и҆ грѣха̀ не ѡ҆брѣто́ша на него̀, ꙗ҆́кѡ вѣ́ренъ бѧ́ше.

Чиновницы же и князи искаху вины обрести на даниила: и всякия вины и соблазна и греха не обретоша на него, яко верен бяше.

Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством; но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен, и никакой погрешности или вины не оказывалось в нем.

6:5

И҆ рѣ́ща чинѡ́вницы не ѡ҆брѧ́щемъ на данїи́ла вины̀, а҆́ще не въ зако́нѣхъ бг҃а є҆гѡ̀.

И реща чиновницы не обрящем на даниила вины, аще не в законех Бога его.

И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его.

6:6

Тогда̀ чинѡ́вницы и҆ кнѧ̑зи предста́ша царю̀ и҆ рѣ́ша є҆мꙋ̀: да́рїе царю̀, во вѣ́ки живѝ:

Тогда чиновницы и князи предсташа царю и реша ему: дарие царю, во веки живи:

Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: царь Дарий! вовеки живи!

6:7

совѣща́ша всѝ и҆̀же во ца́рствѣ твое́мъ воевѡ́ды и҆ кнѧ̑зи, ѷпа́ти и҆ ѡ҆блада́ющїи страна́ми, є҆́же ᲂу҆ста́вити ᲂу҆ста́въ ца́рскїй и҆ ᲂу҆крѣпи́ти предѣ́лъ, ꙗ҆́кѡ а҆́ще кто̀ попро́ситъ проше́нїѧ ѿ всѧ́кагѡ бо́га и҆ человѣ́ка до дні́й три́десѧти, ра́звѣ то́чїю ѿ тебє̀, царю̀, да вве́рженъ бꙋ́детъ въ ро́въ ле́вскїй:

совещаша вси иже во царстве твоем воеводы и князи, ипати и обладающии странами, еже уставити устав царский и укрепити предел, яко аще кто попросит прошения от всякаго бога и человека до дний тридесяти, разве точию от тебе, царю, да ввержен будет в ров левский:

Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров.

6:8

нн҃ѣ ᲂу҆̀бо, царю̀, ᲂу҆ста́ви предѣ́лъ и҆ положѝ писа́нїе, ꙗ҆́кѡ да не и҆змѣни́тсѧ за́повѣдь ми́дска и҆ пе́рсска, (да никто́же престꙋ́питъ є҆ѧ̀).

ныне убо, царю, устави предел и положи писание, яко да не изменится заповедь мидска и персска, (да никтоже преступит ея).

Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен.

6:9

Тогда̀ ца́рь да́рїй повелѣ̀ вписа́ти за́повѣдь.

Тогда царь дарий повеле вписати заповедь.

Царь Дарий подписал указ и это повеление.

6:10

Данїи́лъ же є҆гда̀ ᲂу҆вѣ́дѣ, ꙗ҆́кѡ за́повѣдь вчини́сѧ, вни́де въ до́мъ сво́й: двє́рцы же ѿвє́рсты є҆мꙋ̀ въ го́рницѣ є҆гѡ̀ проти́вꙋ і҆ерⷭ҇ли́ма, въ три́ же времена̀ днѐ бѧ́ше прекланѧ́ѧ кѡлѣ́на своѧ̑, молѧ́сѧ и҆ и҆сповѣ́даѧсѧ пред̾ бг҃омъ свои́мъ, ꙗ҆́коже бѣ̀ творѧ̀ пре́жде.

Даниил же егда уведе, яко заповедь вчинися, вниде в дом свой: дверцы же отверсты ему в горнице его противу Иерусалима, в три же времена дне бяше прекланяя колена своя, моляся и исповедаяся пред Богом своим, якоже бе творя прежде.

Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того.

6:11

Тогда̀ мꙋ́жїе ѻ҆́нїи наблюдо́ша и҆ ѡ҆брѣто́ша данїи́ла просѧ́ща и҆ молѧ́щасѧ бг҃ꙋ своемꙋ̀,

Тогда мужие онии наблюдоша и обретоша даниила просяща и молящася Богу своему,

Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящегося и просящего милости пред Богом своим,

6:12

и҆ прише́дше рѣ́ша пред̾ царе́мъ: царю̀, не вчини́лъ ли є҆сѝ ты̀ предѣ́ла, ꙗ҆́кѡ да всѧ́къ человѣ́къ, и҆́же а҆́ще попро́ситъ ᲂу҆ всѧ́кагѡ бо́га и҆ человѣ́ка проше́нїѧ до три́десѧти дні́й, но то́чїю ᲂу҆ тебє̀, царю̀, да вве́ржетсѧ въ ро́въ ле́вскъ; И҆ речѐ ца́рь: и҆́стинно сло́во, и҆ за́повѣдь ми́дска и҆ пе́рсска не мимои́детъ.

и пришедше реша пред царем: царю, не вчинил ли еси ты предела, яко да всяк человек, иже аще попросит у всякаго бога и человека прошения до тридесяти дний, но точию у тебе, царю, да ввержется в ров левск? И рече царь: истинно слово, и заповедь мидска и персска не мимоидет.

потом пришли и сказали царю о царском повелении: не ты ли подписал указ, чтобы всякого человека, который в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, бросать в львиный ров? Царь отвечал и сказал: это слово твердо, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения.

6:13

Тогда̀ ѿвѣща́ша пред̾ царе́мъ и҆ глаго́лаша: данїи́лъ, и҆́же ѿ сынѡ́въ плѣ́на і҆ꙋде́йска, не покори́сѧ за́повѣди твое́й (и҆ не радѣ̀) ѡ҆ предѣ́лѣ, є҆го́же вчини́лъ є҆сѝ: въ три́ бо времена̀ днѐ про́ситъ ᲂу҆ бг҃а своегѡ̀ проше́нїй свои́хъ.

Тогда отвещаша пред царем и глаголаша: даниил, иже от сынов плена иудейска, не покорися заповеди твоей (и не раде) о пределе, егоже вчинил еси: в три бо времена дне просит у Бога своего прошений своих.

Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами.

6:14

Тогда̀ ца́рь, ꙗ҆́кѡ слы́шавъ сло́во сїѐ, ѕѣлѡ̀ ѡ҆печа́лисѧ ѡ҆ не́мъ, и҆ ѡ҆ данїи́лѣ прѧ́шесѧ є҆́же и҆зба́вити є҆го̀, и҆ бѣ̀ да́же до ве́чера прѧ́сѧ є҆́же и҆зба́вити є҆го̀.

Тогда царь, яко слышав слово сие, зело опечалися о нем, и о данииле пряшеся еже избавити его, и бе даже до вечера пряся еже избавити его.

Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его.

6:15

Тогда̀ мꙋ́жїе ѻ҆́нїи глаго́лаша царю̀: вѣ́ждь, царю̀ ꙗ҆́кѡ ми́дѡмъ и҆ пе́рсѡмъ не лѣ́ть є҆́сть премѣни́ти всѧ́кагѡ предѣ́ла и҆ ᲂу҆ста́ва, є҆го́же ца́рь ᲂу҆ста́витъ.

Тогда мужие онии глаголаша царю: веждь, царю яко мидом и персом не леть есть пременити всякаго предела и устава, егоже царь уставит.

Но те люди приступили к царю и сказали ему: знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено.

6:16

Тогда̀ ца́рь речѐ, и҆ приведо́ша данїи́ла и҆ вверго́ша є҆го̀ въ ро́въ ле́вскъ. И҆ речѐ ца́рь данїи́лꙋ: бг҃ъ тво́й, є҆мꙋ́же ты̀ слꙋ́жиши прⷭ҇нѡ, то́й и҆зба́витъ тѧ̀.

Тогда царь рече, и приведоша даниила и ввергоша его в ров левск. И рече царь даниилу: Бог твой, емуже ты служиши присно, той избавит тя.

Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя!

6:17

И҆ принесо́ша ка́мень є҆ди́нъ и҆ возложи́ша на ᲂу҆́стїе рва̀, и҆ запеча́та ца́рь пе́рстнемъ свои́мъ и҆ пе́рстнемъ вельмо́жъ свои́хъ, да не и҆змѣни́тсѧ дѣѧ́нїе ѡ҆ данїі́лѣ.

И принесоша камень един и возложиша на устие рва, и запечата царь перстнем своим и перстнем вельмож своих, да не изменится деяние о данииле.

И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле.

6:18

И҆ ѿи́де ца́рь въ до́мъ сво́й и҆ лѧ́же без̾ ве́чери, и҆ ꙗ҆́ди не внесо́ша къ немꙋ̀: и҆ со́нъ ѿстꙋпѝ ѿ негѡ̀. И҆ заключѝ бг҃ъ ᲂу҆ста̀ львѡ́мъ, и҆ не стꙋжи́ша данїи́лꙋ.

И отиде царь в дом свой и ляже без вечери, и яди не внесоша к нему: и сон отступи от него. И заключи Бог уста львом, и не стужиша даниилу.

Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.

6:19

Тогда̀ ца́рь воста̀ заꙋ́тра на свѣ́тѣ и҆ со тща́нїемъ прїи́де ко рвꙋ̀ ле́вскꙋ.

Тогда царь воста заутра на свете и со тщанием прииде ко рву левску.

Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному,

6:20

И҆ є҆гда̀ прибли́жисѧ ко рвꙋ̀, возопѝ гла́сомъ крѣ́пкимъ: данїи́ле, ра́бе бг҃а жива́гѡ! бг҃ъ тво́й, є҆мꙋ́же ты̀ слꙋ́жиши прⷭ҇нѡ, возмо́же ли и҆зба́вити тѧ̀ и҆з̾ ᲂу҆́стъ льво́выхъ;

И егда приближися ко рву, возопи гласом крепким: данииле, рабе Бога живаго! Бог твой, емуже ты служиши присно, возможе ли избавити тя из уст львовых?

и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов?

6:21

И҆ речѐ данїи́лъ царе́ви: царю̀, во вѣ́ки живѝ:

И рече даниил цареви: царю, во веки живи:

Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи!

6:22

бг҃ъ мо́й посла̀ а҆́гг҃ла своего̀ и҆ затворѝ ᲂу҆ста̀ львѡ́въ, и҆ не вреди́ша менѐ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆брѣ́тесѧ пред̾ ни́мъ пра́вда моѧ̀, и҆ пред̾ тобо́ю, царю̀, согрѣше́нїѧ не сотвори́хъ.

Бог мой посла ангела своего и затвори уста львов, и не вредиша мене, яко обретеся пред ним правда моя, и пред тобою, царю, согрешения не сотворих.

Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления.

6:23

Тогда̀ ца́рь вельмѝ возвесели́сѧ ѡ҆ не́мъ и҆ речѐ данїи́ла и҆звестѝ и҆з̾ рва̀. И҆ и҆зведе́нъ бы́сть данїи́лъ и҆з̾ рва̀, и҆ всѧ́кагѡ тлѣ́нїѧ не ѡ҆брѣ́тесѧ на не́мъ ꙗ҆́кѡ вѣ́рова въ бг҃а своего̀.

Тогда царь вельми возвеселися о нем и рече даниила извести из рва. И изведен бысть даниил из рва, и всякаго тления не обретеся на нем яко верова в Бога своего.

Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего.

6:24

И҆ речѐ ца́рь, и҆ приведо́ша мꙋ́жы ѡ҆клевета́вшыѧ данїи́ла и҆ въ ро́въ ле́вскъ вверго́ша ѧ҆̀ и҆ сы́ны и҆́хъ и҆ жєны̀ и҆́хъ: и҆ не доидо́ша дна̀ рва̀, да́же соѡдолѣ́ша и҆̀мъ львы̀ и҆ всѧ̑ кѡ́сти и҆́хъ и҆стончи́ша.

И рече царь, и приведоша мужы оклеветавшыя даниила и в ров левск ввергоша я и сыны их и жены их: и не доидоша дна рва, даже соодолеша им львы и вся кости их истончиша.

И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их.

6:25

Тогда̀ да́рїй ца́рь написа̀ всѣ̑мъ лю́демъ, племенѡ́мъ, ꙗ҆́зы́кѡмъ, живꙋ́щымъ во все́й землѝ: ми́ръ ва́мъ да ᲂу҆мно́житсѧ:

Тогда дарий царь написа всем людем, племеном, языком, живущым во всей земли: мир вам да умножится:

После того царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: «Мир вам да умножится!

6:26

ѿ лица̀ моегѡ̀ заповѣ́дасѧ за́повѣдь сїѧ̀ во все́й землѝ ца́рства моегѡ̀, да бꙋ́дꙋтъ трепе́щꙋще и҆ боѧ́щесѧ ѿ лица̀ бг҃а данїи́лова, ꙗ҆́кѡ то́й є҆́сть бг҃ъ живы́й и҆ пребыва́ѧй во вѣ́ки, и҆ црⷭ҇тво є҆гѡ̀ не разсы́плетсѧ, и҆ вла́сть є҆гѡ̀ до конца̀:

от лица моего заповедася заповедь сия во всей земли царства моего, да будут трепещуще и боящеся от лица Бога даниилова, яко той есть Бог живый и пребываяй во веки, и Царство его не разсыплется, и власть его до конца:

Мною дается повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым, потому что Он есть Бог живый и присносущий, и царство Его несокрушимо, и владычество Его бесконечно.

6:27

под̾е́млетъ и҆ и҆збавлѧ́етъ, и҆ твори́тъ зна́мєнїѧ и҆ чꙋдеса̀ на небесѝ и҆ на землѝ, и҆́же и҆зба́ви данїи́ла ѿ ᲂу҆́стъ льво́выхъ.

подемлет и избавляет, и творит знамения и чудеса на небеси и на земли, иже избави даниила от уст львовых.

Он избавляет и спасает, и совершает чудеса и знамения на небе и на земле; Он избавил Даниила от силы львов».

6:28

Данїи́лъ же ᲂу҆правлѧ́ше во ца́рствѣ да́рїевѣ и҆ во ца́рствѣ кѵ́ра пе́рсѧнина.

Даниил же управляше во царстве дариеве и во царстве кира персянина.

И Даниил благоуспевал и в царствование Дария, и в царствование Кира Персидского.

Глава 7

7:1

Въ пе́рвое лѣ́то валтаса́ра царѧ̀ халде́йска, данїи́лъ со́нъ ви́дѣ и҆ видѣ̑нїѧ главы̀ є҆гѡ̀ на ло́жи є҆гѡ̀, и҆ со́нъ сво́й вписа̀:

В первое лето валтасара царя халдейска, даниил сон виде и видения главы его на ложи его, и сон свой вписа:

В первый год Валтасара, царя Вавилонского, Даниил видел сон и пророческие видения головы своей на ложе своем. Тогда он записал этот сон, изложив сущность дела.

7:2

а҆́зъ данїи́лъ ви́дѣхъ въ видѣ́нїи мое́мъ но́щїю: и҆ сѐ, четы́ри вѣ́три небе́снїи налего́ша на мо́ре вели́кое,

аз даниил видех в видении моем нощию: и се, четыри ветри небеснии налегоша на море великое,

Начав речь, Даниил сказал: видел я в ночном видении моем, и вот, четыре ветра небесных боролись на великом море,

7:3

и҆ четы́ри ѕвѣ́рїе вели́цыи и҆схожда́хꙋ и҆з̾ мо́рѧ, разли́чни междꙋ̀ собо́ю:

и четыри зверие велицыи исхождаху из моря, различни между собою:

и четыре больших зверя вышли из моря, непохожие один на другого.

7:4

пе́рвый а҆́ки льви́ца и҆мы́й крилѣ̑, крилѣ̑ же є҆гѡ̀ а҆́ки ѡ҆́рли, зрѧ́хъ, до́ндеже и҆сто́ржєна бы́ша кри́ла є҆гѡ̀, и҆ воздви́жесѧ ѿ землѝ, и҆ на нѡ́гꙋ человѣ̑чꙋ ста̀, и҆ се́рдце человѣ́чо даде́сѧ є҆мꙋ̀:

первый аки львица имый криле, криле же его аки орли, зрях, дондеже исторжена быша крила его, и воздвижеся от земли, и на ногу человечу ста, и сердце человечо дадеся ему:

Первый — как лев, но у него крылья орлиные; я смотрел, доколе не вырваны были у него крылья, и он поднят был от земли, и стал на ноги, как человек, и сердце человеческое дано ему.

7:5

и҆ сѐ, ѕвѣ́рь вторы́й подо́бенъ медвѣ́дицѣ, и҆ на странѣ̀ є҆ди́нѣй ста̀, и҆ трѝ ре́бра во ᲂу҆стѣ́хъ є҆гѡ̀, средѣ̀ зꙋбѡ́въ є҆гѡ̀, и҆ си́це глаго́лахꙋ є҆мꙋ̀: воста́ни, ꙗ҆́ждь плѡ́ти мнѡ́ги:

и се, зверь вторый подобен медведице, и на стране единей ста, и три ребра во устех его, среде зубов его, и сице глаголаху ему: востани, яждь плоти многи:

И вот еще зверь, второй, похожий на медведя, стоял с одной стороны, и три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано так: «встань, ешь мяса много!»

7:6

созадѝ сегѡ̀ ви́дѣхъ: и҆ сѐ, ѕвѣ́рь и҆́нъ а҆́ки ры́сь, томꙋ́же кри́ла четы́ри пти̑чїѧ над̾ ни́мъ и҆ четы́ри главы̑ ѕвѣ́рю, и҆ вла́сть даде́сѧ є҆мꙋ̀:

созади сего видех: и се, зверь ин аки рысь, томуже крила четыри птичия над ним и четыри главы зверю, и власть дадеся ему:

Затем видел я, вот еще зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему.

7:7

созадѝ сегѡ̀ ви́дѣхъ: и҆ сѐ, ѕвѣ́рь четве́ртый стра́шенъ и҆ ᲂу҆жа́сенъ и҆ крѣ́покъ и҆зли́ха, зꙋ́бы же є҆гѡ̀ желѣ́зни ве́лїи, ꙗ҆ды́й и҆ и҆стончева́ѧ, ѡ҆ста́нки же нога́ма свои́ма попира́ше, то́йже различа́ѧсѧ и҆зли́ха па́че всѣ́хъ ѕвѣре́й пре́жнихъ, и҆ рогѡ́въ де́сѧть є҆мꙋ̀:

созади сего видех: и се, зверь четвертый страшен и ужасен и крепок излиха, зубы же его железни велии, ядый и истончевая, останки же ногама своима попираше, тойже различаяся излиха паче всех зверей прежних, и рогов десять ему:

После сего видел я в ночных видениях, и вот зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него.

7:8

разсмотрѧ́хъ въ розѣ́хъ є҆гѡ̀, и҆ сѐ, ро́гъ дрꙋгі́й ма́лъ взы́де средѣ̀ и҆́хъ, и҆ трїѐ ро́зи пре́днїи є҆гѡ̀ и҆сто́ргнꙋшасѧ ѿ лица̀ є҆гѡ̀, и҆ сѐ, ѻ҆́чи а҆́ки ѻ҆́чи челѡвѣ́чи въ ро́зѣ то́мъ, и҆ ᲂу҆ста̀ глагѡ́люща вєли́каѧ.

разсмотрях в розех его, и се, рог другий мал взыде среде их, и трие рози преднии его исторгнушася от лица его, и се, очи аки очи человечи в розе том, и уста глаголюща великая.

Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно.

7:9

зрѧ́хъ до́ндеже прⷭ҇то́ли поста́вшасѧ, и҆ ве́тхїй де́нми сѣ́де, и҆ ѻ҆де́жда є҆гѡ̀ бѣла̀ а҆́ки снѣ́гъ, и҆ вла́си главы̀ є҆гѡ̀ а҆́ки во́лна чиста̀, прⷭ҇то́лъ є҆гѡ̀ пла́мень ѻ҆́гненъ, коле́са є҆гѡ̀ ѻ҆́гнь палѧ́щь:

зрях дондеже престоли поставшася, и ветхий денми седе, и одежда его бела аки снег, и власи главы его аки волна чиста, престол его пламень огнен, колеса его огнь палящь:

Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его — как чистая волна; престол Его — как пламя огня, колеса Его — пылающий огонь.

7:10

рѣка̀ ѻ҆́гненна теча́ше и҆сходѧ́щи пред̾ ни́мъ: ты́сѧщѧ ты́сѧщъ слꙋжа́хꙋ є҆мꙋ̀, и҆ тмы̑ те́мъ предстоѧ́хꙋ є҆мꙋ̀: сꙋди́ще сѣ́де, и҆ кни̑ги ѿверзо́шасѧ.

река огненна течаше исходящи пред ним: тысящя тысящ служаху ему, и тмы тем предстояху ему: судище седе, и книги отверзошася.

Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги.

