3-я Маккавейская

Кни́га тре́тїѧ Маккаве́йскаѧ.

(Второканоническая книга, не входит в состав канонических книг Ветхого Завета).

Глава 1

1:1

Є҆гда̀ фїлопа́тѡръ ᲂу҆вѣ́да ѿ возвѣсти́вшихъ бы́вшее держи́мыхъ ѿ себє̀ мѣ́стъ ѿнѧ́тїе а҆нтїо́хомъ, заповѣ́да всѣ̑мъ во́ємъ свои̑мъ пѣшцє́мъ и҆ ко́нникѡмъ (собра́тисѧ): взѧ́въ же и҆ сестрꙋ̀ свою̀ а҆рсїно́ю, и҆зы́де вско́рѣ да́же до рафі́йскихъ мѣ́стъ, и҆дѣ́же ѡ҆полчи́шасѧ вѡ́и и҆̀же при а҆нтїо́хѣ.

Егда филопатор уведа от возвестившихъ бывшее держимых от себе мест отнятие антиохом, заповеда всем воем своим пешцем и конником (собратися): взяв же и сестру свою арсиною, изыде вскоре даже до рафийских мест, идеже ополчишася вои иже при антиохе.

Филопатор, узнав от прибывших к нему, что Антиохом отняты бывшие в его владении местности, отдал приказ всем войскам своим, пешим и конным, и, взяв с собою сестру свою Арсиною, отправился в страну Рафию, где расположены были станом войска Антиоха.

1:2

Ѳеодо́тъ же нѣ́кто и҆спо́лнити навѣ́тъ ᲂу҆мы́сливъ, поѧ́тъ предврꙋчє́нныѧ є҆мꙋ̀ крѣпча́йшыѧ ѻ҆рꙋ́жники птоломе́євы, прїи́де но́щїю на птоломе́евъ наме́тъ, ꙗ҆́кѡ да са́мъ ᲂу҆бїе́тъ є҆го̀ и҆ си́мъ разрꙋши́тъ бра́нь.

феодот же некто исполнити навет умыслив, поят предврученныя ему крепчайшия оружники птоломеевы, прииде нощию на птоломеев намет, яко да сам убиет его и сим разрушитъ брань.

Тогда некто Феодот решился исполнить свой замысел, взял с собою лучших из вверенных ему Птоломеем вооруженных людей и ночью проник в палатку Птоломея, чтобы наедине убить его и тем предотвратить войну.

1:3

Сего́ же проведѐ досїѳе́й сы́нъ дрїмѵ́ловъ нарица́емый, ро́домъ і҆ꙋде́анинъ, послѣди́ же и҆змѣни́въ зако́ны и҆ ѿ ѻ҆те́ческихъ догма́тѡвъ ѿчꙋжди́всѧ, незнамени́та нѣ́коего заключѝ въ наме́тѣ то́мъ, є҆мꙋ́же слꙋчи́сѧ под̾ѧ́ти ѻ҆́нагѡ мꙋче́нїе.

Сего же проведе досифей сын дримилов нарицаемый, родом иудеанин, последи же изменив законы и от отеческих догматов отчуждився, незнаменита некоего заключи в намете том, емуже случися подъяти онаго мучение.

Но его обманул Досифей, сын Дримила, родом Иудей, впоследствии изменивший закону и отступивший от отеческой веры: он поместил в палатке одного незначительного человека, которому и пришлось принять назначенную Птоломею смерть.

1:4

Соста́вленнѣй же бы́вшей тѧ́жцѣй бра́ни и҆ во́ємъ а҆нтїо́хѡвымъ па́че мꙋжа́ющымсѧ, а҆рсїно́а безпреста́ни проходѧ́щи вѡ́и, со ᲂу҆миле́нїемъ и҆ слеза́ми плетєни́цы вла̑съ разрѣши́вши, молѧ́ше, да помо́гꙋтъ сами̑мъ себѣ̀ и҆ ча́дѡмъ и҆ жена́мъ мꙋ́жественнѡ, ѡ҆бѣщава́ющи да́ти побѣди́вшымъ комꙋ́ждо два̀ мна̑са зла́та.

Составленней же бывшей тяжцей брани и воемъ антиоховым паче мужающимся, арсиноа безпрестани проходящи вои, со умилением и слезами плетеницы влас разрешивши, моляше, да помогут самимъ себе и чадом и женам мужественно, обещавающи дати победившим комуждо два мнаса злата.

Когда же произошло упорное сражение и дело Антиоха превозмогало, то Арсиноя, распустив волосы, с плачем и слезами ходила по войскам, усильно убеждая, чтобы храбрее сражались за себя, за детей и жен, и обещая, если победят, дать каждому по две мины золота.

1:5

И҆ та́кѡ сꙋпоста́тѡмъ слꙋчи́сѧ рꙋкосѣче́нїемъ побѣждє́нымъ бы́ти и҆ мнѡ́гимъ плѣнє́ннымъ ꙗ҆́тымъ бы́ти.

И тако супостатом случися рукосечением побежденымъ быти и многим плененным ятым быти.

И так случилось, что противники поражены были в рукопашном бое, и многие взяты в плен.

1:6

Полꙋчи́въ же намѣ́ренїе, сꙋдѝ бли̑жнїѧ гра́ды прише́дъ ᲂу҆тѣ́шити.

Получив же намерение, суди ближния грады пришед утешити.

Достигнув своей цели, Филопатор рассудил пройти по ближним городам, чтобы ободрить их.

1:7

Сотвори́въ же сїѧ̑ и҆ ка́пищємъ да́ры да́въ, мꙋ́жествєнны подрꙋ̑чныѧ поста́ви.

Сотворив же сия и капищем дары дав, мужественны подручныя постави.

Исполнив это и снабдив капища дарами, он одушевил мужеством подвластных ему.

1:8

Є҆гда́ же і҆ꙋде́є посла́ша ѿ пресвѵ́тєръ и҆ старѣ́йшинъ къ фїлопа́тѡрꙋ поздравлѧ́ющихъ є҆го̀ и҆ да́ры приносѧ́щихъ и҆ ѡ҆ слꙋчи́вшихсѧ благополꙋ́чїихъ сра́дꙋющихсѧ, слꙋчи́сѧ є҆мꙋ̀ па́че вожделѣ́ти, да скорѣ́е къ ни̑мъ прїи́детъ.

егда же иудее послаша от пресвитеръ и старейшин к филопатору поздравляющих его и дары приносящих и о случившихся благополучиихъ срадующихся, случися ему паче вожделети, да скорее к ним приидет.

Когда потом Иудеи отправили к нему от совета и старейшин послов поздравить его, поднести дары и изъявить радость о случившемся, то он пожелал как можно скорее прийти к ним.

1:9

Прише́дъ же во і҆ерⷭ҇ли́мъ, и҆ вели́комꙋ бг҃ꙋ пожрѐ, и҆ благодаре́нїе возда́въ, и҆ прѡ́чаѧ, ꙗ҆̀же лѣ́ть бѣ̀ мѣ́стꙋ, сотворѝ.

Пришед же во иерусалим, и великому богу пожре, и благодарение воздав, и прочая, яже леть бе месту, сотвори.

Прибыв же в Иерусалим, он принес жертву великому Богу, воздал благодарение и прочее исполнил, приличествующее священному месту;

1:10

И҆ вше́дъ на мѣ́сто, и҆ хꙋдо́жествꙋ и҆ благолѣ́пїю є҆гѡ̀ ᲂу҆диви́всѧ, та́кожде и҆ благочи́нїю хра́ма почꙋди́всѧ, съ вожделѣ́нїемъ ѕѣ́лнымъ восхотѣ̀ вни́ти во свѧти́лище.

И вшед на место, и художеству и благолепию его удивився, такожде и благочинию храма почудився, с вожделением зелным восхоте внити во святилище.

и когда вошел туда, то изумлен был величием и благолепием и, удивляясь благоустройству храма, пожелал войти во святилище.

1:11

Ѡ҆́нымъ же ре́кшымъ, ника́коже подоба́етъ бы́ти семꙋ̀, занѐ нижѐ сꙋ́щымъ ѿ ро́да на́шегѡ лѣ́ть є҆́сть входи́ти (та́мѡ), нижѐ всѣ̑мъ і҆ере́ѡмъ, но то́кмѡ є҆ди́номꙋ пе́рвѣйшемꙋ всѣ́хъ а҆рхїере́ови, и҆ семꙋ̀ є҆ди́ножды въ лѣ́то, ѻ҆́нъ же ника́коже восхотѣ̀ послꙋ́шати.

оным же рекшим, никакоже подобает быти сему, зане ниже сущим от рода нашего леть есть входити (тамо), ниже всем иереом, но токмо единому первейшему всех архиереови, и сему единожды в лето, он же никакоже восхоте послушати.

Ему сказали, что не следует этого делать, ибо никому и из своего народа непозволительно входить туда, и даже священникам, но только одному начальствующему над всеми первосвященнику, и притом однажды в год; но он никак не хотел слушать.

1:12

Зако́нъ же презрѣ́въ, не ѡ҆ста́сѧ похотѣ́нїѧ своегѡ̀, глаго́лѧ: подоба́етъ вни́ти мѝ: а҆́ще же ѻ҆нѝ и҆ лиша́ютсѧ сицевы́ѧ че́сти, но мнѣ̀ не подоба́етъ. И҆ вопроша́ше, чесѡ̀ ра́ди приходѧ́щꙋ є҆мꙋ̀ во всѧ́кое ка́пище ни є҆ди́нъ возбранѝ ѿ присꙋ́щихъ;

Закон же презрев, не остася похотения своего, глаголя: подобает внити ми: аще же они и лишаются сицевыя чести, но мне не подобает. И вопрошаше, чесо ради приходящу ему во всякое капище ни един возбрани от присущихъ?

Прочитали ему закон, но и тогда не оставил он своего намерения, говоря, что он должен войти: пусть они будут лишены этой чести, но не я. И спрашивал, почему, когда он входил в храм, никто из присутствовавших не возбранил ему?

1:13

Нѣ́кто же неразсꙋди́телиѡ речѐ: ѕлѣ̀ са́мо сїѐ чꙋ́до смы́слисѧ. Бы́вшꙋ же, речѐ, семꙋ̀, ко́еѧ ра́ди вины̀ не всѧ́кѡ вни́ти мѝ подоба́етъ, и҆ хотѧ́щымъ и҆̀мъ, и҆лѝ нѝ;

Некто же неразсудителио рече: зле само сие чудо смыслися. Бывшу же, рече, сему, коея ради вины не всяко внити ми подобает, и хотящимъ им, или ни?

И когда некто неосмотрительно сказал, что это худо было сделано, он отвечал: но когда это уже сделано, по какой бы то ни было причине, то не должно ли ему во всяком случае войти, хотят ли они того, или не хотят.

1:14

І҆ере́ѡмъ же во свѧты́хъ ѻ҆де́ждахъ припа́дшымъ и҆ молѧ́щымъ вели́каго бг҃а помощѝ и҆̀мъ въ настоѧ́щей и҆́хъ нꙋ́жди и҆ ᲂу҆стремле́нїе ѕлѣ̀ наше́дшагѡ премѣни́ти: и҆ внегда̀ во́плѧ со слеза́ми хра́мъ напо́лниша, тогда̀, и҆̀же во гра́дѣ ѡ҆ста́вшїисѧ возмꙋти́вшесѧ, и҆зскочи́ша, безвѣ́стно мнѧ́ще бы́ти твори́мое.

иереом же во святых одеждах припадшимъ и молящим великаго бога помощи им в настоящей их нужди и устремление зле нашедшаго пременити: и внегда вопля со слезами храм наполниша, тогда, иже во граде оставшиися возмутившеся, изскочиша, безвестно мняще быти творимое.

Тогда священники в священных одеждах пали ниц и молились великому Богу, чтобы Он помог им в настоящей крайности и удержал стремление насильственно вторгающегося; храм наполнился воплем и слезами, а оставшиеся в городе сбежались в смущении, полагая, что случилось нечто необычайное.

1:15

Та́кожде и҆ заключє́нныѧ дѣ̑вы въ черто́зѣхъ съ ро́ждшими и҆збѣго́ша, и҆ пе́пеломъ и҆ пра́хомъ главы̑ посы́павшѧ, рыда́нїѧ и҆ стена́нїѧ стѡ́гны и҆спо́лниша:

Такожде и заключенныя девы в чертозехъ с рождшими избегоша, и пепелом и прахомъ главы посыпавша, рыдания и стенания стогны исполниша:

И заключенные в своих покоях девы выбегали с матерями и, посыпая пеплом и прахом головы, оглашали улицы рыданиями и стонами.

1:16

и҆ны̑ѧ же всецѣ́лѡ ᲂу҆кра́шєнныѧ, на срѣ́тенїе ᲂу҆готѡ́ванныѧ черто́ги и҆ подоба́ющїй сты́дъ ѡ҆ста́вльшѧ, тече́нїе нечи́нное во гра́дѣ творѧ́хꙋ.

иныя же всецело украшенныя, на сретение уготованныя чертоги и подобающий стыд оставльша, течение нечинное во граде творяху.

Другие же во всем наряде, оставив приготовленный для встречи брачный чертог и подобающий стыд, беспорядочно бегали по городу.

1:17

И҆ новорождє́нныѧ младе́нцы, ма́тєри же кꙋ́пнѡ и҆ дои̑лицы ѡ҆ставлѧ́ющѧ сѣ́мѡ и҆ ѻ҆ва́мѡ, є҆ди̑ны по домѣ́хъ, дрꙋгі̑ѧ же по пꙋте́хъ, неꙋде́ржнѡ въ превы́шнее свѧти́лище собира́хꙋсѧ.

И новорожденныя младенцы, матери же купно и доилицы оставляюша семо и овамо, едины по домех, другия же по путех, неудержно в превышнее святилище собирахуся.

А матери и кормилицы, оставляя и здесь и там новорожденных детей, иные в домах, другие — на улицах, неудержимо сбегались во всесвятейший храм.

1:18

Бѧ́ше же разли́чна моли́тва въ то́е со́бранныхъ ѡ҆ начина́емыхъ ѿ негѡ̀ беззако́ннѡ.

Бяше же различна молитва в тое собранныхъ о начинаемых от него беззаконно.

Так разнообразна была молитва собравшихся по случаю святотатственного покушения.

1:19

Съ си́ми же гра́ждане дерзнꙋ́вше не попꙋска́хꙋ є҆мꙋ̀ коне́чнѡ належа́щꙋ и҆ намѣ́ренїе своѐ и҆спо́лнити ᲂу҆мы́слившꙋ: и҆ возгласи́вше воѡрꙋжи́тисѧ комꙋ́ждо и҆ мꙋ́жественнѣ за ѻ҆те́ческїй зако́нъ ᲂу҆мре́ти, ве́лїе смѧте́нїе сотвори́ша на мѣ́стѣ.

С сими же граждане дерзнувше не попускаху ему конечно належащу и намерение свое исполнити умыслившу: и возгласивше вооружитися комуждо и мужественне за отеческий закон умрети, велие смятение сотвориша на месте.

Вместе с тем некоторые из граждан возымели смелость не допускать домогавшегося вторгнуться и исполнить свое намерение. Они воззвали, что нужно взяться за оружие и мужественно умереть за закон отеческий, и произвели в храме великое смятение:

1:20

Є҆два́ же ѿ старѣ́йшинъ и҆ пресвѵ́терѡвъ ᲂу҆де́ржани, на то́мже моле́нїѧ стоѧ́нїи ста́ша.

едва же от старейшин и пресвитеров удержани, на томже моления стоянии сташа.

с трудом быв удержаны старейшинами и священниками, они остались в том же молитвенном положении.

1:21

И҆ мно́жество ᲂу҆́бѡ люді́й, ꙗ҆́кѡ и҆ пре́жде, въ си́хъ пребыва́ше молѧ́щеесѧ: а҆ и҆̀же при царѝ старѣ̑йшины мно́гажды покꙋша́хꙋсѧ прего́рдый є҆гѡ̀ ᲂу҆́мъ премѣни́ти ѿ намѣ́реннагѡ совѣ́та:

И множество убо людий, яко и прежде, в сих пребываше молящееся: а иже при цари старейшины многажды покушахуся прегордый его ум пременити от намереннаго совета:

Народ, как и прежде, продолжал молиться. Даже бывшие с царем старейшины многократно пытались отвлечь надменный его ум от предпринятого намерения.

1:22

ѻ҆́нъ же де́рзостенъ бы́въ и҆ всѧ̑ ѿри́нꙋвъ, ᲂу҆жѐ и҆ вхо́дъ творѧ́ше, соверши́ти непщꙋ́ѧ предрѣче́нное.

он же дерзостен быв и вся отринув, уже и вход творяше, совершити непщуя предреченное.

Но, исполненный дерзости и все пренебрегший, он уже делал шаг вперед, чтобы совершенно исполнить сказанное прежде.

1:23

Сїѧ̑ ᲂу҆̀бо и҆ сꙋ́щїи при не́мъ зрѧ́ще, ѡ҆брати́шасѧ є҆́же съ на́шими призыва́ти всѧ̑ содержа́щаго, дабы̀ присꙋ́тствꙋющымъ помо́глъ, не попꙋска́ѧ беззако́ннагѡ и҆ прего́рдагѡ дѣ́ла.

Сия убо и сущии при нем зряще, обратишася еже с нашими призывати вся содержащаго, дабы присутствующим помогл, не попуская беззаконнаго и прегордаго дела.

Видя это, и бывшие с ним начали призывать вместе с нашими Вседержителя, чтобы Он помог в настоящей нужде и не попустил такого беззаконного и надменного поступка.

1:24

Ѿ премно́гагѡ же и҆ болѣ́зненнагѡ наро́дѡвъ совокꙋ́пленнагѡ во́плѧ, несказа́нный нѣ́кїй бѣ̀ кли́чь.

от премногаго же и болезненнаго народовъ совокупленнаго вопля, несказанный некий бе кличь.

От совокупного, напряженного и тяжкого народного вопля происходил невыразимый гул.

1:25

Мнѧ́шесѧ бо, ꙗ҆́кѡ не то́кмѡ человѣ́цы, но и҆ стѣ́ны и҆ ве́сь помо́стъ вопїе́тъ, а҆́ки бы ᲂу҆жѐ тогда̀ всѝ сме́рть прїима́ли за ѡ҆скверне́нїе мѣ́ста.

Мняшеся бо, яко не токмо человецы, но и стены и весь помост вопиет, аки бы уже тогда вси смерть приимали за осквернение места.

Казалось, что не только люди, но и самые стены и все основания вопияли, как бы умирая уже за осквернение священного места.

