Разговор Богородицы с Сыном Исус Христом — икосы — Преп. Романа Сладкопевца, перевод Свящ.муч. Сергия Цветкова

Икосы:

1) (Τόν ἴδιον) Агница – Мария, видя Своего Агнца ведомаго на заклание, следовала (за Ним) рыдая, вместе с другими женами так вопия: «Куда Ты идешь Чадо? Для чего Ты совершаешь скорое Свое течение? Не другой ли теперь брак в Кане, не туда ли и Ты теперь спешишь, чтобы для них сделать из воды вино? Не идти ли Мне с тобою. Чадо, – или лучше Я тебя пожду? Дай мне слово, Слове,-не пройди мимо Меня молча, Ты, сохранивший Меня чистою, Сыне и Боже Мой.»

2) (Όυκ λπιζον) «Не помышляла Я, Чадо (Мое), увидеть Тебя в таком (поразительно-горестном положении); никогда не верила, чтобы видеть Мне (этих) неистовых беззаконников, неправедно простирающих на Тебя руки (свои). Ибо еще (теперь) дети их восклицают: „Осанна! Благословен! Ибо устланный ваиями путь доселе всем показывает (оказанное) Тебе прославление (даже) от (самых) нечестивцев. И от чего произошло (совершенное другое), гораздо худшее! Увы мне! Я хочу узнать, как мог угаснуть Свет Мой, – как пригвождается ко кресту Сын и Бог Мой».

3) (’Υπάγεις ) «Идешь Ты, утроба Моя2, на неправедное убийство, и никто Тебе не соболезнует. Не сопутствует Петр, говоривший Тебе: «Я не отрекусь от Тебя никогда, хотя бы мне и умереть» (Mф. 26:35). Оставил Тебя Фома вопиявший: «с Тобою мы умрем все» (Ин. 11:16). И где теперь все прочие, домашние и сыны Твои, имеющие судить двенадцать колен Твоих (Израилевых)? Нет никого из всех (сих); за всех же Единый токмо Ты умираешь, Чадо (Мое); вместо тех (упомянутых выше) Ты всех спас, потому что всех облагодетельствовал Ты, Сын и Бог Мой».

4) (Τοιυτα) Когда Мария от тяжкой печали и великой скорби, так вопияв, плакала, то Рожденный от Нея обратился к Ней, так восклинув: «Что плачешь Ты, Матерь? Для чего с другими женами Ты то же делаешь (συναποφέρη) (Лк. 23:27)? Как я могу спасти Адама, если не пострадаю и не умру? Как привлеку к (вечно-блаженной) жизни находящихся в аде, если (прежде сего) не вселюсь во гроб? И вот почему, как Ты видишь, Я распинаюсь3 и умираю4. И так что плачешь Ты, Матерь? Лучше Ты так воскликни: с любовию (πόθῳ) 5и принимает страсть Сын и Бог Мой».

5) (Ἀπόθου) «Итак отложи, Матерь, отложи печаль Свою; ибо неприлично плакать Тебе, которая названа облагодатствованною (κεχαριτωμένη). Плачем (Твоим) не скрывай (от других) сего (великаго) имени Твоего; не уподобляйся (чрез сие другим) неведущим, Ты, премудрая· Дево! Ты среди чертога Моего: не омрачай Свою душу скорбию как вне стоящая. Ты, напротив, всех созывай в чертог Мой, как рабов Своих; ибо всякий очень скоро послушает Тебя, Непорочная, в то время, когда Ты будешь говорить: «Где Сын и Бог Мой»?

6) (Πικρὰν) «Не почитай горестным для Себя (сей) день страсти Моей; ибо для этого (дня) Я, как Усладитель, сошел с небеси, подобно как (древле) манна, (но) не на гору Синайскую, а во чрево Твое: ибо внутри его Я усырился, как о том предвозвестил Давид (Пс. 67:16, 17). Уразумей, Пречистая, что (означает) гора усыренная. Ибо это-Я, как Сый Слово, в Тебе соделался плотию. В ней (сей плоти) Я стражду, в ней и умираю6. Итак не плачи, о Матерь, а лучше возопий: Добровольно принимает страдание Сын и Бог Мой».

