Ошибка в каноне Ангелу Хранителю — Иоанна монаха черноножного

Теперь вопрос каким образом существо Света, служитель истины, луч любви, непрестанно пребывающий в Боге — может озлобиться? Данное четверостишие толкает на мысль, что в этом месте молитва идет не ангелу, а тому чье имя называть не будем. Данной молитвой молятся миллионы людей, навлекая на свои головы искушения. Обижая этой молитвой того, с кем вы обручены дружбой от рождения, с кем обрели единство в Святой Купели крещения.

Ангел может разгневаться (праведно) либо опечалиться или отступить оплакивая душу на расстоянии. Но никак не озлобиться! Озлобиться может либо душа человека подверженная страсти либо бес.

И не надо во оправдание говорить дурную шарманку — вот тут имелось ввиду то то, се то — предлагая синонимы… Если бы там предлагалось, то чем вы пытаетесь оправдать, почему сразу не написали этот синоним, дабы не вводить соблазн? У слова озлобися, два корня — зло, злоба. Что никак не может сопутствовать природе ангела!


И так мы пришли к выводу, что здесь кроется пунктуационная, стилистическая ошибка. После двоеточия мы видим сразу два одинаковых союза НО, которые на непроизвольном уровне объединяют две мысли в одну через запятую. Если бы была поставлена точка после слова «озлобися» и начато новое предложение с обращением конкретно к Ангелу, то молитвенник бы не задумывался о том, о чем он молится так как первая покаянная мысль была бы закончена, а следом началось бы прошение к Ангелу.


Как было бы правильно.

Приле́жно вся́кую зло́бу соверши́х измла́да, и не преста́х тя́, засту́пника моего́, преогорчева́ти беззако́нными словесы́ и дея́ньми: но не озло́бися. Пожди́ еще́ ангеле мой, вразумля́я, и просвеща́я, и утвержда́я мя́.

Но даже и с правильной постановкой знаков препинания, нет ясности, нет конкретики, будет получаться как буд-то мы просим Ангела хранителя подождать когда мы наконец озлобимся, а когда это случится, что бы тот приступил — вразумля́ть, и просвеща́ть, и утвержда́ть. Вопрос — утверждать в чем? Почему нет пояснения, где конкретика? Не во зле же и озлоблении?

Не ну оно понятно, люди которые много лет воцерковлены смогут домыслить, дополняя отсутствие конкретики — озарениями, вставить сюда нужны смыслы, а как быть неофитам, почему о них никто никогда не думает? Со времен патриарха Никона пошла мода писать урезанные, обрамленные, сокращенные молитвы? Не имеющие ясности? Зато имеющие двойственность понимания.

Автор

Килiас Росiас

Мирянин. Единоверец. Непоминающий.
Подписаться
Уведомить о
guest
11 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
ioanna
04.03.2021 16:58

Мне думается два союза НО в одном предложении, это просто нехорошо, так как мешает восприятию молитвы. Я бы нашла верным вместо второго НО написать слово ПОСЕМУ и тогда всё встало бы на свои места.

Вот как выглядел бы этот текст:

«Прилежно всякую злобу соверших из млада, и не престах тя, заступника моего, преогорчевати беззаконными словесы и деяньми: но не озлобися, посему пожди еще, вразумляя, и просвещая, и утверждая мя».

Я понимаю, что авторский текст переписывать нельзя, а потому остаётся только пожалеть об этой двусмысленности текста в оригинале. Вспоминая свою воцерковленность, я могу сказать, что часто претыкалась о подобные трудно понимаемые тексты в акафистах и канонах. На молитве душа должна молиться, раскрываться для покаяния, искренно взывать к помощи и милости Бога и всех святых Его, но вдруг ум претыкается, молитва обрывается, начинается мыслительный процесс: я тут о чем молюсь? Причем при чтении Псалтыри на ЦСЯ, я стилистических недоумений не испытывала, а перевод новых церковно-славянских слов всегда находился в словаре и только делал молитву еще глубже по семантике.

Простите, если что-то не так написала. У каждого свой опыт молитвы. Люблю молиться на ЦСЯ, но стилистические ошибки в молитвах меня сильно напрягают.

ioanna
Ответить на  Килiас Росiас
04.03.2021 17:13

Спаси, Господи, брат.
Задумка хорошая. Подборка наиболее удачных по стилистике молитв, будет прекрасным подспорьем не только новоначальным, но и тем, кто хочет стяжать теплую молитву. Помощи Божией вам.

Нила Максименко
Нила Максименко
Ответить на  ioanna
07.03.2021 15:56

Скорее, 2 ‘но’ употреблены для эмоционального усиления прошения ко Ангелу Хранителю. А трудности нашего восприятия связаны с нашей временной отдаленностью от периода создания канона. И это наши проблемы — а не автора.

Елизавета
Елизавета
05.03.2021 07:40

Мне видится, что «но не озлобися, но пожди ещё» — это обращение. Сначала грешник говорит о себе, что он исполнен зла от юности, но просит подождать, вразумляя, просвещая и тд. В данном случае» не озлобися » он употребляет вместо не прогневайся, не накажи, не воздай. Почему он употребил именно это слово? Здесь нужно смотреть на время, место написания, исторический контекст событий, короче говоря. Как разговаривали, как мыслили, какие события происходили

Нила Максименко
Нила Максименко
07.03.2021 15:52

Думаю, это не догматическая ошибка — а разное лексическое значение, отделенное веками. Это, скорее, аспект ИСТОРИЧЕСКОЙ ГРАММАТИКИ, нежели духовно-нравственный и богословский.

Сравните, — то же самое «неблагоговение» видим в тропаре Великой Субботы:

«Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, Плащаницею чистою обвив, и вонями во Гробе нове покрыв положи».

В современном понимании будет — вонью. А в славянском тексте звучало — благоуханиями. Просто еще не перешла греческая калька в природу славянского языка, не укоренилась в нем — певцы древних канонов, черноризцы, излагали на понятном им языке.

И слово «злобиться» не было окрашено негативным эмоциональным оттенком и означало ПРОСТО: «СЕРДИТЬСЯ».