Глава 2

2:1

А҆рхїере́й ᲂу҆̀бо сі́мѡнъ проти́вꙋ хра́ма преклони́въ колѣ̑на и҆ рꙋ́цѣ просте́ръ благочи́ннѡ, творѧ́ше моли́твꙋ сїю̀:

Архиерей убо симон противу храма преклонивъ колена и руце простер благочинно, творяше молитву сию:

А первосвященник Симон, преклонив колени пред святилищем и благоговейно распростерши руки, творил молитву:

2:2

гдⷭ҇и, гдⷭ҇и, цр҃ю̀ нбⷭ҇ный и҆ влⷣко всѧ́кагѡ созда́нїѧ, ст҃ы́й во ст҃ы́хъ, є҆динонача́лниче, вседержи́телю, вонмѝ на́мъ ѡ҆ѕло́блєннымъ ѿ непреподо́бнагѡ и҆ скве́рнагѡ, проде́рзостїю и҆ си́лою напыще́ннагѡ:

господи, господи, царю небесный и владыко всякаго создания, святый во святых, единоначалниче, вседержителю, вонми нам озлобленным от непреподобнаго и сквернаго, продерзостию и силою напыщеннаго:

«Господи, Господи, Царь небес и Владыка всякого создания, Святый во святых, Единовластвующий, Вседержитель! Призри на нас, угнетаемых от безбожника и нечестивца, надменного дерзостью и силою.

2:3

ты́ бо, созда́вый всѧ̑ и҆ всѧ̑ содержа́щь, си́ленъ и҆ првⷣнъ є҆сѝ, и҆ со ᲂу҆кори́зною и҆ го́рдостїю что́ либо творѧ́щымъ сꙋ́диши:

ты бо, создавый вся и вся содержащь, силенъ и праведн еси, и со укоризною и гордостию что либо творящим судиши:

Ибо Ты, все создавший и всем управляющий, праведный Владыка: Ты судишь тех, которые делают что-либо с дерзостью и превозношением.

2:4

ты̀ пре́жде беззако́нїе сотво́ршихъ, въ ни́хже и҆ и҆споли́ни бы́ша, на си́лꙋ и҆ де́рзость ᲂу҆пова́вшїи, погꙋби́лъ є҆сѝ, наве́дъ на ни́хъ безмѣ́рнꙋю во́дꙋ:

ты прежде беззаконие сотворших, в нихже и исполини быша, на силу и дерзость уповавшии, погубил еси, навед на них безмерную воду:

Ты некогда погубил делавших беззаконие, между которыми были исполины, надеявшиеся на силу и дерзость, и навел на них безмерную воду.

2:5

ты̀ прегѡ́рдаѧ творѧ́щихъ содо́млѧнъ, въ ꙗ҆́вныхъ ѕло́бахъ бы́вшихъ, ѻ҆гне́мъ и҆ жꙋ́пеломъ попали́лъ є҆сѝ, ѡ҆́бразъ по ни́хъ бꙋ́дꙋщымъ соста́вль:

ты прегордая творящих содомлян, в явныхъ злобах бывших, огнем и жупелом попалилъ еси, образ по них будущим составль:

Ты сожег огнем и серою Содомлян, поступавших надменно, явно делавших зло, и поставил их в пример потомкам.

2:6

ты̀ свирѣ́паго фараѡ́на поработи́вшаго лю́ди твоѧ̑ ст҃ы̑ѧ і҆и҃лѧ, разли́чными и҆ мно́гими и҆скꙋси́лъ є҆сѝ мꙋ́ками, показа́въ си́лꙋ твою̀,

ты свирепаго фараона поработившаго люди твоя святыя израиля, различными и многими искусил еси муками, показав силу твою,

Ты дерзкого фараона, поработившего Твой святый народ, Израиля, посетил различными и многими казнями, явил Твою власть и показал Твою великую силу.

2:7

и҆ во ѻ҆́нѣхъ ве́лїю держа́вꙋ твою̀ ꙗ҆ви́лъ є҆сѝ, и҆ гонѧ́щаго є҆го̀ съ колесни́цами и҆ наро́дѡвъ мно́жествомъ погрꙋзи́лъ є҆сѝ во глꙋбинѣ̀ морстѣ́й, вѣ́рꙋющихъ же тебѣ̀, всѧ́кимъ созда́нїемъ ѡ҆блада́ющемꙋ, неврє́дны преве́лъ є҆сѝ: и҆̀же и҆ ви́дѣвше дѣла̀ твоеѧ̀ рꙋкѝ, восхвали́ша тебѐ вседержи́телѧ:

и во онех велию державу твою явилъ еси, и гонящаго его с колесницами и народовъ множеством погрузил еси во глубине морстей, верующих же тебе, всяким созданием обладающему, невредны превел еси: иже и видевше дела твоея руки, восхвалиша тебе вседержителя:

И когда он погнался за ним, Ты потопил его с колесницами и множеством народа во глубине моря, а тех, которые надеялись на Тебя, Владыку всякого создания, Ты провел невредимо, и они, увидев дела руки Твоей, восхвалили Тебя, Вседержителя.

2:8

ты̀, цр҃ю̀, созда́вый безконе́чнꙋю и҆ безмѣ́рнꙋю зе́млю, и҆збра́лъ є҆сѝ гра́дъ се́й и҆ ѡ҆ст҃и́лъ є҆сѝ мѣ́сто сїѐ во и҆́мѧ тебѣ̀ ничто́же тре́бꙋющемꙋ, и҆ просла́вилъ є҆сѝ во ꙗ҆вле́нїи великолѣ́пнѣмъ, составле́нїе сотвори́вый є҆гѡ̀ ко сла́вѣ вели́кагѡ и҆ честна́гѡ и҆́мене твоегѡ̀:

ты, царю, создавый безконечную и безмерную землю, избрал еси град сей и освятилъ еси место сие во имя тебе ничтоже требующему, и прославил еси во явлении великолепнем, составление сотворивый его ко славе великаго и честнаго имене твоего:

Ты, Царь, создавший беспредельную и неизмеримую землю, избрал этот город, и освятил это место во славу Тебе, ни в чем не имеющему нужды, и прославил его Твоим величественным явлением, обращая его к славе Твоего великого и досточтимого имени.

2:9

и҆ лю́бѧщь до́мъ і҆и҃левъ, ѡ҆бѣща́лъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ а҆́ще бꙋ́детъ на́мъ ѕлоключе́нїе и҆ ѡ҆б̾и́метъ на́съ тѣснота̀, и҆ прише́дше на мѣ́сто сїѐ помо́лимсѧ, ᲂу҆слы́шиши моли́твꙋ на́шꙋ:

и любящь дом израилев, обещал еси, яко аще будет нам злоключение и обымет насъ теснота, и пришедше на место сие помолимся, услышиши молитву нашу:

По любви к дому Израилеву Ты обещал, что, если постигнет нас несчастье и обымет угнетенье и мы, придя на место сие, помолимся, Ты услышишь молитву нашу.

2:10

и҆ ᲂу҆́бѡ вѣ́ренъ є҆сѝ и҆ и҆́стиненъ, а҆ поне́же мно́гащи ѡ҆скорблє́ннымъ бы́вшымъ ѻ҆тцє́мъ на́шымъ, помо́глъ є҆сѝ и҆̀мъ ты̀ во смире́нїи и҆ и҆зба́вилъ є҆сѝ ѧ҆̀ ѿ вели́кихъ бѣ́дъ:

и убо верен еси и истинен, а понеже многащи оскорбленным бывшим отцемъ нашим, помогл еси им ты во смирении и избавил еси я от великих бед:

И Ты верен и истинен, и много раз, когда отцы наши подвергались бедствиям, Ты помогал им в их скорби и избавлял их от великих опасностей.

2:11

сѐ ᲂу҆̀бо нн҃ѣ, ст҃ы́й цр҃ю̀, мно́гихъ ра́ди и҆ вели́кихъ на́шихъ грѣхѡ́въ стра́ждемъ, и҆ повинꙋ́емсѧ врагѡ́мъ на́шымъ, и҆ є҆смы̀ въ не́мощехъ:

се убо ныне, святый царю, многих ради и великих наших грехов страждем, и повинуемся врагом нашим, и есмы в немощех:

Вот и мы, Святый Царь, за многие и великие грехи наши бедствуем, преданы врагам нашим и изнемогли от скорбей.

2:12

въ на́шемъ же низпаде́нїи де́рзостивый и҆ скве́рный се́й начина́етъ ѡ҆би́дѣти на землѝ возвы́шенное и҆́мени сла́вы твоеѧ̀ ст҃о́е мѣ́сто:

в нашем же низпадении дерзостивый и скверный сей начинает обидети на земли возвышенное имени славы твоея святое место:

В таком упадке нашем этот дерзкий нечестивец покушается оскорбить это святое место, посвященное на земле славному имени Твоему.

2:13

а҆́ще бо и҆ жили́ще твоѐ нб҃о нб҃сѐ непости́жно человѣ́кѡмъ є҆́сть, но поне́же бл҃говоли́лъ є҆сѝ сла́вꙋ твою̀ въ лю́дехъ твои́хъ і҆и҃ли, ѡ҆ст҃и́лъ є҆сѝ мѣ́сто сїѐ:

аще бо и жилище твое небо небесе непостижно человеком есть, но понеже благоволил еси славу твою в людех твоих израили, освятил еси место сие:

Ибо, хотя жилище Твое, небо небес, недостижимо для людей, но Ты, благоволив явить славу Твою народу Твоему, Израилю, освятил место сие.

2:14

да не ѿмсти́ши на́мъ нечистото́ю си́хъ, нижѐ да нака́жеши на́съ скве́рною си́хъ: да не похва́лѧтсѧ пребеззако́ннїи въ ꙗ҆́рости свое́й, нижѐ да возра́дꙋютсѧ въ го́рдости ѧ҆зы́ка своегѡ̀, глаго́люще: мы̀ попра́хомъ хра́мъ ст҃ы́ни, ꙗ҆́коже попира́ютсѧ хра́мы ме́рзостей:

да не отмстиши нам нечистотою сих, ниже да накажеши нас скверною сих: да не похвалятся пребеззаконнии в ярости своей, ниже да возрадуются в гордости языка своего, глаголюще: мы попрахомъ храм святыни, якоже попираются храмы мерзостей:

Не отмщай нам за нечистоту их и не накажи нас за осквернение, чтобы не тщеславились беззаконники в мыслях своих и не торжествовали в произношении языка своего, говоря: мы попрали дом святыни, как попираются домы скверны.

2:15

ѡ҆ста́ви грѣхѝ на́шѧ и҆ разрꙋшѝ непра́вѡсти на́шѧ и҆ ꙗ҆вѝ млⷭ҇ть твою̀ въ ча́съ се́й, ско́рѡ да предварѧ́тъ ны̀ щедрѡ́ты твоѧ̑, и҆ да́ждь хвалє́нїѧ во ᲂу҆ста̀ низпа́дшихъ и҆ сокрꙋше́нныхъ дꙋша́ми, сотвори́вый на́мъ ми́ръ.

остави грехи наша и разруши неправости наша и яви милость твою в час сей, скоро да предварят ны щедроты твоя, и даждь хваления во уста низпадших и сокрушенных душами, сотворивый нам мир.

Оставь грехи наши, отпусти неправды наши и яви милость Твою в час сей; скоро да предварят нас щедроты Твои; дай хвалу устам упадших духом и сокрушенных сердцем; даруй нам мир».

2:16

Здѣ̀ всеви́децъ бг҃ъ и҆ пре́жде всѣ́хъ ст҃ы́й во ст҃ы́хъ, ᲂу҆слы́шавъ моли́твꙋ смире́нїѧ, хꙋло́ю и҆ де́рзостїю вельмѝ вознесе́ннаго ᲂу҆ѧзвѝ, ѿсю́дꙋ и҆ ѿѻнꙋ́дꙋ сотрѧ́съ є҆го̀, ꙗ҆́коже тро́сть вѣ́тромъ, ꙗ҆́кѡ и҆ на помо́стѣ недѣйстви́телнꙋ ктомꙋ̀ лежа́ти и҆ ᲂу҆́дами разсла́бленнꙋ, нижѐ прогласи́ти возмощѝ є҆мꙋ̀, пра́веднымъ ᲂу҆ѧ́звленнꙋ сꙋдо́мъ.

Зде всевидец бог и прежде всех святый во святых, услышав молитву смирения, хулою и дерзостию вельми вознесеннаго уязви, отсюду и отонуду сотряс его, якоже трость ветром, яко и на помосте недействителну ктому лежати и удами разслабленну, ниже прогласити возмощи ему, праведным уязвленну судом.

Тогда всевидящий Бог и над всеми Святый во святых, услышав молитву смирения, поразил надмевавшегося насилием и дерзостью, сотрясая его туда и сюда, как тростник ветром, так что он, лежа недвижим на помосте и будучи расслаблен членами, не мог подать даже голоса, постигнутый праведным судом.

2:17

Ѿню́дꙋже дрꙋ́зи и҆ тѣ́ла є҆гѡ̀ ѡ҆храни́телє внеза́пнꙋю и҆ ѻ҆́стрꙋю ви́дѣвше ѡ҆б̾е́мшꙋю є҆го̀ ка́знь, ᲂу҆боѧ́вшесѧ, да и҆ живота̀ не лиши́тсѧ, вско́рѣ є҆го̀ и҆звлеко́ша во́нъ, превели́кимъ ᲂу҆ѧ́звленни стра́хомъ.

отнюдуже друзи и тела его охранителе внезапную и острую видевше объемшую его казнь, убоявшеся, да и живота не лишится, вскоре его извлекоша вон, превеликим уязвленни страхом.

Тогда его друзья и телохранители, видя внезапную и тяжкую казнь, постигшую его, и опасаясь, чтобы он не лишился жизни, поспешно вынесли его, будучи сами поражены чрезвычайным страхом.

2:18

По вре́мени же прише́дъ въ себѐ, ника́коже въ покаѧ́нїе прїи́де нака́занный и҆ съ преще́нїемъ го́рькимъ ѿи́де.

По времени же пришед в себе, никакоже въ покаяние прииде наказанный и с прещением горькимъ отиде.

Через несколько времени, придя в себя после испытанного наказания, он нисколько не пришел в раскаяние и удалился с жестокими угрозами.

2:19

Прише́дъ же во є҆гѵ́петъ и҆ ѕло́бꙋ ᲂу҆множа́ющь чрез̾ предрѣче́нныхъ притрапе́зникѡвъ и҆ дрꙋгѡ́въ ѿ всѧ́кїѧ пра́вды ѿлꙋче́нныхъ, не то́кмѡ безчи́сленными стꙋдодѣѧ̑нїи дово́лствовасѧ, но и҆ на толи́кꙋю де́рзость произы́де, ꙗ҆́кѡ хꙋлє́нїѧ на мѣ́стѣхъ соста́ви, и҆ мно́зи дрꙋ́зи взира́юще на ца́рское хотѣ́нїе, и҆ ті́и послѣ́доваша ѻ҆́нагѡ во́ли.

Пришед же во египет и злобу умножающь чрез предреченных притрапезников и друговъ от всякия правды отлученных, не токмо безчисленными студодеянии доволствовася, но и на толикую дерзость произыде, яко хуления на местех состави, и мнози друзи взирающе на царское хотение, и тии последоваша онаго воли.

Возвратившись в Египет и умножая дела своей злобы, он с упомянутыми участниками в пиршествах и друзьями, забывшими всякую справедливость, не только пресыщался бесчисленными студодействами, но дошел до такой дерзости, что произносил там проклятие на Иудеев, и многие из друзей его, смотря на пример царя, и сами следовали его желаниям.

2:20

И҆ предложѝ ца́рь наро́днѣ на ꙗ҆зы́къ і҆ꙋде́йскїй и҆зда́ти хꙋлꙋ̀: и҆ повелѣ́въ на столпѣ̀ сꙋ́щемъ при дворѣ̀ поста́вити і҆́дѡла, и҆зваѧ̀ писа́нїе: є҆́же ни є҆ди́номꙋ ѿ нежрꙋ́щихъ во свѧта̑ѧ и҆́хъ входи́ти, всѣ́хъ же і҆ꙋде́євъ вписа́ти въ лю́ди прѡсты́ѧ и҆ въ слꙋже́бный чи́нъ поста́вити, сопроти́въ же глаго́лющихъ нꙋ́ждею ꙗ҆́тыхъ живота̀ лиши́ти.

И предложи царь народне на язык иудейский издати хулу: и повелев на столпе сущем при дворе поставити идола, извая писание: еже ни единому от нежрущих во святая их входити, всех же иудеев вписати в люди простыя и в служебный чин поставити, сопротив же глаголющихъ нуждею ятых живота лишити.

Наконец он решился публично предать позору народ Иудейский, и поставил на башне своего дворца столб, сделав на нем надпись: «Кто не приносит жертв, тому не входить в свои священные места; Иудеев же всех внести в перепись простого народа и зачислить в рабское состояние, а кто будет противиться, тех брать силою и лишать жизни;

2:21

Тѣ́хже запи́санныхъ назна́меновати и҆ ѻ҆гне́мъ на тѣ́лѣ знамени́тымъ дїонѵ́са кі́ссовымъ листо́мъ, и҆ тѣ́хъ ѿлꙋчи́ти въ преждесокраще́ннꙋю свобо́дꙋ.

Техже записанных назнаменовати и огнемъ на теле знаменитым диониса киссовым листом, и тех отлучити в преждесокрашенную свободу.

внесенных же в перепись отмечать, выжигая им на теле знак Диониса — лист плюща, после чего отпускать их в назначенное им состояние с ограниченными правами».

2:22

Но да не всѣ̑мъ ненави́димь ꙗ҆ви́тсѧ, подписа̀: а҆́ще же нѣ́цыи ѿ ни́хъ произво́лѧтъ жи́телствовати во ѡ҆брѧ́дѣхъ ꙗ҆зы́ческихъ, сі́и ра́вни гра́жданѡмъ а҆леѯандрі̑йскимъ бꙋ́дꙋтъ.

Но да не всем ненавидимь явится, подписа: аще же нецыи от них произволят жителствовати во обрядех языческих, сии равни гражданомъ александрийским будут.

Но чтобы не сделаться ненавистным для всех, он прибавил в надписи, что, если кто из них пожелает жить по обрядам языческим, тем давать равные права с Александрийскими гражданами.

2:23

Тѣ́мже ᲂу҆̀бо нѣ́цыи во гра́дѣ, благочє́стїѧ своѧ̑ ни во что́же вмѣнѧ́юще, съ ра́достїю себѐ вда́ша, мнѧ́ще себѐ а҆́ки ве́лїей нѣ́коей и҆мꙋ́щїи приѡбщи́тисѧ сла́вѣ ѿ бꙋ́дꙋщагѡ со царе́мъ сожи́телства.

Темже убо нецыи во граде, благочестия своя ни во чтоже вменяюще, с радостию себе вдаша, мняще себе аки велией некоей имущии приобщитися славе от будущаго со царем сожителства.