7:11

Ви́дѣхъ тогда̀ ѿ гла́са слове́съ вели́кихъ, ꙗ҆̀же ро́гъ ѻ҆́ный глаго́лаше, до́ндеже ᲂу҆би́сѧ ѕвѣ́рь и҆ поги́бе, и҆ тѣ́ло є҆гѡ̀ даде́сѧ во сожже́нїе ѻ҆́гненно:

Видех тогда от гласа словес великих, яже рог оный глаголаше, дондеже убися зверь и погибе, и тело его дадеся во сожжение огненно:

Видел я тогда, что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог, зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню.

7:12

и҆ про́чихъ ѕвѣре́й преста́висѧ вла́сть, и҆ продолже́нїе житїѧ̀ даде́сѧ и҆̀мъ до вре́мене и҆ вре́мене.

и прочих зверей преставися власть, и продолжение жития дадеся им до времене и времене.

И у прочих зверей отнята власть их, и продолжение жизни дано им только на время и на срок.

7:13

Ви́дѣхъ во снѣ̀ но́щїю, и҆ сѐ, на ѡ҆́блацѣхъ небе́сныхъ ꙗ҆́кѡ сн҃ъ чл҃вѣ́чь и҆ды́й бѧ́ше и҆ да́же до ве́тхагѡ де́нми до́йде и҆ пред̾ него̀ приведе́сѧ:

Видех во сне нощию, и се, на облацех небесных яко Сын Человечь идый бяше и даже до ветхаго денми дойде и пред него приведеся:

Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему.

7:14

и҆ томꙋ̀ даде́сѧ вла́сть и҆ чтⷭ҇ь и҆ црⷭ҇тво, и҆ всѝ лю́дїе, племена̀ и҆ ꙗ҆зы́цы томꙋ̀ порабо́таютъ: вла́сть є҆гѡ̀ вла́сть вѣ́чнаѧ, ꙗ҆́же не пре́йдетъ, и҆ црⷭ҇тво є҆гѡ̀ не разсы́плетсѧ.

и тому дадеся власть и честь и Царство, и вси людие, племена и языцы тому поработают: власть его власть вечная, яже не прейдет, и Царство его не разсыплется.

И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его — владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится.

7:15

Вострепета̀ дꙋ́хъ мо́й въ состоѧ́нїи мое́мъ, а҆́зъ данїи́лъ, и҆ видѣ̑нїѧ главы̀ моеѧ̀ смꙋща́хꙋ мѧ̀.

Вострепета дух мой в состоянии моем, аз даниил, и видения главы моея смущаху мя.

Вострепетал дух мой во мне, Данииле, в теле моем, и видения головы моей смутили меня.

7:16

И҆ прїидо́хъ ко є҆ди́номꙋ ѿ стоѧ́щихъ и҆ и҆звѣ́стїѧ проси́хъ ѿ негѡ̀ наꙋчи́тисѧ ѡ҆ всѣ́хъ си́хъ. И҆ повѣ́да мѝ и҆звѣ́стїе и҆ сказа́нїе слове́съ возвѣстѝ мѝ:

И приидох ко единому от стоящих и известия просих от него научитися о всех сих. И поведа ми известие и сказание словес возвести ми:

Я подошел к одному из предстоящих и спросил у него об истинном значении всего этого, и он стал говорить со мною, и объяснил мне смысл сказанного:

7:17

сі́и ѕвѣ́рїе вели́цыи четы́ри, четы́ри ца̑рства воста́нꙋтъ на землѝ,

сии зверие велицыи четыри, четыри царства востанут на земли,

«эти большие звери, которых четыре, [означают], что четыре царя восстанут от земли.

7:18

ꙗ҆̀же во́змꙋтсѧ: и҆ пре́ймꙋтъ ца́рство ст҃і́и вы́шнѧгѡ и҆ содержа́ти бꙋ́дꙋтъ ѻ҆́ное да́же до вѣ́ка вѣкѡ́въ.

яже возмутся: и преймут царство святии вышняго и содержати будут оное даже до века веков.

Потом примут царство святые Всевышнего и будут владеть царством вовек и вовеки веков».

7:19

И҆ вопроша́хъ и҆спы́тнѡ ѡ҆ ѕвѣ́ри четве́ртѣмъ, ꙗ҆́кѡ бѧ́ше разли́ченъ па́че всѧ́кагѡ ѕвѣ́рѧ, стра́шенъ вельмѝ, зꙋ́бы є҆гѡ̀ желѣ́зни и҆ нѡ́гти є҆гѡ̀ мѣ́дѧни, ꙗ҆ды́й и҆ и҆стончева́ѧ, ѡ҆ста́нки же нога́ма свои́ма попира́ше:

И вопрошах испытно о звери четвертем, яко бяше различен паче всякаго зверя, страшен вельми, зубы его железни и ногти его медяни, ядый и истончевая, останки же ногама своима попираше:

Тогда пожелал я точного объяснения о четвертом звере, который был отличен от всех и очень страшен, с зубами железными и когтями медными, пожирал и сокрушал, а остатки попирал ногами,

7:20

и҆ ѡ҆ десѧтѝ розѣ́хъ є҆гѡ̀ и҆̀же на главѣ̀ є҆гѡ̀, и҆ ѡ҆ дрꙋзѣ́мъ возше́дшемъ и҆ и҆стрѧ́сшемъ пє́рвыѧ трѝ, ро́гъ же то́й є҆мꙋ́же ѻ҆́чи и҆ ᲂу҆ста̀ глагѡ́люща вєли́каѧ, и҆ видб̾нїе є҆гѡ̀ бо́лѣе про́чїихъ:

и о десяти розех его иже на главе его, и о друзем возшедшем и истрясшем первыя три, рог же той емуже очи и уста глаголюща великая, и вид‹ние его более прочиих:

и о десяти рогах, которые были на голове у него, и о другом, вновь вышедшем, перед которым выпали три, о том самом роге, у которого были глаза и уста, говорящие высокомерно, и который по виду стал больше прочих.

7:21

зрѧ́хъ, и҆ ро́гъ то́й творѧ́ше ра́ть со ст҃ы́ми и҆ ᲂу҆крѣпи́сѧ на ни́хъ,

зрях, и рог той творяше рать со святыми и укрепися на них,

Я видел, как этот рог вел брань со святыми и превозмогал их,

7:22

до́ндеже прїи́де ве́тхїй де́нми и҆ сꙋ́дъ дадѐ ст҃ы̑мъ вы́шнѧгѡ: и҆ вре́мѧ приспѣ̀, и҆ ца́рство прїѧ́ша ст҃і́и.

дондеже прииде ветхий денми и суд даде святым вышняго: и время приспе, и царство прияша святии.

доколе не пришел Ветхий днями, и суд дан был святым Всевышнего, и наступило время, чтобы царством овладели святые.

7:23

И҆ речѐ: ѕвѣ́рь четве́ртый ца́рство четве́ртое бꙋ́детъ на землѝ, є҆́же превзы́детъ всѧ̑ ца̑рства и҆ поѧ́стъ всю̀ зе́емлю, и҆ попере́тъ ю҆̀ и҆ посѣче́тъ:

И рече: зверь четвертый царство четвертое будет на земли, еже превзыдет вся царства и пояст всю зеемлю, и поперет ю и посечет:

Об этом он сказал: зверь четвертый — четвертое царство будет на земле, отличное от всех царств, которое будет пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее.

7:24

и҆ де́сѧть рогѡ́въ є҆гѡ̀ де́сѧть царе́й воста́нꙋтъ, и҆ по ни́хъ воста́нетъ дрꙋгі́й, и҆́же превзы́детъ ѕло́бами всѣ́хъ пре́жнихъ и҆ трѝ цари̑ смири́тъ,

и десять рогов его десять царей востанут, и по них востанет другий, иже превзыдет злобами всех прежних и три цари смирит,

А десять рогов значат, что из этого царства восстанут десять царей, и после них восстанет иной, отличный от прежних, и уничижит трех царей,

7:25

и҆ словеса̀ на вы́шнѧго возглаго́летъ и҆ ст҃ы́хъ вы́шнѧгѡ смири́тъ, и҆ помы́слитъ премѣни́ти времена̀ и҆ зако́нъ, и҆ да́стсѧ въ рꙋкꙋ̀ є҆гѡ̀ да́же до вре́мене и҆ време́нъ и҆ полꙋвре́мене:

и словеса на вышняго возглаголет и святых вышняго смирит, и помыслит пременити времена и закон, и дастся в руку его даже до времене и времен и полувремене:

и против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них [праздничные] времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полувремени.

7:26

и҆ сꙋди́ще сѧ́детъ, и҆ вла́сть є҆гѡ̀ преста́вѧтъ є҆́же потреби́ти и҆ погꙋби́ти до конца̀:

и судище сядет, и власть его преставят еже потребити и погубити до конца:

Затем воссядут судьи и отнимут у него власть губить и истреблять до конца.

7:27

ца́рство же и҆ вла́сть и҆ вели́чество царе́й, и҆̀же под̾ всѣ́мъ небесе́мъ, да́стсѧ ст҃ы̑мъ вы́шнѧгѡ: и҆ црⷭ҇тво є҆гѡ̀ црⷭ҇тво вѣ́чное, и҆ всѧ̑ вла̑сти томꙋ̀ рабо́тати бꙋ́дꙋтъ и҆ слꙋ́шати.

царство же и власть и величество царей, иже под всем небесем, дастся святым вышняго: и Царство его Царство вечное, и вся власти тому работати будут и слушати.

Царство же и власть и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство — царство вечное, и все властители будут служить и повиноваться Ему.

7:28

До здѣ̀ сконча́нїе словесѐ. А҆́зъ данїи́лъ, надо́лзѣ размышлє́нїѧ моѧ̑ смꙋща́хꙋ мѧ̀, и҆ зра́къ мо́й премѣни́сѧ на мнѣ̀, и҆ глаго́лъ въ се́рдцы мое́мъ соблюдо́хъ.

До зде скончание словесе. Аз даниил, надолзе размышления моя смущаху мя, и зрак мой пременися на мне, и глагол в сердцы моем соблюдох.

Здесь конец слова. Меня, Даниила, сильно смущали размышления мои, и лице мое изменилось на мне; но слово я сохранил в сердце моем.

Глава 8

8:1

Въ лѣ́то тре́тїе ца́рства валтаса́ра царѧ̀ видѣ́нїе ꙗ҆ви́сѧ мнѣ̀, а҆́зъ данїи́лъ, по ꙗ҆́вльшемсѧ мнѣ̀ пре́жде.

В лето третие царства валтасара царя видение явися мне, аз даниил, по явльшемся мне прежде.

В третий год царствования Валтасара царя явилось мне, Даниилу, видение после того, которое явилось мне прежде.

8:2

И҆ бѣ́хъ въ сꙋ́сѣхъ гра́дѣ, и҆́же є҆́сть во странѣ̀ є҆ла́мстѣй, и҆ ви́дѣхъ въ видѣ́нїи, и҆ бѣ́хъ на ᲂу҆ва́лѣ,

И бех в сусех граде, иже есть во стране еламстей, и видех в видении, и бех на увале,

И видел я в видении, и когда видел, я был в Сузах, престольном городе в области Еламской, и видел я в видении, — как бы я был у реки Улая.

8:3

и҆ воздвиго́хъ ѻ҆́чи моѝ и҆ ви́дѣхъ: и҆ сѐ, ѻ҆ве́нъ є҆ди́нъ стоѧ̀ пред̾ ᲂу҆ва́ломъ є҆мꙋ́же ро́зи, ро́зи же высо́цы, є҆ди́нъ же вы́шше дрꙋга́гѡ, и҆ вы́шшїй восхожда́ше послѣдѝ.

и воздвигох очи мои и видех: и се, овен един стоя пред увалом емуже рози, рози же высоцы, един же вышше другаго, и вышший восхождаше последи.

Поднял я глаза мои и увидел: вот, один овен стоит у реки; у него два рога, и рога высокие, но один выше другого, и высший поднялся после.

8:4

И҆ ви́дѣхъ ѻ҆вна̀ бодꙋ́ща на за́падъ и҆ на сѣ́веръ, и҆ на ю҆́гъ и҆ на восто́къ: и҆ всѝ ѕвѣ́рїе не ста́нꙋтъ пред̾ ни́мъ, и҆ не бѣ̀ и҆збавлѧ́юща и҆з̾ рꙋкѝ є҆гѡ̀, и҆ сотворѝ по во́ли свое́й, и҆ возвели́чисѧ.

И видех овна бодуща на запад и на север, и на юг и на восток: и вси зверие не станут пред ним, и не бе избавляюща из руки его, и сотвори по воли своей, и возвеличися.

Видел я, как этот овен бодал к западу и к северу и к югу, и никакой зверь не мог устоять против него, и никто не мог спасти от него; он делал, что хотел, и величался.

8:5

А҆́зъ же бѣ́хъ размышлѧ́ѧ, и҆ сѐ козе́лъ ѿ ко́зъ и҆дѧ́ше ѿ лі́ва на лицѐ всеѧ̀ землѝ и҆ не бѣ̀ прикаса́ѧсѧ землѝ, и҆ козлꙋ̀ томꙋ̀ ро́гъ ви́димь междꙋ̀ ѻ҆чи́ма є҆гѡ̀:

Аз же бех размышляя, и се козел от коз идяше от лива на лице всея земли и не бе прикасаяся земли, и козлу тому рог видимь между очима его:

Я внимательно смотрел на это, и вот, с запада шел козел по лицу всей земли, не касаясь земли; у этого козла был видный рог между его глазами.

8:6

и҆ прїи́де до ѻ҆вна̀ и҆мꙋ́щагѡ рога̀ є҆го́же ви́дѣхъ стоѧ́ща пред̾ ᲂу҆ва́ломъ, и҆ течѐ къ немꙋ̀ въ си́лѣ крѣ́пости своеѧ̀.

и прииде до овна имущаго рога егоже видех стояща пред увалом, и тече к нему в силе крепости своея.

Он пошел на того овна, имеющего рога, которого я видел стоящим у реки, и бросился на него в сильной ярости своей.

8:7

И҆ ви́дѣхъ є҆го̀ доходѧ́ща до ѻ҆вна̀, и҆ разсвирѣ́пѣ на него̀, и҆ поразѝ ѻ҆вна̀, и҆ сокрꙋшѝ ѻ҆́ба рѡ́га є҆гѡ̀: и҆ не бѣ̀ си́лы ѻ҆внꙋ̀, є҆́же ста́ти проти́вꙋ є҆мꙋ̀: и҆ пове́рже є҆го̀ на зе́млю и҆ попра̀ є҆го̀, и҆ не бѣ̀ и҆збавлѧ́ѧй ѻ҆вна̀ ѿ рꙋкѝ є҆гѡ̀.

И видех его доходяща до овна, и разсвирепе на него, и порази овна, и сокруши оба рога его: и не бе силы овну, еже стати противу ему: и поверже его на землю и попра его, и не бе избавляяй овна от руки его.

И я видел, как он, приблизившись к овну, рассвирепел на него и поразил овна, и сломил у него оба рога; и недостало силы у овна устоять против него, и он поверг его на землю и растоптал его, и не было никого, кто мог бы спасти овна от него.

8:8

И҆ козе́лъ ко́зїй возвели́чисѧ до ѕѣла̀: и҆ внегда̀ ᲂу҆крѣпи́сѧ, сокрꙋши́сѧ ро́гъ є҆гѡ̀ вели́кїй, и҆ взыдо́ша дрꙋзі́и четы́ри ро́зи под̾ ни́мъ, по четы́ремъ вѣ́трѡмъ небє́снымъ:

И козел козий возвеличися до зела: и внегда укрепися, сокрушися рог его великий, и взыдоша друзии четыри рози под ним, по четырем ветром небесным:

Тогда козел чрезвычайно возвеличился; но когда он усилился, то сломился большой рог, и на место его вышли четыре, обращенные на четыре ветра небесных.

8:9

и҆ ѿ є҆ди́нагѡ и҆́хъ взы́де ро́гъ є҆ди́нъ крѣ́покъ, и҆ возвели́чисѧ вельмѝ къ ю҆́гꙋ и҆ къ восто́кꙋ и҆ къ си́лѣ,

и от единаго их взыде рог един крепок, и возвеличися вельми к югу и к востоку и к силе,

От одного из них вышел небольшой рог, который чрезвычайно разросся к югу и к востоку и к прекрасной стране,

8:10

и҆ возвели́чисѧ да́же до си́лы нбⷭ҇ныѧ: и҆ сотворѝ па́сти на зе́млю ѿ си́лы нбⷭ҇ныѧ и҆ ѿ ѕвѣ́здъ, и҆ попра̀ ѧ҆̀:

и возвеличися даже до силы небесныя: и сотвори пасти на землю от силы небесныя и от звезд, и попра я:

и вознесся до воинства небесного, и низринул на землю часть сего воинства и звезд, и попрал их,

8:11

и҆ до́ндеже а҆рхїстрати́гъ и҆зба́витъ плѣ́нники, и҆ є҆гѡ̀ ра́ди же́ртва смѧте́сѧ, и҆ благопоспѣши́сѧ є҆мꙋ̀, и҆ ст҃о́е ѡ҆пꙋстѣ́етъ:

и дондеже архистратиг избавит пленники, и его ради жертва смятеся, и благопоспешися ему, и святое опустеет:

и даже вознесся на Вождя воинства сего, и отнята была у Него ежедневная жертва, и поругано было место святыни Его.

8:12

и҆ даде́сѧ на же́ртвꙋ грѣ́хъ, и҆ пове́ржесѧ пра́вда на зе́млю: и҆ сотворѝ, и҆ благопоспѣши́сѧ.

и дадеся на жертву грех, и повержеся правда на землю: и сотвори, и благопоспешися.

И воинство предано вместе с ежедневною жертвою за нечестие, и он, повергая истину на землю, действовал и успевал.

8:13

И҆ слы́шахъ є҆ди́нагѡ ст҃а́гѡ глаго́люща. И҆ речѐ є҆ди́нъ ст҃ы́й дрꙋго́мꙋ нѣ́коемꙋ глаго́лющемꙋ: доко́лѣ видѣ́нїе ста́нетъ, же́ртва ѿѧ́таѧ, и҆ грѣ́хъ ѡ҆пꙋстѣ́нїѧ да́нный, и҆ ст҃о́е и҆ си́ла попере́тсѧ;

И слышах единаго святаго глаголюща. И рече един святый другому некоему глаголющему: доколе видение станет, жертва отятая, и грех опустения данный, и святое и сила поперется?

И услышал я одного святого говорящего, и сказал этот святой кому-то, вопрошавшему: «на сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?»

8:14

И҆ речѐ є҆мꙋ̀: да́же до ве́чера и҆ ᲂу҆́тра дні́й двѣ̀ ты́сѧщы и҆ три́ста, и҆ ѡ҆чи́ститсѧ ст҃о́е.

И рече ему: даже до вечера и утра дний две тысящы и триста, и очистится святое.

И сказал мне: «на две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится».

8:15

И҆ бы́сть, є҆гда̀ ви́дѣхъ а҆́зъ данїи́лъ видѣ́нїе и҆ взыска́хъ вѣ́дѣнїѧ, и҆ сѐ, ста̀ предо мно́ю а҆́ки ѡ҆́бразъ мꙋ́жескъ,

И бысть, егда видех аз даниил видение и взысках ведения, и се, ста предо мною аки образ мужеск,

И было: когда я, Даниил, увидел это видение и искал значения его, вот, стал предо мною как облик мужа.

8:16

и҆ слы́шахъ гла́съ мꙋ́жескъ средѣ̀ ᲂу҆ва́ла, и҆ призва̀ и҆ речѐ: гаврїи́ле, скажѝ видѣ́нїе ѻ҆́номꙋ.

и слышах глас мужеск среде увала, и призва и рече: гаврииле, скажи видение оному.

И услышал я от средины Улая голос человеческий, который воззвал и сказал: «Гавриил! объясни ему это видение!»

8:17

И҆ прїи́де и҆ ста̀ бли́з̾ стоѧ́нїѧ моегѡ̀: и҆ є҆гда̀ прїи́де ᲂу҆жасо́хсѧ и҆ падо́хъ на лицѐ моѐ. И҆ речѐ ко мнѣ̀: разꙋмѣ́й, сы́не человѣ́чь, є҆ще́ бо до сконча́нїѧ вре́мене видѣ́нїе.

И прииде и ста близ стояния моего: и егда прииде ужасохся и падох на лице мое. И рече ко мне: разумей, сыне человечь, еще бо до скончания времене видение.

И он подошел к тому месту, где я стоял, и когда он пришел, я ужаснулся и пал на лице мое; и сказал он мне: «знай, сын человеческий, что видение относится к концу времени!»

8:18

И҆ є҆гда̀ глаго́лаше со мно́ю, падо́хъ ни́цъ на землѝ, и҆ прикоснꙋ́сѧ мнѣ̀, и҆ поста́ви мѧ̀ на но́ги моѧ̑, и҆ речѐ:

И егда глаголаше со мною, падох ниц на земли, и прикоснуся мне, и постави мя на ноги моя, и рече:

И когда он говорил со мною, я без чувств лежал лицем моим на земле; но он прикоснулся ко мне и поставил меня на место мое,

8:19

сѐ, а҆́зъ возвѣща́ю тебѣ̀ бꙋ̑дꙋщаѧ на послѣ́докъ гнѣ́ва (сынѡ́мъ люді́й твои́хъ): є҆ще́ бо до конца̀ вре́мене видѣ́нїе.

