Собор Ревнивых Мирян

Символический язык иконы

В этой теме 4 ответа, 1 участник, последнее обновление  Килияс Росикос 5 мес., 2 нед. назад.

Просмотр 5 сообщений - с 1 по 5 (из 5 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #19411

    Килияс Росикос
    Хранитель

    В икон­ной сим­во­лике од­ним из важ­ных сви­детель­ств то­го, что изоб­ра­жение от­но­сит­ся к внев­ре­мен­ной, вне­зем­ной ре­аль­нос­ти, со­зер­ца­емой как От­кро­вение Бо­жие лю­дям, пре­быва­ющим ещё в ре­аль­нос­ти зем­ное, яв­ля­ет­ся так на­зыва­емый «ков­чег», сво­его ро­да об­рамле­ние ико­ны, ко­торое выс­ту­па­ет над плос­костью ико­ны, так что изоб­ра­жение на внут­ренней плос­кости — это об­раз вне­зем­ной дей­стви­тель­нос­ти, а выс­ту­па­ющий «ков­чег» — знак дей­стви­тель­нос­ти ны­неш­ней, зем­ной, че­рез ко­торую, сквозь ко­торую мы смот­рим на ре­аль­ность иную. Очень час­то ним­бы свя­тых лиц вы­ходят за внут­реннюю плос­кость, зах­ва­тывая часть «ков­че­га», что сви­детель­ству­ет о том, что свет Бо­жий и в зем­ной ре­аль­нос­ти све­тит, и её ув­ле­ка­ет, зо­вёт к пре­об­ра­жению, к вхож­де­нию в но­вый мир «но­вой зем­ли» и «но­вого не­ба».

    прот. Лев (Лебедев) 1990г.

    #19412

    Килияс Росикос
    Хранитель

    […]Об­раз, ико­на, со­дер­жит в се­бе энер­гии пер­во­об­ра­за, то-есть то­го или тех, ко­го она изоб­ра­жа­ет, и то­го, что она изоб­ра­жа­ет. Ины­ми сло­вами ико­на та­инс­твен­но, но ре­аль­но со­дер­жит в се­бе при­сутс­твие то­го, что она изоб­ра­жа­ет, в оп­ре­делен­ной ме­ре ока­зыва­ет­ся не толь­ко сви­детель­ством о пер­во­об­ра­зе, но и яв­ле­ни­ем пер­во­об­разно­го. Это воз­можно толь­ко в том слу­чае, ес­ли ико­на ка­нонич­на, то-есть яв­ля­ет­ся дей­стви­тель­ным Бо­жи­им От­кро­вени­ем об изоб­ра­жа­емом, а не че­лове­чес­кой вы­дум­кой.

    прот. Лев (Лебедев) 1990г.

    #19414

    Килияс Росикос
    Хранитель

    Ико­на на­писа­на для лю­дей, для их со­зер­ца­ния, но так, что она как бы от­ре­шена от ми­ра че­лове­чес­ко­го, от здеш­ней чувс­твен­ной зем­ной жиз­ни. Эта от­ре­шен­ность — об­щее пра­вило ка­нона для всех пра­вос­лавных икон. Они ни в ко­ем слу­чае не дол­жны воз­дей­ство­вать на по­вер­хностные ду­шев­ные чувс­тва че­лове­ка, то есть не дол­жны ста­рать­ся «уми­лить», «рас­тро­гать», «оча­ровать», или «по­разить» зри­теля. Выс­шая ду­хов­ная дей­стви­тель­ность, пред­став­ленная на ико­не, об­ра­щена к выс­шим ду­хов­ным чувс­твам че­лове­ка, а не к его низ­шим, ду­шев­ным эмо­ци­ям. «Ду­шев­ный че­ловек, — пи­шет апос­тол Па­вел, — не при­нима­ет то­го, что от Ду­ха Бо­жия, по­тому что он по­чита­ет это бе­зуми­ем; и не мо­жет ра­зуметь, по­тому что о сем на­доб­но су­дить ду­хов­но. Но ду­хов­ный су­дит о всем, а о нем ник­то су­дить не мо­жет. Ибо кто поз­нал ум Гос­по­день, что­бы мог су­дить его? А мы име­ем ум Хрис­тов» (I Кор. 2, 14-16).

    прот. Лев (Лебедев) 1990г.