7) (Ἐν τοῦτοις τοῖς λόγοις)7 От сих слов Пречистая Матерь, еще более возскорбев душевно о Воплотившемся и Рожденном от Нея несказанно, так возопила: «Что Ты Мне говоришь, Чадо? Чтобы не уподобиться тем женам? Не как во чреве они, носила Я во утробе Сына и сосцами моими млеком питала: как же Ты хочешь теперь, чтобы Я не плакала о Тебе, Чадо, спешащем на не справедливую смерть, – (о Тебе), воскрешавшем мертвых, – Сын и Бог Мой».

8) (Ἰδού) «Вот», говорит Она, «Чадо мое,-Ты, желая отстранить плач от очей Моих, возмущаешь сердце Мое еще более; ибо не может умолкать (во Мне) помышление Мое. Что это Ты говоришь Мне, утроба Моя: „если не постражду Я, – Адам не возстанет“? А между тем Ты без (Своего) страдания исцелял многих. Ибо, очистив прокаженнаго, Ты нисколько не болел, а (только) восхотел; чтобы исцелить разслабленнаго, (для сего) не утрудился. Опять Ты, Блаже, даровав зрение слепому, Сам оставался (совершенно) безболезненным, – Сын и Бог Мой».

9) (Νεκρούς) «Ты, воскресивший мертвых, не умирал, не возставал из гроба; как же Ты говоришь: Если Я не постражду, если не умру, то несчастный Адам не будет здрав? Ты (только) повели, – и он тотчас же возстанет, и крепко (держа) понесет одр свой. И если бы Адам лежал во гробе, то Ты воскресил бы и его одним словом Своим, подобно как прежде Лазаря. Все служит Тебе, как Творцу всех. И так для чего Ты спешишь Сын (Мой)? Не спеши идти на убиение, не желай смерти, Ты, Сын и Бог Мой».

10) (Οὐκ οδας) – «Ты не знаешь, о Матерь, не знаешь, что говорю Я. Посему отверзи (Свой) ум, вонми слову, которое Ты слышишь (от Меня), и Сама с Собою разсуди (о том) что Я говорю. Действительно, смиренный Адам, о котором Ты пред сим сказала, ослабев не одним телом, а более душею (своею), заболел добровольно; ибо Он не слушал Меня, и потому бедствует. Ты разумеешь (теперь), что говорю Я; не плачь, о Матерь, (но) лучше так возопий: „Помилуй Адама и умилосердись над Евою, Ты, Сын и Бог Мой.“»

11) (Ὑπὸ ἀκράσιας) «Адам, сделавшись немощным от неумеренности и воздержания, ниспал в ад преисподний, и там оплакивает трудное положение души своей. Несчастная Ева, увидев его разстройство, вместе с ним воздыхает; ибо вместе с ним она болезнует, дабы вместе научиться сохранить заповедь Врача. Ты уразумела, что говорю Я и, теперь узнавши, о чем Ты плачешь, Матерь (Моя)? Ты лучше так воскликни, что добровольно постра­дал Сын и Бог Мой.»

12) (Ῥημάτον)8 Слова сии как только услышала Агница пренепорочная, чистая, отвечала к Агнцу: «Господь мой, если еще раз скажу Тебе, не прогневайся на Меня; скажу Тебе то, что имею (на сердце), чтобы истинно научиться от Тебя тому, чего желаю. Если Ты постраждешь, если умрешь, то явишься Мне? Если пойдешь к Адаму с Еввою, то Я опять увижу Тебя? Ибо одного сего боюсь, Чадо, что Я, когда Ты из гробов пойдешь вверх, ища Тебя увидеть,-зарыдаю, вопия: „где Ты был, Сын и Бог Мой?“»

13) (Ὠς χουσε) Как услышал сии (слова) Ведый всяческая, прежде бытия их, то отвечал к Марии: «дерзай, Мати! Потому что Ты первая увидела Меня из гробов (выходящаго). Я иду разсказать (апостолам), какие труды нужны, чтобы освободить Адама, какие поты Я предпринимал ради его. Объясню это друзьям, показав на руках Моих знаки. Когда, Мать, Ты увидишь Еву здравою (спасенною – σωθήσαν) как прежде, то будешь вопиять с радостию: Моих родителей спас Сын и Бог Мой».