се, аз возвещаю тебе будущая на последок гнева (сыном людий твоих): еще бо до конца времене видение.

и сказал: «вот, я открываю тебе, что будет в последние дни гнева; ибо это относится к концу определенного времени.

8:20

Ѻ҆ве́нъ, є҆го́же ви́дѣлъ є҆сѝ и҆мꙋ́ща рога̀, ца́рь ми́дскїй и҆ пе́рсскїй:

Овен, егоже видел еси имуща рога, царь мидский и персский:

Овен, которого ты видел с двумя рогами, это цари Мидийский и Персидский.

8:21

а҆ козе́лъ ко́зїй ца́рь є҆́ллинскїй є҆́сть: ро́гъ же вели́кїй, и҆́же междꙋ̀ ѻ҆чи́ма є҆гѡ̀, то́й є҆́сть ца́рь пе́рвый:

а козел козий царь еллинский есть: рог же великий, иже между очима его, той есть царь первый:

А козел косматый — царь Греции, а большой рог, который между глазами его, это первый ее царь;

8:22

семꙋ́ же сокрꙋши́вшꙋсѧ воста́ша четы́ри ро́зи под̾ ни́мъ: четы́ри ца́рїе воста́нꙋтъ ѿ ꙗ҆зы́ка є҆гѡ̀, но не въ крѣ́пости є҆гѡ̀,

сему же сокрушившуся восташа четыри рози под ним: четыри царие востанут от языка его, но не в крепости его,

он сломился, и вместо него вышли другие четыре: это — четыре царства восстанут из этого народа, но не с его силою.

8:23

и҆ на послѣ́докъ ца́рства и҆́хъ, и҆сполнѧ́ющымсѧ грѣхѡ́мъ и҆́хъ, воста́нетъ ца́рь безсра́менъ лице́мъ и҆ разꙋмѣ́ѧ гада̑нїѧ,

и на последок царства их, исполняющымся грехом их, востанет царь безсрамен лицем и разумея гадания,

Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве;

8:24

и҆ держа́вна крѣ́пость є҆гѡ̀, не въ крѣ́пости же свое́й, и҆ чꙋде́снѡ растли́тъ и҆ ᲂу҆пра́витъ и҆ сотвори́тъ, и҆ разсы́плетъ крѣ̑пкїѧ и҆ лю́ди ст҃ы,

и державна крепость его, не в крепости же своей, и чудесно растлит и управит и сотворит, и разсыплет крепкия и люди святы,

и укрепится сила его, хотя и не его силою, и он будет производить удивительные опустошения и успевать и действовать и губить сильных и народ святых,

8:25

и҆ ꙗ҆ре́мъ вери́гъ свои́хъ и҆спра́витъ: ле́сть въ рꙋцѣ̀ є҆гѡ̀, и҆ въ се́рдцы свое́мъ возвели́читсѧ, и҆ ле́стїю разсы́плетъ мно́гихъ, и҆ на па́гꙋбꙋ мнѡ́гимъ возста́нетъ, и҆ ꙗ҆́кѡ ꙗ҆́ица рꙋко́ю сокрꙋши́тъ.

и ярем вериг своих исправит: лесть в руце его, и в сердцы своем возвеличится, и лестию разсыплет многих, и на пагубу многим возстанет, и яко яица рукою сокрушит.

и при уме его и коварство будет иметь успех в руке его, и сердцем своим он превознесется, и среди мира погубит многих, и против Владыки владык восстанет, но будет сокрушен — не рукою.

8:26

И҆ видѣ́нїе ве́чера и҆ ᲂу҆́тра рѣче́ннагѡ и҆́стинно є҆́сть: ты́ же назна́менай видѣ́нїе, ꙗ҆́кѡ на дни̑ мнѡ́ги.

И видение вечера и утра реченнаго истинно есть: ты же назнаменай видение, яко на дни многи.

Видение же о вечере и утре, о котором сказано, истинно; но ты сокрой это видение, ибо оно относится к отдаленным временам».

8:27

А҆́зъ же данїи́лъ ᲂу҆спо́хъ и҆ и҆знемога́хъ на дни̑ (мнѡ́ги), и҆ воста́хъ и҆ творѧ́хъ дѣла̀ царє́ва, и҆ почꙋди́хсѧ видѣ́нїю, и҆ не бѧ́ше разꙋмѣва́ющагѡ.

Аз же даниил успох и изнемогах на дни (многи), и востах и творях дела царева, и почудихся видению, и не бяше разумевающаго.

И я, Даниил, изнемог, и болел несколько дней; потом встал и начал заниматься царскими делами; я изумлен был видением сим и не понимал его.

Глава 9

9:1

Въ пе́рвое лѣ́то да́рїа сы́на а҆ссꙋи́рова, ѿ пле́мене ми́дска, и҆́же ца́рствова во ца́рствѣ халде́йстѣмъ,

В первое лето дариа сына ассуирова, от племене мидска, иже царствова во царстве халдейстем,

В первый год Дария, сына Ассуирова, из рода Мидийского, который поставлен был царем над царством Халдейским,

9:2

въ лѣ́то пе́рвое ца́рства є҆гѡ̀, а҆́зъ данїи́лъ разꙋмѣ́хъ въ кни́гахъ число̀ лѣ́тъ, ѡ҆ не́мже бы́сть сло́во гдⷭ҇не ко і҆еремі́и прⷪ҇ро́кꙋ, на сконча́нїе ѡ҆пꙋстѣ́нїѧ і҆ерⷭ҇ли́млѧ се́дмьдесѧтъ лѣ́тъ.

в лето первое царства его, аз даниил разумех в книгах число лет, о немже бысть слово Господне ко иеремии пророку, на скончание опустения Иерусалимля седмьдесят лет.

в первый год царствования его я, Даниил, сообразил по книгам число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку, что семьдесят лет исполнятся над опустошением Иерусалима.

9:3

И҆ да́хъ лицѐ моѐ къ гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ, є҆́же взыска́ти моли́твы и҆ проше́нїѧ въ постѣ̀ и҆ во вре́тищи и҆ пе́пелѣ,

И дах лице мое к Господу Богу, еже взыскати молитвы и прошения в посте и во вретищи и пепеле,

И обратил я лице мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле.

9:4

и҆ моли́хсѧ ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ моемꙋ̀ и҆ и҆сповѣ́дахсѧ и҆ рѣ́хъ: гдⷭ҇и, бж҃е вели́кїй и҆ чꙋ́дный, хранѧ́й завѣ́тъ тво́й и҆ млⷭ҇ть твою̀ лю́бѧщымъ тѧ̀ и҆ хранѧ́щымъ за́пѡвѣди твоѧ̑:

и молихся ко Господу Богу моему и исповедахся и рех: Господи, Боже великий и чудный, храняй завет твой и милость твою любящым тя и хранящым заповеди твоя:

И молился я Господу Богу моему, и исповедывался и сказал: «Молю Тебя, Господи Боже великий и дивный, хранящий завет и милость любящим Тебя и соблюдающим повеления Твои!

9:5

согрѣши́хомъ, беззако́нновахомъ, нече́ствовахомъ и҆ ѿстꙋпи́хомъ и҆ ᲂу҆клони́хомсѧ ѿ за́повѣдїй твои́хъ и҆ ѿ сꙋдѡ́въ твои́хъ

согрешихом, беззаконновахом, нечествовахом и отступихом и уклонихомся от заповедий твоих и от судов твоих

Согрешили мы, поступали беззаконно, действовали нечестиво, упорствовали и отступили от заповедей Твоих и от постановлений Твоих;

9:6

и҆ не послꙋ́шахомъ ра̑бъ твои́хъ прⷪ҇ро́кѡвъ, и҆̀же глаго́лаша во и҆́мѧ твоѐ ко царє́мъ на́шымъ и҆ кнѧзє́мъ на́шымъ, и҆ ѻ҆тцє́мъ на́шымъ и҆ всѣ̑мъ лю́демъ землѝ.

и не послушахом раб твоих пророков, иже глаголаша во имя твое ко царем нашым и князем нашым, и отцем нашым и всем людем земли.

и не слушали рабов Твоих, пророков, которые Твоим именем говорили царям нашим, и вельможам нашим, и отцам нашим, и всему народу страны.

9:7

Тебѣ̀, гдⷭ҇и, пра́вда, на́мъ же стыдѣ́нїе лица̀, ꙗ҆́коже де́нь се́й, мꙋ́жꙋ і҆ꙋ́динꙋ, и҆ живꙋ́щымъ во і҆ерⷭ҇ли́мѣ, и҆ всемꙋ̀ і҆и҃лю, и҆ бли̑жнимъ и҆ да̑льнимъ во все́й землѝ, и҆дѣ́же разсѣ́ѧлъ є҆сѝ ѧ҆̀ та́мѡ, во ѿверже́нїи и҆́хъ, и҆́мже ѿверго́шасѧ тебє̀, гдⷭ҇и.

Тебе, Господи, правда, нам же стыдение лица, якоже день сей, мужу иудину, и живущым во Иерусалиме, и всему израилю, и ближним и дальним во всей земли, идеже разсеял еси я тамо, во отвержении их, имже отвергошася тебе, Господи.

У Тебя, Господи, правда, а у нас на лицах стыд, как день сей, у каждого Иудея, у жителей Иерусалима и у всего Израиля, у ближних и дальних, во всех странах, куда Ты изгнал их за отступление их, с каким они отступили от Тебя.

9:8

Тебѣ̀, гдⷭ҇и, є҆́сть пра́вда, на́мъ же стыдѣ́нїе лица̀, и҆ царє́мъ на́шымъ и҆ кнѧзє́мъ на́шымъ и҆ ѻ҆тцє́мъ на́шымъ, и҆̀же согрѣши́хомъ тебѣ̀.

Тебе, Господи, есть правда, нам же стыдение лица, и царем нашым и князем нашым и отцем нашым, иже согрешихом тебе.

Господи! у нас на лицах стыд, у царей наших, у князей наших и у отцов наших, потому что мы согрешили пред Тобою.

9:9

Гдⷭ҇ꙋ же бг҃ꙋ на́шемꙋ щедрѡ́ты и҆ ѡ҆чищє́нїѧ, ꙗ҆́кѡ ѿстꙋпи́хомъ ѿ гдⷭ҇а

Господу же Богу нашему щедроты и очищения, яко отступихом от Господа

А у Господа Бога нашего милосердие и прощение, ибо мы возмутились против Него

9:10

и҆ не послꙋ́шахомъ гла́са гдⷭ҇а бг҃а на́шегѡ, ходи́ти въ зако́нѣхъ є҆гѡ̀, и҆̀хже дадѐ пред̾ лице́мъ на́шимъ рꙋко́ю ра̑бъ свои́хъ прⷪ҇ро́кѡвъ.

и не послушахом гласа Господа Бога нашего, ходити в законех его, ихже даде пред лицем нашим рукою раб своих пророков.

и не слушали гласа Господа Бога нашего, чтобы поступать по законам Его, которые Он дал нам через рабов Своих, пророков.

9:11

И҆ ве́сь і҆и҃ль престꙋпѝ зако́нъ тво́й, и҆ ᲂу҆клони́шасѧ є҆́же не послꙋ́шати гла́са твоегѡ̀: и҆ прїи́де на ны̀ клѧ́тва и҆ заклѧ́тїе впи́саное въ зако́нѣ мѡѷсе́а раба̀ бж҃їѧ, ꙗ҆́кѡ согрѣши́хомъ є҆мꙋ̀.

И весь израиль преступи закон твой, и уклонишася еже не послушати гласа твоего: и прииде на ны клятва и заклятие вписаное в законе моисеа раба Божия, яко согрешихом ему.

И весь Израиль преступил закон Твой и отвратился, чтобы не слушать гласа Твоего; и за то излились на нас проклятие и клятва, которые написаны в законе Моисея, раба Божия: ибо мы согрешили пред Ним.

9:12

И҆ ᲂу҆ста́ви словеса̀ своѧ̑, ꙗ҆̀же гл҃а на ны̀ и҆ на сꙋдїи̑ на́шѧ, и҆̀же сꙋди́ша на́мъ, навестѝ на ны̀ ѕла̑ѧ вели̑каѧ, ꙗ҆ковы́хъ не бы́сть под̾ всѣ́мъ небесе́мъ, по (всѣ̑мъ) бы́вшымъ во і҆ерⷭ҇ли́мѣ,

И устави словеса своя, яже глагола на ны и на судии нашя, иже судиша нам, навести на ны злая великая, яковых не бысть под всем небесем, по (всем) бывшым во Иерусалиме,

И Он исполнил слова Свои, которые изрек на нас и на судей наших, судивших нас, наведя на нас великое бедствие, какого не бывало под небесами и какое совершилось над Иерусалимом.

9:13

ꙗ҆́коже є҆́сть пи́сано въ зако́нѣ мѡѷсе́овѣ, всѧ̑ ѕла̑ѧ сїѧ̑ прїидо́ша на ны̀: и҆ не помоли́хомсѧ лицꙋ̀ гдⷭ҇а бг҃а на́шегѡ, ѿврати́тисѧ ѿ непра́вдъ на́шихъ, и҆ є҆́же смы́слити во все́й и҆́стинѣ твое́й (гдⷭ҇и).

якоже есть писано в законе моисеове, вся злая сия приидоша на ны: и не помолихомся лицу Господа Бога нашего, отвратитися от неправд наших, и еже смыслити во всей истине твоей (Господи).

Как написано в законе Моисея, так все это бедствие постигло нас; но мы не умоляли Господа Бога нашего, чтобы нам обратиться от беззаконий наших и уразуметь истину Твою.

9:14

И҆ ᲂу҆бꙋди́сѧ гдⷭ҇ь бг҃ъ на ѕло́бꙋ на́шꙋ и҆ наведѐ сїѧ̑ на ны̀, ꙗ҆́кѡ првⷣнъ гдⷭ҇ь бг҃ъ на́шъ во все́мъ дѣѧ́нїи свое́мъ, є҆́же сотворѝ, и҆ не послꙋ́шахомъ гла́са є҆гѡ̀.

И убудися Господь Бог на злобу нашу и наведе сия на ны, яко праведен Господь Бог наш во всем деянии своем, еже сотвори, и не послушахом гласа его.

Наблюдал Господь это бедствие и навел его на нас: ибо праведен Господь Бог наш во всех делах Своих, которые совершает, но мы не слушали гласа Его.

9:15

И҆ нн҃ѣ, гдⷭ҇и, бж҃е на́шъ, и҆́же и҆зве́лъ є҆сѝ лю́ди твоѧ̑ ѿ землѝ є҆гѵ́петскїѧ рꙋко́ю крѣ́пкою и҆ сотвори́лъ є҆сѝ себѣ̀ самомꙋ̀ и҆́мѧ, ꙗ҆́коже де́нь се́й, согрѣши́хомъ, беззако́нновахомъ.

И ныне, Господи, Боже наш, иже извел еси люди твоя от земли египетския рукою крепкою и сотворил еси себе самому имя, якоже день сей, согрешихом, беззаконновахом.

И ныне, Господи Боже наш, изведший народ Твой из земли Египетской рукою сильною и явивший славу Твою, как день сей! согрешили мы, поступали нечестиво.

9:16

Гдⷭ҇и, всѣ́мъ поми́лованїемъ твои́мъ да ѿврати́тсѧ ꙗ҆́рость твоѧ̀ и҆ гнѣ́въ тво́й ѿ гра́да твоегѡ̀ і҆ерⷭ҇ли́ма, ѿ горы̀ ст҃ы́ѧ твоеѧ̀: ꙗ҆́кѡ согрѣши́хомъ непра́вдами на́шими и҆ беззако́нїемъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ, і҆еⷭ҇ли́мъ и҆ лю́дїе твоѝ во ᲂу҆кори́знꙋ бы́ша во всѣ́хъ ѡ҆кре́стныхъ на́съ.

Господи, всем помилованием твоим да отвратится ярость твоя и гнев твой от града твоего Иерусалима, от горы святыя твоея: яко согрешихом неправдами нашими и беззаконием отец наших, Иерусалим и людие твои во укоризну быша во всех окрестных нас.

Господи! по всей правде Твоей да отвратится гнев Твой и негодование Твое от града Твоего, Иерусалима, от святой горы Твоей; ибо за грехи наши и беззакония отцов наших Иерусалим и народ Твой в поругании у всех, окружающих нас.

9:17

И҆ нн҃ѣ, гдⷭ҇и, бж҃е на́шъ, ᲂу҆слы́ши моли́твꙋ раба̀ твоегѡ̀ и҆ проше́нїе є҆гѡ̀, и҆ ꙗ҆вѝ лицѐ твоѐ на ст҃и́лище твоѐ ѡ҆пꙋстѣ́вшее, тебє̀ ра́ди, гдⷭ҇и.

И ныне, Господи, Боже наш, услыши молитву раба твоего и прошение его, и яви лице твое на святилище твое опустевшее, тебе ради, Господи.

И ныне услыши, Боже наш, молитву раба Твоего и моление его и воззри светлым лицем Твоим на опустошенное святилище Твое, ради Тебя, Господи.

9:18

Приклонѝ, гдⷭ҇и, бж҃е мо́й, ᲂу҆́хо твоѐ и҆ ᲂу҆слы́ши, ѿве́рзи ѻ҆́чи твоѝ и҆ ви́ждь потребле́нїе на́ше и҆ гра́да твоегѡ̀, въ не́мже призва́сѧ и҆́мѧ твоѐ, ꙗ҆́кѡ не на на́шѧ пра̑вды (ᲂу҆пова́юще) поверга́емъ моле́нїе на́ше пред̾ тобо́ю, но на щедрѡ́ты твоѧ̑ мнѡ́гїѧ, гдⷭ҇и.

Приклони, Господи, Боже мой, ухо твое и услыши, отверзи очи твои и виждь потребление наше и града твоего, в немже призвася имя твое, яко не на нашя правды (уповающе) повергаем моление наше пред тобою, но на щедроты твоя многия, Господи.

Приклони, Боже мой, ухо Твое и услыши, открой очи Твои и воззри на опустошения наши и на город, на котором наречено имя Твое; ибо мы повергаем моления наши пред Тобою, уповая не на праведность нашу, но на Твое великое милосердие.

9:19

Оу҆слы́ши, гдⷭ҇и, ѡ҆чтⷭ҇и, гдⷭ҇и, вонмѝ, гдⷭ҇и, и҆ сотворѝ, и҆ не закоснѝ тебє̀ ра́ди, бж҃е мо́й, ꙗ҆́кѡ и҆́мѧ твоѐ призва́сѧ во гра́дѣ твое́мъ и҆ въ лю́дехъ твои́хъ.

Услыши, Господи, очести, Господи, вонми, Господи, и сотвори, и не закосни тебе ради, Боже мой, яко имя твое призвася во граде твоем и в людех твоих.

Господи! услыши; Господи! прости; Господи! внемли и соверши, не умедли ради Тебя Самого, Боже мой, ибо Твое имя наречено на городе Твоем и на народе Твоем».

9:20

Є҆ще́ же мѝ глаго́лющꙋ и҆ молѧ́щꙋсѧ и҆ и҆сповѣ́дающꙋ грѣхѝ моѧ̑ и҆ грѣхѝ люді́й мои́хъ і҆и҃лѧ, и҆ припа́дающꙋ съ моле́нїемъ мои́мъ пред̾ гдⷭ҇емъ бг҃омъ мои́мъ ѡ҆ горѣ̀ ст҃ѣ́й є҆гѡ̀:

Еще же ми глаголющу и молящуся и исповедающу грехи моя и грехи людий моих израиля, и припадающу с молением моим пред Господем Богом моим о горе святей его:

И когда я еще говорил и молился, и исповедывал грехи мои и грехи народа моего, Израиля, и повергал мольбу мою пред Господом Богом моим о святой горе Бога моего;

9:21

и҆ є҆щѐ глаго́лющꙋ мѝ въ моли́твѣ, и҆ сѐ, мꙋ́жъ гаврїи́лъ, є҆го́же ви́дѣхъ въ видѣ́нїи мое́мъ въ нача́лѣ, парѧ́щь, и҆ прикоснꙋ́сѧ мнѣ̀, а҆́ки въ ча́съ же́ртвы вече́рнїѧ,

и еще глаголющу ми в молитве, и се, муж гавриил, егоже видех в видении моем в начале, парящь, и прикоснуся мне, аки в час жертвы вечерния,

когда я еще продолжал молитву, муж Гавриил, которого я видел прежде в видении, быстро прилетев, коснулся меня около времени вечерней жертвы

9:22

и҆ вразꙋми́ мѧ, и҆ глаго́ла ко мнѣ̀, и҆ речѐ: данїи́ле, нн҃ѣ и҆зыдо́хъ ᲂу҆стро́ити тебѣ̀ ра́зꙋмъ:

и вразуми мя, и глагола ко мне, и рече: данииле, ныне изыдох устроити тебе разум:

и вразумлял меня, говорил со мною и сказал: «Даниил! теперь я исшел, чтобы научить тебя разумению.

9:23

въ нача́лѣ моли́твы твоеѧ̀ и҆зы́де сло́во, и҆ а҆́зъ прїидо́хъ возвѣсти́ти тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ мꙋ́жъ жела́нїй є҆сѝ ты̀, размы́сли ѡ҆ словесѝ и҆ разꙋмѣ́й во ꙗ҆вле́нїи.

в начале молитвы твоея изыде слово, и аз приидох возвестити тебе, яко муж желаний еси ты, размысли о словеси и разумей во явлении.

В начале моления твоего вышло слово, и я пришел возвестить [его] [тебе], ибо ты муж желаний; итак вникни в слово и уразумей видение.

9:24

Се́дмьдесѧтъ седми́нъ сократи́шасѧ ѡ҆ лю́дехъ твои́хъ и҆ ѡ҆ гра́дѣ твое́мъ ст҃ѣ́мъ, ꙗ҆́кѡ да ѡ҆бетша́етъ согрѣше́нїе, и҆ сконча́етсѧ грѣ́хъ, и҆ запеча́таютсѧ грѣсѝ, и҆ загла́дѧтсѧ непра̑вды, и҆ ѡ҆чи́стѧтсѧ беззакѡ́нїѧ, и҆ приведе́тсѧ пра́вда вѣ́чнаѧ: и҆ запеча́таетсѧ видѣ́нїе и҆ прⷪ҇ро́къ, и҆ пома́жетсѧ ст҃ы́й ст҃ы́хъ.

Седмьдесят седмин сократишася о людех твоих и о граде твоем святем, яко да обетшает согрешение, и скончается грех, и запечатаются греси, и загладятся неправды, и очистятся беззакония, и приведется правда вечная: и запечатается видение и пророк, и помажется святый святых.

Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых.

9:25

И҆ ᲂу҆вѣ́си и҆ ᲂу҆разꙋмѣ́еши ѿ и҆схо́да словесѐ, є҆́же ѿвѣща́ти и҆ є҆́же согради́ти і҆еⷭ҇ли́мъ, да́же до хрⷭ҇та̀ старѣ́йшины седми́нъ се́дмь и҆ седми́нъ шестьдесѧ́тъ двѣ̀: и҆ возврати́тсѧ, и҆ согради́тсѧ сто́гна и҆ забра̑ла, и҆ и҆стоща́тсѧ лѣ̑та.

И увеси и уразумееши от исхода словесе, еже отвещати и еже соградити Иерусалим, даже до Христа старейшины седмин седмь и седмин шестьдесят две: и возвратится, и соградится стогна и забрала, и истощатся лета.

Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины; и возвратится [народ] и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена.

9:26

И҆ по седми́нахъ шести́десѧти двꙋ́хъ потреби́тсѧ пома́занїе, и҆ сꙋ́дъ не бꙋ́детъ въ не́мъ: гра́дъ же и҆ ст҃о́е разсы́плетсѧ со старѣ́йшиною грѧдꙋ́щимъ, и҆ потребѧ́тсѧ а҆́ки въ пото́пѣ, и҆ до конца̀ ра́ти сокраще́нныѧ чи́номъ, поги́бельми.

И по седминах шестидесяти двух потребится помазание, и суд не будет в нем: град же и святое разсыплется со старейшиною грядущим, и потребятся аки в потопе, и до конца рати сокращенныя чином, погибельми.

И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения.

9:27

И҆ ᲂу҆тверди́тъ завѣ́тъ мнѡ́зѣмъ седми́на є҆ди́на: въ по́лъ же седми́ны ѿи́метсѧ же́ртва и҆ возлїѧ́нїе, и҆ во свѧти́лищи ме́рзость запꙋстѣ́нїѧ бꙋ́детъ, и҆ да́же до сконча́нїѧ вре́мене сконча́нїе да́стсѧ на ѡ҆пꙋстѣ́нїе.

И утвердит завет мнозем седмина едина: в пол же седмины отимется жертва и возлияние, и во святилищи мерзость запустения будет, и даже до скончания времене скончание дастся на опустение.

И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле [святилища] будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя».

Глава 10

10:1

Въ лѣ́то тре́тїе кѵ́ра царѧ̀ пе́рсскагѡ, сло́во ѿкры́сѧ данїи́лꙋ, є҆мꙋ́же прозва́сѧ и҆́мѧ валтаса́ръ: и҆́стинно же сло́во и҆ си́ла вели́ка и҆ ра́зꙋмъ даде́сѧ є҆мꙋ̀ въ видѣ́нїи.

В лето третие кира царя персскаго, слово открыся даниилу, емуже прозвася имя валтасар: истинно же слово и сила велика и разум дадеся ему в видении.

В третий год Кира, царя Персидского, было откровение Даниилу, который назывался именем Валтасара; и истинно было это откровение и великой силы. Он понял это откровение и уразумел это видение.

10:2

Въ ты̑ѧ дни̑ а҆́зъ данїи́лъ бѣ́хъ рыда́ѧ трѝ седми̑цы дні́й:

В тыя дни аз даниил бех рыдая три седмицы дний:

В эти дни я, Даниил, был в сетовании три седмицы дней.

10:3

хлѣ́ба вожделѣ́ннагѡ не ꙗ҆до́хъ, и҆ мѧ́со и҆ вїно̀ не вни́де во ᲂу҆ста̀ моѧ̑, и҆ ма́стїю не пома́захсѧ до и҆сполненїѧ трїе́хъ седми́цъ дні́й.

хлеба вожделеннаго не ядох, и мясо и вино не вниде во уста моя, и мастию не помазахся до исполнения триех седмиц дний.

Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя до исполнения трех седмиц дней.

10:4

Въ де́нь два́десѧть четве́ртый пе́рвагѡ мцⷭ҇а а҆́зъ бѣ́хъ бли́з̾ рѣкѝ вели́кїѧ, ꙗ҆́же є҆́сть ті́гръ є҆ддеке́ль,

В день двадесять четвертый перваго месяца аз бех близ реки великия, яже есть тигр еддекель,

А в двадцать четвертый день первого месяца был я на берегу большой реки Тигра,

10:5

и҆ воздвиго́хъ ѻ҆́чи моѝ и҆ ви́дѣхъ, и҆ сѐ, мꙋ́жъ є҆ди́нъ ѡ҆блече́нъ въ ри́зꙋ льнѧ́нꙋ, и҆ чрє́сла є҆гѡ̀ препоѧ̑сана зла́томъ свѣ́тлымъ:

и воздвигох очи мои и видех, и се, муж един облечен в ризу льняну, и чресла его препоясана златом светлым:

и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза.

10:6

тѣ́ло же є҆гѡ̀ а҆́ки ѳарсі́съ, лице́ же є҆гѡ̀ а҆́ки зрѣ́нїе мо́лнїи, ѻ҆́чи же є҆гѡ̀ а҆́ки свѣщы̀ ѻ҆́гнєны, и҆ мы̑шцы є҆гѡ̀ и҆ го́лєни а҆́ки зра́къ мѣ́ди блеща́щїѧсѧ, гла́съ же слове́съ є҆гѡ̀ а҆́ки гла́съ наро́да.

тело же его аки фарсис, лице же его аки зрение молнии, очи же его аки свещы огнены, и мышцы его и голени аки зрак меди блещащияся, глас же словес его аки глас народа.

Тело его — как топаз, лице его — как вид молнии; очи его — как горящие светильники, руки его и ноги его по виду — как блестящая медь, и глас речей его — как голос множества людей.

10:7

И҆ ви́дѣхъ а҆́зъ данїи́лъ є҆ди́нъ ꙗ҆вле́нїе, а҆ мꙋ́жїе, и҆̀же со мно́ю, не ви́дѣша ꙗ҆вле́нїѧ, но ᲂу҆́жасъ вели́кїй нападѐ на ни́хъ, и҆ ѿбѣ́гнꙋша во стра́сѣ.

И видех аз даниил един явление, а мужие, иже со мною, не видеша явления, но ужас великий нападе на них, и отбегнуша во страсе.

И только один я, Даниил, видел это видение, а бывшие со мною люди не видели этого видения; но сильный страх напал на них и они убежали, чтобы скрыться.

10:8

А҆́зъ же ѡ҆ста́хъ є҆ди́нъ и҆ ви́дѣхъ ꙗ҆вле́нїе вели́кое сїѐ, и҆ не ѡ҆ста̀ во мнѣ̀ крѣ́пость, и҆ сла́ва моѧ̀ ѡ҆брати́сѧ въ разсы́панїе, и҆ не ᲂу҆держа́хъ крѣ́пости.

Аз же остах един и видех явление великое сие, и не оста во мне крепость, и слава моя обратися в разсыпание, и не удержах крепости.

И остался я один и смотрел на это великое видение, но во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости.

10:9

И҆ слы́шахъ гла́съ слове́съ є҆гѡ̀. И҆ внегда̀ слы́шахъ, бѣ́хъ сокрꙋше́нъ, лице́ же моѐ на землѝ:

И слышах глас словес его. И внегда слышах, бех сокрушен, лице же мое на земли:

И услышал я глас слов его; и как только услышал глас слов его, в оцепенении пал я на лице мое и лежал лицем к земле.

10:10

и҆ сѐ, рꙋка̀ прикаса́ющисѧ мнѣ̀, и҆ возста́ви мѧ̀ на кѡлѣ́на моѧ̑ и҆ на дла̑ни рꙋ́къ мои́хъ.

и се, рука прикасающися мне, и возстави мя на колена моя и на длани рук моих.

Но вот, коснулась меня рука и поставила меня на колени мои и на длани рук моих.

10:11

И҆ речѐ ко мнѣ̀: данїи́ле, мꙋ́жꙋ жела́нїй, разꙋмѣ́й во словесѣ́хъ си́хъ, ꙗ҆̀же а҆́зъ глаго́лю къ тебѣ̀, и҆ станѝ на стоѧ́нїи свое́мъ, ꙗ҆́кѡ нн҃ѣ по́сланъ є҆́смь къ тебѣ̀. И҆ є҆гда̀ возглаго́ла сло́во сїѐ ко мнѣ̀, воста́хъ тре́петенъ.

И рече ко мне: данииле, мужу желаний, разумей во словесех сих, яже аз глаголю к тебе, и стани на стоянии своем, яко ныне послан есмь к тебе. И егда возглагола слово сие ко мне, востах трепетен.

И сказал он мне: «Даниил, муж желаний! вникни в слова, которые я скажу тебе, и стань прямо на ноги твои; ибо к тебе я послан ныне». Когда он сказал мне эти слова, я встал с трепетом.

10:12

И҆ речѐ ко мнѣ̀: не бо́йсѧ, данїи́ле, ꙗ҆́кѡ ѿ пе́рвагѡ днѐ, въ ѻ҆́ньже по́далъ є҆сѝ се́рдце твоѐ, є҆́же разꙋмѣ́ти и҆ трꙋди́тисѧ пред̾ гдⷭ҇емъ бг҃омъ твои́мъ, ᲂу҆слы̑шана бы́ша словеса̀ твоѧ̑, а҆́зъ же прїидо́хъ во словесѣ́хъ твои́хъ:

И рече ко мне: не бойся, данииле, яко от перваго дне, в оньже подал еси сердце твое, еже разумети и трудитися пред Господем Богом твоим, услышана быша словеса твоя, аз же приидох во словесех твоих:

Но он сказал мне: «не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим.

10:13

кнѧ́зь же ца́рства пе́рсскагѡ стоѧ́ше проти́вꙋ мнѣ̀ два́десѧть и҆ є҆ди́нъ де́нь: и҆ сѐ мїхаи́лъ є҆ди́нъ ѿ старѣ́йшинъ пе́рвыхъ прїи́де помощѝ мнѣ̀, и҆ того̀ ѡ҆ста́вихъ та́мѡ со кнѧ́земъ ца́рства пе́рсскагѡ,

князь же царства персскаго стояше противу мне двадесять и един день: и се михаил един от старейшин первых прииде помощи мне, и того оставих тамо со князем царства персскаго,

Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских.

10:14

и҆ прїидо́хъ сказа́ти тебѣ̀, є҆ли̑ка срѧ́щꙋтъ люді́й твои́хъ въ послѣ̑днїѧ дни̑, ꙗ҆́кѡ є҆щѐ видѣ́нїе на дни̑.

и приидох сказати тебе, елика срящут людий твоих в последния дни, яко еще видение на дни.

А теперь я пришел возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена, так как видение относится к отдаленным дням».

10:15

И҆ є҆гда̀ глаго́ла со мно́ю по словесє́мъ си̑мъ, да́хъ лицѐ моѐ на зе́млю и҆ ᲂу҆мили́хсѧ.

И егда глагола со мною по словесем сим, дах лице мое на землю и умилихся.

Когда он говорил мне такие слова, я припал лицем моим к земле и онемел.

10:16

И҆ сѐ, а҆́ки подо́бїе сы́на человѣ́ча прикоснꙋ́сѧ ᲂу҆стна́мъ мои̑мъ, и҆ ѿверзо́хъ ᲂу҆ста̀ моѧ̑ и҆ глаго́лахъ, и҆ рѣ́хъ ко стоѧ́щемꙋ предо мно́ю: го́споди, въ видѣ́нїи твое́мъ ѡ҆брати́сѧ ᲂу҆тро́ба моѧ̀ во мнѣ̀, и҆ не и҆мѣ́хъ си́лы:

И се, аки подобие сына человеча прикоснуся устнам моим, и отверзох уста моя и глаголах, и рех ко стоящему предо мною: господи, в видении твоем обратися утроба моя во мне, и не имех силы:

Но вот, некто, по виду похожий на сынов человеческих, коснулся уст моих, и я открыл уста мои, стал говорить и сказал стоящему передо мною: «господин мой! от этого видения внутренности мои повернулись во мне, и не стало во мне силы.

10:17

и҆ ка́кѡ возмо́жетъ ра́бъ тво́й го́споди, глаго́лати съ го́сподемъ си́мъ мои́мъ; а҆́зъ бо и҆знемого́хъ, и҆ ѿнн҃ѣ не ста́нетъ во мнѣ̀ крѣ́пость, (си́ла бо) и҆ дыха́нїе не ѡ҆ста̀ во мнѣ̀.

и како возможет раб твой господи, глаголати с господем сим моим? аз бо изнемогох, и отныне не станет во мне крепость, (сила бо) и дыхание не оста во мне.

И как может говорить раб такого господина моего с таким господином моим? ибо во мне нет силы, и дыхание замерло во мне».

10:18

И҆ приложѝ, и҆ прикоснꙋ́сѧ мнѣ̀ ꙗ҆́кѡ зра́къ человѣ́чь, и҆ ᲂу҆крѣпи́ мѧ,

И приложи, и прикоснуся мне яко зрак человечь, и укрепи мя,

Тогда снова прикоснулся ко мне тот человеческий облик и укрепил меня

10:19

и҆ рече́ ми: не бо́йсѧ, мꙋ́жꙋ жела́нїй, ми́ръ тебѣ̀: мꙋжа́йсѧ и҆ крѣпи́сѧ И҆ є҆гда̀ глаго́ла со мно́ю, ᲂу҆крѣпи́хсѧ и҆ рѣ́хъ: да глаго́летъ госпо́дь мо́й ꙗ҆́кѡ ᲂу҆крѣпи́лъ мѧ̀ є҆сѝ.

и рече ми: не бойся, мужу желаний, мир тебе: мужайся и крепися И егда глагола со мною, укрепихся и рех: да глаголет господь мой яко укрепил мя еси.

и сказал: «не бойся, муж желаний! мир тебе; мужайся, мужайся!» И когда он говорил со мною, я укрепился и сказал: «говори, господин мой; ибо ты укрепил меня».

10:20

И҆ речѐ: вѣ́си ли, почто̀ прїидо́хъ къ тебѣ̀; и҆ нн҃ѣ возвращꙋ́сѧ, є҆́же ра́тисѧ со кнѧ́земъ пе́рсскимъ: а҆́зъ же и҆схожда́хъ, кнѧ́зь же є҆́ллинскїй грѧдѧ́ше:

И рече: веси ли, почто приидох к тебе? и ныне возвращуся, еже ратися со князем персским: аз же исхождах, князь же еллинский грядяше:

И он сказал: «знаешь ли, для чего я пришел к тебе? Теперь я возвращусь, чтобы бороться с князем Персидским; а когда я выйду, то вот, придет князь Греции.

10:21

но да возвѣшꙋ́ ти вчине́ное въ писа́нїи и҆́стины, и҆нѣ́сть ни є҆ди́нагѡ помога́ющагѡ со мно́ю ѡ҆ си́хъ, но то́чїю мїхаи́лъ кнѧ́зь ва́шъ.

но да возвешу ти вчиненое в писании истины, инесть ни единаго помогающаго со мною о сих, но точию михаил князь ваш.

Впрочем я возвещу тебе, что начертано в истинном писании; и нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила, князя вашего.

Глава 11

11:1

А҆́зъ же въ пе́рвое лѣ́то кѵ́рово ста́хъ въ держа́вꙋ и҆ крѣ́пость.

Аз же в первое лето кирово стах в державу и крепость.

Итак я с первого года Дария Мидянина стал ему подпорою и подкреплением.

11:2

И҆ нн҃ѣ и҆́стинꙋ возвѣщꙋ̀ тебѣ̀ сѐ, є҆щѐ трїѐ ца́рїе воста́нꙋтъ въ персі́дѣ четве́ртый же разбогатѣ́етъ бога́тствомъ вели́кимъ па́че всѣ́хъ и҆ по ѡ҆держа́нїи бога́тства своегѡ̀ воста́нетъ на всѧ̑ ца̑рства є҆́ллинскаѧ:

И ныне истину возвещу тебе се, еще трие царие востанут в персиде четвертый же разбогатеет богатством великим паче всех и по одержании богатства своего востанет на вся царства еллинская:

Теперь возвещу тебе истину: вот, еще три царя восстанут в Персии; потом четвертый превзойдет всех великим богатством, и когда усилится богатством своим, то поднимет всех против царства Греческого.

11:3

и҆ воста́нетъ ца́рь си́ленъ, и҆ ѡ҆блада́етъ вла́стїю мно́гою, и҆ сотвори́тъ по во́ли свое́й.

и востанет царь силен, и обладает властию многою, и сотворит по воли своей.

И восстанет царь могущественный, который будет владычествовать с великою властью, и будет действовать по своей воле.

11:4

И҆ є҆гда̀ ста́нетъ ца́рство є҆гѡ̀ сокрꙋши́тсѧ и҆ раздели́тсѧ на четы́ри вѣ́тры небє́сныѧ, и҆ не въ послѣ̑днѧѧ своѧ̑, нижѐ по вла́сти свое́й, є҆́юже совладѣ̀, поне́же и҆сто́ргнетсѧ ца́рство є҆гѡ̀ и҆ дрꙋги̑мъ кромѣ̀ си́хъ ѿда́стсѧ.

И егда станет царство его сокрушится и разделится на четыри ветры небесныя, и не в последняя своя, ниже по власти своей, еюже совладе, понеже исторгнется царство его и другим кроме сих отдастся.

Но когда он восстанет, царство его разрушится и разделится по четырем ветрам небесным, и не к его потомкам перейдет, и не с тою властью, с какою он владычествовал; ибо раздробится царство его и достанется другим, кроме этих.

11:5

И҆ ᲂу҆крѣпи́тсѧ ца́рь ю҆́жскїй, и҆ ѿ кнѧзе́й и҆́хъ є҆ди́нъ ᲂу҆кѣпѣ́етъ на́нь и҆ ѡ҆блада́етъ вла́стїю мно́гою над̾ вла́стїю є҆гѡ̀.

И укрепится царь южский, и от князей их един укепеет нань и обладает властию многою над властию его.

И усилится южный царь и один из князей его пересилит его и будет владычествовать, и велико будет владычество его.

11:6

И҆ по лѣ́тѣхъ є҆гѡ̀ смѣсѧ́тсѧ, и҆ дщѝ царѧ̀ ю҆́жска вни́детъ къ сѣ́верскꙋ царю̀, є҆́же сотвори́ти завѣ́тъ съ ни́мъ, и҆ не ᲂу҆держи́тъ крѣ́пости мы́шцы, и҆ не ста́нетъ пле́мѧ є҆ѧ̀, и҆ преда́стсѧ та̀ и҆ приве́дшїи ю҆̀, и҆ дѣ́ва и҆ ᲂу҆крѣплѧ́ѧй ю҆̀ во временѣ́хъ.

И по летех его смесятся, и дщи царя южска внидет к северску царю, еже сотворити завет с ним, и не удержит крепости мышцы, и не станет племя ея, и предастся та и приведшии ю, и дева и укрепляяй ю во временех.

