Как поступать, если придет в храм католик? Или ещё раз о любови…

Однажды я спросил пожилого монаха:

— Как поступать нам, православным, если, например, в наш храм придет иудей?

— Если в Ваш дом пришел бы убийца отца, как бы Вы с ним поступили? — спросил меня монах.

— Я бы для начала расспросил его о цели визита, и если бы узнал, что он пришел с покаянием, то постарался бы его простить, а если без покаяния, то указал бы на дверь.

— Так и в Церкви. Если иудей пришел с тем, чтобы предать проклятию свое иудейское заблуждение, то мы можем крестить его, предварительно испытав, не притворно ли он хочет стать христианином. Ну, а если пришел как иудей, то пусть он даже пришел с подарками — такового не позволительно пускать на порог храма.

Тогда я спросил монаха:

— А как поступать, если придет в храм еретик?

— Так же, — ответил монах

— Но иудеи распяли Христа, а еретики верят в Него, хотя и по-своему.

— Они убийцы чад Божиих, — сказал монах. — Совращая искренне ищущих Бога в свою ересь, они убивают души людей. Кто искренне любит ближнего, тот заботится о его спасении. Он не станет думать о том, что о нем скажут или похулят, потому что выбирает не славу и почет, а спасение.

И тогда понял я смысл слов св. Павла: Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его (2 Ин. 1, 10).

Как подобает относиться православному человеку к католикам и протестантам?

Об этом преподобный Иосиф Оптинский пишет: «В конце этой [Кормчей] книги, в главе: О Римском отпадении, како отступиша от православныя веры, и от Святыя Восточныя Церкви, -папа римский со своими последователями, неправо именующими себя католиками, названы еретиками. О других же христианских вероисповеданиях протестантских и говорить нечего, так как они еще далее уклонились от Православия».

Значит, Оптинские Старцы считали католиков еретиками?

Да. И не сами так решили, а руководствуясь определениями нескольких Поместных Соборов, анафематствовавших латинян.

А что означает фраза «… неправо именующих себя католиками»?

Старцы Оптинские говорили, что католическая — это то же что кафолическая, то есть вселенская Церковь. И римский первосвященник, после отпадения от Церкви, неправо присвоил латинской церкви наименование вселенской (католической). А потому православные никогда не называли римскую церковь католической.

А как ее называли?

Католиков отцы всегда называли латинянами. Еще преподобный Паисий Величковский, родоначальник Оптинского старчества, писал: «Латиняне не суть христиане». Преподобный Паисий считал, что латинян нельзя называть даже христианами, потому что их учение о папстве упраздняет власть Христа в римской церкви и утверждает безграничную власть папы. А Святитель Афанасий Великий, порицая тех, кто желает еретиков называть христианами, говорил, что для таких людей убийца Христа Каиафа-христианин, а Иуда-предатель — апостол.

И как же теперь с ними должны поступать православные?

Преподобный Иосиф пишет далее: «В той же „Кормчей» книге, в 10-й главе, в 6-м правиле поместного Лаодикийского Собора о еретиках вообще произнесен такой суд Святой Церкви: „несть достойно еретиком в церковь Божию входити». А в 33-м правиле того же Лаодикийского Собора сказано: „С еретики и со отвергшимися от Соборныя Церкве да не помолится никто»».

Правила конкретно запрещают входить еретикам в церковь Божию, и святой старец ясно об этом говорит.

Однако некоторые считают, что нельзя отталкивать еретиков, если они пришли в храм или обитель. Обычно такие говорят: «Ну, не мы же к ним пришли, а они к нам. Кто знает, может быть они обратятся в Православие?» А тех, кто не принимает еретиков, они обвиняют в отсутствии любви. Что на это можно сказать?

Это обычно говорят те, кто находится в состоянии духовной прелести. Они мнят о себе, что имеют любовь, а наше дело смиряться перед заповедями и стараться не нарушать то, чему учат нас апостолы. И если апостол языков Павел говорит: Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его (2 Ин. 1, 10), то, кто может противоречить ему? Только человек, думающий о себе, что имеет любви больше, чем апостол способен на такое противостояние заповеди. А это, простите, уже прелесть.

Некоторые приводят, как пример, случай с преподобным Макарием Великим, ученики которого обличили языческого жреца, и тот их чуть было не убил, а преподобный назвал его тружеником, чем и обратил ко Господу. Как Вы объясните это?