Посему некоторые, ради права гражданского презрев отечественное благочестие, поспешно передались, как будто могли они от будущего общения с царем приобщиться великой славы.

2:24

Мно́жайшїи же хра́брою дꙋше́ю ᲂу҆крѣпи́шасѧ и҆ не ѿстꙋпи́ша ѿ благоче́стїѧ: и҆ сре́бреники за живо́тъ ѡ҆бѣща́вше во и҆змѣне́нїе да́ти, безбоѧ́зненнѡ тща́хꙋсѧ свободи́ти себѐ ѿ вписа́нїй: благонаде́жни бы́ша по́мощь полꙋчи́ти,

Множайшии же храброю душею укрепишася и не отступиша от благочестия: и сребреники за живот обещавше во изменение дати, безбоязненно тщахуся свободити себе от вписаний: благонадежни быша помощь получити,

Но большая часть укрепились мужеством духа и не отпали от благочестия; они отдавали деньги за жизнь свою, и небоязненно пытались избавиться от записи, имея добрую надежду получить помощь,

2:25

а҆ ѿлꙋчи́вшихсѧ ѿ ни́хъ гнꙋша́хꙋсѧ, и҆ а҆́ки сꙋпоста́тѡвъ ро́дꙋ своемꙋ̀ сꙋди́ша, и҆ ѻ҆́бщагѡ сожи́телства и҆ благодѣѧ́нїѧ лиша́хꙋ.

а отлучившихся от них гнушахуся, и аки супостатов роду своему судиша, и общаго сожителства и благодеяния лишаху.

и от отпавших отвращались, почитая их врагами своего народа и избегая всякого общения с ними и дружественного обхождения.

Глава 3

3:1

Сїѧ̑ ᲂу҆вѣ́давъ нечести́вый въ толи́ко разгнѣ́ванїе прїи́де, ꙗ҆́кѡ не то́кмѡ на сꙋ́щихъ во а҆леѯандрі́и разгнѣ́васѧ, но и҆ сꙋ́щымъ во странѣ̀ тѧ́жцѣ сопроти́висѧ и҆ повелѣ̀ тща́телнѣ всѣ́хъ собра́ти въ кꙋ́пꙋ и҆ лютѣ́йшею сме́ртїю живота̀ лиши́ти.

Сия уведав нечестивый в толико разгневание прииде, яко не токмо на сущих во александрии разгневася, но и сущим во стране тяжце сопротивися и повеле тщателне всех собрати в купу и лютейшею смертию живота лишити.

Узнав о том, нечестивец пришел в такое неистовство, что не только озлобился против Иудеев, живших в Александрии, но обнаружил жестокую вражду и против обитавших в целой стране, приказав немедленно собрать всех вместе и предать позорнейшей смерти.

3:2

Си̑мъ же ᲂу҆стро́єнымъ бы́вшымъ, вѣ́сть ѕла́ѧ происхожда́ше на ро́дъ (і҆ꙋде́йскїй), человѣ́кѡмъ согласꙋ́ющымъ на ѕлотворе́нїе, є҆гда̀ вина̀ даде́сѧ ко ᲂу҆ставле́нїю, а҆́ки бы и҆̀мъ возбранѧ́ли ѿ зако́нѡвъ.

Сим же устроеным бывшим, весть злая происхождаше на род (иудейский), человекомъ согласующим на злотворение, егда вина дадеся ко уставлению, аки бы им возбраняли от законов.

Когда готовилось это дело, распространен был людьми, одномысленными злодейству, злой слух против народа Иудейского по поводу к такому распоряжению, будто они уклоняются от исполнения законных обязанностей.

3:3

Но і҆ꙋде́є бѣ́хꙋ сохранѧ́юще ко царє́мъ ᲂу҆́бѡ неразвра́тное послꙋша́нїе и҆ вѣ́рность, чествꙋ́юще же бг҃а и҆ зако́на є҆гѡ̀ держа́шесѧ, ѿлꙋче́нїе творѧ́хꙋ въ нѣ́кїихъ и҆ ѿмѣ̑ны: є҆ѧ́же ра́ди вины̀ нѣ̑кїимъ ненави́дими ꙗ҆влѧ́хꙋсѧ: пра́ведныхъ же благотворе́нїемъ ᲂу҆краша́юще сожи́телство, всѣ̑мъ человѣ́кѡмъ благопрїѧ́тни сотвори́шасѧ.

Но иудее беху сохраняюще ко царем убо неразвратное послушание и верность, чествующе же бога и закона его держашеся, олучение творяху в некиих и отмены: еяже ради вины некиимъ ненавидими являхуся: праведных же благотворениемъ украшающе сожителство, всем человеком благоприятни сотворишася.

Между тем Иудеи хранили доброе расположение и неизменную верность к царям; но они почитали Бога, жили по Его закону и потому в некоторых случаях допускали отступления и отмены: по этой причине они и казались некоторым враждебными; у всех же других людей добрым исполнением всего справедливого они приобретали благоволение.

3:4

Тѣ́мже ᲂу҆̀бо ѡ҆ ро́дѣ во всѣ́хъ сла́вимое благотворе́нїе и҆ноплемє́нницы ни во что̀ вмѣнѧ́хꙋ, разли́чїе же въ поклоне́нїихъ и҆ бра́шнахъ разглаша́хꙋ, глаго́люще, ꙗ҆́кѡ сі́и человѣ́цы нижѐ царю̀, нижѐ во́ємъ согла́сни сꙋ́ть, но вражде́бни сꙋ́ть и҆ вельмѝ нѣ́какѡ дѣлѡ́мъ проти́вни: и҆ нестерпи́мымъ ѡ҆гласи́ша и҆̀хъ хꙋле́нїемъ.

Темже убо о роде во всех славимое благотворение иноплеменницы ни во что вменяху, различие же в поклонениих и брашнах разглашаху, глаголюще, яко сии человецы ниже царю, ниже воем согласни суть, но враждебни суть и вельми некако делом противни: и нестерпимым огласиша их хулением.

Несмотря на то, известный добрый образ жизни этого народа иноплеменники считали ни во что. Они замечали только различие в богопочтении и пище и говорили, что эти люди не допускают общения трапезы ни с царем, ни с вельможами, что они завистники и великие противники государства, и таким образом разглашали о них намеренные хулы.

3:5

Є҆́ллини же сꙋ́щїи во гра́дѣ ни чи́мъ ѡ҆би́дими ѿ ни́хъ, ви́дѧще смѧте́нїе неча́ѧнное на ни́хъ и҆ собра̑нїѧ внеза́пнѡ быва̑ющаѧ, помощѝ ᲂу҆́бѡ не мого́ша: мꙋчи́телское бо бѧ́ше повелѣ́нїе.

еллини же сущии во граде ни чим обидими от них, видяще смятение нечаянное на них и собрания внезапно бывающая, помощи убо не могоша: мучителское бо бяше повеление.

Жившие в городе Еллины, не испытавшие от них никакой обиды, видя неожиданное волнение против этих людей и внезапное их стечение, хотя не могли помочь им, — ибо царское было распоряжение, — однако утешали их, негодовали и надеялись, что дело переменится:

3:6

Оу҆тѣша́хꙋ же и҆ негодова́хꙋ и҆ минꙋ́ти си̑мъ вско́рѣ непщева́хꙋ, и҆́бо не бꙋ́детъ та́кѡ презрѣ́но толи́кое мно́жество ничто́же согрѣши́вшее.

утешаху же и негодоваху и минути симъ вскоре непщеваху, ибо не будет тако презрено толикое множество ничтоже согрешившее.

ибо нельзя было пренебрегать таким множеством народа, ни в чем не повинного.

3:7

И҆ ᲂу҆жѐ нѣ́цыи сосѣ́ди и҆ дрꙋ́зи и҆ сокꙋпе́чствꙋющїи, та́йнѡ нѣ́кїихъ призва́вше, вѣ́рность даѧ́хꙋ помога́ти и҆ всѧ́кое ᲂу҆се́рдїе твори́ти къ защище́нїю.

И уже нецыи соседи и друзи и сокупечствующии, тайно некиих призвавше, верность даяху помогати и всякое усердие творити к защищению.

Впрочем, некоторые соседи и друзья и производившие с ними торговлю, тайно принимая некоторых из них, обещали помогать им и делать все возможное к их защите.

3:8

Ѻ҆́нъ же ᲂу҆̀бо по настоѧ́щемꙋ благоде́нствїю разгордѣва́ѧсѧ и҆ не зрѧ̀ вели́кагѡ бг҃а держа́вы, непщꙋ́ѧ же вы́нꙋ въ сицево́мъ пребыва́ти ѕлосовѣ́тїи, написа̀ на нѧ̀ посла́нїе сицево́е:

он же убо по настоящему благоденствию разгордеваяся и не зря великаго бога державы, непщуя же выну в сицевом пребывати злосоветии, написа на ня послание сицевое:

А он, надмеваясь временным благополучием и не помышляя о власти величайшего Бога, думал неизменно остаться в том же умысле и написал против них такое письмо:

3:9

ца́рь птоломе́й фїлопа́тѡръ сꙋ́щымъ во є҆гѵ́птѣ и҆ по мѣстѡ́мъ страти́гѡмъ и҆ во́инѡмъ ра́доватисѧ и҆ здра́вствовати: здра́встꙋю же и҆ а҆́зъ са́мъ, и҆ ве́щы на́шѧ:

царь птоломей филопатор сущим во египте и по местом стратигом и воином радоватися и здравствовати: здравстую же и аз сам, и вещи наша:

«Царь Птоломей Филопатор обитателям Египта и местным военачальникам и воинам — радоваться и здравствовать. Я же сам здоров, и дела наши благоуспешны.

3:10

по бы́вшей на́мъ ра́ти во а҆сі́и, ю҆́же вѣ́сте и҆ вы̀, ꙗ҆́же богѡ́въ неча́ѧннымъ споборе́нїемъ и҆ на́шею си́лою разꙋ́мнѡ въ до́брый коне́цъ приведе́сѧ, сꙋди́хомъ не нꙋ́ждею ѻ҆рꙋ́жїѧ, но кро́тостїю и҆ мно́гимъ человѣ́колюбїемъ благоꙋстро́ити живꙋ́щыѧ въ кїлисѷрі́и и҆ фїнїкі́и ꙗ҆зы́ки и҆ благотвори́ти ра́достнѣ:

по бывшей нам рати во асии, юже весте и вы, яже богов нечаянным споборением и нашею силою разумно в добрый конец приведеся, судихом не нуждею оружия, но кротостию и многимъ человеколюбием благоустроити живущия в килисирии и финикии языки и благотворити радостне:

После похода, предпринятого нами в Азию, который, как вы сами знаете, неожиданною помощью богов и нашею силою, согласно нашему намерению, достиг счастливого окончания, мы думали благоустроить народы, обитающие в Келе- Сирии и Финикии, не силою оружия, но снисхождением и великим человеколюбием, охотно благодетельствуя им.

3:11

и҆ сꙋ́щымъ во градѣ́хъ ка́пищємъ да́вше дохо́ды премнѡ́ги, прїидо́хомъ и҆ во і҆ерⷭ҇ли́мъ, возше́дше почти́ти хра́мъ сꙋемꙋ́дренныхъ и҆ никогда́же престаю́щихъ ѿ безꙋ́мїѧ:

и сущим во градех капищем давше доходы премноги, приидохом и во иерусалим, возшедше почтити храм суемудренных и никогдаже престающихъ от безумия:

Давая по городам богатые вклады в храмы, мы пришли и в Иерусалим, положив почтить святилище этих негодных людей, никогда не оставляющих своего безумия.

3:12

ѻ҆ни́ же сло́вомъ ᲂу҆́бѡ прїѧ́ша на́ше прише́ствїе, дѣ́ломъ же ле́стнѣ, возжелѣ́вшымъ на́мъ вни́ти во хра́мъ и҆́хъ и҆ лѣ́потными и҆ добрѣ́йшими да̑ры почти́ти, ті́и по дре́вней (свое́й) го́рдости возбрани́ша на́мъ вни́ти, немощнѣ́йшїи (сꙋ́ще) на́шеѧ си́лы, за человѣколю́бїе, є҆́же и҆́мамы ко всѣ̑мъ человѣ́кѡмъ,

они же словом убо прияша наше пришествие, делом же лестне, возжелевшим нам внити во храм их и лепотными и добрейшими дары почтити, тии по древней (своей) гордости возбраниша намъ внити, немощнейшии (суще) нашея силы, за человеколюбие, еже имамы ко всем человеком,

Они же, приняв наше прибытие на словах охотно, а на деле коварно, когда мы желали войти в храм и почтить его подобающими и наилучшими дарами, напыщенные своею древнею гордостью, возбранили нам вход, не потерпев от нас насилия по человеколюбию, какое мы имеем ко всем людям.

3:13

свое́ же ѕломы́слїе къ на́мъ ꙗ҆вле́нно показа́вше, а҆́ки є҆ди́ни то́чїю ѿ ꙗ҆зы̑къ царє́мъ и҆ и҆́хъ благодѣ́телємъ вы̑и не покарѧ́юще, ничто́же пра́ведно хо́щꙋтъ носи́ти:

свое же зломыслие к нам явленно показавше, аки едини точию от язык царем и ихъ благодетелем выи не покаряюще, ничтоже праведно хощут носити:

Явно обнаружив свою враждебность против нас, они одни только из всех народов упорно противятся царям и своим благодетелям и не хотят исполнять ничего справедливого.

3:14

мы́ же си́хъ безꙋ́мїе ᲂу҆смотри́вше, и҆ съ побѣ́дою возврати́вшесѧ, и҆ во є҆гѵ́птѣ со всѣ́ми ꙗ҆зы̑ки любочеловѣ́чнѣ срѣ́тившесѧ, ꙗ҆́коже подоба́ше, сотвори́хомъ:

мы же сих безумие усмотривше, и с победою возвратившеся, и во египте со всеми языки любочеловечне сретившеся, якоже подобаше, сотворихом:

Мы же, снисходя их безумию, и тогда, как возвращались с победою, и в самом Египте, принимая человеколюбиво все народы, поступали, как надлежало.

3:15

и҆ въ тѣ́хъ ко є҆диноплеме́нникѡмъ и҆́хъ непамѧтоѕло́бїе всѣ̑мъ сказꙋ́юще, и҆ ра́ди споборе́нїѧ, и҆ ввѣ́рєнныѧ съ простото́ю и҆̀мъ и҆здре́вле безчи́слєнныѧ ве́щы дерзнꙋ́вше премѣни́ти, восхотѣ́хомъ и҆ гражда́нства а҆леѯандрі́йскагѡ сподо́бити и҆̀хъ и҆ прича́стники всегда̀ жерцє́мъ поста́вити:

и в тех ко единоплеменником их непамятозлобие всем сказующе, и ради споборения, и вверенныя с простотою им издревле безчисленныя вещи дерзнувше пременити, восхотехом и гражданства александрийскаго сподобити их и причастники всегда жерцем поставити:

Между прочим, объявляя всем о нашем непамятозлобии к их одноплеменникам, мы решились ввести перемены: так как они служили нам на войне и занимались весьма многими делами, издавна по простоте предоставленными им, то мы хотели даже удостоить их прав Александрийского гражданства и сделать участниками исконного жречества.

3:16

ѻ҆ни́ же въ проти́вность прїе́млюще, и҆ приро́днымъ ѕлонра́вїемъ до́брое ѿри́нꙋвше, и҆ прⷭ҇нѡ въ ѕло́е ᲂу҆клонѧ́ющесѧ, не то́кмѡ ѿри́нꙋша честно́е гражда́нство, но и҆ гнꙋша́ютсѧ сло́вомъ и҆ дѣ́ломъ, молча́нїемъ тѣ́хъ, и҆̀же немно́гїи ѿ ни́хъ къ на́мъ неле́стнѣ доброжела́тельни сꙋ́ть, по всѧ́къ ча́съ ча́юще, ꙗ҆́кѡ мы̀ вско́рѣ нестро́йнымъ житїе́мъ низврати́мъ и҆справлє́нїѧ.

они же в противность приемлюще, и природнымъ злонравием доброе отринувше, и присно в злое уклоняющеся, не токмо отринуша честное гражданство, но и гнушаются словом и делом, молчаниемъ тех, иже немногии от них к нам нелестне доброжелательни суть, по всяк час чающе, яко мы вскоре нестройным житием низвратим исправления.

Они же, приняв это в противность себе и, по сродному им злонравию, отвергая доброе и склоняясь всегда к худому, не только презрели неоценимое право гражданства, но и гласно и негласно гнушаются тех немногих из них, которые искренно расположены к нам, постоянно надеясь, что мы вследствие беспорядочного образа жизни их скоро отменим наши установления.

3:17

Тѣ́мже и҆ показа́ньми до́брѣ ᲂу҆вѣща́вшесѧ, ꙗ҆́кѡ сі́и по всѧ́комꙋ ѡ҆́бразꙋ ѕломы́слѧтъ на́мъ, и҆ мы̀ проразꙋмѣва́юще, да не когда̀ внеза́пнꙋ пото́мъ мѧте́жꙋ наше́дшꙋ на ны̀, си́хъ нечести́выхъ созадѝ преда́телей и҆ ва́рварѡвъ воз̾имѣ́емъ сꙋпоста́тѡвъ,

Темже и показаньми добре увещавшеся, яко сии по всякому образу зломыслят нам, и мы проразумевающе, да не когда внезапну потомъ мятежу нашедшу на ны, сих нечестивых созади предателей и варваров возымеем супостатов,

Посему мы, достаточно убедившись опытами, что они при всяком случае питают неприязненные против нас замыслы, и предвидя, что когда-нибудь, при возникшем неожиданно против нас возмущении, мы будем иметь за собою в лице этих нечестивцев предателей и жестоких врагов,

3:18

повелѣ́хомъ ᲂу҆̀бо, є҆гда̀ прїи́детъ къ ва́мъ посла́нїе сїѐ, вско́рѣ во є҆ди́нъ ча́съ вышепи́санныхъ собра́вше съ жена́ми и҆ ча̑ды, съ доса́дою и҆ ѡ҆ѕлобле́нїемъ посла́ти къ на́мъ ᲂу҆́зами желѣ́зными ѿвсю́дꙋ ѡ҆кова́нныхъ, на лю́тое и҆ ѕлосла́вное подоба́ющее ѕломы́слѧщымъ ᲂу҆бїе́нїе:

повелехом убо, егда приидет к вамъ послание сие, вскоре во един час вышеписанныхъ собравше с женами и чады, с досадою и озлоблениемъ послати к нам узами железными отвсюду окованных, на лютое и злославное подобающее зломыслящим убиение:

повелеваем, как скоро будет получено это письмо, тотчас упомянутых нами людей с их женами и детьми, с насилиями и истязаниями заключив в железные оковы, отовсюду выслать к нам на смертную казнь, беспощадную и позорную, достойную таких злоумышленников.

3:19

по ᲂу҆мꙋче́нїи бо си́хъ ᲂу҆пова́емъ, ꙗ҆́кѡ въ про́чее вре́мѧ соверше́ннѡ на́мъ ве́щы во благостоѧ́нїи и҆ въ предо́брѣмъ состоѧ́нїи ᲂу҆стро́ѧтсѧ.

по умучении бо сих уповаем, яко в прочее время совершенно нам вещи во благостоянии и в предобрем состоянии устроятся.

Если они в один раз будут наказаны, то мы надеемся, что на будущее время наши государственные дела придут в совершенное благоустройство и наилучший порядок.

3:20

А҆́ще же кто̀ скры́етъ коего́ либо і҆ꙋде́анина, ѿ ста́ра да́же до младе́нца и҆ да́же до ссꙋ́щихъ, прелютѣ́йшими мꙋ́ками ᲂу҆мꙋ́ченъ бꙋ́детъ со всѣ́мъ до́момъ:

Аще же кто скрыет коего либо иудеанина, от стара даже до младенца и даже до ссущих, прелютейшими муками умучен будет со всемъ домом:

Если же кто укроет кого из Иудеев, от старика до ребенка, не исключая грудных младенцев, должен быть истреблен со всем его домом жесточайшим образом.

3:21

а҆́ще же кто̀ возвѣсти́тъ, се́й прїи́метъ и҆мѣ́нїе подпа́дшагѡ ка́зни, є҆ще́ же и҆ ѿ ца́рскагѡ сребра̀ дра́хмъ двѣ̀ ты́сѧщы, и҆ свобо́дꙋ полꙋчи́тъ, и҆ ᲂу҆вѣнча́етсѧ:

аще же кто возвестит, сей приимет имение подпадшаго казни, еще же и от царскаго сребра драхм две тысящи, и свободу получит, и увенчается:

А кто откроет кого-либо, тот получит имение виновного и еще две тысячи драхм из царской казны, получит свободу и будет почтен.

3:22

всѧ́ко же мѣ́сто, и҆дѣ́же а҆́ще ꙗ҆́тъ бꙋ́детъ весьма̀ кры́ющьсѧ і҆ꙋде́анинъ, пꙋ́сто и҆ ѻ҆гне́мъ сожже́но да бꙋ́детъ, и҆ всѧ́комꙋ сме́ртномꙋ є҆стествꙋ̀ по всемꙋ̀ неключи́мо да бꙋ́детъ въ вѣ́чное вре́мѧ. И҆ ᲂу҆́бѡ посла́нїѧ ѡ҆́бразъ си́це напи́санъ бы́сть.

всяко же место, идеже аще ят будетъ весьма крыющься иудеанин, пусто и огнемъ сожжено да будет, и всякому смертному естеству по всему неключимо да будет в вечное время. И убо послания образ сице написан бысть.

Всякое место, где будет пойман укрывающийся Иудей, должно быть опустошено и выжжено, так чтобы никому из смертных ни на что не было годно на вечные времена». Таков был смысл письма.

Глава 4

4:1

И҆ вездѣ̀, и҆дѣ́же прїи́де сїѐ повелѣ́нїе, наро́днѣ составлѧ́шесѧ ꙗ҆зы́кѡмъ ᲂу҆́бѡ пи́ръ съ восклица́ньми и҆ ра́достїю, а҆́ки бы заматерѣ́лаѧ и҆здре́вле въ мы́сли и҆́хъ, нн҃ѣ съ де́рзостїю ꙗ҆влѧ́ласѧ вражда̀:

И везде, идеже прииде сие повеление, народне составляшеся языком убо пир с восклицаньми и радостию, аки бы заматерелая издревле въ мысли их, ныне с дерзостию являлася вражда:

Везде, куда приходило это повеление, у язычников учреждались народные пиршества с радостными кликами, как будто закореневшая издавна в душе вражда теперь обнаружилась дерзновенно.

4:2

і҆ꙋде́ѡмъ же бѧ́ше непрестаю́щь пла́чь и҆ ѕѣлѡ̀ рыда́теленъ со слеза́ми во́пль, стена́ньми сожже́ннꙋ сꙋ́щꙋ се́рдцꙋ и҆́хъ ѿвсю́дꙋ, рыда́ющихъ ѡ҆ неча́ѧннѣй внеза́пꙋ ᲂу҆ста́вленнѣй на ни́хъ поги́бели.

иудеом же бяше непрестающь плачь и зело рыдателен со слезами вопль, стенаньми сожженну сущу сердцу их отвсюду, рыдающих о нечаянней внезапу уставленней на них погибели.

А у Иудеев началась неутешная скорбь, горький плач и рыдание; ибо жгли сердце достигавшие со всех сторон стоны оплакивающих неожиданную, внезапно определенную им погибель.

4:3

Ка́ѧ страна̀ и҆лѝ гра́дъ, и҆лѝ ко́е весьма̀ ѡ҆бита́емое мѣ́сто, и҆лѝ кі̑ѧ стѡ́гны пла́ча и҆ рыда́нїѧ ѡ҆ ни́хъ не наполнѧ́хꙋсѧ;

Кая страна или град, или кое весьма обитаемое место, или кия стогны плача и рыдания о нихъ не наполняхуся?

Какая область или город, или какое обитаемое место, или какие дороги не наполнились их плачем и воплями?

4:4

Си́це бо съ го́рькою и҆ немилосе́рдою дꙋше́ю ѿ страти́гѡвъ сꙋ́щихъ по градѡ́мъ є҆динодꙋ́шнѡ и҆зсыла́еми бѧ́хꙋ (ко царю̀), ꙗ҆́кѡ ѡ҆ неѡбы́чныхъ мꙋче́нїихъ, и҆ нѣ́цыи ѿ врагѡ́въ взе́млюще пред̾ ѻ҆чеса̀ ѻ҆́бщꙋю бѣ́дность и҆ помышлѧ́юще неизвѣ́стнꙋю житїѧ̀ и҆змѣ́нꙋ, (да не когда̀ и҆ и҆̀мъ слꙋчи́тсѧ сїѐ,) пла́кахꙋ ѡ҆ пребѣ́дственнѣмъ и҆́хъ и҆зсла́нїи.

Сице бо с горькою и немилосердою душею от стратигов сущих по градом единодушно изсылаеми бяху (ко царю), яко о необычных мучениих, и нецыи от врагов вземлюще пред очеса общую бедность и помышляюще неизвестную жития измену, (да не когда и им случится сие,) плакаху о пребедственнем их изслании.

Жестоко и без всякой жалости они были вместе высылаемы властями каждого города, так что при виде этой необыкновенной кары и некоторые из врагов, смотря на общее страдание и помышляя о неведомой превратности жизни, оплакивали злополучнейшее их изгнание.

4:5

Ведо́мо бо бѧ́ше престарѣ́лыхъ мно́жество сѣди́нами ᲂу҆кра́шенныхъ, ра́ди бы́вшагѡ ѿ ста́рости косне́нїѧ но́гъ слѧ́ченыхъ, за наси́льное и҆згна́нїе стремле́нїѧ, без̾ всѧ́кагѡ стꙋда̀ ѕлоꙋпотреблѧ́ющихъ ко ско́ромꙋ ше́ствїю.

Ведомо бо бяше престарелых множество сединами украшенных, ради бывшаго от старости коснения ног сляченых, за насильное изгнание стремления, без всякаго студа злоупотребляющих ко скорому шествию.

Гнали толпу престарелых, покрытых сединами, сгорбленных от старческой слабости в ногах, и по требованию насильственного изгнания бесстыдно принуждали их к скорейшему шествию.

4:6

Та́кожде и҆ неда́внѡ сочета́вшыѧсѧ къ житїѧ̀ соѡбще́нїю, въ бра́чный вше́дшыѧ черто́гъ ѻ҆трокови̑цы, вмѣ́стѡ весе́лїѧ взе́мшѧ пла́чь, и҆ пра́хомъ мѷроꙋха̑нныѧ власы̀ посы́павшѧ, непокровє́ны же ведѡ́мы, рыда́нїе вмѣ́стѡ пѣ́сней бра́чныхъ є҆динодꙋ́шнѡ начина́хꙋ, а҆́ки растє́рзаны и҆ноꙗзы́чныхъ мꙋче́нїемъ, и҆ свѧ̑заны наро́днѣ влекѡ́мы бы́ша съ нꙋ́ждею да́же до вверже́нїѧ въ кора́бль.

Такожде и недавно сочетавшияся к жития сообщению, в брачный вшедшия чертог отроковицы, вместо веселия вземша плачь, и прахом мироуханныя власы посыпавша, непокровены же ведомы, рыдание вместо песней брачных единодушно начинаху, аки растерзаны иноязычных мучением, и связаны народне влекомы быша с нуждею даже до ввержения в корабль.

Отроковицы, только что сочетавшиеся супружеским союзом и вошедшие в брачный чертог, вместо ликования начали плач, посыпали пеплом благоухавшие от мастей волосы, были ведены непокрытыми и вместо брачных песней поднимали общий вопль, будучи мучимы истязаниями иноплеменных. В оковах они открыто влекомы были с насилием, до ввержения в корабль.

4:7

Сꙋпрꙋ́зи же си́хъ въ цвѣтꙋ́щемъ ю҆́ношестѣмъ во́зрастѣ, ᲂу҆́жами вмѣ́стѡ вѣнцє́въ на ші́ѧхъ ѡ҆плете́ни, вмѣ́стѡ пи́ршества и҆ ю҆́ношескагѡ ᲂу҆покое́нїѧ про́чыѧ дни̑ бра́ка въ рыда́нїихъ провожда́хꙋ, при нога́хъ ᲂу҆жѐ ви́дѧще а҆́дъ лежа́щь.

Супрузи же сих в цветущем юношестем возрасте, ужами вместо венцев на шиях оплетени, вместо пиршества и юношескаго упокоения прочия дни брака в рыданиих провождаху, при ногах уже видяще ад лежащь.

А их супруги, вместо венков перевязанные по шеям веревками, в цветущем юношеском возрасте, вместо пиршества и наслаждения молодости, проводили остальные дни брака в плаче, ибо под ногами у себя видели открытый ад.

4:8

Веде́ни же бы́ша ѕвѣри́нымъ ѡ҆́бразомъ, влеко́ми во ᲂу҆́захъ желѣ́зныхъ нꙋ́ждныхъ: и҆ ѻ҆́ви ᲂу҆́бѡ къ сѣда́лищємъ кора́блєнымъ пригвожде́ни бы́ша ші́ѧми, и҆ні́и же за но́ги нерасте́рзными пꙋ́тами ᲂу҆крѣпле́ни, є҆ще́ же и҆ све́рхꙋ ча́стыми дщи́цами ѡ҆бложе́нными ѿ свѣ́та заключе́ни, ꙗ҆́кѡ да ѿвсю́дꙋ помраче́ни ѻ҆чесы̀, поведе́нїе а҆́ки навѣ̑тницы во все́мъ пла́ванїи и҆мѣ́ютъ.

Ведени же быша звериным образом, влекоми во узах железных нуждных: и ови убо к седалищем корабленым пригвождени быша шиями, инии же за ноги нерастерзными путами укреплени, еще же и сверху частыми дщицами обложенными от света заключени, яко да отвсюду помрачени очесы, поведение аки наветницы во всем плавании имеют.

Везены они были по подобию зверей под игом железных оков; одни прикованы были за шеи к корабельным скамьям, другие крепкими узами привязаны были за ноги. Кроме того, накрытые плотным помостом, они отлучены были от света, так что, со всех сторон окруженные тьмою, во все время плавания содержались подобно злоумышленникам.

4:9

Си̑мъ же на глаго́лемꙋю ладїю̀ приведє́нымъ бы́вшымъ, и҆ пла́ванїю соверши́вшꙋсѧ, ꙗ҆́коже бѣ̀ повелѣ́но ѿ царѧ̀, повелѣ̀ и҆̀хъ пред̾ гра́домъ на конориста́телнѣмъ мѣ́стѣ поста́вити, на вели́цѣмъ простра́нствѣ, и҆ на порꙋга́нїе вельмѝ ᲂу҆го́днѣмъ всѣ̑мъ входѧ́щымъ во гра́дъ, та́кожде и҆ ѿтꙋ́дꙋ во странꙋ̀ посыла́ємымъ ко и҆зше́ствїю: да нижѐ съ во́ѧми є҆гѡ̀ соѡбща́ютсѧ, нижѐ ѿню́дъ сподо́бѧтсѧ ко́егѡ покро́ва.

Сим же на глаголемую ладию приведеным бывшим, и плаванию совершившуся, якоже бе повелено от царя, повеле их пред градом на конористателнемъ месте поставити, на велицем пространстве, и на поругание вельми угоднем всем входящимъ во град, такожде и оттуду во страну посылаемымъ ко изшествию: да ниже с воями его сообщаются, ниже отнюд сподобятся коего покрова.

Когда же они привезены были на место, называемое Схедия, и плавание было окончено, как назначено было царем, тогда он приказал поставить их перед городом на конском ристалище, которое имело обширную окружность и весьма удобно было для примерного поругания в виду всех, шедших в город и обратно отправлявшихся внутрь страны, так чтобы они ни с войском не имели сообщения, ни вообще не были удостоены никакого крова.

4:10

Є҆гда́ же бы́сть сїѐ, ᲂу҆слы́шавъ (ца́рь), ꙗ҆́кѡ нѣ́цыи ѿ ро́да и҆́хъ и҆з̾ гра́да та́йнѡ и҆схожда́хꙋ ча́стѡ ѡ҆пла́кивати безче́стнꙋю бра́тїи бѣ́дность, разгнѣ́вавсѧ ѕѣ́лѡ, повелѣ̀ со прилѣжа́нїемъ и҆ си̑мъ та́кожде ꙗ҆́коже и҆ ѻ҆́нѣмъ сотвори́ти, да ника́коже ме́ншꙋю ѻ҆́нѣхъ воз̾имѣ́ютъ мꙋ́кꙋ, и҆ написа́ти всѧ́ко колѣ́но по и҆́мени:

егда же бысть сие, услышав (царь), яко нецыи от рода их из града тайно исхождаху часто оплакивати безчестную братии бедность, разгневався зело, повеле со прилежаниемъ и сим такожде якоже и онем сотворити, да никакоже меншую онех возымеют муку, и написати всяко колено по имени:

Когда это было исполнено и царь услышал, что одноплеменники их часто выходят тайно из города оплакивать позорное бедствие братьев, то весьма разгневался и приказал и с этими поступить точно так же, как и с теми, чтобы они никак не меньшее получили наказание.

4:11

не къ ма́лѡ преждеѡб̾ѧ́вленнѣй многотрꙋ́днѣй рабо́тѣ, но ᲂу҆мꙋ́ченныхъ повелѣ́нными ка́зньми, въ коне́цъ и҆стреби́ти во вре́мѧ є҆ди́нагѡ днѐ.

не к мало преждеобъявленней многотрудней работе, но умученных повеленными казньми, в конец истребити во время единаго дне.

Он велел переписать весь народ по именам, не для тяжкого рабского служения, незадолго пред сим возвещенного, а для того, чтобы, измучив их объявленными казнями, вконец погубить в один день.

4:12

Бы́сть же ᲂу҆̀бо си́хъ написа́нїе съ го́рькимъ тща́нїемъ и҆ любоче́стнымъ присѣдѣ́нїемъ ѿ восхо́да со́лнечнагѡ да́же до захожде́нїѧ, и҆ не возмого́ша конца̀ сотвори́ти во дне́хъ четы́редесѧтихъ.

Бысть же убо сих написание с горькимъ тщанием и любочестным приседением от восхода солнечнаго даже до захождения, и не возмогоша конца сотворити во днех четыредесятих.

И хотя эта перепись производилась с крайнею поспешностью и ревностным старанием от восхода до захождения солнца, но совершенно окончить ее не могли в продолжение сорока дней.

4:13

Ца́рь же непреста́ннѡ ра́достїю вельмѝ и҆сполнѧ́ѧсѧ, пи́ршєства ᲂу҆ всѣ́хъ і҆́дѡлѡвъ составлѧ́ѧ, заблꙋжде́нымъ дале́че ѿ и҆́стины ра́зꙋмомъ и҆ скве́рными ᲂу҆сты̑, нѣма̑ѧ ᲂу҆́бѡ и҆ не могꙋ̑щаѧ глаго́лати и҆̀мъ и҆лѝ помощѝ похвалѧ́ѧ, на превели́каго же бг҃а неподоба̑ющаѧ глаго́лѧ.

Царь же непрестанно радостию вельми исполняяся, пиршества у всех идолов составляя, заблужденымъ далече от истины разумом и скверными усты, немая убо и не могущая глаголати им или помощи похваляя, на превеликаго же бога неподобающая глаголя.

Царь же, чрезмерно и непрестанно предаваясь удовольствию, пред всеми идолами учреждал пиршества, и умом, далеко уклонившимся от истины, и нечистыми устами славословил тех, которые глухи и не могут говорить или подать помощи, а на величайшего Бога произносил неподобающее.

4:14

По предрѣче́ннѣмъ же вре́мене разстоѧ́нїи, возвѣсти́ша кни́жницы царю̀, ꙗ҆́кѡ ника́коже ктомꙋ̀ мо́гꙋтъ ѡ҆писа́нїе і҆ꙋдє́й сотвори́ти, безчи́сленнагѡ ра́ди и҆́хъ мно́жества, и҆ поне́же сꙋ́ть є҆щѐ премно́зи по страна́мъ, и҆ні́и же по домѡ́мъ ѡ҆брѣта́ютсѧ, а҆ и҆ні́и по мѣстѡ́мъ, ꙗ҆́кѡ не возмощѝ ѿню́дъ всѣ̑мъ, и҆̀же во є҆гѵ́птѣ, страти́гѡмъ сотвори́ти сегѡ̀.

По предреченнем же времене разстоянии, возвестиша книжницы царю, яко никакоже ктому могут описание иудей сотворити, безчисленнаго ради их множества, и понеже суть еще премнози по странам, инии же по домом обретаются, а инии по местом, яко не возмощи отнюд всем, иже во египте, стратигом сотворити сего.

После сказанного промежутка времени писцы донесли царю, что они не в состоянии сделать переписи Иудеев по причине бесчисленного их множества; притом еще большее число их находится в областях; одни остаются в домах, другие рассеяны по разным местам, так что сделать этого невозможно даже всем властям в Египте.