14) (Μικρὸν) «Итак немного потерпи, о Матерь, и Ты увидишь, как Я, на подобие врача, (сперва) разденусь9, поспешая (в те места), где лежат они (прародители), осмотрю (потом) и язвы их, копием отсекая их наросты и отверделости (т. е. древнюю, застарелую греховную язву); приму и уксус, которым заживлю (στύφω) их язвы; острием гвоздей изследовав уязвление, приложу (к оному вместо корпии) верхнюю одежду. А Свой крест, имея как цельбоносный сосуд (ὡς νάρθηκα), я употреблю, Матерь (Моя), для того, дабы Ты воспевала от души: Добровольно разрушил страсть Сын и Бог Мой».

15) (Ἀπόθου) «Итак отложи, Матерь, отложи ты скорбь (Свою), и иди с радостию; вот, Я поспешаю (на то дело), для котораго Я пришел, – чтобы исполнить волю пославшаго Меня. Ибо сие было предопределено для Меня в начале (от вечности), и Отцу Моему, и Духу Моему, было тогда благоугодно, чтобы Мне вочеловечиться и пострадать ради падшаго (человечества). Посему, Дева, Ты скоро шедши возвести всем, что Страждущий поражает ненавистника Адамова, и Победителем идет10 Сын и Бог Мой».

16) (Νικῶμαι) «Побеждаюсь Моею любовию (к Тебе), побеждаюсь, о Чадо (Мое), и подлинно не терплю, чтобы Я находилась в Своем жилище, а Ты на кресте; чтобы Я была в доме, а Ты во гробе. Посему позволь Мне сопровождать Тебя; ибо созерцание Тебя исцелит Меня, не смотря на то, что Я буду видеть дерзость (этих) почитателей (закона) Моисеева. Ибо в самом деле они, как мстители, пришли умертвить Тебя. Моисей же об этом предрек Израилю: «Ты узришь (некогда) жизнь на древе» (Втор. 28:66). Кто же сия Жизнь? Сын и Бог Мой».

17) (Ὀυκοῦν) «Итак, если Ты желаешь сопутствовать Мне, то не плачь (уже), как Мать, и опять не устрашайся, когда увидишь стихии поколебавшимися. Ибо сей (необычайный) поступок Мой приведет в трепет всю тварь: тогда помрачится небо, и не будет зримо очами до тех пор, пока Я реку; в храме раздранная завеса возопиет на этих злодеев; тогда земля и море побегут, горы подвигнутся, гробы потрясутся. Когда Ты увидишь сие, – если и убоишься как женщина, тогда воскликни ко Мне: „Пощади Меня, Ты, Сын и Бог Мой“».

18) (Ὑιὲ) Сыне Девы, Боже Девы, Творче мира! Твое страдание – глубина премудрости; Ты знаешь, что Ты был и чем Ты соделался. Ты благоволил придти (в мир) для того, чтобы добровольно пострадать, восхотев спасти нас, Ты подъял грехи наши, как Агнец; Ты, умертвивший все сии (грехи), страданием Своим, как Спаситель, всех спаси. Ты Один в страдании и не в страдании. Ты Один умираешь и спасаешь. Ты даровал дерзновение Пречистой (Матери Своей) взывать к Тебе: «Сын (Мой) и Бог Мой».

Источник : Кондаки и икосы св. Романа Сладкопевца на некоторые дни святым, некоторые дни недели, некоторыя недели, на двунадесятые праздники и на каждый день страстной седмицы, и стихиры его же на предпразднственные и попразднственные дни пред Рождеством Христовым и по Рождестве Христове. / Перевод Диакона Сергия Цветкова. – М.: Типография Л. Ф. Снегирева, 1881. – С. 124–129

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии