Синодальный перевод vs церковно славянский

В очередной раз натыкаюсь на концептуальную разницу, между синодальным переводом библии, и церковно славянским, совершенно разные смыслы получаются. Глядите сами.

В синодальном — усмирять плоть, а в цер.слав. — умерщвлять плоть.

Усмирять — успокаивать, можно даже без аскезы путем психологических воздействий, уговоров, отвлечения на что-то другое.

Умерщвлять — иссушать, призыв к жесткой аскезе, к практикам направленным на подчинение тела своей воле, путем — поста, ношения вериг, малокушанья, изнурения трудом, творческим процессом, сном не более пяти часов, долгими служба со стоянием на ногах, и так далее. Исполнение всех положенных правил. Житие по номоканону.

Конечная цель умерщвления плоти сделать так, что бы она замолчала, минимизировала свои потребности, в особенности те которые ведут ко греху.

А усмирение плоти, безконечный спор с нею, она говорит давай обожремся, а ты говоришь, нет мы съедим обычную порцию, в другой раз срываешься и ешь.

Умерщвление подразумевает сокращение порции, а не мыслительное противоборство, некий постоянный режим, как это бывает в больнице, где тебе дают обозначенное количество килокалорий в день.

Подписаться
Уведомить о
guest
7 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Иван Рязанский
Иван Рязанский
28.09.2021 21:31

Не так давно начал читать Новый Завет на церковно-славянском с параллельным переводом на русский. Обнаружил много новых смысловых оттенков. Однако и церковно-славянский текст Елизаветинской Библии употребляемый новообрядцами уступает по качеству донесения смысла от дониконовской Острожской Библии.

Иван Рязанский
Иван Рязанский
Ответить на  Килiас Росiас
01.10.2021 10:34

Может не совсем по теме, но вот что мне интересно. Почему в молитвословах текст молитвы «Отче наш» взят из Евангелия от Матфея, однако одно слово взято из Евангелия от Луки? Я имею ввиду слово «искушение». Везде в Евангелиях на ц. с., где Господь призывает молиться об этом, стоит вместо «искушения» слово «напасть». Только от Луки написано «искушение». И это вошло во все молитвословы. А ведь слова «искушение» и «напасть» имеют разные смыслы. В словаре у Дьяченко «напасть» переведено как «искушение», но он не переводил это слово, а просто взял его смысл из русского Евангелия. В ц. с. языке есть отдельно слово «искушение». По Далю напасть это беда, несчастье, злой случай. Об избавлении от этого и надо молиться. А искушает человека или его похоть, или дьявол. Бог не может вводить в искушения. Об этом у апостола прямо сказано. Получается, что такое прошение
обращено уже не к Богу. У Луки в 11.4 стоит «искушение» и в Елизаветинской, и в Осторожской Библии. Однако в более древнем Остромировом Евангелии стоит слово «напасть». Что вы об этом скажите?

Иван Рязанский
Иван Рязанский
Ответить на  Килiас Росiас
01.10.2021 14:12

Если понимать искушение в значении испытывать, то тогда не понятно о чем мы просим. Чтобы Бог не испытывал нас, не раскрывал наше внутреннее содержание, не возводил на более высокие степени совершенства? Получается, оставь нас, Боже, не тревожь, дай только спокойной жизни.
Все-таки, первый смысл, именно как дьявольский соблазн, прилог, более понятен. Только требуется дополнительная переадресация этого смысла именно на дьявола.
А вот слово «напасть» более точно и более емко. «Напасть» не в смысле только скорбного случая или беды, а «напасть» по происхождению от слова нападать, одолевать. То есть мы молим, чтобы Господь защитил нас от дьявольских напастей, от его нападений и вторжений в нашу жизнь. А это могут быть не только искушения (соблазны и прилоги), но и просто скорбные случаи, беды, несчастья.
Бог и верующим людям попускает дьявольские напасти для испытания или по другим многоразличным недоведомым причинам. Но если мы бодрствуем и молимся, то к нашему старанию прикладывается и Божие попечение и дьявол уже не имеет над нами такой власти как над не молящимися.

Иван Рязанский
Иван Рязанский
03.10.2021 13:54

В русском тексте Апостола везде, где в ц. с. стоит слово «избавление» переведено как «искупление». В Елизаветинской Библии на ц. с. «искупление» употреблено только в Евр. 9. 12. Но в Острожской Библии и здесь стоит «избавление». «Избавление» в переводе это «спасение», «освобождение». Поэтому и Господа Исуса Христа мы зовем Спасителем. А термин «искупление» это уже ближе к католическому юридическому подходу к делу нашего спасения.