4:15

Є҆гда́ же ца́рь запретѝ и҆̀мъ жесточа́е, а҆́ки дара́ми подкꙋ́плєнымъ на кова́рство и҆збѣжа́нїѧ, слꙋчи́сѧ и҆̀мъ и҆звѣ́стнѣ є҆го̀ ѡ҆ се́мъ ᲂу҆вѣ́рити, глаго́лющымъ съ показа́нїемъ, ꙗ҆́кѡ и҆ хартїи̑ ᲂу҆жѐ и҆ писа́тєлныѧ трѡ́сти, и҆̀хже ᲂу҆потреблѧ́хꙋ, ѡ҆скꙋдѣ́ша.

егда же царь запрети им жесточае, аки дарами подкупленым на коварство избежания, случися им известне его о сем уверити, глаголющим с показанием, яко и хартии уже и писателныя трости, ихже употребляху, оскудеша.

Когда же царь еще строже угрожал им, предполагая, что они подкуплены дарами и коварно избегали наказания, тогда пришлось осязательно убедить его в том. Они доказали, что недостает у них ни хартий, ни необходимых для того письменных тростей.

4:16

Сїе́ же бѣ̀ дѣ́йство помога́ющагѡ і҆ꙋде́ємъ съ нб҃сѐ про́мысла непобѣди́магѡ (бж҃їѧ).

Сие же бе действо помогающаго иудеемъ с небесе промысла непобедимаго (божия).

Это было действие непобедимого небесного Промысла, помогавшего Иудеям.

Глава 5

5:1

Тогда̀ (ца́рь) тѧ́жцѣ и҆спо́лненъ гнѣ́ва и҆ ꙗ҆́рости, весьма̀ непремѣ́ненъ, призва́въ є҆́рмѡна слонѡ́мъ нача́лника, повелѣ̀ во грѧдꙋ́щїй де́нь и҆з̾ѻби́лнѣ накорми́ти слоны̀ рꙋкоѧ́тьми лїва́нскими и҆ вїно́мъ мно́гимъ несмѣ́шенымъ всѣ́хъ напои́ти, и҆́хже бѣ̀ число́мъ пѧ́ть сѡ́тъ, и҆ разсверѣ́пѣвшихъ ѿ вїна̀ неща́днѡ да́ннагѡ повестѝ во срѣ́тенїе сме́рти і҆ꙋде́йскїѧ.

Тогда (царь) тяжце исполнен гнева и ярости, весьма непременен, призвав ермона слономъ началника, повеле во грядущий день изобилне накормити слоны рукоятьми ливанскими и виномъ многим несмешеным всех напоити, ихже бе числом пять сот, и разсверепевших от вина нещадно даннаго повести во сретение смерти иудейския.

Тогда царь, исполненный сильного гнева и неизменный в своей ненависти, призвал Ермона, заведывавшего слонами, и приказал на следующий день всех слонов, числом пятьсот, накормить ладаном в возможно больших приемах и вдоволь напоить цельным вином и, когда они рассвирепеют от данного им в изобилии питья, вывести их на Иудеев, обреченных встретить смерть.

5:2

Сїѧ̑ же повелѣ́въ возврати́сѧ на пи́ршество, собра́въ наипа́че тѣ́хъ дрꙋгѡ́въ и҆ во́инѡвъ, и҆̀же ненави́дѧхꙋ і҆ꙋде́ѡвъ: а҆ слононача́лникъ є҆́рмѡнъ повелѣ́нное прили́чнѡ соверша́ше.

Сия же повелев возвратися на пиршество, собравъ наипаче тех другов и воинов, иже ненавидяху иудеов: а слононачалник ермон повеленное прилично совершаше.

Дав такое приказание, он отправился на пиршество, пригласив особенно тех из своих друзей и воинов, которые враждовали против Иудеев; а Ермон, начальствующий над слонами, в точности исполнил его повеление.

5:3

Къ си̑мъ же слꙋзѝ въ ве́черъ и҆сходѧ́ще вѧза́хꙋ рꙋ́цѣ бѣ́дныхъ и҆ про́чꙋю ᲂу҆хищрѧ́хꙋ ѡ҆ ни́хъ стра́жꙋ, мнѧ́ще, ꙗ҆́кѡ въ нощѝ прїи́мꙋтъ і҆ꙋде́є вкꙋ́пѣ коне́чнꙋю поги́бель.

К сим же слузи в вечер исходяще вязаху руце бедных и прочую ухищряху о нихъ стражу, мняще, яко в нощи приимут иудее вкупе конечную погибель.

Назначенные при этом служители пошли вечером вязать руки несчастным и другие принимали против них предосторожности, думая, что через ночь весь народ подвергнется конечной гибели.

5:4

І҆ꙋде́є же всѧ́кагѡ покро́ва лише́ни бы́ти непщꙋ́еми ꙗ҆зы́кѡмъ, ра́ди ѡ҆б̾е́мшїѧ и҆̀хъ ѿвсю́дꙋ во ᲂу҆́захъ нꙋ́жды, вседержи́телѧ гдⷭ҇а и҆ всѧ́кою си́лою ѡ҆блада́ющаго млⷭ҇тиваго бг҃а своего̀ и҆ ѻ҆ц҃а̀ непреста́ннымъ во́племъ всѝ со слеза́ми призыва́хꙋ молѧ́щесѧ, да совѣ́тъ непра́ведный, и҆́же на ни́хъ, премѣни́тъ и҆ и҆зба́витъ и҆̀хъ ѿ сꙋ́щїѧ пред̾ нога́ма ᲂу҆гото́ванныѧ сме́рти съ великолѣ́пнымъ ꙗ҆вле́нїемъ.

иудее же всякаго покрова лишени быти непщуеми языком, ради объемшия их отвсюду во узахъ нужды, вседержителя господа и всякою силою обладающаго милостиваго бога своего и отца непрестаннымъ воплем вси со слезами призываху молящеся, да совет неправедный, иже на них, пременитъ и избавит их от сущия пред ногама уготованныя смерти с великолепным явлением.

Иудеи же, казавшиеся язычникам лишенными всякой защиты, ибо отовсюду стеснены они были тяжкими узами, призывали всемогущего Господа, властвующего над всякою властью, своего милосердого Бога и Отца, призывали все непрестающим воплем со слезами, умоляя отвратить от них нечестивый умысел и спасти их от приготовленной им смерти Своим славным явлением.

5:5

Си́хъ ᲂу҆́бѡ прилѣ́жнаѧ моли́тва взы́де на нб҃о: є҆́рмѡнъ же неꙋкроти́мыхъ слонѡ́въ напои́въ и҆спо́лненныхъ подаѧ́нїемъ мно́гагѡ вїна̀ и҆ лїва́номъ напита́въ, ра́нѡ во дво́ръ прїи́де ѡ҆ си́хъ возвѣсти́ти царю̀.

Сих убо прилежная молитва взыде на небо: ермон же неукротимых слонов напоив исполненныхъ подаянием многаго вина и ливаном напитав, рано во двор прииде о сих возвестити царю.

Прилежное моление их взошло на небо. Ермон, напоив неукротимых слонов, после обильной дачи им вина и ладана утром явился во дворец донести о сем царю.

5:6

Ѿ вѣ́чнагѡ же вре́мене благо́е созда́нїе въ нощѝ и҆ во днѝ подава́емое ѿ бл҃годѣ́телствꙋющагѡ всѣ̑мъ, и҆̀мже а҆́ще са́мъ хо́щетъ, сна̀ ча́сть посла̀ царю̀.

от вечнаго же времене благое создание в нощи и во дни подаваемое от благодетелствующаго всем, имже аще сам хощет, сна часть посла царю.

Но Бог послал царю крепкий сон, этот добрый дар, от века ниспосылаемый Им и в нощи и во дни всем, кому Он хочет.

5:7

Сладча́йшимъ же и҆ глꙋбо́кимъ ѡ҆держи́мь бѣ̀ дѣ́йствїемъ влⷣки, ѡ҆ беззако́ннѣмъ ᲂу҆́бѡ предложе́нїи мно́гѡ прельсти́сѧ, въ непрело́жнѣмъ же совѣ́тѣ ѕѣ́лнѣ ѡ҆больще́нъ бы́сть.

Сладчайшим же и глубоким одержимь бе действиемъ владыки, о беззаконнем убо предложении много прельстися, в непреложнем же совете зелне обольщен бысть.

Божиим устроением погруженный в приятный и глубокий сон, он забыл о своем беззаконном предприятии и совершенно обманулся в своем непременном решении.

5:8

І҆ꙋде́є же предназна́менованнагѡ часа̀ и҆збѣжа́вше, ст҃а́го бг҃а своего̀ восхвалѧ́хꙋ, и҆ па́ки молѧ́хꙋ бл҃гопримири́телнаго, да пока́жетъ великомо́щныѧ своеѧ̀ рꙋкѝ держа́вꙋ ꙗ҆зы́кѡмъ прегѡ́рдымъ.

иудее же предназнаменованнаго часа избежавше, святаго бога своего восхваляху, и паки моляху благопримирителнаго, да покажет великомощныя своея руки державу языком прегордым.

Иудеи же, избавившись предназначенного часа, восхваляли святаго Бога своего и снова умоляли Благопримирительного показать гордым язычникам силу всемогущей десницы Своей.

5:9

Преполовлѧ́ющꙋсѧ же ᲂу҆жѐ а҆́ки десѧ́томꙋ часꙋ̀, и҆́же ко зва́нїю ᲂу҆чине́нный, ви́дѧ зва́нныхъ собра́вшихсѧ, прише́дъ ко царю̀ толкнꙋ̀, и҆ є҆два̀ возбꙋди́въ є҆го̀, показа̀ пи́ра вре́мѧ преходѧ́щее ᲂу҆жѐ, ѡ҆ си́хъ сло́во предложи́въ: є҆́же ца́рь (въ себѣ̀) размы́сливъ и҆ ѡ҆бра́щьсѧ на пи́ръ, повелѣ̀ прише́дшымъ на пи́ръ комꙋ́ждо проти́вꙋ себє̀ возлещѝ.

Преполовляющуся же уже аки десятому часу, иже ко званию учиненный, видя званных собравшихся, пришед ко царю толкну, и едва возбудив его, показа пира время преходящее уже, о сихъ слово предложив: еже царь (в себе) размысливъ и обращься на пир, повеле пришедшим на пиръ комуждо противу себе возлещи.

Когда прошла уже половина десятого часа, служитель, которому поручены были приглашения, видя, что приглашенные уже собрались, вошел к царю будить его. С трудом разбудив его, он объявил, что время пиршества проходит, и дал отчет в своем поручении. Поверив его и отправившись пить, царь приказал пришедшим на пир возлечь прямо против себя.

5:10

Є҆гда́ же бы́сть сїѐ, поѡщрѧ́ше въ пирова́нїе вда́вшихсѧ, дабы̀ настоѧ́щꙋю пи́ршества ча́сть попремно́гꙋ пра́зднꙋюще въ весе́лїи препроводи́ли.

егда же бысть сие, поощряше в пирование вдавшихся, дабы настоящую пиршества часть попремногу празднующе в веселии препроводили.

Когда это было исполнено, он поощрял собравшихся на пиршество проводить настоящую часть пиршества в полном веселье.

5:11

Мно́зѣй же бесѣ́дѣ бы́вшей, ца́рь є҆́рмѡна призва́въ, съ го́рькимъ преще́нїемъ вопроша́ше, ко́еѧ ра́ди вины̀ ѡ҆ста́влени і҆ꙋде́є въ се́й де́нь жи́ви бы́ти;

Мнозей же беседе бывшей, царь ермона призвав, с горьким прещением вопрошаше, коея ради вины оставлени иудее в сей день живи быти?

Во время продолжительной беседы царь, призвав Ермона, строго и грозно спрашивал, по какой причине Иудеи допущены пережить настоящий день?

5:12

Ѻ҆́номꙋ же показа́вшꙋ, ꙗ҆́кѡ но́щїю повелѣ́нное въ коне́цъ приведѐ, ксемꙋ́ же и҆ дрꙋгѡ́мъ спослꙋ́шествовавшымъ семꙋ̀ бы́ти та́кѡ, свирѣ́пство лютѣ́йшо па́че фаларі́да и҆мѣ́ѧ, речѐ: дне́шнемꙋ снꙋ̀ благода́рство да и҆́мꙋтъ:

оному же показавшу, яко нощию повеленное в конец приведе, ксему же и другом спослушествовавшимъ сему быти тако, свирепство лютейшо паче фаларида имея, рече: днешнему сну благодарство да имут:

Тот объявил, что еще ночью исполнил порученное ему, и друзья царя подтвердили это. Тогда царь, в жестокости лютый более, нежели Фаларис, сказал, что они должны быть благодарны сегодняшнему сну:

5:13

ты́ же непрело́жнѣ во грѧдꙋ́щїй де́нь по пре́жнемꙋ ᲂу҆гото́ви слоны̀ въ погꙋбле́нїе беззако́нныхъ і҆ꙋде́євъ.

ты же непреложне во грядущий день по прежнему уготови слоны в погубление беззаконных иудеев.

«А ты непременно на завтрашний день так же приготовь слонов на истребление беззаконных Иудеев».

5:14

Сїѧ̑ же ре́кшꙋ царю̀, любе́знѣ всѝ съ ра́достїю присꙋ́тствꙋющїи кꙋ́пнѡ восхвали́вше, кі́йждо въ до́мъ сво́й ѿидо́ша: и҆ не та́кѡ на со́нъ и҆знꙋри́ша вре́мѧ нощно́е, ꙗ҆́кѡ на ᲂу҆хищре́нїе всѧ́кихъ порꙋга́нїй мни̑мымъ ѡ҆каѧ̑ннымъ.

Сия же рекшу царю, любезне вси с радостию присутствующии купно восхваливше, кийждо в домъ свой отидоша: и не тако на сон изнуриша время нощное, яко на ухищрение всяких поруганий мнимым окаянным.

Когда царь сказал это, все присутствующие с удовольствием и радостью изъявили ему свое одобрение, и разошлись каждый в свой дом. Время ночи употреблено было не столько на сон, сколько на изобретение всяких поруганий над мнимыми преступниками.

5:15

Є҆гда́ же а҆ле́ктѡръ возгласѝ ᲂу҆́треннїй, и҆ ѕвѣ̑ри воѡрꙋжи́въ є҆́рмѡнъ на вели́цѣмъ дворѣ̀ поѡщрѧ́ше: во гра́дѣ же мно́жество наро́да собра́шасѧ на жа́лостное позо́рище, ѡ҆жида́юще ᲂу҆́тра со тща́нїемъ.

егда же алектор возгласи утренний, и звери вооружив ермон на велицем дворе поощряше: во граде же множество народа собрашася на жалостное позорище, ожидающе утра со тщанием.

Рано утром, лишь только запел петух, Ермон вывел зверей и стал раздражать их на обширном дворе. В городе толпы народа собрались на плачевное зрелище, с нетерпением ожидая рассвета.

5:16

І҆ꙋде́є же безпреста́ннѡ ѿ дꙋшѝ стенѧ́ще, многосле́знꙋю моли́твꙋ съ плаче́вными пѣ́сньми (творѧ́хꙋ) простира́юще рꙋ́цѣ на не́бо, молѧ́хꙋ вели́каго бг҃а па́ки и҆̀мъ помощѝ вско́рѣ.

иудее же безпрестанно от души стеняще, многослезную молитву с плачевными песньми (творяху) простирающе руце на небо, моляху великаго бога паки им помощи вскоре.

Иудеи непрестанно, томясь духом, творили молитву со многими слезами и плачевными песнями и, простирая руки к небу, умоляли величайшего Бога опять послать им скорую помощь.

5:17

Є҆ще́ же со́лнечнїи лꙋчи̑ не разсѣ́ѧшасѧ, и҆ царю̀ дрꙋгѡ́въ прїе́млющꙋ, є҆́рмѡнъ предста́въ зва́ше ко и҆схожде́нїю, показꙋ́ѧ превозжелѣ́нное царе́мъ гото́во бы́ти.

еще же солнечнии лучи не разсеяшася, и царю другов приемлющу, ермон представ зваше ко исхождению, показуя превозжеленное царемъ готово быти.

Не распространились еще лучи солнца, и царь еще принимал своих друзей, как предстал пред ним Ермон и приглашал на выход, донося, что все готово, чего желал царь.

5:18

Ѻ҆́нъ же ᲂу҆слы́шавъ и҆ ᲂу҆жаснꙋ́всѧ ѡ҆ пребеззако́ннѣмъ и҆зше́ствїи, по всемꙋ̀ невѣ́дѣнїемъ ѡ҆держи́мь бы́въ вопроша́ше: что̀ дѣ́ло сїѐ, є҆́же вско́рѣ є҆мꙋ̀ совершѝ; Сїе́ же бѣ̀ дѣ́йствїе всѣ́ми влⷣчествꙋющагѡ бг҃а, и҆́же пред̾ꙋготѡ́ваннаѧ на і҆ꙋдє́и (мꙋчє́нїѧ) въ забве́нїе є҆мꙋ̀ вложѝ.

он же услышав и ужаснувся о пребеззаконнемъ изшествии, по всему неведением одержимь бывъ вопрошаше: что дело сие, еже вскоре ему соверши? Сие же бе действие всеми владычествующаго бога, иже предуготованная на иудеи (мучения) в забвение ему вложи.

Выслушав это и изумившись предложению необычного выхода, он совершенно обо всем забыл и спрашивал: что это за дело, которое он с такою поспешностью исполнил? Было же это действием властвующего над всем Бога, Который навел на ум его забвение обо всем, что он сам прежде придумал.

5:19

Є҆́рмѡнъ же пока́зоваше и҆ всѝ дрꙋ́зи, ꙗ҆́кѡ ѕвѣ́рїе и҆ вѡ́и ᲂу҆гото́вани сꙋ́ть, ѽ, царю̀! по твоемꙋ̀ понꙋжда́ющемꙋ повелѣ́нїю.

ермон же показоваше и вси друзи, яко зверие и вои уготовани суть, о, царю! по твоему понуждающему повелению.

Ермон и все друзья объясняли, говоря: царь! звери и войска приготовлены по твоему настоятельному повелению.

5:20

Ѻ҆́нъ же ѡ҆ рѣче́нныхъ и҆спо́лнисѧ тѧ́жкїѧ ꙗ҆́рости, ꙗ҆́кѡ ѡ҆ си́хъ про́мысломъ бж҃їимъ разори́сѧ всѐ є҆гѡ̀ ᲂу҆мышле́нїе, воззрѣ́въ речѐ съ преще́нїемъ:

он же о реченных исполнися тяжкия ярости, яко о сих промыслом божиим разорися все его умышление, воззрев рече с прещением:

Он же исполнился сильного гнева на такие речи — ибо промыслом Божиим разрушено было все его умышление — и, сверкая глазами, сказал с угрозою:

5:21

а҆́ще тебѣ̀ роди́телє бы́ли бы, и҆лѝ ча̑дъ роди́тєлницы, свирѣ̑пымъ и҆ ди̑вїимъ ѕвѣрє́мъ ᲂу҆гото́вали бы и҆з̾ѻби́лнꙋю пи́щꙋ вмѣ́стѡ непови́нныхъ, мнѣ̀ и҆ прароди́телємъ мои̑мъ показа́вшихъ всецѣ́лꙋю тве́рдꙋю вѣ́рность и҆зрѧ́днѡ і҆ꙋде́євъ: то̀ а҆́ще не любвѐ ра́ди совоспита́телныѧ и҆ потре́бы, живота̀ вмѣ́стѡ си́хъ лише́нъ бы́лъ бы є҆сѝ.