Но через несколько лет они сблизятся, и дочь южного царя придет к царю северному, чтобы установить правильные отношения между ними; но она не удержит силы в руках своих, не устоит и род ее, но преданы будут как она, так и сопровождавшие ее, и рожденный ею, и помогавшие ей в те времена.

11:7

И҆ воста́нетъ ѿ цвѣ́та ко́рене є҆ѧ̀ на ᲂу҆готова́нїе є҆гѡ̀ и҆ прїи́детъ въ си́лꙋ, и҆ вни́детъ во ᲂу҆тверждє́нїѧ царѧ̀ сѣ́верскагѡ и҆ сотвори́тъ въ ни́хъ и҆ ѡ҆держи́тъ:

И востанет от цвета корене ея на уготование его и приидет в силу, и внидет во утверждения царя северскаго и сотворит в них и одержит:

Но восстанет отрасль от корня ее, придет к войску и войдет в укрепления царя северного, и будет действовать в них, и усилится.

11:8

и҆ бо́ги и҆́хъ со слїѧ́нными и҆́хъ, всѧ̑ сосꙋ́ды и҆́хъ вожделѣ̑нны сребра̀ и҆ зла́та съ плѣ̑нники принесе́тъ во є҆гѵ́петъ, и҆ то́й воста́нетъ па́че царѧ̀ сѣ́верска:

и боги их со слиянными их, вся сосуды их вожделенны сребра и злата с пленники принесет во египет, и той востанет паче царя северска:

Даже и богов их, истуканы их с драгоценными сосудами их, серебряными и золотыми, увезет в плен в Египет и на несколько лет будет стоять выше царя северного.

11:9

и҆ вни́детъ въ ца́рство царѧ̀ ю҆́жскагѡ, и҆ возврати́тсѧ на свою̀ зе́млю.

и внидет в царство царя южскаго, и возвратится на свою землю.

Хотя этот и сделает нашествие на царство южного царя, но возвратится в свою землю.

11:10

И҆ сы́нове є҆гѡ̀ соберꙋ́тъ наро́дъ си́ленъ мно́гъ, и҆ вни́детъ грѧды́й и҆ потоплѧ́ѧй: и҆ ми́мѡ пре́йдетъ и҆ сѧ́детъ, и҆ да́же до крѣ́пости є҆гѡ̀ сни́детсѧ.

И сынове его соберут народ силен мног, и внидет грядый и потопляяй: и мимо прейдет и сядет, и даже до крепости его снидется.

Потом вооружатся сыновья его и соберут многочисленное войско, и один из них быстро пойдет, наводнит и пройдет, и потом, возвращаясь, будет сражаться с ним до укреплений его.

11:11

И҆ разсвирѣпѣ́етъ ца́рь ю҆́жскїй, и҆ и҆зы́детъ и҆ бра́нь сотвори́тъ съ царе́мъ сѣ́верскимъ, и҆ поста́витъ наро́дъ мно́гъ, и҆ преда́стсѧ наро́дъ въ рꙋ́цѣ є҆гѡ̀.

И разсвирепеет царь южский, и изыдет и брань сотворит с царем северским, и поставит народ мног, и предастся народ в руце его.

И раздражится южный царь, и выступит, сразится с ним, с царем северным, и выставит большое войско, и предано будет войско в руки его.

11:12

И҆ во́зметъ наро́ды, и҆ возвы́ситсѧ се́рдце є҆гѡ̀, и҆ соѡдолѣ́етъ тма́мъ, и҆ не ᲂу҆крѣпѣ́етъ.

И возмет народы, и возвысится сердце его, и соодолеет тмам, и не укрепеет.

И ободрится войско, и сердце [царя] вознесется; он низложит многие тысячи, но от этого не будет сильнее.

11:13

И҆ возврати́тсѧ ца́рь сѣ́верскїй и҆ приведе́тъ наро́дъ мно́гъ па́че пре́жнѧгѡ: и҆ на коне́цъ време́нъ лѣ́тъ прїи́детъ вхо́домъ въ си́лѣ вели́цѣй и҆ со и҆мѣ́нїемъ мно́гимъ.

И возвратится царь северский и приведет народ мног паче прежняго: и на конец времен лет приидет входом в силе велицей и со имением многим.

Ибо царь северный возвратится и выставит войско больше прежнего, и через несколько лет быстро придет с огромным войском и большим богатством.

11:14

И҆ въ лѣ̑та ѡ҆́на мно́зи воста́нꙋтъ на царѧ̀ ю҆́жска, и҆ сы́нове гꙋби́телей люді́й твои́хъ воздви́гнꙋтсѧ, є҆́же поста́вити видѣ́нїе, и҆ изнемо́гꙋтъ.

И в лета она мнози востанут на царя южска, и сынове губителей людий твоих воздвигнутся, еже поставити видение, и изнемогут.

В те времена многие восстанут против южного царя, и мятежные из сынов твоего народа поднимутся, чтобы исполнилось видение, и падут.

11:15

И҆ вни́детъ ца́рь сѣ́верскїй и҆ сотвори́тъ ѡ҆ко́пъ и҆ во́зметъ гра́ды твє́рды, мы̑шцы же царѧ̀ ю҆́жскагѡ не ста́нꙋтъ и҆ воста́нꙋтъ и҆збра́ннїи є҆гѡ̀, и҆ не бꙋ́детъ крѣ́пости є҆́же ста́ти.

И внидет царь северский и сотворит окоп и возмет грады тверды, мышцы же царя южскаго не станут и востанут избраннии его, и не будет крепости еже стати.

И придет царь северный, устроит вал и овладеет укрепленным городом, и не устоят мышцы юга, ни отборное войско его; недостанет силы противостоять.

11:16

И҆ сотвори́тъ входѧ́й къ немꙋ̀ по во́ли свое́й, и҆ нѣ́сть стоѧ́щагѡ проти́вꙋ лица̀ є҆гѡ̀: и҆ ста́нетъ на землѝ савеі̀, и҆ сконча́етсѧ въ рꙋцѣ̀ є҆гѡ̀.

И сотворит входяй к нему по воли своей, и несть стоящаго противу лица его: и станет на земли савеи, и скончается в руце его.

И кто выйдет к нему, будет действовать по воле его, и никто не устоит перед ним; и на славной земле поставит стан свой, и она пострадает от руки его.

11:17

И҆ вчини́тъ лицѐ своѐ вни́ти въ си́лѣ всегѡ̀ ца́рства своегѡ̀, и҆ пра́вѣ всѧ̑ сотвори́тъ съ ни́мъ: и҆ дще́рь же́нъ да́стъ є҆мꙋ̀ є҆́же растли́ти ю҆̀, и҆ не пребꙋ́детъ, и҆ не бꙋ́детъ є҆мꙋ̀.

И вчинит лице свое внити в силе всего царства своего, и праве вся сотворит с ним: и дщерь жен даст ему еже растлити ю, и не пребудет, и не будет ему.

И вознамерится войти со всеми силами царства своего, и праведные с ним, и совершит это; и дочь жен отдаст ему, на погибель ее, но этот замысел не состоится, и ему не будет пользы из того.

11:18

И҆ ѡ҆брати́тъ лицѐ своѐ на ѻ҆́стровы, и҆ во́зметъ мнѡ́ги, и҆ погꙋби́тъ кнѧ̑зи ᲂу҆кори́зны своеѧ̀, ѻ҆ба́че ᲂу҆кори́зна є҆гѡ̀ возврати́тсѧ є҆мꙋ̀.

И обратит лице свое на островы, и возмет многи, и погубит князи укоризны своея, обаче укоризна его возвратится ему.

Потом обратит лице свое к островам и овладеет многими; но некий вождь прекратит нанесенный им позор и даже свой позор обратит на него.

11:19

И҆ ѡ҆брати́тъ лицѐ своѐ въ крѣ́пость землѝ своеѧ̀, и҆ и҆знемо́жетъ, и҆ паде́тсѧ, и҆ не ѡ҆брѧ́щетсѧ.

И обратит лице свое в крепость земли своея, и изнеможет, и падется, и не обрящется.

Затем он обратит лице свое на крепости своей земли; но споткнется, падет и не станет его.

11:20

И҆ воста́нетъ ѿ ко́рене є҆гѡ̀ са́дъ ца́рства на ᲂу҆гото́ванїе є҆гѡ̀ производѧ́й творѧ́й сла́вꙋ ца́рства: и҆ въ ты̑ѧ дни̑ є҆щѐ сокрꙋши́тсѧ, и҆ не въ ли́цахъ, ни въ ра́ти:

И востанет от корене его сад царства на уготование его производяй творяй славу царства: и в тыя дни еще сокрушится, и не в лицах, ни в рати:

На место его восстанет некий, который пошлет сборщика податей, пройти по царству славы; но и он после немногих дней погибнет, и не от возмущения и не в сражении.

11:21

ста́нетъ во ᲂу҆гото́ванїи є҆гѡ̀ ᲂу҆нкчижи́сѧ, и҆ не да́ша на́нь сла́вы ца́рства: и҆ прїи́детъ со ѻ҆би́лїемъ и҆ соѡдолѣ́етъ ца́рствꙋ лестьмѝ,

станет во уготовании его ункчижися, и не даша нань славы царства: и приидет со обилием и соодолеет царству лестьми,

И восстанет на место его презренный, и не воздадут ему царских почестей, но он придет без шума и лестью овладеет царством.

11:22

и҆ мы̑шцы потоплѧ́ющагѡ потопѧ́тсѧ ѿ лица̀ є҆гѡ̀ и҆ сокрꙋша́тсѧ и҆ старѣ́йшина завѣ́та.

и мышцы потопляющаго потопятся от лица его и сокрушатся и старейшина завета.

И всепотопляющие полчища будут потоплены и сокрушены им, даже и сам вождь завета.

11:23

И҆ ѿ совокꙋпле́нїй къ немꙋ̀ сотвори́тъ ле́сть, и҆ взы́детъ, и҆ преѡдолѣ́етъ и҆̀хъ въ ма́лѣ ꙗ҆зы́цѣ:

И от совокуплений к нему сотворит лесть, и взыдет, и преодолеет их в мале языце:

Ибо после того, как он вступит в союз с ним, он будет действовать обманом, и взойдет, и одержит верх с малым народом.

11:24

и҆ во ѻ҆би́лїе и҆ въ тꙋ̑чныѧ страны̑ прїи́детъ, и҆ сотвори́тъ, ꙗ҆̀же не сотвори́ша ѻ҆тцы̀ є҆гѡ̀ и҆ ѻ҆тцы̀ ѻ҆тцє́въ є҆гѡ̀: плѣне́нїе и҆ коры̑сти и҆ и҆мѣ́нїе и҆̀мъ расточи́тъ, и҆ на є҆гѵ́пта помы́слитъ мы́слїю да́же до вре́мене.

и во обилие и в тучныя страны приидет, и сотворит, яже не сотвориша отцы его и отцы отцев его: пленение и корысти и имение им расточит, и на египта помыслит мыслию даже до времене.

Он войдет в мирные и плодоносные страны, и совершит то, чего не делали отцы его и отцы отцов его; добычу, награбленное имущество и богатство будет расточать своим и на крепости будет иметь замыслы свои, но только до времени.

11:25

И҆ воста́нетъ крѣ́пость є҆гѡ̀, и҆ се́рдце є҆гѡ̀ на царѧ̀ ю҆́жскаго въ си́лѣ вели́цѣ, ца́рь же ю҆́жскїй сотвори́тъ съ ни́мъ сѣ́чь си́лою вели́кою и҆ крѣ́пкою ѕѣлѡ̀, и҆ не ста́нꙋтъ: ꙗ҆́кѡ помышлѧ́ютъ на́нь помышлє́нїѧ

И востанет крепость его, и сердце его на царя южскаго в силе велице, царь же южский сотворит с ним сечь силою великою и крепкою зело, и не станут: яко помышляют нань помышления

Потом возбудит силы свои и дух свой с многочисленным войском против царя южного, и южный царь выступит на войну с великим и еще более сильным войском, но не устоит, потому что будет против него коварство.

11:26

и҆ и҆з̾ѧдѧ́тъ потрє́бнаѧ є҆гѡ̀ и҆ сокрꙋша́тъ є҆го̀, и҆ си̑лы разсы́плетъ, и҆ падꙋ́тъ ꙗ҆́звенїи мно́зи.

и изядят потребная его и сокрушат его, и силы разсыплет, и падут язвении мнози.

Даже участники трапезы его погубят его, и войско его разольется, и падет много убитых.

11:27

И҆ ѻ҆́ба царѧ̀, сердца̀ и҆́хъ на лꙋка́вство, и҆ на трапе́зѣ є҆ди́нѣй возглаго́лютъ лжꙋ̀, и҆ не пред̾ꙋспѣ́етъ, ꙗ҆́кѡ є҆щѐ коне́цъ на вре́мѧ.

И оба царя, сердца их на лукавство, и на трапезе единей возглаголют лжу, и не предуспеет, яко еще конец на время.

У обоих царей сих на сердце будет коварство, и за одним столом будут говорить ложь, но успеха не будет, потому что конец еще отложен до времени.

11:28

И҆ возврати́тсѧ на свою̀ зе́млю со и҆мѣ́нїемъ мно́гимъ, и҆ се́рдце є҆гѡ̀ на завѣ́тъ ст҃ы́й, и҆ сотвори́тъ, и҆ возврати́тсѧ на свою̀ зе́млю.

И возвратится на свою землю со имением многим, и сердце его на завет святый, и сотворит, и возвратится на свою землю.

И отправится он в землю свою с великим богатством и враждебным намерением против святаго завета, и он исполнит его, и возвратится в свою землю.

11:29

На вре́мѧ возврати́тсѧ и҆ прїи́детъ на ю҆́гъ, и҆ не бꙋ́детъ ꙗ҆́коже пе́рваѧ и҆ послѣ́днѧѧ.

На время возвратится и приидет на юг, и не будет якоже первая и последняя.

В назначенное время опять пойдет он на юг; но последний [поход] не такой будет, как прежний,

11:30

И҆ вни́дꙋтъ съ ни́мъ и҆сходѧ́щїи кі́тѧне, и҆ смири́тсѧ, и҆ возврати́тсѧ, и҆ воз̾ѧри́тсѧ на завѣ́тъ ст҃ы́й: и҆ сотвори́тъ, и҆ возврати́тсѧ, и҆ ᲂу҆мы́слитъ на ѡ҆ста́вльшыѧ завѣ́тъ ст҃ы́й.

И внидут с ним исходящии китяне, и смирится, и возвратится, и возярится на завет святый: и сотворит, и возвратится, и умыслит на оставльшыя завет святый.

ибо в одно время с ним придут корабли Киттимские; и он упадет духом, и возвратится, и озлобится на святый завет, и исполнит свое намерение, и опять войдет в соглашение с отступниками от святаго завета.

11:31

И҆ мы̑шцы и҆ племена̀ ѿ негѡ̀ воста́нꙋтъ и҆ ѡ҆сквернѧ́тъ ст҃ы́ню могꙋ́тства и҆ преста́вѧтъ же́ртвꙋ всегда́шнюю и҆ дадѧ́тъ ме́рзость запꙋстѣ́нїѧ,

И мышцы и племена от него востанут и осквернят святыню могутства и преставят жертву всегдашнюю и дадят мерзость запустения,

И поставлена будет им часть войска, которая осквернит святилище могущества, и прекратит ежедневную жертву, и поставит мерзость запустения.

11:32

и҆ беззако́ннꙋющїи завѣ́тъ наведꙋ́тъ со пре́лестїю: лю́дїе же вѣ́дꙋще бг҃а своего̀ премо́гꙋтъ и҆ сотворѧ́тъ,

и беззаконнующии завет наведут со прелестию: людие же ведуще Бога своего премогут и сотворят,

Поступающих нечестиво против завета он привлечет к себе лестью; но люди, чтущие своего Бога, усилятся и будут действовать.

11:33

и҆ смы́сленнїи лю́дїе ᲂу҆разꙋмѣ́ютъ мно́гѡ, и҆ и҆знемо́гꙋтъ въ мечѝ и҆ въ пла́мени, и҆ въ плѣне́нїи и҆ въ разграбле́нїи дні́й.

и смысленнии людие уразумеют много, и изнемогут в мечи и в пламени, и в пленении и в разграблении дний.

И разумные из народа вразумят многих, хотя будут несколько времени страдать от меча и огня, от плена и грабежа;

11:34

И҆ є҆гда̀ и҆знемо́гꙋтъ, помо́жетсѧ и҆̀мъ по́мощїю ма́лою, и҆ приложа́тсѧ къ ни̑мъ мно́зи со пре́лестїю.

И егда изнемогут, поможется им помощию малою, и приложатся к ним мнози со прелестию.

и во время страдания своего будут иметь некоторую помощь, и многие присоединятся к ним, но притворно.

11:35

И҆ ѿ смы́слившихъ и҆знемо́гꙋтъ, є҆́же разжещѝ ѧ҆̀ и҆ и҆збра́ти, и҆ є҆́же ѿкры́ти да́же до конца̀ вре́мене, ꙗ҆́кѡ є҆щѐ на вре́мѧ.

И от смысливших изнемогут, еже разжещи я и избрати, и еже открыти даже до конца времене, яко еще на время.

Пострадают некоторые и из разумных для испытания их, очищения и для убеления к последнему времени; ибо есть еще время до срока.

11:36

И҆ сотвори́тъ по во́ли свое́й, и҆ ца́рь возвы́ситсѧ и҆ возвели́читсѧ над̾ всѧ́кимъ бо́гомъ, и҆ на бг҃а богѡ́въ возглаго́летъ тѧ̑жкаѧ, и҆ ᲂу҆пра́витъ, до́ндеже сконча́етъ гнѣ́въ, въ сконча́нїе бо быва́етъ.

И сотворит по воли своей, и царь возвысится и возвеличится над всяким богом, и на Бога богов возглаголет тяжкая, и управит, дондеже скончает гнев, в скончание бо бывает.

И будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесется и возвеличится выше всякого божества, и о Боге богов станет говорить хульное и будет иметь успех, доколе не совершится гнев: ибо, что предопределено, то исполнится.

11:37

И҆ ѡ҆ всѣ́хъ бо́зѣхъ ѻ҆тцє́въ свои́хъ не смы́слитъ, и҆ раче́нїи же́нъ, и҆ ѡ҆ всѧ́цѣмъ бо́зѣ не ᲂу҆разꙋмѣ́етъ, поне́же па́че всѣ́хъ возвели́читсѧ.

И о всех бозех отцев своих не смыслит, и рачении жен, и о всяцем бозе не уразумеет, понеже паче всех возвеличится.

И о богах отцов своих он не помыслит, и ни желания жен, ни даже божества никакого не уважит; ибо возвеличит себя выше всех.

11:38

И҆ бо́га маѡзі́ма на мѣ́стѣ свое́мъ просла́витъ, и҆ бо́га, є҆гѡ́же не вѣ́дѣша ѻ҆тцы̀ є҆гѡ̀, почти́тъ сребро́мъ и҆ зла́томъ и҆ камы́комъ честны́мъ и҆ похотьмѝ,

И бога маозима на месте своем прославит, и бога, егоже не ведеша отцы его, почтит сребром и златом и камыком честным и похотьми,

Но богу крепостей на месте его будет он воздавать честь, и этого бога, которого не знали отцы его, он будет чествовать золотом и серебром, и дорогими камнями, и разными драгоценностями,

11:39

и҆ сотвори́тъ твердѣ́лемъ ᲂу҆бѣ́жищъ съ бо́гомъ чꙋжди́мъ, є҆го́же позна́етъ, и҆ ᲂу҆мно́житъ сла́вꙋ, и҆ покори́тъ и҆̀мъ мнѡ́ги, и҆ зе́млю раздѣли́тъ въ да́ры.

и сотворит тверделем убежищ с богом чуждим, егоже познает, и умножит славу, и покорит им многи, и землю разделит в дары.

и устроит твердую крепость с чужим богом: которые признают его, тем увеличит почести и даст власть над многими, и землю раздаст в награду.

11:40

И҆ на коне́цъ вре́мене срази́тсѧ ра́тїю съ царе́мъ ю҆́жскимъ: и҆ собере́тсѧ на него̀ ца́рь сѣ́верскїй съ колесни́цами и҆ съ кѡ́нники и҆ съ корабли̑ мно́гими, и҆ вни́детъ въ зе́млю, и҆ сокрꙋши́тъ, и҆ мимои́детъ,

И на конец времене сразится ратию с царем южским: и соберется на него царь северский с колесницами и с конники и с корабли многими, и внидет в землю, и сокрушит, и мимоидет,

Под конец же времени сразится с ним царь южный, и царь северный устремится как буря на него с колесницами, всадниками и многочисленными кораблями, и нападет на области, наводнит их, и пройдет через них.