    #19416

    Килияс Росикос
    Хранитель

    О сим­во­лике пра­вос­лавных ка­нони­чес­ких икон на­писа­но очень мно­го, так мно­го, что один спи­сок ли­тера­туры воп­ро­са за­нял бы, на­вер­ное, не один объ­емис­тый книж­ный том. Для при­мера мож­но ука­зать клас­си­чес­кие ра­боты не­кото­рых на­ших ис­сле­дова­телей, где со­дер­жатся глу­бокие и блес­тя­щие суж­де­ния и мыс­ли об ико­нопи­си. Кн. Е. Н. Тру­бец­кой «Умоз­ре­ние в крас­ках», М., 19I5; «Два ми­ра в древ­не-рус­ской ико­нопи­си». №.,1916; Свя­щен­ник Па­вел Фло­рен­ский «Ико­нос­тас». Бо­гос­лов­ские тру­ды, Вып. 9, М.,1972; Л. А. Ус­пен­ский «Смысл и язык икон». ЖМП, 1955 № 8, а так­же ряд дру­гих его ра­бот, опуб­ли­кован­ных в ЖМП и иных жур­на­лах и сум­ми­рован­ных в раз­де­ла «Ико­нопо­чита­ние и ико­нопись в Бо­гос­лу­жеб­ной жиз­ни Цер­кви» в 4-м то­ме «Нас­толь­ной кни­ги свя­щен­нослу­жите­ля» М. 1983.

    прот. Лев (Лебедев) 1990г.

    #19430

    Килияс Росикос
    Хранитель

    Западное просвещение так сильно нахлынуло в Россию, что оно вторглось и в Церковь, нарушило ее восточный православный характер, хотя нарушило его в предметах, нисколько не касающихся сущности христианства. Эти нарушения восточного православного характера соблазняют раскольников, огорчают сынов Церкви, основательно изучивших христианство. Эти нарушения так мелочны, что могут быть весьма скоро устранены. Россия уже не повинуется и не подражает слепо Европе; она подвергает западную образованность благоразумной критике; она желает явиться в общество европейских государств в собственном своем характере, а не в характере, взятом на время заимообразно, напрокат. К достижению этого она уже делает попытки, на которые мы сейчас укажем.

    Все русские поняли, что итальянские картины не могут быть святыми иконами. Между тем итальянская живопись взошла почти во все православные русские храмы со времен преобразования России на европейский лад. Эта живопись соблазняет раскольника, огорчает истинно православного: она — западный струп на православном храме.

    Все движения, все позы, все физиономии на итальянских картинах или вообще на картинах, написанных западными еретиками и изображающих священные предметы, — чувственны, страстны, притворны, театральны; ничего в них нет святого, духовного; так и видно, что живописцы были люди, вполне плотские, не имевшие ни малейшего понятия о состоянии духовном, никакого сочувствия к нему и потому не имевшие никакой возможности изобразить человека духовного живописью.

    Воспитанники русской Академии художеств получили образование по образцам западным и наполнили храмы иконами, вполне недостойными имени икон. Если б эти иконы, пред которыми опускаются долу взоры целомудренные, не стояли в храме, то никто и не подумал бы, что им приписывается достоинство икон.

    Также начинают многие понимать, что итальянское пение не идет для православного богослужения. Оно нахлынуло к нам с Запада и несколько десятилетий тому назад было в особенном употреблении. Причастный стих был заменен концертом, напоминавшим оперу.

    Христианин, проводящий жизнь в страданиях, борющийся непрестанно с различными трудностями жизни, услыша знаменный напев, тотчас находит в нем гармонию со своим душевным состоянием. Этой гармонии он уже не находит в нынешнем пении Православной Церкви.

    Сочинения новейших композиторов выражают настроение их духа, настроение западное, земное, душевное, страстное или холодное, чуждое ощущения духовного. Некоторые, заметив, что западный элемент пения никак не может быть соглашен с духом Православной Церкви, справедливо признав знаменитые сочинения Бортнянского сладострастными и романическими, захотели помочь делу. Они переложили, с сохранением всех правил контрапункта, знаменный напев на четыре голоса. Удовлетворил ли труд их требованию Церкви, требованию ее духа? Мы обязаны дать отрицательный ответ.

    Знаменный напев написан так, чтоб петь одну ноту (в унисон), а не по началам (partheses), сколько бы певцов ни пели ее, начиная с одного певца. Этот напев должен оставаться неприкосновенным: переложение его есть непременно искажение его. Такой вывод необходим по начальной причине: он оправдывается и самим опытом.

    Знаменный напев должен оставаться неприкосновенным: неудачное переложение его знатоками музыки доказало эту истину. От всякого переложения характер его должен исказиться.

    Старинную икону не должно покрывать новыми красками, оставляя неприкосновенным ее рисунок: это было бы искажением ее.

Просмотр 5 сообщений - с 1 по 5 (из 5 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

Проект создан 3 октября 2007г. как обличительно аналитический ресурс - Стой за Веру до Венца! Стой за Правду до Конца! Православие или "хлеб" Frontier Theme
Перейти к верхней панели