аще тебе родителе были бы, или чадъ родителницы, свирепым и дивиим зверемъ уготовали бы изобилную пищу вместо неповинных, мне и прародителем моим показавших всецелую твердую верность изрядно иудеев: то аще не любве ради совоспитателныя и потребы, живота вместо сих лишен был бы еси.

если бы у тебя были родители или дети, то они послужили бы изобильною пищею для диких зверей вместо невинных Иудеев, которые мне и предкам моим сохраняли неизменную и совершенную верность. Если бы не привязанность моя к тебе по воспитанию и не заслуги твои, то ты вместо них был бы лишен жизни.

5:22

Си́це є҆́рмѡнъ неча́ѧнное и҆ пребѣ́дственное под̾ѧ̀ преще́нїе и҆ зра́комъ и҆ лице́мъ и҆змѣни́сѧ. И҆ кі́йждо ѿ дрꙋ́гѡвъ сѣ́тованїемъ ѡ҆держи́ми бы́вше, со́бранныхъ ѿпꙋсти́ша коего́ждо на своѐ дѣ́ло.

Сице ермон нечаянное и пребедственное подъя прещение и зраком и лицем изменися. И кийждо от другов сетованием одержими бывше, собранных отпустиша коегождо на свое дело.

Так встретил Ермон неожиданную и страшную угрозу и изменился во взоре и лице, а каждый из друзей вышел с неудовольствием, и всех собравшихся отпустили каждого на свое дело.

5:23

І҆ꙋде́є же ꙗ҆̀же ѿ царѧ̀ ᲂу҆слы́шавше, ꙗ҆вле́ннаго бг҃а (и҆ гдⷭ҇а) и҆ цр҃ѧ̀ царе́й хвалѧ́хꙋ, полꙋчи́вше сїю̀ по́мощь є҆гѡ̀.

иудее же яже от царя услышавше, явленнаго бога (и господа) и царя царей хваляху, получивше сию помощь его.

Когда Иудеи услышали о такой благосклонности царя, то восхвалили Бога и Царя царей за помощь, полученную от Него.

5:24

По си̑мъ же ѡ҆бы́чаємъ ца́рь па́ки соста́вивъ пи́ръ, молѧ́ше (дрꙋгѡ́въ) на весе́лїе премѣни́тисѧ. Є҆́рмѡна же призва́въ съ преще́нїемъ речѐ: ко́ль кра́ты потре́бно тебѣ̀ ѡ҆ то́мже повелѣва́ти, преѡкаѧ́нне! є҆щѐ и҆ нн҃ѣ воѡрꙋжѝ слоны̀ во ᲂу҆́трїе на погꙋбле́нїе і҆ꙋде́йское.

По сим же обычаем царь паки составивъ пир, моляше (друговъ) на веселие пременитися. ермона же призвав с прещением рече: коль краты потребно тебе о томже повелевати, преокаянне! еще и ныне вооружи слоны во утрие на погубление иудейское.

После таких решений царь опять учредил пиршество и приглашал предаться веселью. Призвав же Ермона, грозно сказал: сколько раз я должен приказывать тебе, негодный, об одном и том же? Вооружи опять слонов на утро для погубления Иудеев.

5:25

Совозлежа́щїи же срѡ́дницы непостоѧ́нномꙋ є҆гѡ̀ смы́слꙋ дивѧ́щесѧ, произнесо́ша сїѧ̑: доко́лѣ, ѽ, царю̀, а҆́ки безслове́сныхъ на́съ и҆скꙋша́еши, повелѣва́ѧ ᲂу҆жѐ тре́тїе си́хъ погꙋби́ти и҆ па́ки ѡ҆ ве́щехъ премѣ́ннѡ разрѣша́ѧ, ꙗ҆̀же тобо́ю повелѣ̑ннаѧ;

Совозлежащии же сродницы непостоянному его смыслу дивящеся, произнесоша сия: доколе, о, царю, аки безсловесных нас искушаеши, повелевая уже третие сих погубити и паки о вещехъ пременно разрешая, яже тобою повеленная?

Тогда возлежавшие вместе с ним родственники, удивляясь непостоянным его мыслям, сказали: долго ли, царь, ты будешь искушать нас как несмысленных, в третий раз повелевая истребить их, и опять, когда дойдет до дела, отменяешь и уничтожаешь свои повеления?

5:26

и҆́хже ра́ди гра́дъ ѡ҆ ѡ҆жида́нїи стꙋжа́етъ, и҆ и҆спо́лнисѧ ᲂу҆жѐ смѧте́нїѧ, и҆ бѣ́дствꙋетъ мно́жицею расхище́нъ бы́ти.

ихже ради град о ожидании стужает, и исполнися уже смятения, и бедствует множицею расхищен быти.

От этого и город от ожидания находится в тревоге, наполняется толпами народа и часто подвергается опасности разграбления.

5:27

Ѿѻнꙋ́дꙋже ца́рь и҆спо́лнивсѧ безслове́сїѧ по всемꙋ̀, а҆́ки фаларі́дъ, и҆ бы̑вшаѧ ко призрѣ́нїю і҆ꙋде́йскꙋ въ себѣ̀ премѣнє́нїѧ дꙋшѝ ни во что̀ вмѣни́въ,

отонудуже царь исполнився безсловесия по всему, аки фаларид, и бывшая ко призрению иудейску в себе пременения души ни во что вменив,

После этого царь, совершенно, как Фаларис, исполнившись безрассудства и почитая за ничто происходившие в нем душевные перемены в пользу Иудеев,

5:28

нечести́вѣйшею подтвердѝ клѧ́твою, ѡ҆предѣли́въ си́хъ ᲂу҆́бѡ неѿло́жнѡ посла́ти во а҆́дъ нога́ми и҆ копы́ты ѕвѣ́рскими сокрꙋше́нныхъ, на і҆ꙋде́ю же поше́дъ съ во́инствомъ, ѻ҆гне́мъ и҆ копїе́мъ со земле́ю соравни́ти вско́рѣ, и҆ невхо́дный на́ми хра́мъ и҆́хъ ѻ҆гне́мъ сожещѝ а҆́бїе, и҆ соверша́ющихъ та́мѡ жє́ртвы пꙋ́стъ въ вѣ́чное вре́мѧ поста́вити.

нечестивейшею подтверди клятвою, определивъ сих убо неотложно послати во ад ногами и копыты зверскими сокрушенных, на иудею же пошед с воинством, огнем и копием со землею соравнити вскоре, и невходный нами храм ихъ огнем сожещи абие, и совершающих тамо жертвы пуст в вечное время поставити.

подтвердил нечестивейшею клятвою и определил немедленно послать их в ад, изувеченных ногами и ступнями зверей, затем предпринять поход на Иудею, вскоре опустошить ее огнем и мечом, и недоступный нам, говорил он, храм их сжечь огнем и сделать его навсегда пустым для всех, желающих приносить там жертвы.

5:29

Тогда̀ съ ра́достїю дрꙋ́зи и҆ срѡ́дницы ѿше́дше, съ вѣ́рою повелѣ́ша во́инѡмъ стрещѝ ᲂу҆гѡ́днаѧ мѣста̀ гра́да.

Тогда с радостию друзи и сродницы отшедше, с верою повелеша воином стрещи угодная места града.

Тогда друзья и родственники, весьма обрадованные, разошлись с доверием и расположили в городе в удобнейших местах войска для стражи.

5:30

Слононача́лникъ же ѕвѣ̑ри, а҆́ки бы рещѝ, въ состоѧ́нїе неи́стовое приве́дъ благово́нными питїѧ́ми вїна̀ съ лїва́номъ смѣ́шенагѡ, стра́шными ѻ҆рꙋ́дїѧми ᲂу҆стро́єнныѧ, ᲂу҆́трѡ ра́нѡ, гра́дꙋ ᲂу҆жѐ мно́жествы безчи́сленными на мѣ́стѣ ко́нскагѡ риста́нїѧ напо́лненꙋ бы́вшꙋ, вше́дъ во дво́ръ на предлежа́шее поѡщрѧ́ше царѧ̀.

Слононачалник же звери, аки бы рещи, въ состояние неистовое привед благовонными питиями вина с ливаном смешенаго, страшными орудиями устроенныя, утро рано, граду уже множествы безчисленными на месте конскаго ристания наполнену бывшу, вшед во двор на предлежашее поощряше царя.

А начальствующий над слонами, приведя зверей, можно сказать, в бешеное состояние благоуханным питьем вина, приправленного ладаном, вооружил их страшными орудиями, и рано утром, когда уже бесчисленные толпы стремились из города на конское ристалище, пришел он во дворец и напомнил царю о том, что предлежало исполнить.

5:31

Ца́рь же гнѣ́вомъ тѧ́жкимъ напо́лнивъ ѕлочести́вое се́рдце, все́ю си́лою со ѕвѣрьмѝ свирѣ́пыми и҆зы́де, хотѧ́щь неꙋкроти́мымъ се́рдцемъ и҆ зѣ́ницами ѻ҆че́съ ви́дѣти болѣ́зненнꙋю и҆ бѣ́дственнꙋю проназна́менованыхъ па́гꙋбꙋ.

Царь же гневом тяжким наполнив злочестивое сердце, всею силою со зверьми свирепыми изыде, хотящь неукротимым сердцем и зеницами очесъ видети болезненную и бедственную проназнаменованыхъ пагубу.

Царь же, полный сильного гнева, с нечестивым замыслом, вышел целым походом со зверями, желая по жестокости сердца видеть собственными глазами плачевную и бедственную гибель упомянутых людей.

5:32

Є҆гда́ же слоны̀ и҆схожда́хꙋ врата́ми, и҆ спослѣ́доваша и҆̀мъ во́ини воѡрꙋже́ннїи, и҆ ѿ мно́гихъ ше́ствїѧ пра́хъ ᲂу҆ви́дѣвше и҆ тѧ́жка гла́са кли́чь ᲂу҆слы́шавше і҆ꙋде́є, возмнѣ́вше себѣ̀ бы́ти послѣ́днїй коне́цъ живота̀ своегѡ̀ во мгнове́нїи,

егда же слоны исхождаху вратами, и споследоваша им воини вооруженнии, и от многих шествия прах увидевше и тяжка гласа кличь услышавше иудее, возмневше себе быти последний конецъ живота своего во мгновении,

Когда Иудеи увидели пыль, поднимавшуюся от слонов, выходивших из ворот, и следовавшего с ними вооруженного войска и также от множества народа, и услышали сильно раздавшиеся клики, то подумали, что настала последняя минута их жизни и конец их несчастнейшего ожидания.

5:33

ѿ бѣ́днагѡ ча́ѧнїѧ во ᲂу҆миле́нїе и҆ стена́нїе премѣни́вшесѧ, ѡ҆блобыза́хꙋ дрꙋ́гъ дрꙋ́га сплета́ющесѧ со срѡ́дники и҆ на вы̑и напа́дающе роди́телє ча́дѡмъ и҆ ма́тєри ю҆́нотамъ,

от беднаго чаяния во умиление и стенание пременившеся, облобызаху друг друга сплетающеся со сродники и на выи нападающе родителе чадомъ и матери юнотам,

Подняв плач и вопль, они целовали друг друга, обнимались с родными, бросаясь на шеи — отцы сыновьям, а матери дочерям,

5:34

и҆́ны же новорожде́нныхъ ᲂу҆ сосцє́въ и҆мꙋ́щѧ младе́нцєвъ послѣ́днее ссꙋ́щихъ млеко̀:

ины же новорожденных у сосцев имущя младенцев последнее ссущих млеко:

иные же держали при грудях новорожденных младенцев, сосавших последнее молоко.

5:35

ѻ҆ба́че воспомѧнꙋ́вше и҆ преждебы̑вшаѧ и҆̀мъ съ нб҃се защищє́нїѧ, є҆динодꙋ́шнѣ ни́цъ пове́ргше себѐ и҆ младе́нцы ѿлꙋчи́вше ѿ сосє́цъ, возопи́ша гла́сомъ ве́лїимъ ѕѣлѡ̀,

обаче воспомянувше и преждебывшая имъ с небесе защищения, единодушне ниц повергше себе и младенцы отлучивше от сосец, возопиша гласом велиим зело,

Зная, однако же, прежде бывшие им заступления с неба, они единодушно пали ниц, отняв от грудей младенцев,

5:36

всѧ́кїѧ си́лы ѡ҆блада́телѧ молѧ́ще, да ᲂу҆ще́дритъ и҆̀хъ съ ꙗ҆вле́нїемъ, при вратѣ́хъ а҆́да ᲂу҆жѐ стоѧ́щихъ.

всякия силы обладателя моляще, да ущедритъ их с явлением, при вратех ада уже стоящих.

и громко взывали к Властвующему над всякою властью, умоляя Его помиловать их и явить помощь им, стоящим уже при вратах ада.

Глава 6

6:1

Є҆леаза́ръ же нѣ́кто мꙋ́жъ знамени́тый ѿ і҆ерє́й страны̀ тоѧ̀, въ ста́рости лѣ́тъ ᲂу҆жѐ дости́гъ и҆ всѧ́кою добродѣ́телїю въ житїѝ ᲂу҆кра́шенъ, ѡ҆́крестъ себє̀ ᲂу҆стро́ивъ пресвѵ́теры призыва́ти ст҃а́го бг҃а, молѧ́шесѧ си́це:

Елеазар же некто муж знаменитый от иерей страны тоя, в старости лет уже достигъ и всякою добродетелию в житии украшен, окрест себе устроив пресвитеры призывати святаго бога, моляшеся сице:

Между тем некто Елеазар, уважаемый муж, из священников страны, уже достигший старческого возраста и украшенный в жизни своей всякою добродетелью, пригласил стоявших вокруг него старцев призывать святаго Бога и молился так:

6:2

цр҃ю̀ великодержа́вный, вы́шнїй, вседержи́телю бж҃е, и҆́же созда́нїе всѐ стро́ѧй въ щедро́тахъ, воззрѝ нн҃ѣ на сѣ́мѧ а҆враа́мле, на ѡ҆свѧще́ннагѡ і҆а́кѡва ча̑да, ча́сти свѧще́нныѧ люді́й твои́хъ, въ землѝ чꙋжде́й стра́нствꙋющихъ, непра́веднѡ погиба́ющихъ, ѻ҆́ч҃е!

царю великодержавный, вышний, вседержителю боже, иже создание все строяй в щедротах, воззри ныне на семя авраамле, на освященнаго иакова чада, части свяшенныя людий твоих, в земли чуждей странствующих, неправедно погибающих, отче!

«Царь всесильный, высочайший, Бог Вседержитель, милостиво управляющий всем созданием! призри, Отец, на семя Авраама, на детей освященного Иакова, на народ святаго удела Твоего, странствующий в земле чужой и неправедно погубляемый.

6:3

ты̀ фараѡ́на пе́рвѣе є҆гѵ́птомъ си́мъ ѡ҆блада́ющаго, ᲂу҆мно́женаго въ колесни́цахъ, возне́сшагосѧ беззако́нною де́рзостїю и҆ ѧ҆зы́комъ велерѣ́чивымъ, съ го́рдымъ во́инствомъ въ по́нтѣ погрꙋже́нныхъ погꙋби́лъ є҆сѝ, ро́дꙋ же і҆и҃левꙋ свѣ́тъ проѧви́лъ є҆сѝ млⷭ҇ти:

ты фараона первее египтом сим обладающаго, умноженаго в колесницах, вознесшагося беззаконною дерзостию и языком велеречивым, с гордымъ воинством в понте погруженных погубил еси, роду же израилеву свет проявил еси милости:

Ты фараона, прежнего властителя Египта, имевшего множество колесниц, превознесшегося беззаконною дерзостью и высокомерными речами, погубил с гордым его войском, потопив в море, а роду Израильскому явил свет милости.

6:4

ты̀ безчи́сленными си́лами возвели́чившагосѧ сеннахирі́ма тѧ́жкаго царѧ̀ а҆ссѷрі́йскаго, копїе́мъ подрꙋ́чнꙋ ᲂу҆жѐ сотвори́вшаго всю̀ зе́млю и҆ возне́сшагосѧ на ст҃ы́й тво́й гра́дъ, хꙋ̑льнаѧ глаго́лющаго съ киче́нїемъ и҆ де́рзостїю, влⷣко, сокрꙋши́лъ є҆сѝ, и҆звѣ́стнꙋ показа́въ ꙗ҆зы́кѡмъ мнѡ́гимъ твою̀ держа́вꙋ:

ты безчисленными силами возвеличившагося сеннахирима тяжкаго царя ассирийскаго, копием подручну уже сотворившаго всю землю и вознесшагося на святый твой град, хульная глаголющаго с кичениемъ и дерзостию, владыко, сокрушил еси, известну показав языком многим твою державу:

Ты жестокого царя Ассирийского Сеннахирима, тщеславившегося бесчисленными войсками, покорившего мечом всю землю и восставшего на святый город Твой, в гордости и дерзости произносившего хулы, низложил, явно показав многим народам Твою силу.

6:5

ты̀ въ вавѷлѡ́нѣ трїе́хъ ѻ҆трокѡ́въ ѻ҆гню̀ дꙋ́шы самово́льнѣ преда́вшихъ, за є҆́же не слꙋжи́ти сквє́рнымъ, разжже́ннꙋю ѡ҆роси́въ пе́щь, и҆зба́вилъ є҆сѝ да́же до вла́са невреди́мыхъ, пла́мень на всѧ̑ посла́въ сопроти̑вныѧ:

ты в вавилоне триех отроков огню души самовольне предавших, за еже не служити скверным, разжженную оросив пещь, избавилъ еси даже до власа невредимых, пламень на вся послав сопротивныя:

Ты трех отроков в Вавилоне, добровольно предавших жизнь свою огню, чтобы не служить суетным идолам, сохранил невредимыми до волоса, оросив разжженную печь, а пламень обратил на всех врагов.

6:6

ты̀ данїи́ла ѡ҆болга́ньми зави́стными вве́ржена въ ро́въ на снѣде́нїе львѡ́мъ ѕвѣрє́мъ свирѣ̑пымъ, на свѣ́тъ и҆зве́лъ є҆сѝ здра́ва: и҆ і҆ѡ́нꙋ во чре́вѣ ки́та морска́гѡ та́ющаго неща́днѣ, всѣ̑мъ свои̑мъ невреди́ма показа́лъ є҆сѝ, ѻ҆́ч҃е!