11:41

и҆ вни́детъ на зе́млю саваі́мскꙋ, и҆ мно́зи и҆знемо́гꙋтъ: сі́и же спасꙋ́тсѧ ѿ рꙋкѝ є҆гѡ̀, є҆дѡ́мъ и҆ мѡа́въ и҆ нача́ло сынѡ́въ а҆ммѡ́нихъ.

и внидет на землю саваимску, и мнози изнемогут: сии же спасутся от руки его, едом и моав и начало сынов аммоних.

И войдет он в прекраснейшую из земель, и многие области пострадают и спасутся от руки его только Едом, Моав и большая часть сынов Аммоновых.

11:42

И҆ простре́тъ рꙋ́кꙋ свою̀ на зе́млю, и҆ землѧ̀ є҆гѵ́петска не бꙋ́детъ во спасе́нїе.

И прострет руку свою на землю, и земля египетска не будет во спасение.

И прострет руку свою на разные страны; не спасется и земля Египетская.

11:43

И҆ владѣ́ти на́чнетъ въ сокрове́нныхъ зла́та и҆ сребра̀ и҆ во всѣ́хъ вожделѣ́нныхъ є҆гѵ́пта и҆ лївѵ́євъ и҆ є҆ѳїо́пѡвъ, въ твердѣ́лехъ и҆́хъ.

И владети начнет в сокровенных злата и сребра и во всех вожделенных египта и ливиев и ефиопов, в тверделех их.

И завладеет он сокровищами золота и серебра и разными драгоценностями Египта; Ливийцы и Ефиопляне последуют за ним.

11:44

И҆ слы̑шанїѧ и҆ поткща̑нїѧ возмꙋтѧ́тъ є҆го̀ ѿ востѡ́къ и҆ ѿ сѣ́вера: и҆ прїи́детъ во ꙗ҆́рости мно́зѣ, є҆́же погꙋби́ти мнѡ́ги.

И слышания и поткщания возмутят его от восток и от севера: и приидет во ярости мнозе, еже погубити многи.

Но слухи с востока и севера встревожат его, и выйдет он в величайшей ярости, чтобы истреблять и губить многих,

11:45

И҆ по́ткнетъ кꙋ́щꙋ свою̀ є҆фаданѡ̀ междꙋ̀ морѧ́ми, на горѣ̀ ст҃ѣ́й савеі̀, прїи́детъ да́же до ча́сти є҆ѧ̀, и҆ нѣ́сть и҆збавлѧ́ѧй є҆го̀.

И поткнет кущу свою ефадано между морями, на горе святей савеи, приидет даже до части ея, и несть избавляяй его.

и раскинет он царские шатры свои между морем и горою преславного святилища; но придет к своему концу, и никто не поможет ему.

Глава 12

12:1

И҆ во вре́мѧ ѻ҆́но воста́нетъ мїхаи́лъ кнѧ́зь вели́кїй стоѧ́й ѡ҆ сынѣ́хъ люді́й твои́хъ: и҆ бꙋ́детъ вре́мѧ ско́рби, ско́рбь, ꙗ҆кова̀ не бы́сть, ѿне́лѣже созда́сѧ ꙗ҆зы́къ на землѝ, да́же до вре́мене ѻ҆́нагѡ: и҆ въ то̀ вре́мѧ спасꙋ́тсѧ лю́дїе твоѝ всѝ, ѡ҆брѣ́тшїисѧ впи́сани въ кни́зѣ,

И во время оно востанет михаил князь великий стояй о сынех людий твоих: и будет время скорби, скорбь, якова не бысть, отнележе создася язык на земли, даже до времене онаго: и в то время спасутся людие твои вси, обретшиися вписани в книзе,

И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге.

12:2

и҆ мно́зи ѿ спѧ́щихъ въ земнѣ́й пе́рсти воста́нꙋтъ, сі́и въ жи́знь вѣ́чнꙋю, а҆ ѻ҆́нїи во ᲂу҆кори́знꙋ и҆ въ стыдѣ́нїе вѣ́чное.

и мнози от спящих в земней персти востанут, сии в жизнь вечную, а онии во укоризну и в стыдение вечное.

И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление.

12:3

И҆ смы́слѧщїи просвѣтѧ́тсѧ а҆́ки свѣ́тлость тве́рди, и҆ ѿ првⷣныхъ мно́гихъ а҆́ки ѕвѣ́зды во вѣ́ки и҆ є҆щѐ.

И смыслящии просветятся аки светлость тверди, и от праведных многих аки звезды во веки и еще.

И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звезды, вовеки, навсегда.

12:4

Ты́ же, данїи́ле, заградѝ словеса̀ и҆ запеча́тай кни̑ги до вре́мене сконча́нїѧ, до́ндеже наꙋча́тсѧ мно́зи, и҆ ᲂу҆мно́житсѧ вѣ́дѣнїе.

Ты же, данииле, загради словеса и запечатай книги до времене скончания, дондеже научатся мнози, и умножится ведение.

А ты, Даниил, сокрой слова сии и запечатай книгу сию до последнего времени; многие прочитают ее, и умножится ведение».

12:5

И҆ ви́дѣхъ а҆́зъ данїи́лъ, и҆ сѐ, два̀ и҆́нїи стоѧ́хꙋ, є҆ди́нъ ѡ҆ сїю̀ странꙋ̀ ᲂу҆́стїѧ рѣкѝ, а҆ дрꙋгі́й ѡ҆б̾ ѻ҆нꙋ̀ странꙋ̀ ᲂу҆́стїѧ рѣкѝ.

И видех аз даниил, и се, два инии стояху, един о сию страну устия реки, а другий об ону страну устия реки.

Тогда я, Даниил, посмотрел, и вот, стоят двое других, один на этом берегу реки, другой на том берегу реки.

12:6

И҆ речѐ къ мꙋ́жꙋ ѡ҆болче́нномꙋ въ ри́зꙋ льнѧ́нꙋ, и҆́же бѧ́ше верхꙋ̀ воды̀ рѣчны́ѧ: доко́лѣ ѡ҆конча́нїе чꙋде́съ, ꙗ҆́же ре́клъ є҆сѝ;

И рече к мужу оболченному в ризу льняну, иже бяше верху воды речныя: доколе окончание чудес, яже рекл еси?

И [один] сказал мужу в льняной одежде, который стоял над водами реки: «когда будет конец этих чудных происшествий?»

12:7

И҆ слы́шахъ ѿ мꙋ́жа ѡ҆болче́ннагѡ въ ри́зꙋ льнѧ́нꙋ, и҆́же бѧ́ще верхꙋ̀ воды̀ рѣчны́ѧ, и҆ воздви́же десни́цꙋ свою̀ и҆ шꙋ́йцꙋ свою̀ на не́бо и҆ клѧ́тсѧ живꙋ́щимъ во вѣ́ки, ꙗ҆́кѡ во вре́мѧ и҆ во времена̀ и҆ въ по́лъ вре́мене, є҆гда̀ сконча́етсѧ разсы́панїе рꙋкѝ люді́й ѡ҆свѧще́нныхъ, и҆ ᲂу҆вѣ́дѧтъ сїѧ̑ всѧ̑.

И слышах от мужа оболченнаго в ризу льняну, иже бяще верху воды речныя, и воздвиже десницу свою и шуйцу свою на небо и клятся живущим во веки, яко во время и во времена и в пол времене, егда скончается разсыпание руки людий освященных, и уведят сия вся.

И слышал я, как муж в льняной одежде, находившийся над водами реки, подняв правую и левую руку к небу, клялся Живущим вовеки, что к концу времени и времен и полувремени, и по совершенном низложении силы народа святого, все это совершится.

12:8

А҆́зъ же слы́шахъ, и҆ не разꙋмѣ́хъ, и҆ рѣ́хъ: го́споди, что̀ послѣ̑днѧѧ си́хъ;

Аз же слышах, и не разумех, и рех: господи, что последняя сих?

Я слышал это, но не понял, и потому сказал: «господин мой! что же после этого будет?»

12:9

И҆ речѐ: грѧдѝ, данїи́ле, ꙗ҆́кѡ заграждє́на словеса̀ и҆ запеча̑тана да́же до конца̀ вре́мене:

И рече: гряди, данииле, яко заграждена словеса и запечатана даже до конца времене:

И отвечал он: «иди, Даниил; ибо сокрыты и запечатаны слова сии до последнего времени.

12:10

и҆збра́нни бꙋ́дꙋтъ и҆ ᲂу҆бѣлѧ́тсѧ, и҆ а҆́ки ѻ҆гне́мъ и҆скꙋсѧ́тсѧ и҆ ѡ҆свѧтѧ́тсѧ мно́зи: и҆ собеззако́ннꙋютъ беззакѡ́нницы, и҆ не ᲂу҆разꙋмѣ́ютъ всѝ нечести́вїи, но ᲂу҆́мнїи ᲂу҆разꙋмѣ́ютъ:

избранни будут и убелятся, и аки огнем искусятся и освятятся мнози: и собеззаконнуют беззаконницы, и не уразумеют вси нечестивии, но умнии уразумеют:

Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут [в искушении]; нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют.

12:11

ѿ вре́мене же премѣ́ненїѧ же́ртвы всегда́шнїѧ, и҆ да́стсѧ ме́рзость запꙋстѣ́нїѧ на дни̑ ты́сѧща двѣ́сти де́вѧтьдесѧтъ:

от времене же пременения жертвы всегдашния, и дастся мерзость запустения на дни тысяща двести девятьдесят:

Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней.

12:12

блаже́нъ терпѧ́й и҆ дости́гнꙋвый до дні́й ты́сѧщи тре́хъ сѡ́тъ три́десѧти пѧтѝ:

блажен терпяй и достигнувый до дний тысящи трех сот тридесяти пяти:

Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней.

12:13

ты́ же и҆дѝ и҆ почива́й: є҆ще́ бодні́е сꙋ́ть и҆ часы̀ во и҆сполне́нїе сконча́нїѧ, и҆ почі́еши, и҆ воста́неши въ жре́бїй тво́й, въ сконча́нїе дні́й.

ты же иди и почивай: еще бодние суть и часы во исполнение скончания, и почиеши, и востанеши в жребий твой, в скончание дний.

А ты иди к твоему концу и упокоишься, и восстанешь для получения твоего жребия в конце дней».

Глава 13

13:1

И҆ бѣ̀ мꙋ́жъ живы́й въ вавѷлѡ́нѣ, и҆́мѧ же є҆мꙋ̀ і҆ѡакі́мъ.

И бе муж живый в вавилоне, имя же ему иоаким.

В Вавилоне жил муж, по имени Иоаким.

13:2

И҆ поѧ̀ женꙋ̀, є҆́йже и҆́мѧ сѡса́нна, дще́рь хелкі́ева, добра̀ ѕѣлѡ̀ и҆ боѧ́щисѧ бг҃а.

И поя жену, ейже имя сосанна, дщерь хелкиева, добра зело и боящися Бога.

И взял он жену, по имени Сусанну, дочь Хелкия, очень красивую и богобоязненную.

13:3

Роди́тєлѧ же є҆ѧ̀ пра́вєдна, и҆ наꙋчи́ста дще́рь свою̀ по зако́нꙋ мѡѷсе́овꙋ.

Родителя же ея праведна, и научиста дщерь свою по закону моисеову.

Родители ее были праведные и научили дочь свою закону Моисееву.

13:4

Бѣ́ же і҆ѡакі́мъ бога́тъ ѕѣлѡ̀, и҆ бѣ̀ є҆мꙋ̀ вертогра́дъ бли́з̾ двора̀ є҆гѡ̀: и҆ схожда́хꙋсѧ къ немꙋ̀ і҆ꙋде́є, поне́же то́й бѧ́ше сла́внѣе всѣ́хъ.

Бе же иоаким богат зело, и бе ему вертоград близ двора его: и схождахуся к нему иудее, понеже той бяше славнее всех.

Иоаким был очень богат, и был у него сад близ дома его; и сходились к нему Иудеи, потому что он был почетнейший из всех.

13:5

И҆ и҆збра̑на бы́ста два̀ ста̑рца ѿ люді́и въ сꙋдїи̑ въ то̀ лѣ́то, ѡ҆ ни́хже гл҃а влⷣка, ꙗ҆́кѡ и҆зы́де беззако́нїе и҆з̾ вавѷлѡ́на ѿ ста́рєцъ сꙋді́й, и҆̀же мнѧ́хꙋсѧ ᲂу҆правлѧ́ти люді́й.

И избрана быста два старца от людии в судии в то лето, о нихже глагола Владыка, яко изыде беззаконие из вавилона от старец судий, иже мняхуся управляти людий.

И были поставлены два старца из народа судьями в том году, о которых Господь сказал, что беззаконие вышло из Вавилона от старейшин-судей, которые казались управляющими народом.

13:6

Сїѧ̑ прихожда́ста ча́стѡ въ до́мъ і҆ѡакі́мль, и҆ прихожда́хꙋ къ ни́ма всѝ прѧ́щїисѧ.

Сия прихождаста часто в дом иоакимль, и прихождаху к нима вси прящиися.

Они постоянно бывали в доме Иоакима, и к ним приходили все, имевшие спорные дела.

13:7

И҆ бы́сть, внегда̀ ѿхожда́хꙋ лю́дїе ѡ҆ полꙋ́дни, вхожда́ше сѡса́нна и҆ хожда́ше во вертогра́дѣ мꙋ́жа своегѡ̀.

И бысть, внегда отхождаху людие о полудни, вхождаше сосанна и хождаше во вертограде мужа своего.

Когда народ уходил около полудня, Сусанна входила в сад своего мужа для прогулки.

13:8

И҆ смотрѧ́ста є҆ѧ̀ ѻ҆́ба ста̑рца по всѧ̑ дни̑ входѧ́щꙋю и҆ и҆сходѧ́щꙋю, и҆ бы́ста въ похотѣ́нїи є҆ѧ̀,

И смотряста ея оба старца по вся дни входящую и исходящую, и быста в похотении ея,

И видели ее оба старейшины всякий день приходящую и прогуливающуюся, и в них родилась похоть к ней,

13:9

и҆ разврати́ста ᲂу҆́мъ сво́й, и҆ ᲂу҆клоно́ста ѻ҆́чи своѝ, є҆́же не взира́ти на не́бо, нижѐ помина́ти сꙋде́бъ пра́ведныхъ.

и развратиста ум свой, и уклоноста очи свои, еже не взирати на небо, ниже поминати судеб праведных.

и извратили ум свой, и уклонили глаза свои, чтобы не смотреть на небо и не вспоминать о праведных судах.

13:10

И҆ бѣ́ста ѻ҆́ба ᲂу҆ѧ́звлєна по́хотїю на ню̀, и҆ не возвѣсти́ста дрꙋ́ъ дрꙋ́гꙋ болѣ́зни своеѧ̀,

И беста оба уязвлена похотию на ню, и не возвестиста дру другу болезни своея,

Оба они были уязвлены похотью к ней, но не открывали друг другу боли своей,

13:11

поне́же стыдѧ́стасѧ и҆сповѣ́дати вожделѣ́нїе своѐ, ꙗ҆́кѡ хотѧ́ста бы́ти съ не́ю.

понеже стыдястася исповедати вожделение свое, яко хотяста быти с нею.

потому что стыдились объявить о вожделении своем, что хотели совокупиться с нею.

13:12

И҆ наблюда́ста жада̑юща по всѧ̑ дни̑ зрѣ́ти ю҆̀, и҆ рѣ́ста дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ:

И наблюдаста жадающа по вся дни зрети ю, и реста друг ко другу:

И они прилежно сторожили каждый день, чтобы видеть ее, и говорили друг другу:

13:13

по́йдемъ ᲂу҆́бо въ до́мъ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆бѣ́да ча́съ є҆́сть. И҆ и҆зшє́дша разыдо́стасѧ дрꙋ́гъ ѿ дрꙋ́га,

пойдем убо в дом, яко обеда час есть. И изшедша разыдостася друг от друга,

«[пойдем] домой, потому что час обеда», — и, выйдя, расходились друг от друга,

13:14

и҆ возвра̑щшасѧ прїидо́ста во є҆ди́но (мѣ́сто), и҆ и҆стѧза̑вша дрꙋ́гъ ѿ дрꙋ́га вины̀, и҆сповѣ́даста дрꙋ́гъ дрꙋ́гꙋ похотѣ́нїе своѐ, и҆ тогда̀ ѻ҆́бще ᲂу҆ста́виста вре́мѧ, когда̀ возмо́гꙋтъ ѻ҆́нꙋю ѡ҆брѣстѝ є҆ди́нꙋ.

и возвращшася приидоста во едино (место), и истязавша друг от друга вины, исповедаста друг другу похотение свое, и тогда обще устависта время, когда возмогут оную обрести едину.

и, возвратившись, приходили на то же самое место, и когда допытывались друг у друга о причине того, признались в похоти своей, и тогда вместе назначили время, когда могли бы найти ее одну.

13:15

И҆ бы́сть є҆гда̀ наблюда́ста днѐ ᲂу҆го́днагѡ, вни́де сѡса́ниа, ꙗ҆́коже вчера̀ и҆ тре́тїѧгѡ днѐ, со двѣма̀ то́чїю ѻ҆трокови́цами, и҆ восхотѣ̀ мы́тисѧ во вертогра́дѣ, ꙗ҆́кѡ зно́й бѧ́ше.

И бысть егда наблюдаста дне угоднаго, вниде сосаниа, якоже вчера и третияго дне, со двема точию отроковицами, и восхоте мытися во вертограде, яко зной бяше.

И было, когда они выжидали удобного дня, Сусанна вошла, как вчера и третьего дня, с двумя только служанками и захотела мыться в саду, потому что было жарко.

13:16

И҆ не бѧ́ше никогѡ́же та́мѡ, кромѣ̀ двою̀ ста́рцєвъ сокрове́нныхъ и҆ стрегꙋ́щихъ є҆ѧ̀.

И не бяше никогоже тамо, кроме двою старцев сокровенных и стрегущих ея.

И не было там никого, кроме двух старейшин, которые спрятались и сторожили ее.

13:17

И҆ речѐ ѻ҆трокови́цамъ: принеси́те мѝ ма́сло и҆ мы́ло и҆ двє́ри вертогра̑дныѧ затвори́те, да и҆змы́юсѧ.

И рече отроковицам: принесите ми масло и мыло и двери вертоградныя затворите, да измыюся.

И сказала она служанкам: принесите мне масла и мыла, и заприте двери сада, чтобы мне помыться.

13:18

И҆ сотвори́стѣ ꙗ҆́коже речѐ, и҆ затвори́стѣ двє́ри вертогра̑дныѧ, и҆ и҆зыдо́стѣ за́дними две́рьми принестѝ повелѣ́нное и҆́ма, и҆ не ви́дѣстѣ ста́рцєвъ, поне́же бѧ́ста сокровє́нна.

И сотвористе якоже рече, и затвористе двери вертоградныя, и изыдосте задними дверьми принести повеленное има, и не видесте старцев, понеже бяста сокровенна.

Они так и сделали, как она сказала: заперли двери сада и вышли боковыми дверями, чтобы принести, что приказано было им, и не видали старейшин, потому что они спрятались.

13:19

И҆ бы́сть, є҆гда̀ и҆зыдо́стѣ ѻ҆трокови̑цы, воста́ста ѻ҆́ба ста̑рца, и҆ теко́ста къ не́й, и҆ рѣ́ста:

И бысть, егда изыдосте отроковицы, востаста оба старца, и текоста к ней, и реста:

И вот, когда служанки вышли, встали оба старейшины, и прибежали к ней, и сказали:

13:20

сѐ, двє́ри ѡ҆гра́дныѧ затвори́шасѧ, и҆ никто́же ви́дитъ на́съ, а҆ въ похотѣ́нїи твое́мъ є҆смы̀: сегѡ̀ ра́ди соизво́ли на́мъ, и҆ бꙋ́ди съ на́ми:

се, двери оградныя затворишася, и никтоже видит нас, а в похотении твоем есмы: сего ради соизволи нам, и буди с нами:

Вот, двери сада заперты и никто нас не видит, и мы имеем похотение к тебе, поэтому согласись с нами и побудь с нами.

13:21

а҆́ще же нѝ, то̀ послꙋ́шествꙋемъ на тѧ̀, ꙗ҆́кѡ бѣ̀ съ тобо́ю ю҆́ноша, и҆ тогѡ̀ ра́ди ѿпꙋсти́ла є҆сѝ ѻ҆трокови́цъ ѿ тебє̀.

аще же ни, то послушествуем на тя, яко бе с тобою юноша, и того ради отпустила еси отроковиц от тебе.

Если же не так, то мы будем свидетельствовать против тебя, что с тобою был юноша, и ты поэтому отослала от себя служанок твоих.

13:22

И҆ возстена̀ сѡса́нна и҆ речѐ: тѣ́сно мѝ ѿвсю́дꙋ: а҆́ще бо сїѐ сотворю̀, сме́рть мѝ є҆́сть: а҆́ще же не сотворю̀, не и҆збѣ́гнꙋ ѿ рꙋ́къ ва́шихъ:

И возстена сосанна и рече: тесно ми отвсюду: аще бо сие сотворю, смерть ми есть: аще же не сотворю, не избегну от рук ваших:

Тогда застонала Сусанна и сказала: тесно мне отовсюду; ибо, если я сделаю это, смерть мне, а если не сделаю, то не избегну от рук ваших.

