Масонские корни экуменического движения

Сразу стоит сказать о том, что не только «чувство голода по благодати» привело протестантов к идее создания «вселенской церкви». Сама идея была разработана еще в начале XVIII века в недрах английских масонских лож. На Совещании 1948 г. о масонском происхождении экуменизма говорилось открыто, были приведены конкретные факты и высказывания самих масонов по этому поводу. «В лоне наших Ателье», как говорят они сами, всегда шла речь об «объединении человечества» и «установлении нового мирового порядка», для нужд которого требовалось создать и новую «вселенскую церковь». В журнале «Le Tample» (официальный орган франкмасонства Шотландского ритуала, названный в память Тамплиеров) в № 3 за сентябрь-октябрь 1946 г. в статье «Объединение церквей» содержится следующее признание масонством своих заслуг в этой области:
 «Проблема, выдвинутая проектом объединения церквей… близко интересует масонство и является близкой масонству… Если это объединение… стоит на верном пути, то этим обязано немного и нашему Ордену. Во всяком случае при возникновении первых экуменических конгрессов вмешательство наших англо-саксонских скандинавских братьев было определяющим и их деятельность была неустанно направлена на организацию христианского единства».
 Не удивительно поэтому, что экуменическое движение в организационном, финансовом, и, главное, в идеологическом отношении не было ни новым, ни самостоятельным, а лишь частью масонского проекта по созданию нового мирового порядка. В наше время, когда Мировое Сообщество стало реальностью, понимать истинное положение дел с экуменизмом как одной из масонских структур чрезвычайно полезно. Не сознавать этого, делать вид, что это всего лишь сугубо религиозное движение, изолированное от других международных структур типа ООН, МВФ и НАТО, — значит сознательно закрывать глаза на действительное положение дел.
 Термин «экуменизм». В 1910 г. один из самых влиятельных активистов движения, его «апостол» масон Джон Мотт придумал для него название. Он воспользовался греческим словом «ойкумена» — вселенная и произвел от него «экуменизм» — слово для всех малопонятное и умело прикрывающее смысл и цели движения. Двусмысленность термина позволяла использовать его в привычном для православных сочетании «Вселенская Церковь». При этом православные под Вселенской Церковью продолжали понимать Единую Православную Церковь, а экуменисты — новую, экуменическую. Для многих эта двусмысленность и до сих пор остается непонятой, как, впрочем, и остальная ложь экуменизма.
 Фонд Карнеги и первый экуменический Союз. Экуменисты сами вовсе не скрывают свое происхождение от масонов, которые решили использовать религиозных деятелей для своих политических целей. Именно они взяли на себя организацию и финансирование громадного проекта по созданию всемирной церкви. Об этом на Совещании 1948 г. говорил Болгарский Экзарх Стефан, сочувствующий экуменической деятельности: «Кроме религиозных, точнее церковных, интересов на мировом горизонте выступили и некоторые политические соображения… Американец Карнеги… дал 2 миллиона долларов и основал фонд для создания международной церковной организации… Жорж Несмит, доверенное лицо Карнеги, только после первой мировой войны смог объехать все страны Европы и Америки и организовать первую конференцию этого Союза летом 1920 г. в С.-Батенберге, в Швейцарии».
 По сути именно этот момент можно считать датой основания экуменического движения в его современном понимании. «Первым шагом экуменического движения было дело фондаций Карнеги, имевшее только практическое значение о мире и дружбе среди народов через церкви», — сказал Экзарх Болгарский Стефан. Эти ключевые слова — «фонд Карнеги» и «через церкви»  раскрывают суть экуменического движения как организационной политической структуры в области религиозной. После Первой Мировой войны для политического объединения народов была создана Лига Наций, а для той же цели, но «через церкви» — «Всемирный Союз Международной дружбы посредством церквей». Понятно, почему именно Лига Наций в феврале 1938 г. открыла в своем доме в Женеве помещение для этого «Союза». После Второй Мировой Войны появились их более мощные и влиятельные аналоги: Организация Объединенных Наций и Всемирный Совет Церквей. Организаторы и инвесторы экуменического движения действовали исходя из своих интересов и целей, а в качестве бутафории пользовались авторитетом религиозных деятелей и программные документы оснащали цитатами из Евангелия.
 Константинопольский Патриархат и экуменизм. Весь экуменический проект терял смысл без привлечения к участию в нем Поместных Православных Церквей, и некоторые Православные Церкви приняли в экуменическом движении самое активное участие. От имени Православия выступила Константинопольская Патриархия. В энциклике 1920 г. среди целей предлагаемого «Союза Церквей» перечислялись и такие: прекратить прозелитизм и воспитать взгляд на православных не как на чужих; взаимно усиливать дело единения, а для этого ввести общий календарь, устраивать встречи, всехристианские конференции; пользоваться храмами и кладбищами других церквей, «возгревать любовь друг к другу».
 Экзарх Болгарский Стефан в своем докладе на Совещании сказал: «Наша Церковь, по собственной инициативе Вселенского Патриарха, предложила основание Церковного Союза по образцу общества народов Лиги Наций». Ясно, что такой проект не основывается на православном учении о Церкви, и что уже в начале 20-х годов «православные экуменисты» этим учением не руководствовались.