ты даниила оболганьми завистными ввержена в ров на снедение львом зверем свирепым, на свет извел еси здрава: и иону во чреве кита морскаго тающаго нещадне, всем своимъ невредима показал еси, отче!

Ты Даниила, клеветами зависти вверженного в ров на растерзание львам, вывел на свет невредимым; Ты, Отец, и Иону, когда он безнадежно томился во чреве кита, обитающего во глубине моря, невредимым показал всем его присным.

6:7

и҆ нн҃ѣ, ѡ҆би́дъ ненави́стниче, многомлⷭ҇тиве, всѣ́хъ покрови́телю, вско́рѣ ꙗ҆ви́сѧ сꙋ́щымъ ѿ ро́да і҆и҃лева, ѿ ꙗ҆зы̑къ же беззако́нныхъ ме́рзкихъ ѡ҆би̑димымъ:

и ныне, обид ненавистниче, многомилостиве, всех покровителю, вскоре явися сущим от рода израилева, от язык же беззаконных мерзкихъ обидимым:

И ныне, Отмститель обид, многомилостивый, покровитель всех, явись вскоре сущим от рода Израилева, обидимым от гнусных беззаконных язычников.

6:8

а҆́ще же нече́стїемъ ѡ҆б̾ѧ́то є҆́сть въ преселе́нїи житїѐ на́ше, ты и҆зба́вивъ на́съ ѿ рꙋкꙋ̀ вра̑гъ си́хъ, ꙗ҆́коже произво́лиши, влⷣко, погꙋбѝ на́съ сме́ртїю,

аще же нечестием объято есть в преселении житие наше, ты избавив нас от руку врагъ сих, якоже произволиши, владыко, погуби насъ смертию,

Если же жизнь наша в преселении наполнилась нечестием, то, избавив нас от руки врагов, погуби нас, Господи, какою Тебе благоугодно, смертью,

6:9

да не сꙋ́етными сꙋемꙋ́дреннїи похва́лѧтсѧ ѡ҆ погꙋбле́нїи возлю́бленныхъ твои́хъ, глаго́люще: нижѐ бг҃ъ и҆́хъ и҆зба́ви и҆̀хъ:

да не суетными суемудреннии похвалятся о погублении возлюбленных твоих, глаголюще: ниже бог ихъ избави их:

да не славословят суеверы суетных идолов за погибель возлюбленных Твоих, говоря: не избавил их Бог их.

6:10

ты́ же всѧ́кꙋ си́лꙋ и҆ крѣ́пость и҆мѣ́ѧй всю̀, превѣ́чный, нн҃ѣ при́зри,

ты же всяку силу и крепость имеяй всю, превечный, ныне призри,

Ты же, Вечный, имеющий всю силу и всякую власть, призри ныне:

6:11

поми́лꙋй на́съ, ѡ҆би́дою беззако́нныхъ безслове́сною живота̀ лиша́емыхъ ѡ҆́бразомъ преда́телей,

помилуй нас, обидою беззаконных безсловесною живота лишаемых образом предателей,

помилуй нас, по несмысленному насилию беззаконных, лишаемых жизни, подобно злоумышленникам.

6:12

да ᲂу҆дивѧ́тсѧ нн҃ѣ ꙗ҆зы́цы непобѣди́мѣй крѣ́пости твое́й, пречⷭ҇тне, и҆мѣ́ѧй си́лꙋ ѡ҆ спⷭ҇нїи ро́да і҆а́кѡвлѧ:

да удивятся ныне языцы непобедимей крепости твоей, пречестне, имеяй силу о спасении рода иаковля:

Да устрашатся теперь язычники непобедимого могущества Твоего, Преславный, обладающий силою спасти род Иакова.

6:13

мо́литъ тѧ̀ всѐ мно́жество младе́нцєвъ и҆ роди́телє и҆́хъ со слеза́ми: да пока́жетсѧ всѣ̑мъ ꙗ҆зы́кѡмъ, ꙗ҆́кѡ съ на́ми є҆сѝ, гдⷭ҇и, и҆ не ѿврати́лъ є҆сѝ лица̀ твоегѡ̀ ѿ на́съ:

молит тя все множество младенцев и родителе их со слезами: да покажется всем языком, яко с нами еси, господи, и не отвратил еси лица твоего от нас:

Умоляет Тебя все множество младенцев и родители их со слезами: да будет явно всем язычникам, что с нами Ты, Господи, и не отвратил лица Твоего от нас;

6:14

но ꙗ҆́коже ре́клъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ нижѐ въ землѝ врагѡ́въ свои́хъ сꙋ́щихъ презрѣ́лъ є҆сѝ и҆̀хъ, си́це совершѝ, гдⷭ҇и.

но якоже рекл еси, яко ниже в земли врагов своих сущих презрел еси их, сице соверши, господи.

соверши так, как сказал Ты, Господи, что и в земле врагов их Ты не презришь их».

6:15

Є҆леаза́рꙋ же конча́ющꙋ ᲂу҆жѐ моли́твꙋ сїю̀, ца́рь со ѕвѣрьмѝ и҆ все́ю си́лы го́рдостїю прибли́жисѧ ко і҆пподро́мꙋ.

елеазару же кончающу уже молитву сию, царь со зверьми и всею силы гордостию приближися ко ипподрому.

Только что Елеазар окончил молитву, как царь со зверями и со всем страшным войском пришел на ристалище.

6:16

Оу҆ви́дѣвше же і҆ꙋде́є, вельмѝ возопи́ша на нб҃о, ꙗ҆́кѡ и҆ прилежа̑щаѧ ᲂу҆дѡ́лїѧ кꙋ́пнѡ съ ни́ми вопїю̑щаѧ неꙋдержи́мь пла́чь сотвори́ша всемꙋ̀ во́инствꙋ.

увидевше же иудее, вельми возопиша на небо, яко и прилежащая удолия купно съ ними вопиющая неудержимь плачь сотвориша всему воинству.

Когда увидели его Иудеи, подняли громкий вопль к небу, так что и близлежащие долины огласились эхом, и возбудили неудержимое сострадание во всем войске.

6:17

Тогда̀ великосла́вный вседержи́тель и҆ и҆́стинный бг҃ъ, ꙗ҆ви́въ ст҃о́е своѐ лицѐ, ѿве́рзе двє́ри нбⷭ҇ныѧ, и҆з̾ ни́хже снидо́ста два̀ сла̑вна, стра̑шна ви́домъ а҆́гг҃ла ꙗ҆вле́ннѣ всѣ̑мъ кромѣ̀ і҆ꙋде́ѡвъ,

Тогда великославный вседержитель и истинный бог, явив святое свое лице, отверзе двери небесныя, из нихже снидоста два славна, страшна видом ангела явленне всем кроме иудеов,

Тогда великославный Вседержитель и истинный Бог, явив святое лице Свое, отверз небесные врата, из которых сошли два славных и страшных Ангела, видимые всем, кроме Иудеев.

6:18

и҆ сопротивоста́ста, и҆ си́лꙋ сꙋпоста̑тъ и҆спо́лниста смѧте́нїѧ и҆ ᲂу҆́жаса, и҆ неподви́жными пꙋ̑ты свѧза́ста: та́кожде и҆ тѣ́ло ца́рское тре́петно бы́сть, и҆ забве́нїе де́рзость є҆гѡ̀ тѧ́жкꙋю ѡ҆б̾ѧ̀.

и сопротивостаста, и силу супостат исполниста смятения и ужаса, и неподвижными путы связаста: такожде и тело царское трепетно бысть, и забвение дерзость его тяжкую объя.

Они стали против войска, и исполнили врагов смятением и страхом, и связали неподвижными узами; также и тело царя объял трепет, и раздраженную дерзость его постигло забвение.

6:19

И҆ ѡ҆брати́шасѧ ѕвѣ́рїе на послѣ́дꙋющыѧ воѡрꙋжє́нныѧ си̑лы, и҆ попира́хꙋ и҆̀хъ и҆ погꙋблѧ́хꙋ.

И обратишася зверие на последующия вооруженныя силы, и попираху их и погубляху.

Тогда слоны обратились на сопровождавшие их вооруженные войска, попирали их и погубляли.

6:20

И҆ ѡ҆брати́сѧ гнѣ́въ ца́рскїй во ᲂу҆миле́нїе и҆ сле́зы ѡ҆ пред̾ꙋгото́ванныхъ ѿ негѡ̀ мꙋче́нїихъ.

И обратися гнев царский во умиление и слезы о предуготованных от него мучениих.

Гнев царя превратился в жалость и слезы о том, что пред тем он ухищрялся исполнить.

6:21

Оу҆слы́шавъ бо во́пль и҆ ви́дѣвъ преклоне́нныхъ всѣ́хъ въ погꙋбле́нїе, прослези́всѧ со гнѣ́вомъ дрꙋгѡ́мъ преща́ше, глаго́лѧ:

услышав бо вопль и видев преклоненныхъ всех в погубление, прослезився со гневом другомъ прещаше, глаголя:

Ибо, когда услышал он крик Иудеев и увидел их всех преклонившимися на погибель, то, заплакав, с гневом угрожал друзьям своим и говорил:

6:22

вы ѕлѣ̀ ца́рство ᲂу҆правлѧ́ете и҆ мꙋчи́телей превосхо́дите лю́тостїю, и҆ менѐ сама́го ва́шего благодѣ́телѧ тщите́сѧ ѿ вла́сти ᲂу҆жѐ и҆ дꙋ́ха низложи́ти, та́йнѡ ᲂу҆хищрѧ́юще неполє́знаѧ ца́рствꙋ:

вы зле царство управляете и мучителей превосходите лютостию, и мене самаго вашего благодетеля тщитеся от власти уже и духа низложити, тайно ухищряюще неполезная царству:

вы злоупотребляете властью и превзошли жестокостью тиранов и меня самого, вашего благодетеля, покушаетесь лишить власти и жизни, замышляя тайно неполезное для царства.

6:23

кто̀ держа́вшихъ на́шѧ въ вѣ́рности страны̀ твєрды́ни, ѿ до́мꙋ ѿлꙋчи́въ, коего́ждо безслове́снѣ собра̀ сѣ́мѡ;

кто державших наша в верности страны твердыни, от дому отлучив, коегождо безсловесне собра семо?

Тех, которые так верно охраняли укрепления нашей страны, кто безумно собрал сюда, удалив каждого из дома?

6:24

кто̀ си́хъ, и҆̀же и҆з̾ нача́ла благопрїѧ́тствомъ къ на́мъ по всемꙋ̀ превосхо́дѧтъ всѣ́хъ ꙗ҆зы́кѡвъ и҆ ѕлѣ́йшыѧ мно́жицею ѿ человѣ̑къ под̾ѧ́ша бѣды̑, си́це беззако́нными ѡ҆бложѝ ᲂу҆́зами;

кто сих, иже из начала благоприятствомъ к нам по всему превосходят всех языковъ и злейшия множицею от человек подъяша беды, сице беззаконными обложи узами?

Тех, которые издревле превосходили все народы преданностью нам во всем и часто терпели самые тяжкие угнетения от людей, кто подверг столь незаслуженному позору?

6:25

рѣши́те, разрѣши́те непра́вєдныѧ ᲂу҆́зы и҆ во своѧ̑ и҆̀хъ съ ми́ромъ посли́те, ѡ҆ преждесодѣ́ланныхъ примири́вшесѧ: разрѣши́те сы́ны вседержи́телѧ нбⷭ҇нагѡ бг҃а жива́гѡ, и҆́же ѿ на́шихъ прароди́телей да́же донн҃ѣ непреткнове́нно во сла́вѣ благостоѧ́нїе подае́тъ ве́щемъ на́шымъ.

решите, разрешите неправедныя узы и во своя их с миром послите, о преждесоделанныхъ примирившеся: разрешите сыны вседержителя небеснаго бога живаго, иже от наших прародителей даже доныне непреткновенно во славе благостояние подаетъ вещем нашим.

Разрешите, разрешите неправедные узы, отпустите их с миром в свои домы, испросив прощение в том, что прежде сделано; освободите сынов небесного Вседержителя, живаго Бога, Который от времен наших предков доныне подавал непрерывное благоденствие и славу нашему царству.

6:26

Ре́кшꙋ же ᲂу҆́бѡ є҆мꙋ̀ сїѧ̑, і҆ꙋде́є вско́рѣ разрѣше́ни бы́вше благословлѧ́хꙋ, ᲂу҆жѐ и҆збѣжа́вше сме́рти, ст҃а́го сп҃си́телѧ бг҃а своего̀.

Рекшу же убо ему сия, иудее вскоре разрешени бывше благословляху, уже избежавше смерти, святаго спасителя бога своего.

Вот что сказал царь. В ту же минуту разрешенные Иудеи, избавившись от смерти, прославляли своего святаго Спасителя Бога.

6:27

Посе́мъ ца́рь во гра́дъ возврати́всѧ и҆ призва́въ над̾ росхѡ́ды старѣ́йшаго, повелѣ̀ даѧ́ти вїно̀ и҆ прѡ́чаѧ къ пирова́нїю потрє́бнаѧ і҆ꙋде́ѡмъ на дні́й се́дмь, сꙋди́въ и҆̀мъ та́можде во всѧ́цѣмъ весе́лїи де́нь спасе́нїѧ провожда́ти, въ не́мже мѣ́стѣ мнѣ́ша поги́бель прїѧ́ти.

Посем царь во град возвратився и призвавъ над росходы старейшаго, повеле даяти вино и прочая к пированию потребная иудеом на дний седмь, судив им таможде во всяцем веселии день спасения провождати, в немже месте мнеша погибель прияти.

После того царь, возвратившись в город и призвав заведывающего расходами, приказал в продолжение семи дней давать Иудеям вино и прочее потребное для пиршества, положив, чтобы они на том же месте, на котором ожидали себе погибели, в полном веселье праздновали свое спасение.

6:28

Тогда̀ сі́и, и҆̀же пре́жде въ поноше́нїи и҆ бли́з̾ а҆́да бы́ша, па́че же въ него̀ соше́дшїи, вмѣ́стѡ го́рькїѧ и҆ плаче́вныѧ сме́рти, пи́ршество спасе́нїѧ соста́вивше, мѣ́сто ᲂу҆гото́ванное и҆̀мъ ко паде́нїю и҆ гро́бꙋ, на возлєжа́нїѧ раздѣли́ша, и҆спо́лнени ра́дости.

Тогда сии, иже прежде в поношении и близъ ада быша, паче же в него сошедшии, вместо горькия и плачевныя смерти, пиршество спасения составивше, место уготованное им ко падению и гробу, на возлежания разделиша, исполнени радости.

Тогда они, бывшие перед тем в поругании и находившиеся близ ада или лучше нисходившие в ад, вместо горькой и плачевной смерти учредили пиршество спасения и, полные радости, разделили для возлежания место, приготовленное им на погибель и могилу.

6:29

И҆ ѡ҆ста́вивше рыда́нїѧ всеплаче́внꙋю пѣ́снь, воспрїѧ́ша пѣ́снь ѻ҆те́ческꙋю, хва́лѧще сп҃си́телѧ и҆ чꙋдодѣ́телѧ бг҃а: и҆ всѧ́кїй пла́чь и҆ стена́нїе ѿри́нꙋвше, ли́ки соста́виша во зна́менїе весе́лїѧ ми́рнагѡ.

И оставивше рыдания всеплачевную песнь, восприяша песнь отеческую, хваляще спасителя и чудодетеля бога: и всякий плачь и стенание отринувше, лики составиша во знамение веселия мирнаго.

Оставив жалостнейшую песнь плача, они начали песнь отцов, восхваляя Спасителя Израилева и Чудотворца Бога, и, отвергнув все сетование и рыдание, составили хоры в знамение мирного веселья.

6:30

Та́кожде и҆ ца́рь ѡ҆ си́хъ соста́вивъ пирова́нїе ве́лїе, безпреста́ннѡ на нб҃о и҆сповѣ́дашесѧ великолѣ́пнѣ ѡ҆ пресла́внѣмъ бы́вшемъ себѣ̀ спасе́нїи.

Такожде и царь о сих составив пирование велие, безпрестанно на небо исповедашеся великолепне о преславнем бывшем себе спасении.

Равно и царь, составив по сему случаю многолюдное пиршество, выражал свою признательность к небу за славное, торжественно дарованное им спасение.

6:31

Полага́вшїи же і҆ꙋде́євъ пре́жде въ поги́бель и҆ въ снѣ́дь пти́цамъ и҆ съ ра́достїю ѡ҆писа́вшїи, срамото́ю ѡ҆б̾ѧ́ти бы́вше стенѧ́хꙋ, ѻ҆гнедыха́телнѣй и҆́хъ де́рзости безче́стнѡ ᲂу҆га́сшей.

Полагавшии же иудеев прежде в погибель и в снедь птицам и с радостию описавшии, срамотою объяти бывше стеняху, огнедыхателней их дерзости безчестно угасшей.

Те же, которые обрекали их на погибель и на пищу хищным птицам и с радостью делали им перепись, теперь, объятые стыдом, восстенали, и дышавшая огнем дерзость угасла с позором.

6:32

І҆ꙋде́є же, ꙗ҆́коже предреко́хомъ, соста́вивше предрѣче́нный ли́къ, со ᲂу҆чрежде́нїемъ во и҆сповѣ́данїихъ весе́лыхъ и҆ ѱалмѣ́хъ провожда́хꙋ,

иудее же, якоже предрекохом, составивше предреченный лик, со учреждением во исповеданиихъ веселых и псалмех провождаху,

А Иудеи, как сказали мы, составив упомянутый хор, отправляли празднество с радостными славословиями и псалмопениями.

6:33

и҆ ѻ҆́бщїй ѡ҆предѣли́вше ѡ҆ си́хъ ᲂу҆ста́въ, во всѧ́цѣмъ преселе́нїи свое́мъ въ ро́ды, є҆́же бы предречє́нныѧ дни̑ пра́здновати въ весе́лїи, не питїѧ̀ ра́ди и҆ ꙗ҆де́нїѧ, но сп҃се́нїѧ ра́ди бы́вшагѡ и҆̀мъ ѿ бг҃а.

и общий определивше о сих устав, во всяцем преселении своем в роды, еже бы предреченныя дни праздновати в веселии, не пития ради и ядения, но спасения ради бывшаго им от бога.

Они сделали даже общественное постановление, чтобы во всяком населении их в роды и роды радостно праздновать означенные дни, не для питья и пресыщения, но в память бывшего им от Бога спасения.

6:34

Прїидо́ша же ко царю̀ просѧ́ще ѿпꙋще́нїѧ во своѧ̑ си.

Приидоша же ко царю просяще отпущения во своя си.

Потом они предстали царю и просили отпустить их в домы.