13:23

и҆зволе́нїе мѝ є҆́сть не сотвори́вшей впа́сти въ рꙋ́цѣ ва́ши, не́жели согѣши́ти пред̾ бг҃омъ.

изволение ми есть не сотворившей впасти в руце ваши, нежели согешити пред Богом.

Лучше для меня не сделать этого и впасть в руки ваши, нежели согрешить пред Господом.

13:24

И҆ возопѝ гла́сомъ вели́кимъ сѡса́нна: возопи́ста же и҆ ѻ҆́ба ста̑рца проти́вꙋ є҆́й,

И возопи гласом великим сосанна: возописта же и оба старца противу ей,

И закричала Сусанна громким голосом; закричали также и оба старейшины против нее,

13:25

и҆ те́къ є҆ди́нъ, ѿве́рзе двє́ри вертогра̑дныѧ.

и тек един, отверзе двери вертоградныя.

и один побежал и отворил двери сада.

13:26

Є҆гда́ же ᲂу҆слы́шаша кли́чь во вертогра́дѣ дома́шнїи, вскочи́ша за́дними две́рьми ви́дѣти слꙋчи́вшеесѧ є҆́й.

Егда же услышаша кличь во вертограде домашнии, вскочиша задними дверьми видети случившееся ей.

Когда же находившиеся в доме услышали крик в саду, вскочили боковыми дверями, чтобы видеть, что случилось с нею.

13:27

Є҆гда́ же повѣ́даста ста́рцы словеса̀ своѧ̑, ᲂу҆стыдѣ́шасѧ рабѝ є҆ѧ̀ ѕѣлѡ̀, ꙗ҆́кѡ николи́же рече́сѧ таково̀ сло́во ѡ҆ сѡса́ннѣ.

Егда же поведаста старцы словеса своя, устыдешася раби ея зело, яко николиже речеся таково слово о сосанне.

И когда старейшины сказали слова свои, слуги ее чрезвычайно были пристыжены, потому что никогда ничего такого о Сусанне говорено не было.

13:28

И҆ бы́сть наꙋ́трїе, є҆гда̀ собра́шасѧ лю́дїе къ мꙋ́жꙋ є҆ѧ̀ і҆ѡакі́мꙋ, прїидо́ста и҆ ѻ҆́ба ста̑рца пѡ́лна беззако́ннагѡ помышле́нїѧ на сѡса́ннꙋ, є҆́же ᲂу҆мори́ти ю҆̀,

И бысть наутрие, егда собрашася людие к мужу ея иоакиму, приидоста и оба старца полна беззаконнаго помышления на сосанну, еже уморити ю,

И было на другой день, когда собрался народ к Иоакиму, мужу ее, пришли и оба старейшины, полные беззаконного умысла против Сусанны, чтобы предать ее смерти.

13:29

и҆ рѣ́ста пред̾ людьмѝ: посли́те по сѡса́ннꙋ дще́рь хелкі́евꙋ, ꙗ҆́же є҆́сть жена̀ і҆ѡакі́млѧ. ѻ҆ни́ же посла́ша.

и реста пред людьми: послите по сосанну дщерь хелкиеву, яже есть жена иоакимля. они же послаша.

И сказали они перед народом: пошлите за Сусанною, дочерью Хелкия, женою Иоакима. И послали.

13:30

И҆ прїи́де та̀ и҆ роди́тєлѧ є҆ѧ̀, и҆ ча̑да є҆ѧ̀ и҆ всѝ ᲂу҆́жики є҆ѧ̀.

И прииде та и родителя ея, и чада ея и вси ужики ея.

И пришла она, и родители ее, и дети ее, и все родственники ее.

13:31

Сѡса́нна же бѧ́ше млада̀ ѕѣлѡ̀ и҆ добра̀ ѡ҆́бразомъ.

Сосанна же бяше млада зело и добра образом.

Сусанна была очень нежна и красива лицем,

13:32

Беззако́ннїи же повелѣ́ста ѿкры́ти ю҆̀, бѧ́ше бо покрове́на, ꙗ҆́кѡ да насы́тѧтсѧ добро́ты є҆ѧ̀.

Беззаконнии же повелеста открыти ю, бяше бо покровена, яко да насытятся доброты ея.

и эти беззаконники приказали открыть [лице] ее, так как оно было закрыто, чтобы насытиться красотою ее.

13:33

Пла́кахꙋ же сꙋ́щїи при не́й и҆ всѝ зна́ющїи ю҆̀.

Плакаху же сущии при ней и вси знающии ю.

Родственники же и все, которые смотрели на нее, плакали.

13:34

Воста̑вша же ѻ҆́ба ста̑рца посредѣ̀ люді́й, возложи́ста рꙋ́цѣ на главꙋ̀ є҆ѧ̀.

Воставша же оба старца посреде людий, возложиста руце на главу ея.

А оба старейшины, встав посреди народа, положили руки на голову ее.

13:35

Сїѧ́ же пла́чꙋщи воззрѣ̀ на не́бо, ꙗ҆́кѡ бѧ́ше се́рдце є҆ѧ̀ ᲂу҆пова́ѧ на гдⷭ҇а.

Сия же плачущи воззре на небо, яко бяше сердце ея уповая на Господа.

Она же в слезах смотрела на небо, ибо сердце ее уповало на Господа.

13:36

Рѣ́ста же ѻ҆́ба ста̑рца: ходѧ́щымъ на́мъ ѻ҆бои́мъ во вертогра́дѣ, вни́де сїѧ̀ со двѣма̀ ѻ҆трокови́цами, и҆ затворѝ двє́ри вертогра̑дныѧ, и҆ ѿпꙋстѝ ѻ҆трокови̑цы,

Реста же оба старца: ходящым нам обоим во вертограде, вниде сия со двема отроковицами, и затвори двери вертоградныя, и отпусти отроковицы,

И сказали старейшины: когда мы ходили по саду одни, вошла эта с двумя служанками и затворила двери сада, и отослала служанок;

13:37

и҆ прїи́де къ не́й ю҆́ноша, и҆́же бѧ́ше сокрове́нъ, и҆ возлежѐ съ не́ю:

и прииде к ней юноша, иже бяше сокровен, и возлеже с нею:

и пришел к ней юноша, который скрывался там, и лег с нею.

13:38

мы́ же сꙋ́ще во ᲂу҆́глѣ вертогра́да, ви́дѣвше беззако́нїе, теко́хомъ на нѧ̀:

мы же суще во угле вертограда, видевше беззаконие, текохом на ня:

Мы находясь в углу сада и видя такое беззаконие, побежали на них,

13:39

и҆ ви́дѣвше и҆̀хъ смѣша́ющихсѧ, ѻ҆́наго ᲂу҆́бѡ не мого́хомъ ꙗ҆́ти поне́же па́че на́съ можа́ше, и҆ ѿве́рзъ двє́ри вертогра̑дныѧ и҆зскочѝ:

и видевше их смешающихся, онаго убо не могохом яти понеже паче нас можаше, и отверз двери вертоградныя изскочи:

и увидели их совокупляющимися, и того не могли удержать, потому что он был сильнее нас и, отворив двери, выскочил.

13:40

сїю́ же є҆́мше, вопроша́хомъ, кто̀ бѣ̀ ю҆́ноша; и҆ не восхотѣ̀ повѣ́дати на́мъ: ѡ҆ се́мъ послꙋ́шествꙋемъ.

сию же емше, вопрошахом, кто бе юноша? и не восхоте поведати нам: о сем послушествуем.

Но эту мы схватили и допрашивали: кто был этот юноша? но она не хотела объявить нам. Об этом мы свидетельствуем.

13:41

И҆ вѣ́рова и҆́ма со́нмъ а҆́ки ста̑рцємъ людски̑мъ и҆ сꙋдїѧ́мъ, и҆ ѡ҆сꙋди́ша ю҆̀ на ᲂу҆ме́ртвїе.

И верова има сонм аки старцем людским и судиям, и осудиша ю на умертвие.

И поверило им собрание, как старейшинам народа и судьям, и осудили ее на смерть.

13:42

И҆ возопѝ сѡса́нна гла́сомъ вели́кимъ и҆ речѐ: бж҃е вѣ́чиый и҆ сокрове́нныхъ вѣ́дателю, свѣ́дый всѧ̑ пре́жде бытїѧ̀ и҆́хъ!

И возопи сосанна гласом великим и рече: Боже вечиый и сокровенных ведателю, сведый вся прежде бытия ихъ!

Возопила Сусанна громким голосом и сказала: Боже вечный, ведающий сокровенное и знающий все прежде бытия его!

13:43

ты̀ вѣ́си, ꙗ҆́кѡ лжꙋ̀ послꙋ́шествоваста на мѧ̀, и҆ сѐ, ᲂу҆мира́ю, не сотво́рши ничесѡ́же, ѡ҆ ни́хже сі́и слꙋка́вноваста на мѧ̀.

ты веси, яко лжу послушествоваста на мя, и се, умираю, не сотворши ничесоже, о нихже сии слукавноваста на мя.

Ты знаешь, что они ложно свидетельствовали против меня, и вот, я умираю, не сделав ничего, что эти люди злостно выдумали на меня.

13:44

И҆ послꙋ́ша гдⷭ҇ь гла́са є҆ѧ̀,

И послуша Господь гласа ея,

И услышал Господь голос ее.

13:45

и҆ ведо́мѣй є҆́й на погꙋбле́нїе, воздви́же бг҃ъ дх҃омъ сты́мъ ѻ҆́трока ю҆́на, є҆мꙋ́же и҆́мѧ данїи́лъ:

и ведомей ей на погубление, воздвиже Бог духом стым отрока юна, емуже имя даниил:

И когда она ведена была на смерть, возбудил Бог святой дух молодого юноши, по имени Даниила,

13:46

и҆ возопѝ гла́сомъ вели́кимъ: чи́стъ а҆́зъ ѿ кро́ве сеѧ̀.

и возопи гласом великим: чист аз от крове сея.

и он закричал громким голосом: чист я от крови ее!

13:47

Ѡ҆брати́шажесѧ всѝ лю́дїе къ немꙋ́ и҆ рѣ́ша: что̀ сло́во сїѐ, є҆́же ты̀ глаго́леши;

Обратишажеся вси людие к нему и реша: что слово сие, еже ты глаголеши?

Тогда обратился к нему весь народ и сказал: что это за слово, которое ты сказал?

13:48

Се́й же ста́въ средѣ̀ и҆́хъ речѐ: си́це ли юро́диви, сы́нове і҆и҃лєвы, не и҆спыта́вше, ни и҆́стины разꙋмѣ́вше, ѡ҆сꙋди́сте дще́рь і҆и҃левꙋ;

Сей же став среде их рече: сице ли юродиви, сынове израилевы, не испытавше, ни истины разумевше, осудисте дщерь израилеву?

Тогда он, став посреди них, сказал: так ли вы неразумны, сыны Израиля, что, не исследовав и не узнав истины, осудили дочь Израиля?

13:49

возврати́тесѧ на сꙋди́ще: лжꙋ́ бо сі́и послꙋ́шествоваста на ню̀.

возвратитеся на судище: лжу бо сии послушествоваста на ню.

Возвратитесь в суд, ибо эти ложно против нее засвидетельствовали.

13:50

И҆ возврати́шасѧ всѝ лю́дїе съ потща́нїемъ. И҆ рѣ́ша є҆мꙋ̀ ста́рцы: грѧдѝ, сѧ́ди посредѣ̀ на́съ и҆ возвѣстѝ на́мъ, ꙗ҆́кѡ тебѣ̀ дадѐ бг҃ъ старѣ́йшинство.

И возвратишася вси людие с потщанием. И реша ему старцы: гряди, сяди посреде нас и возвести нам, яко тебе даде Бог старейшинство.

И тотчас весь народ возвратился, и сказали ему старейшины: садись посреди нас и объяви нам, потому что Бог дал тебе старейшинство.

13:51

И҆ речѐ къ ни̑мъ данїи́лъ: разведи́те ѧ҆̀ дрꙋ́гъ ѿ дрꙋ́га дале́че, и҆ вопрошꙋ̀ и҆̀хъ.

И рече к ним даниил: разведите я друг от друга далече, и вопрошу их.

И сказал им Даниил: отделите их друг от друга подальше, и я допрошу их.

13:52

Є҆гда́ же разведо́ша є҆ди́наго ѿ дрꙋга́гѡ, призва̀ є҆ди́наго ѿ ни́хъ и҆ речѐ къ немꙋ̀: ѡ҆бетша́лый ѕлы́ми де́нми, нн҃ѣ приспѣ́ша грѣсѝ твоѝ, ꙗ҆̀же твори́лъ є҆сѝ пре́жде,

Егда же разведоша единаго от другаго, призва единаго от них и рече к нему: обетшалый злыми денми, ныне приспеша греси твои, яже творил еси прежде,

Когда же они отделены были один от другого, призвал одного из них и сказал ему: состарившийся в злых днях! ныне обнаружились грехи твои, которые те делал прежде,

13:53

сꙋдѧ̀ сꙋды̀ непра́вєдны и҆ непови̑нныѧ ᲂу҆́бѡ ѡ҆сꙋжда́ж, проща́ѧ же пови̑нныѧ, гл҃ющꙋ бг҃ꙋ: непови́нна и҆ пра́ведна не ᲂу҆бива́й:

судя суды неправедны и неповинныя убо осуждаж, прощая же повинныя, глаголющу Богу: неповинна и праведна не убивай:

производя суды неправедные, осуждая невинных и оправдывая виновных, тогда как Господь говорит: «[невинного] и правого не умерщвляй».

13:54

нн҃ѣ ᲂу҆̀бо сїю̀ а҆́ще є҆сѝ ви́дѣлъ, рцы̀, под̾ кі́имъ дре́вомъ ви́дѣлъ є҆сѝ и҆̀хъ бесѣ́дꙋющихъ къ себѣ̀; Ѻ҆́нъ же речѐ: под̾ те́рномъ.

ныне убо сию аще еси видел, рцы, под киим древом видел еси их беседующих к себе? Он же рече: под терном.

Итак, если ты сию видел, скажи, под каким деревом видел ты их разговаривающими друг с другом? Он сказал: под мастиковым.

13:55

Рече́ же данїи́лъ: пра́вѡ солга́лъ є҆сѝ на твою̀ главꙋ̀: се́ бо, а҆́гг҃лъ бж҃їй прїи́мъ ѿвѣ́тъ ѿ бг҃а, расто́ргнетъ тѧ̀ полма̀.

Рече же даниил: право солгал еси на твою главу: се бо, ангел Божий приим ответ от Бога, расторгнет тя полма.

Даниил сказал: точно, солгал ты на твою голову; ибо вот, Ангел Божий, приняв решение от Бога, рассечет тебя пополам.

13:56

И҆ ѿпꙋсти́въ є҆го̀ повелѣ̀ привестѝ дрꙋга́го и҆ речѐ є҆мꙋ̀: пле́мѧ ханаа́не, а҆ не і҆ꙋ́дино, добро́та прельсти́ тѧ, и҆ похотѣ́нїе развратѝ се́рдце твоѐ:

И отпустив его повеле привести другаго и рече ему: племя ханаане, а не иудино, доброта прельсти тя, и похотение разврати сердце твое:

Удалив его, он приказал привести другого и сказал ему: племя Ханаана, а не Иуды! красота прельстила тебя, и похоть развратила сердце твое.

13:57

си́це твори́ли є҆стѐ дще́ремъ і҆и҃лєвымъ, ѡ҆́ныѧ же боѧ́шѧсѧ живѧ́хꙋ съ ва́ми, но (нн҃ѣ) дще́рь і҆ꙋ́дина не претерпѣ̀ беззако́нїѧ ва́шегѡ:

сице творили есте дщерем израилевым, оныя же бояшяся живяху с вами, но (ныне) дщерь иудина не претерпе беззакония вашего:

Так поступали вы с дочерями Израиля, и они из страха имели общение с вами; но дочь Иуды не потерпела беззакония вашего.

13:58

нн҃ѣ ᲂу҆̀бо глаго́ли мѝ: под̾ кі́имъ дре́вомъ ви́дѣлъ є҆сѝ си́хъ бесѣ́дꙋющихъ къ себѣ̀; Ѻ҆́нъ же речѐ: под̾ чресми́ною.

ныне убо глаголи ми: под киим древом видел еси сих беседующих к себе? Он же рече: под чресминою.

Итак скажи мне: под каким деревом ты застал их разговаривающими между собою? Он сказал: под зеленым дубом.

13:59

Рече́ же є҆мꙋ̀ данїи́лъ: пра́вѡ солга́лъ є҆сѝ и҆ ты̀ на свою̀ главꙋ̀: жде́тъ бо а҆́гг҃лъ бж҃їй мече́мъ разсѣщѝ тѧ̀ полма̀, ꙗ҆́кѡ да потреби́тъ вы̀.

Рече же ему даниил: право солгал еси и ты на свою главу: ждет бо ангел Божий мечем разсещи тя полма, яко да потребит вы.

Даниил сказал ему: точно, солгал ты на твою голову; ибо Ангел Божий с мечом ждет, чтобы рассечь тебя пополам, чтобы истребить вас.

13:60

И҆ возопѝ ве́сь со́нмъ гла́сомъ вели́кимъ и҆ благословѝ бг҃а сп҃са́ющаго надѣ́ющыѧсѧ на него̀.

И возопи весь сонм гласом великим и благослови Бога спасающаго надеющыяся на него.

Тогда все собрание закричало громким голосом, и благословили Бога, спасающего надеющихся на Него,

13:61

И҆ воста́ша на ѻ҆́ба ста̑рца, ꙗ҆́кѡ ѡ҆бличѝ и҆̀хъ данїи́лъ ѿ ᲂу҆́стъ и҆́хъ, лжꙋ̀ послꙋ́шествовавшихъ.

И восташа на оба старца, яко обличи их даниил от уст их, лжу послушествовавших.

и восстали на обоих старейшин, потому что Даниил их устами обличил их, что они ложно свидетельствовали;

13:62

И҆ сотвори́ша и҆́ма ꙗ҆́коже слꙋка́вноваста бли́жнемꙋ, сотвори́ти по зако́нꙋ мѡѷсе́овꙋ: и҆ ᲂу҆би́ша и҆̀хъ, и҆ спасе́сѧ кро́вь непови́нна въ то́й де́нь.

И сотвориша има якоже слукавноваста ближнему, сотворити по закону моисеову: и убиша их, и спасеся кровь неповинна в той день.

и поступили с ними так, как они злоумыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная.

13:63

Хелкі́а же и҆ жена̀ є҆гѡ̀ похвали́ша бг҃а ѡ҆ дще́ри свое́й сѡса́ннѣ со і҆ѡакі́момъ мꙋ́жемъ є҆ѧ̀ и҆ со ᲂу҆́жиками всѣ́ми, ꙗ҆́кѡ не ѡ҆брѣ́тесѧ въ не́й стꙋ́днаѧ ве́щь.

Хелкиа же и жена его похвалиша Бога о дщери своей сосанне со иоакимом мужем ея и со ужиками всеми, яко не обретеся в ней студная вещь.

Хелкия же и жена его прославили Бога за дочь свою Сусанну с Иоакимом, мужем ее, и со всеми родственниками, потому что не найдено было в ней постыдного дела.

13:64

Данїи́лъ же бы́сть вели́къ пред̾ людьмѝ ѿ днѐ тогѡ̀ и҆ пото́мъ.

Даниил же бысть велик пред людьми от дне того и потом.

И Даниил стал велик перед народом с того дня и потом.

Глава 14

14:1

И҆ ца́рь а҆стѷа́гъ приложи́сѧ къ ѻ҆тцє́мъ свои̑мъ: и҆ прїѧ̀ кѵ́ръ пе́рсѧнинъ ца́рство є҆гѡ̀.

И царь астиаг приложися к отцем своим: и прия кир персянин царство его.

Царь Астиаг приложился к отцам своим, и Кир, Персиянин, принял царство его.

14:2

И҆ бѧ́ше данїи́лъ сожи́телствꙋющь со царе́мъ и҆ сла́венъ па́че всѣ́хъ дрꙋгѡ́въ є҆гѡ̀.

И бяше даниил сожителствующь со царем и славен паче всех другов его.

И Даниил жил вместе с царем и был славнее всех друзей его.

14:3

И҆ бѧ́ше кꙋмі́ръ вавѷлѡ́нѧнѡмъ, є҆мꙋ́же и҆́мѧ ви́лъ, и҆ и҆ждива́хꙋ є҆мꙋ̀ на кі́йждо де́нь мꙋкѝ семїда́лны а҆ртава̑съ двана́десѧть и҆ ѻ҆ве́цъ четы́редесѧть и҆ вїна̀ мѣ́ръ ше́сть.