 Работа по привлечению православных в экуменическое движение была проделана виртуозно. Для создания первых экуменических структур масоны привлекали людей, искренно озабоченных безблагодатностью протестантизма. Фонд Карнеги обеспечил экуменический проект реальными капиталами, а духовный авторитет первых «искренних экуменистов» обеспечил, так сказать, «первичный духовный капитал», которым политическое масонство пользуется вот уже многие десятилетия. Во всех учредительных мероприятиях участвовали представители Константинопольской Патриархии и зависимых от нее Александрийской, Болгарской и Элладской Церквей, а также русских эмигрантов, находящихся в юрисдикции парижского митрополита Евлогия (евлогианский раскол). И этих раскольников, как называет их протоиерей Г. Разумовский, на экуменических конференциях именовали представителями Русской Православной Церкви, лицемерно вздыхая на тех же конференциях о «мученическом и исповедническом» состоянии Церкви в большевистской России.
 Но не все русские эмигранты посчитали возможным участвовать в экуменическом движении. Протоиерей Григорий Разумовский заявляет: «Русская Православная Церковь благодарит Бога за то вразумление, которое Он дал нашим зарубежным русским братьям, понявшим всю отдаленность от истинной церковности деяний и намерений Оксфордской конференции 1937 г. и удержавшимся от вступления в экуменическое движение на Карловацком соборе 1938 г.»
На состоявшемся в Югославии в 1938 г. «Втором Зарубежном Соборе Русской Православной Церкви за границей» по проекту докладчика епископа Серафима Потсдамского было вынесено решение «воспретить своим чадам участие в экуменическом движении, стоящем на принципе равенства всех христианских религий и исповеданий». В резолюции этого Собора отмечалось, что «в возглавлении этого движения принимают участие лица, не только чуждые Православию, но и близкие к антихристианским масонским обществам… в этом движении, с другой стороны, участвуют люди вполне искренние, ищущие истины, любящие Православие и стремящиеся к нему».
 Вот это участие людей искренних и служило причиной постоянных колебаний многих православных людей в отношении к экуменизму, и его масонские организаторы всегда умело пользовались этой приманкой.
 Экуменические союзы до войны (1920–1938). Продолжим обзор экуменического движения, следуя докладу протоиерея Г. Разумовского.
 Итак, в начале 20-х годов, когда в России бесчинствовали живоцерковники-обновленцы, а Церковь подвергалась страшным гонениям, на Западе были созданы первые экуменические движения и союзы:
1. Для организации — «Всемирный Союз международной дружбы через посредство церквей»;
2. Для единства церквей — «Вера и Устройство»;
3. Для практического сотрудничества — «Жизнь и деятельность».
Экуменисты почти ежегодно собирались на разные конференции. В 1937 году прошли Эдинбургская и Оксфордская Всемирные конференции. Как отметил в своем докладе архиепископ Серафим (Соболев), «эта конференция протекала при полном масонском засилии. Отсюда понятно, кто стоит за экуменическим движением. За ним стоят исконные враги Православной Церкви — масоны». Уже тогда в повестке дня вместо вопросов о благодати, Царстве Божием, таинствах и понимании церковного единства появились откровенно масонские формулировки: «идея экуменической церкви», «трудности, встречающиеся на пути установления международного порядка» и т. п.
 Изобретатель термина «экуменизм» масон доктор Дж. Мотт явился автором программы из 17 пунктов, которая была принята на Эдинбургской конференции и послужила основой для разработки конкретного плана организации «Всемирного Совета Церквей» (ВСЦ). Приведем некоторые из этих пунктов: «2. Богословское воспитание. 3. Развитие экуменического сознания. 4. Исследовательские кружки. 6. Взаимная помощь церквей. 11. Юношеские организации (ИМКА, РХД и др.). 15. Территориальное и экуменическое единство. 17. Всемирный Совет Церквей [2].
 Показательно, что масон Дж. Мотт был одновременно председателем ИМКА — Всемирной студенческой федерации, созданной в 1895 г., и «всех юношеских мировых союзов молодежи». «При его содействии создана в Париже Религиозно-философская академия (под руководством Николая Бердяева), издавался журнал «Путь», куплено Сергиевское подворье, открыт Богословский институт, основано издательство «ИМКА-Пресс»». И он же стал одним из пяти сопредседателей ВСЦ.
 Приступая к разбору этих 17 пунктов «апостола» экуменизма Дж. Мотта, протоиерей Г. Разумовский подчеркивает, что «цель создания будущей экуменической церкви в одном — стать влиятельной международной силой», а также что «идея экуменической церкви — всемирный коллективный папизм». «Стоит ли после всего этого разбирать остальные шестнадцать пунктов? Уже перечень их названий говорит об их служебной цели интересам какой-то международной силы, составившей план (хотя бы и духовного) овладения миром при помощи сонма так называемых церквей многоразличных названий».
 В мае 1938 г. на Конференции в Утрехте план создания экуменической церкви (первоначально в виде Всемирного Совета Церквей) был разработан. Его утверждение задержалось из-за разразившейся мировой войны и было отложено до Всемирной Ассамблеи в Амстердаме в августе 1948 г., для участия в которой были приглашены все Православные Церкви, и в том числе впервые Русская.
Обновлено: 11.10.2020 — 09:21