6:35

Ѡ҆пи́сани же бы́ша ѿ два́десѧть пѧ́тагѡ днѐ мцⷭ҇а пахѡ́на да́же до четве́ртагѡ днѐ мцⷭ҇а є҆пїфа̀, во дне́хъ четы́редесѧтихъ: соста́виша же и҆̀мъ поги́бель ѿ пѧ́тагѡ днѐ мцⷭ҇а є҆пїфа̀ да́же до седма́гѡ, въ трїе́хъ дне́хъ: въ ни́хже и҆ пресла́внѡ ꙗ҆ви́въ млⷭ҇ть свою̀ всеси́льный, и҆зба́ви и҆̀хъ безвре́дныхъ кꙋ́пнѡ.

описани же быша от двадесять пятаго дне месяца пахона даже до четвертаго дне месяца епифа, во днех четыредесятих: составиша же им погибель от пятаго дне месяца епифа даже до седмаго, в в триех днех: в нихже и преславно явивъ милость свою всесильный, избави их безвредныхъ купно.

Перепись их производилась с двадцать пятого дня месяца Пахона до четвертого дня месяца Епифа, в продолжение сорока дней; погубление их назначалось от пятого дня месяца Епифа до седьмого, в течение трех дней, в которые славным образом явил Свою милость Владыка всех и спас их невредимо и всецело.

6:36

Пи́ршествоваша же всѣ́ми ѿ царѧ̀ снабдѣва́еми да́же до четвертагѡна́десѧть днѐ, въ ѻ҆́ньже и҆ проше́нїе сотвори́ша ѡ҆ ѿпꙋще́нїи свое́мъ.

Пиршествоваша же всеми от царя снабдеваеми даже до четвертагонадесять дне, в оньже и прошение сотвориша о отпущении своем.

Праздновали они, довольствуемые всем от царя, до четырнадцатого дня, в который они и представили прошение об отпуске их.

6:37

Похвали́въ же и҆̀хъ ца́рь, написа̀ и҆̀мъ нижепи́санное посла́нїе ко страти́гѡмъ сꙋ́щымъ по градѡ́мъ, великодꙋ́шнѣ ᲂу҆се́рдїе и҆мꙋ́щее.

Похвалив же их царь, написа им нижеписанное послание ко стратигом сущим по градом, великодушне усердие имущее.

Царь, соизволив им, великодушно написал в их пользу, за своею подписью, следующее послание к городским начальникам.

Глава 7

7:1

Ца́рь птоломе́й фїлопа́тѡръ, сꙋ́щымъ во є҆гѵ́птѣ страти́гѡмъ и҆ всѣ̑мъ вчинє́ннымъ над̾ дѣла́ми, ра́доватисѧ и҆ здра́вствовати: здра́вствꙋемъ же и҆ мы̀ и҆ ча̑да на̑ша, ᲂу҆правлѧ́ющꙋ на́мъ вели́комꙋ бг҃ꙋ ве́щы, ꙗ҆́коже жела́емъ:

Царь птоломей филопатор, сущим во египте стратигом и всем вчиненным над делами, радоватися и здравствовати: здравствуем же и мы и чада наша, управляющу нам великому богу вещи, якоже желаем:

«Царь Птоломей Филопатор начальникам Египетским и всем поставленным в должностях — радоваться и здравствовать. Здравствуем и мы и дети наши, ибо великий Бог благопоспешествует нам в делах по нашему желанию.

7:2

нѣ́цыи дрꙋ́зи на́ши ѕлонра́вїемъ свои́мъ ча́стѣе на́мъ прилѣжа́ще, поꙋсти́ша на́съ на сїѐ, є҆́же бы во ца́рствїи на́шемъ собра́ти всѣ́хъ і҆ꙋде́ѡвъ во є҆ди́но мѣ́сто а҆́ки ѿстꙋ́пникѡвъ и҆ ᲂу҆мꙋ́чити стра́нными мꙋ́ками,

нецыи друзи наши злонравием своим частее нам прилежаще, поустиша нас на сие, еже бы во царствии нашем собрати всех иудеовъ во едино место аки отступников и умучити странными муками,

Некоторые из друзей наших по злоумышлению своему часто представляли нам и убеждали нас собрать всех Иудеев, находящихся в царстве, и замучить необычайными казнями, как изменников,

7:3

сказꙋ́юще, ꙗ҆́кѡ никогда́же во благостоѧ́нїи ца́рства на́шегѡ ве́щы бꙋ́дꙋтъ, вражды̀ ра́ди, ю҆́же и҆́мꙋтъ сі́и ко всѣ̑мъ ꙗ҆зы́кѡмъ, доне́лѣже не соверши́тсѧ сїѐ:

сказующе, яко никогдаже во благостоянии царства нашего вещи будут, вражды ради, юже имутъ сии ко всем языком, донележе не совершится сие:

присовокупляя, что, доколе не будет этого сделано, дела нашего царства никогда не будут благоустроены по ненависти, которую питают они ко всем народам.

7:4

и҆̀же и҆ свѧ́заныхъ и҆̀хъ приведо́ша къ на́мъ со ѡ҆ѕлобле́нїемъ ꙗ҆́кѡ плѣ́нникѡвъ, па́че же ꙗ҆́кѡ преда́телей, без̾ всѧ́кагѡ разсꙋжде́нїѧ и҆ и҆спыта́нїѧ хотѣ́ша и҆̀хъ погꙋби́ти, свирѣ́пѣйшею лю́тостїю па́че зако́на скѵ́ѳска воѡрꙋже́ни:

иже и связаных их приведоша к нам со озлоблением яко пленников, паче же яко предателей, без всякаго разсуждения и испытания хотеша их погубити, свирепейшею лютостию паче закона скифска вооружени:

Они-то привели их в оковах, с насилием, как невольников, или лучше как наветников, и без всякого рассмотрения и исследования покушались погубить их, изобретая жестокости, лютейшие даже Скифских обычаев.

7:5

мы́ же ѡ҆ си́хъ жесточа́е запрети́вше по смиренномꙋ́дрїю, є҆́же и҆́мамы ко всѣ̑мъ человѣ́кѡмъ, є҆два̀ живо́тъ и҆̀мъ дарова́вше, и҆ нбⷭ҇наго бг҃а позна́вше крѣ́пкѡ застꙋпа́ющаго і҆ꙋде́євъ и҆ ꙗ҆́кѡ ѻ҆ц҃а̀ за сы́ны вы́нꙋ спобо́рствꙋюща, ксемꙋ́ же и҆ любо́вь, ю҆́же и҆́мꙋтъ къ на́мъ и҆звѣ́стнꙋ, и҆ ко прароди́телємъ на́шымъ благопрїѧ́тство разсꙋди́вше, пра́веднѡ ѿпꙋсти́хомъ, по всѧ́комꙋ коеѧ́ либо вины̀ ѡ҆́бразꙋ:

мы же о сих жесточае запретивше по смиренномудрию, еже имамы ко всем человеком, едва животъ им даровавше, и небеснаго бога познавше крепко заступающаго иудеев и яко отца за сыны выну споборствующа, ксему же и любовь, юже имутъ к нам известну, и ко прародителем нашимъ благоприятство разсудивше, праведно отпустихом, по всякому коея либо вины образу:

Мы строго воспретили это и по благоволению, которое питаем ко всем людям, тотчас даровали им жизнь; а когда узнали, что небесный Бог есть верный покров Иудеев и всегда защищает их, как отец сынов, еще же приняв во внимание известное их доброжелательство к нам и к предкам нашим, мы справедливо освободили их от всякого обвинения в чем бы то ни было

7:6

и҆ повелѣ́хомъ комꙋ́ждо всѣ̑мъ во своѧ̑ и҆̀мъ возврати́тисѧ, дабы̀ на всѧ́цѣмъ мѣ́стѣ никто̀ и҆́хъ ѿню́дъ ѡ҆ѕлоблѧ́лъ, нижѐ ᲂу҆карѧ́лъ ѡ҆ содѣ́ѧнныхъ и҆̀мъ без̾ вины̀:

и повелехом комуждо всем во своя имъ возвратитися, дабы на всяцем месте никто ихъ отнюд озлоблял, ниже укарял о содеянныхъ им без вины:

и приказали всем и каждому возвратиться в свои домы, так чтобы нигде никто ни в чем не оскорблял их и не укорял в том, что произошло без их вины.

7:7

вѣ́домо бо да бꙋ́детъ ва́мъ, ꙗ҆́кѡ а҆́ще что̀ ѕлоꙋхи́тримъ на ни́хъ лꙋка́вое, и҆лѝ въ че́мъ ѡ҆скорби́мъ и҆̀хъ весьма̀, то̀ не человѣ́ка, но всѣ́хъ си́лъ влⷣкꙋ и҆ бг҃а вы́шнѧго проти́вѧщасѧ на́мъ во ѿмще́нїе веще́й по всемꙋ̀ неизбѣ́жнѣ всегда̀ и҆мѣ́ти бꙋ́демъ. Здра́вствꙋйте.

ведомо бо да будет вам, яко аще что злоухитрим на них лукавое, или в чем оскорбимъ их весьма, то не человека, но всех силъ владыку и бога вышняго противящася нам во отмщение вещей по всему неизбежне всегда имети будем. Здравствуйте.

Знайте, что если мы предпримем против них что-либо злое, или вообще оскорбим их, то будем иметь против себя не человека, но властвующего над всякою властью всевышнего Бога отмстителем за дела наши во всем и всегда неизбежно. Будьте здравы».

7:8

Прїи́мше же (і҆ꙋде́є ѿ царѧ̀) посла́нїе сїѐ, не потща́шасѧ вско́рѣ ѿитѝ, но моли́ша царѧ̀, дабы̀ сꙋ́щїи ѿ ро́да і҆ꙋде́йска, ѿ ст҃а́гѡ бг҃а и҆ ѿ зако́на бж҃їѧ самово́льнѣ ѿстꙋпи́вшїи полꙋчи́ли и҆́ми до́лжное мꙋче́нїе,

Приимше же (иудее от царя) послание сие, не потщашася вскоре отити, но молиша царя, дабы сущии от рода иудейска, от святаго бога и от закона божия самовольне отступившии получили ими должное мучение,

Получив это послание, Иудеи не спешили тотчас отправиться, но просили царя, чтобы те из рода Иудейского, которые самовольно оставили святаго Бога и закон Божий, получили через них должное наказание,

7:9

приглаго́лавше, ꙗ҆́кѡ чре́ва ра́ди своегѡ̀ бжⷭ҇твєннаѧ повєлѣ́нїѧ престꙋпи́вшїи нижѐ ца̑рскимъ повелѣ́нїємъ благопослꙋ́шни бꙋ́дꙋтъ.

приглаголавше, яко чрева ради своего божественная повеления преступившии ниже царским повелениемъ благопослушни будут.

присовокупляя, что преступившие ради чрева постановления Божественные никогда не будут иметь добрых расположений и к правлению царя.

7:10

Ѻ҆́нъ же пои́стиннѣ сїѧ̑ глаго́ла та́кѡ бы́ти, и҆ похвали́въ дадѐ и҆̀мъ вла́сть над̾ всѣ́ми, є҆́же бы престꙋ́пникѡвъ зако́на бж҃їѧ во всѣ́хъ мѣ́стѣхъ ца́рствїѧ є҆гѡ̀ со дерзнове́нїемъ, без̾ всѧ́кїѧ ца́рскїѧ вла́сти и҆лѝ разсмотре́нїѧ, ᲂу҆бива́ти и҆ и҆скоренѧ́ти.

он же поистинне сия глагола тако быти, и похвалив даде им власть над всеми, еже бы преступников закона божия во всех местехъ царствия его со дерзновением, без всякия царския власти или разсмотрения, убивати и искореняти.

Царь нашел, что они говорят правду, одобрил их и дал им полномочие на все, чтобы они преступивших закон Божий истребили во всяком месте царства его беспрепятственно, без особого позволения или надзора царя.

7:11

Тогда̀ (і҆ꙋде́є) возблагодари́вше (царѧ̀) ꙗ҆́коже подоба́ше, і҆ере́є же и҆́хъ и҆ всѐ мно́жество вкꙋ́пѣ возгласи́вше а҆ллилꙋ́їа, съ ра́достїю ѿидо́ша.

Тогда (иудее) возблагодаривше (царя) якоже подобаше, иерее же их и все множество вкупе возгласивше аллилуиа, с радостию отидоша.

Тогда, возблагодарив его, как надлежало, священники и все народное множество воспели «аллилуия» и радостно отправились.

7:12

Тогда̀ приклю́чшагосѧ на пꙋтѝ престꙋ́пника, и҆́же бѧ́ше ѿ ро́да и҆́хъ, мꙋ́чахꙋ и҆ во ѡ҆́бразъ и҆ны̑мъ ᲂу҆бива́хꙋ.

Тогда приключшагося на пути преступника, иже бяше от рода их, мучаху и во образ инымъ убиваху.

Всякого соплеменника из осквернившихся, которого встречали на пути, они наказывали и убивали в пример другим.

7:13

И҆ въ де́нь то́й ᲂу҆би́ша бо́лѣе трїе́хъ сѡ́тъ мꙋже́й, ᲂу҆бива́юще же скве́рныхъ съ ра́достїю веселѧ́хꙋсѧ.

И в день той убиша более триех сотъ мужей, убивающе же скверных с радостию веселяхуся.

В этот день они умертвили более трехсот мужей и торжествовали с весельем, умерщвляя нечистых.

7:14

Са́ми же и҆̀же да́же до сме́рти со гдⷭ҇емъ бг҃омъ пребы́ша, полꙋчи́вше соверше́нное сп҃се́нїе, ᲂу҆вѣнча́вше себѐ разли́чными благово́ннѣйшими цвѣта́ми, ѿидо́ша ѿ гра́да со весе́лїемъ и҆ восклица́нїемъ, во хвале́нїихъ и҆ всеблагогла́сныхъ пѣ́нїихъ благодарѧ́ще бг҃ꙋ ѻ҆тцє́въ и҆́хъ вѣ́чномꙋ, сп҃сꙋ і҆и҃левꙋ.

Сами же иже даже до смерти со господем богомъ пребыша, получивше совершенное спасение, увенчавше себе различными благовоннейшими цветами, отидоша от града со веселием и восклицанием, во хвалениихъ и всеблагогласных пениих благодаряще богу отцевъ их вечному, спасу израилеву.

Сами же, пребыв с Богом до смерти и получив полную радость спасения, поднялись из города, увенчанные всякими благоуханными цветами, с весельем и восклицаниями, хвалами и благозвучными песнями, благодаря Бога отцов, вечного Спасителя Израиля.

7:15

Прише́дше же во птолемаі́дꙋ, нарица́емꙋю за сво́йство мѣ́ста родофо́ръ, и҆дѣ́же ѡ҆жида́хꙋ и҆̀хъ корабли̑ мно́зи, по ѻ҆́бщемꙋ и҆́хъ совѣ́тꙋ дні́й се́дмь,

Пришедше же во птолемаиду, нарицаемую за свойство места [родофоръ], идеже ожидаху их корабли мнози, по общему их совету дний седмь,

Придя в Птолемаиду, называемую по свойству места Родофором [розоносною], в которой по общему их уговору ожидали их корабли семь дней,

7:16

та́мѡ сотвори́ша пи́ръ сп҃сенїѧ: ца́рь бо дарова̀ благодꙋ́шнѡ коемꙋ́ждо и҆́хъ всѧ̑ потрє́бнаѧ на пꙋ́ть да́же до жили́ща и҆́хъ.

тамо сотвориша пир спасения: царь бо дарова благодушно коемуждо их вся потребная на путь даже до жилища их.

они учредили там пиршество спасения, ибо царь щедро снабдил их всем, что потребно было каждому до прибытия в свой дом.

7:17

Дости́гше же ми́рнѡ въ подоба́ющихъ и҆сповѣ́данїихъ, та́кожде и҆ та́мѡ ᲂу҆ста́виша сїѧ̑ дни̑ пра́здновати со весе́лїемъ во вре́мѧ прише́лствїѧ и҆́хъ.

Достигше же мирно в подобающих исповеданиих, такожде и тамо уставиша сия дни праздновати со веселием во время пришелствия их.

Так как они достигли сюда в мире, с приличными благодарениями, то и здесь также установили весело праздновать эти дни во время пребывания своего.

7:18

И҆̀хже и҆ ѡ҆свѧти́вше на столпѣ̀ при мѣ́стѣ пи́ршества ѡ҆бѣ́томъ ᲂу҆тверди́вше, ѿидо́ша невре́дни, свобо́дни, прера́достни, земле́ю и҆ мо́ремъ и҆ рѣко́ю, ѡ҆хранѧ́еми ца́рскимъ повелѣ́нїемъ, кі́йждо во своѧ̑ си, и҆ ѡ҆держа́вше вла́сть над̾ враги̑ бо́лшꙋю не́же пре́жде, со сла́вою и҆ стра́хомъ, весьма̀ ни ѿ когѡ̀ лиша́еми и҆мѣ́нїѧ.

Ихже и освятивше на столпе при месте пиршества обетом утвердивше, отидоша невредни, свободни, прерадостни, землею и морем и рекою, охраняеми царским повелением, кийждо во своя си, и одержавше власть над враги болшую неже прежде, со славою и страхом, весьма ни от кого лишаеми имения.

Освятив эти дни и утвердив свой обет поставлением столба на месте пиршества, они отправились далее сушею и морем и рекою, каждый в свое жилище, невредимые, свободные, в полной радости, охраняемые царским повелением. Тогда-то приобрели они большую, нежели прежде, силу и славу и сделались страшными для врагов, ни от кого нисколько не притесняемые в своем владении,

7:19

И҆ всѧ̑ своѧ̑ всѝ воспрїѧ́ша ѿ ѡ҆писа́нїѧ, ꙗ҆́кѡ и҆мꙋ́щїи что̀ со стра́хомъ ве́лїимъ ѿдаѧ́хꙋ и҆̀мъ, вели̑чїѧ превели́комꙋ бг҃ꙋ сотво́ршꙋ соверше́ннѡ во спⷭ҇нїе и҆хъ.

И вся своя вси восприяша от описания, яко имущии что со страхом велиим отдаяху им, величия превеликому богу сотворшу совершенно во спасние их.

и все получили свое по описи, так что, кто имел что-либо у себя, с величайшим страхом отдавали им, ибо величайшие благодеяния явил им величайший Бог на спасение их.

7:20

Блгⷭ҇венъ и҆зба́витель і҆и҃левъ во вѣ̑чнаѧ времена̀. А҆ми́нь.

благословен избавитель израилев во вечная времена. Аминь.

Благословен Спаситель Израиля на вечные времена! Аминь.

Коне́цъ кни́зѣ тре́тїей маккаве́йстѣй: и҆́мать въ себѣ̀ гла́въ з҃.