И бяше кумир вавилоняном, емуже имя вил, и иждиваху ему на кийждо день муки семидалны артавас дванадесять и овец четыредесять и вина мер шесть.

Был у Вавилонян идол, по имени Вил, и издерживали на него каждый день двадцать больших мер пшеничной муки, сорок овец и вина шесть мер.

14:4

И҆ ца́рь почита́ше є҆го̀ и хожда́ше по всѧ̑ дни̑ кла́нѧтисѧ є҆мꙋ̀: данїи́лъ же кла́нѧшесѧ бг҃ꙋ своемꙋ̀. И҆ речѐ є҆мꙋ̀ ца́рь: почто̀ не покланѧ́ешисѧ ви́лꙋ;

И царь почиташе его и хождаше по вся дни кланятися ему: даниил же кланяшеся Богу своему. И рече ему царь: почто не покланяешися вилу?

Царь чтил его и ходил каждый день поклоняться ему; Даниил же поклонялся Богу своему. И сказал ему царь: почему ты не поклоняешься Вилу?

14:5

Ѻ҆́нъ же речѐ: поне́же не покланѧ́юсѧ кꙋмі́рѡмъ рꙋка́ми сотворє́ннымъ, но живо́мꙋ бг҃ꙋ сотво́рщемꙋ не́бо и҆ зе́млю и҆ владꙋ́щемꙋ всѣ́ми.

Он же рече: понеже не покланяюся кумиром руками сотворенным, но живому Богу сотворщему небо и землю и владущему всеми.

Он отвечал: потому что я не поклоняюсь идолам, сделанным руками, но [поклоняюсь] живому Богу, сотворившему небо и землю и владычествующему над всякою плотью.

14:6

И҆ речѐ є҆мꙋ̀ ца́рь: не мни́тсѧ ли тѝ ви́лъ бы́ти жи́въ бо́гъ; и҆лѝ не ви́диши, коли́кѡ ꙗ҆́стъ и҆ пїе́тъ по всѧ̑ дни̑;

И рече ему царь: не мнится ли ти вил быти жив бог? или не видиши, колико яст и пиет по вся дни?

Царь сказал: не думаешь ли ты, что Вил неживой бог? не видишь ли, сколько он ест и пьет каждый день?

14:7

И҆ речѐ данїи́лъ посмѣѧ́всѧ: не прельща́йсѧ, царю̀! то́й бо внꙋтрьꙋ́дꙋ пра́хъ є҆́сть, а҆ внѣꙋ́дꙋ мѣ́дь, и не ꙗ҆дѐ, ни пѝ никогда́же.

И рече даниил посмеявся: не прельщайся, царю! той бо внутрьуду прах есть, а внеуду медь, и не яде, ни пи никогдаже.

Даниил, улыбнувшись, сказал: не обманывайся, царь; ибо он внутри глина, а снаружи медь, и никогда ни ел, ни пил.

14:8

И҆ разгнѣ́вавсѧ ца́рь приза̀ жерцы̀ своѧ̑ и҆ речѐ и҆̀мъ: а҆́ще не повѣ́сте мѝ, кто̀ ꙗ҆́стъ бра́шно сїѐ, то̀ ᲂу҆́мрете:

И разгневався царь приза жерцы своя и рече им: аще не повесте ми, кто яст брашно сие, то умрете:

Тогда царь, разгневавшись, призвал жрецов своих и сказал им: если вы не скажете мне, кто съедает все это, то умрете.

14:9

а҆́ще же пока́жете, ꙗ҆́кѡ ви́лъ снѣда́етъ є҆̀, ᲂу҆́мретъ данїи́лъ, ꙗ҆́кѡ похꙋ́лилъ є҆́сть ви́ла. И҆ речѐ данїи́лъ царю̀: бꙋ́ди по глаго́лꙋ твоемꙋ̀.

аще же покажете, яко вил снедает е, умрет даниил, яко похулил есть вила. И рече даниил царю: буди по глаголу твоему.

Если же вы докажете мне, что съедает это Вил, то умрет Даниил, потому что произнес хулу на Вила. И сказал Даниил царю: да будет по слову твоему.

14:10

Бѧ́ше же жерцє́въ ви́ловыхъ се́дмьдесѧтъ, кромѣ̀ же́нъ и҆ дѣте́й.

Бяше же жерцев виловых седмьдесят, кроме жен и детей.

Жрецов Вила было семьдесят, кроме жен и детей.

14:11

И҆ прїи́де ца́рь со данїи́ломъ во хра́мъ ви́ловъ. И҆ рѣ́ша жерцы̀ ви́лѡвы: сѐ, мы̀ и҆зы́демъ во́нъ, ты́ же, царю̀, поста́ви ꙗ҆́ди, и҆ вїно̀ наче́рпавъ поста́ви, заключи́ же двє́ри и҆ запеча́тай пе́рстнемъ свои́мъ:

И прииде царь со даниилом во храм вилов. И реша жерцы виловы: се, мы изыдем вон, ты же, царю, постави яди, и вино начерпав постави, заключи же двери и запечатай перстнем своим:

И пришел царь с Даниилом в храм Вила, и сказали жрецы Вила: вот, мы выйдем вон, а ты, царь, поставь пищу и, налив вина, запри двери и запечатай перстнем твоим.

14:12

и҆ прише́дъ заꙋ́тра, а҆́ще не ѡ҆брѧ́щеши всегѡ̀ и҆з̾ѧ́дена ви́ломъ, тогда̀ и҆́змремъ, и҆лѝ данїи́лъ солга́вый на ны̀.

и пришед заутра, аще не обрящеши всего изядена вилом, тогда измрем, или даниил солгавый на ны.

И если завтра ты придешь и не найдешь, что все съедено Вилом, мы умрем, или Даниил, который солгал на нас.

14:13

Ті́и же пренебрега́хꙋ, поне́же сотвори́ша под̾ трапе́зою сокрове́нъ вхо́дъ и҆ вхожда́хꙋ тѣ́мъ всегда̀ и҆ и҆з̾ѧда́хꙋ та̑ѧ.

Тии же пренебрегаху, понеже сотвориша под трапезою сокровен вход и вхождаху тем всегда и изядаху тая.

Они не обращали на это внимания, потому что под столом сделали потаенный вход, и им всегда входили, и съедали это.

14:14

И҆ бы́сть, є҆гда̀ и҆зыдо́ша ѻ҆нѝ, и҆ ца́рь поста́ви бра́шно ви́лꙋ: и҆ повелѣ̀ данїи́лъ ѻ҆трокѡ́мъ свои̑мъ, и҆ принесо́ша пе́пелъ и҆ посы́паша ве́сь хра́мъ пред̾ царе́мъ є҆ди́нымъ: и҆ и҆зше́дше заключи́ша двє́ри, и҆ запеча́таша пе́рстнемъ царе́вымъ, и҆ ѿидо́ша.

И бысть, егда изыдоша они, и царь постави брашно вилу: и повеле даниил отроком своим, и принесоша пепел и посыпаша весь храм пред царем единым: и изшедше заключиша двери, и запечаташа перстнем царевым, и отидоша.

Когда они вышли, царь поставил пищу перед Вилом, а Даниил приказал слугам своим, и они принесли пепел, и посыпали весь храм в присутствии одного царя, и, выйдя, заперли двери, и запечатали царским перстнем, и отошли.

14:15

Жерцы́ же внидо́ша но́щїю по ѡ҆бы́чаю своемꙋ̀, и҆ жєны̀ и҆́хъ и҆ ча̑да и҆́хъ, и҆ поѧдо́ща всѧ̑ и҆ и҆спи́ша.

Жерцы же внидоша нощию по обычаю своему, и жены их и чада их, и поядоща вся и испиша.

Жрецы же, по обычаю своему, пришли ночью с женами и детьми своими, и все съели и выпили.

14:16

И҆ ᲂу҆ра́ни ца́рь заꙋ́тра, и҆ данїи́лъ съ ни́мъ.

И урани царь заутра, и даниил с ним.

На другой день царь встал рано и Даниил с ним,

14:17

И҆ речѐ ца́рь: цѣ̑лы ли сꙋ́ть пєча́ти, данїи́ле; Ѻ҆́нъ же речѐ: цѣ̑лы, царю̀.

И рече царь: целы ли суть печати, данииле? Он же рече: целы, царю.

и сказал: целы ли печати, Даниил? Он сказал: целы, царь.

14:18

И҆ бы́сть а҆́бїе, є҆гда̀ ѿверзо́ша двє́ри, воззрѣ́въ ца́рь на трапе́зꙋ, возопѝ гла́сомъ вели́кимъ: вели́къ є҆сѝ, ви́ле, и҆ нѣ́сть льстѝ въ тебѣ̀ ни є҆ди́ныѧ.

И бысть абие, егда отверзоша двери, воззрев царь на трапезу, возопи гласом великим: велик еси, виле, и несть льсти в тебе ни единыя.

И как скоро отворены были двери, царь, взглянув на стол, воскликнул громким голосом: велик ты, Вил, и нет никакого обмана в тебе!

14:19

И҆ посмѣѧ́сѧ данїи́лъ, и҆ ᲂу҆держа̀ царѧ̀, є҆́же бы не вни́ти є҆мꙋ̀ внꙋ́трь, и҆ речѐ: ви́ждь ᲂу҆̀бо помо́стъ и҆ ᲂу҆̀разꙋмѣ́й, чїѧ̑ сꙋ́ть стѡпы̀ сїѧ̑;

И посмеяся даниил, и удержа царя, еже бы не внити ему внутрь, и рече: виждь убо помост и уразумей, чия суть стопы сия?

Даниил, улыбнувшись, удержал царя, чтобы он не входил внутрь, и сказал: посмотри на пол и заметь, чьи это следы.

14:20

И҆ речѐ ца́рь: ви́ждꙋ стопы̀ мꙋ́жєски и҆ жє́нски и҆ дѣ̑тски.

И рече царь: вижду стопы мужески и женски и детски.

Царь сказал: вижу следы мужчин, женщин и детей.

14:21

И҆ разгиѣ́вавсѧ ца́рь, ꙗ҆́тъ тогда̀ жерцы̀ и҆ жєны̀ и҆́хъ и҆ дѣ́ти и҆́хъ, и҆ показа́ша є҆мꙋ̀ сокровє́нныѧ двє́ри и҆́миже вхожда́хꙋ и҆ поѧда́хꙋ ꙗ҆̀же на трапе́зѣ.

И разгиевався царь, ят тогда жерцы и жены их и дети их, и показаша ему сокровенныя двери имиже вхождаху и поядаху яже на трапезе.

И, разгневавшись, царь приказал схватить жрецов, жен их и детей и они показали потаенные двери, которыми они входили и съедали, что было на столе.

14:22

И҆ и҆збѝ ѧ҆̀ ца́рь и҆ дадѐ ви́ла въ рꙋ́цѣ данїи́лꙋ, и҆ разбѝ є҆го̀ и҆ хра́мъ є҆гѡ̀ разорѝ.

И изби я царь и даде вила в руце даниилу, и разби его и храм его разори.

Тогда царь повелел умертвить их и отдал Вила Даниилу, и он разрушил его и храм его.

14:23

И҆ бѧ́ше ѕмі́й вели́кїй на мѣ́стѣ то́мъ, и҆ почита́хꙋ є҆го̀ вавѷлѡ́нѧне.

И бяше змий великий на месте том, и почитаху его вавилоняне.

Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его.

14:24

И҆ речѐ ца́рь данїи́лꙋ: є҆да̀ и҆ семꙋ̀ рече́ши, ꙗ҆́кѡ мѣ́дь є҆́сть; се́й жи́въ є҆́сть, и҆ ꙗ҆́стъ и҆ пїе́тъ: не мо́жеши рещѝ, ꙗ҆́кѡ нѣ́сть се́й бо́гъ жи́въ: ᲂу҆̀бо поклони́сѧ є҆мꙋ̀.

И рече царь даниилу: еда и сему речеши, яко медь есть? сей жив есть, и яст и пиет: не можеши рещи, яко несть сей бог жив: убо поклонися ему.

И сказал царь Даниилу: не скажешь ли и об этом, что он медь? вот, он живой, и ест и пьет; ты не можешь сказать, что этот бог неживой; итак поклонись ему.

14:25

И҆ речѐ данїи́лъ: гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ моемꙋ̀ поклоню́сѧ, ꙗ҆́кѡ то́й є҆́сть бг҃ъ жи́въ:

И рече даниил: Господу Богу моему поклонюся, яко той есть Бог жив:

Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой.

14:26

ты́ же, царю̀, да́ждь мѝ вла́сть, и҆ ᲂу҆бїю̀ ѕмі́а без̾ меча̀ и҆ без̾ жезла̀. И҆ речѐ ца́рь: даю́ ти.

ты же, царю, даждь ми власть, и убию змиа без меча и без жезла. И рече царь: даю ти.

Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла. Царь сказал: даю тебе.

14:27

И҆ взѧ̀ данїи́лъ смо́лꙋ и҆ тꙋ́къ и҆ во́лнꙋ, и҆ возварѝ вкꙋ́пѣ, и҆ сотворѝ гомо́лꙋ, и҆ вве́же во ᲂу҆ста̀ ѕмі́ю, и҆ и҆з̾ѧ́дъ разсѣ́десѧ ѕмі́й. И҆ речѐ данїи́лъ: зри́те чти̑лища ва̑ша.

И взя даниил смолу и тук и волну, и возвари вкупе, и сотвори гомолу, и ввеже во уста змию, и изяд разседеся змий. И рече даниил: зрите чтилища ваша.

Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся. И сказал [Даниил:] вот ваши святыни!

14:28

И҆ бы́сть, є҆гда̀ ᲂу҆слы́шаша вавѷлѡ́нѧне, возропта́ша ѕѣлѡ̀ и҆ ѡ҆брати́шасѧ на царѧ̀ и҆ рѣ́ша: і҆ꙋде́анинъ бы́сть ца́рь, ви́ла расто́рже, и҆ ѕмі́а ᲂу҆бѝ, и҆ жерцы̀ и҆зсѣчѐ.

И бысть, егда услышаша вавилоняне, возропташа зело и обратишася на царя и реша: иудеанин бысть царь, вила расторже, и змиа уби, и жерцы изсече.

Когда же Вавилоняне услышали о том, сильно вознегодовали и восстали против царя, и сказали: царь сделался Иудеем, Вила разрушил и убил дракона, и предал смерти жрецов,

14:29

И҆ рѣ́ша прише́дше ко царю̀: преда́ждь на́мъ данїи́ла: а҆́ще ли нѝ, то̀ ᲂу҆бїе́мъ тѧ̀ и҆ до́мъ тво́й.

И реша пришедше ко царю: предаждь нам даниила: аще ли ни, то убием тя и дом твой.

и, придя к царю, сказали: предай нам Даниила, иначе мы умертвим тебя и дом твой.

14:30

И҆ ви́дѣ ца́рь, ꙗ҆́кѡ налега́ютъ на него̀ ѕѣлѡ̀, и҆ принꙋжде́нъ предадѐ и҆̀мъ данїи́ла.

И виде царь, яко налегают на него зело, и принужден предаде им даниила.

И когда царь увидел, что они сильно настаивают, принужден был предать им Даниила,

14:31

Ті́и же вверго́ша є҆го̀ въ ро́въ ле́вскъ, и҆ бѣ̀ та́мѡ дні́й ше́сть.

Тии же ввергоша его в ров левск, и бе тамо дний шесть.

они же бросили его в ров львиный, и он пробыл там шесть дней.

14:32

Бѧ́хꙋ же въ ро́вѣ се́дмь львѡ́въ, и҆ даѧ́хꙋ и҆̀мъ на де́нь два̀ тѣ̑ла и҆ двѣ̀ ѻ҆́вцы: тогда́ же не да́ша и҆̀мъ, да снѣдѧ́тъ данїи́ла.

Бяху же в рове седмь львов, и даяху им на день два тела и две овцы: тогда же не даша им, да снедят даниила.

Во рве было семь львов, и давалось им каждый день по два тела и по две овцы; в это время им не давали их, чтобы они съели Даниила.

14:33

А҆ввакꙋ́мъ же прⷪ҇ро́къ бѧ́ше во і҆ꙋде́и, и҆ то́й сварѝ варе́нїе и҆ вдробѝ хлѣ́бы въ нѡ́щвы, и҆ и҆дѧ́ше на по́ле донестѝ жа́телємъ.

Аввакум же пророк бяше во иудеи, и той свари варение и вдроби хлебы в нощвы, и идяше на поле донести жателем.

Был в Иудее пророк Аввакум, который, сварив похлебку и накрошив хлеба в блюдо, шел на поле, чтобы отнести это жрецам.

14:34

И҆ речѐ а҆́гг҃лъ гдⷭ҇ень а҆ввакꙋ́мꙋ: ѿнесѝ ѡ҆бѣ́дъ, є҆го́же и҆́маши, въ вавѷлѡ́нъ данїи́лꙋ, въ ро́въ ле́вскъ.

И рече ангел Господень аввакуму: отнеси обед, егоже имаши, в вавилон даниилу, в ров левск.

Но Ангел Господень сказал Аввакуму: отнеси этот обед, который у тебя, в Вавилон к Даниилу, в ров львиный.

14:35

И҆ речѐ а҆ввакꙋ́мъ: гдⷭ҇и, вавѷлѡ́на не ви́дѣхъ, и҆ рва̀ не вѣ́мъ, гдѣ̀ є҆́сть.

И рече аввакум: Господи, вавилона не видех, и рва не вем, где есть.

Аввакум сказал: господин! Вавилона я [никогда] не видал и рва не знаю.

14:36

И҆ ꙗ҆́тъ є҆го̀ а҆́гг҃лъ гдⷭ҇ень за ве́рхъ є҆гѡ̀, и҆ держа̀ за власы̀ главы̀ є҆гѡ̀, и҆ поста́ви є҆го̀ въ вавѷлѡ́нѣ верхꙋ̀ рва̀ шꙋ́момъ дꙋ́ха своегѡ̀.

И ят его ангел Господень за верх его, и держа за власы главы его, и постави его в вавилоне верху рва шумом духа своего.

Тогда Ангел Господень взял его за темя и, подняв его за волосы головы его, поставил его в Вавилоне над рвом силою духа своего.

14:37

И҆ возопѝ а҆ввакꙋ́мъ глаго́лѧ: данїи́ле, данїи́ле! возмѝ ѡ҆бѣ́дъ, є҆го́же посла̀ тебѣ̀ бг҃ъ.

И возопи аввакум глаголя: данииле, данииле! возми обед, егоже посла тебе Бог.

И воззвал Аввакум и сказал: Даниил! Даниил! возьми обед, который Бог послал тебе.

14:38

И҆ речѐ данїи́лъ: помѧнꙋ́лъ бо мѧ̀ є҆сѝ, бж҃е, и҆ нѣ́си ѡ҆ста́вилъ лю́бѧщихъ тѧ̀.

И рече даниил: помянул бо мя еси, Боже, и неси оставил любящих тя.

Даниил сказал: вспомнил Ты обо мне, Боже, и не оставил любящих Тебя.

14:39

И҆ воста́въ данїи́лъ ꙗ҆́дѐ: а҆́гг҃лъ же бж҃їй па́ки поста́ви а҆ввакꙋ́ма внеза́пꙋ на мѣ́стѣ є҆гѡ̀.

И востав даниил яде: ангел же Божий паки постави аввакума внезапу на месте его.

И встал Даниил и ел; Ангел же Божий мгновенно поставил Аввакума на его место.

14:40

Ца́рь же прїи́де въ седмы́й де́нь жалѣ́ти данїи́ла, и҆ прїи́де над̾ ро́въ, и҆ воззрѣ̀ и҆ сѐ, данїи́лъ сѣдѧ̀.

Царь же прииде в седмый день жалети даниила, и прииде над ров, и воззре и се, даниил седя.

В седьмой день пришел царь, чтобы поскорбеть о Данииле и, подойдя ко рву, взглянул в него, и вот, Даниил сидел.

14:41

И҆ возопѝ ца́рь гла́сомъ вели́кимъ и҆ речѐ: вели́къ є҆сѝ, гдⷭ҇и, бж҃е данїи́ловъ, и҆ нѣ́сть и҆но́гѡ ра́звѣ тебє̀.

И возопи царь гласом великим и рече: велик еси, Господи, Боже даниилов, и несть иного разве тебе.

И воскликнул царь громким голосом, и сказал: велик Ты, Господь Бог Даниилов, и нет иного кроме Тебя!

14:42

И҆ и҆схитѝ є҆го̀, пови̑нныѧ же па́гꙋбѣ є҆гѡ̀ вве́рже въ ро́въ, и҆ и҆з̾ѧде́ни бы́ша а҆́бїе пред̾ ни́мъ.

И исхити его, повинныя же пагубе его вверже в ров, и изядени быша абие пред ним.

И приказал вынуть [Даниила,] а виновников его погубления бросить в ров, — и они тотчас были съедены в присутствии его.