Во-первых, преподобный Макарий приветствовал не еретика, а язычника. Во-вторых, это приветствие было не в келье преподобного и не в храме, где он молился. Безусловно, преподобный привлек жреца своим добрым расположением. Но и апостол Павел говорит, что для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона (1 Кор. 9, 20-21). Так поступил и преподобный Макарий. Он не нарушил заповеди и не был либералом, как это видно по поступку его учеников. Просто те, по горячности, проявили неприязнь, а святой учил отвергаться иноверцев по любви к самим же иноверцам.

Как это понимать?

Когда мы не принимаем еретиков в своей обители, то делаем это по любви Божией. Ведь этим самым мы напоминаем им о том, что они находятся в заблуждении. А если мы проявляем к ним приветливость, то только утверждаем в их же собственной ереси. Еретик, увидев, что его не приняли, задумается: почему? И станет искать причину,разбирая учение Христа. А если ему будут говорить ласковые речи, то тем самым он утвердится в том, что все те различия в вероучениях, которые нас разделяют, не имеют особого значения.

Подобное происходит с экуменистами. Они регулярно встречаются с католиками и протестантами, и к чему это привело? К тому, что и та, и другая сторона заботится о том, чтобы не было прозелитизма, то есть чтобы мы не обращали их в Православие, а они не обращали нас в католицизм. А подобное мнение и есть экуменическая ересь.

Получается, экуменисты уже признают, что католики не еретики, раз их не надо обращать в Православие?

Именно так. Они заразились индифферентизмом в вере иутвердили еретиков в их заблуждении, и этим отбросили их от спасительного пути. Преподобный Максим Исповедник писал: «Я не желаю, чтобы еретикимучились, и не радуюсь их злу. Боже сохрани! — Но сугубо радуюсь их обращению. Ибо что верным может быть милей, нежели видеть рассеянных чад Божиих, собранных воедино! Я не потерял рассудок, чтобы советовать ценить милосердие выше чело-веколюбия. Напротив, я советую со вниманием и усердием творить добро всем людям и всем верным быть всем для нуждающихся. Но при этом я говорю: нельзя помогать еретикам в утверждении их безумных верований, здесь нужно быть резким и непримиримым. Ибо я не называю любовью, но человеконенавистничеством и отпадением от Божественной любви то, когда кто-либо утверждает еретиков в их заблуждении на их неминуемую погибель» («Крестный путь Божией Матери», М., 1993. С. 19).

Значит, обличение еретика и обращение его к истине и есть настоящая любовь?

Да. Так учит Святая Церковь. Пусть тот знает, — говорит апостол Иаков, — что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов (Иак. 5, 20).

Епископ Далматийско-Истрийский Никодим в толковании на 45-е Апостольское правило, запрещающее молиться с еретиками, пишет: «Правила стремятся не только к охранению православных от заразы еретическим духом, но и к охранению их от индифферентизма к вере и к Православной Церкви, который легко может возникнуть при близком общении с еретиками в делах веры.

Такое отношение, впрочем, не противоречит духу христианской любви и терпимости, отличающей Православную Церковь, так как большая разница — терпеть у себя заблудших в вере, ожидая их добровольного обращения, или даже и настаивая на нем, жить с ними во внешнем гражданском общении, или вступать с ними без разбора в религиозное соприкосновение, так как последнее означает, что мы не только не стараемся об их обращении в Православие, но и сами в нем колеблемся».

Некоторые считают, что не следует вникать в ереси, надо прежде очистить себя от страстей, а потом уже исследовать догматы Православия. Так ли это на самом деле?

Преподобный Макарий Оптинский говорил, что такие люди подобны безумцам. Они очищают стекла фонаря, в котором нет света. Возьмите баптистов. Они во многом преуспевают в нравственных правилах: не курят, не пьют, но и не спасаются, потому что их учение погибельно. Для того, чтобы спастись необходимо, прежде всего, иметь свет в душе, свет Православия, и при нем уже очищать свою душу от страстей.

Многие еретики вели аскетический образ жизни. Возьмите того же Ария или родоначальника ереси евхитов Малпа, о котором повествует преподобный Исаак Сирин. Этот Малпа посвятил себя отшельническому подвигу и непрестанной молитве, но, не умея противоборствовать врагам истины, впал в ересь.

Некоторые говорят, что надо молиться, а не бороться с еретиками. Игумен одного монастыря как-то сказал, что если приехал в монастырь еретик, то брат должен пойти в келью и слезно помолиться о нем, а не прогонять его за ворота.

Господь нас ставит в различные условия. И от того, как мы поступим, будет зависеть наша вечная участь. Вот если бы Вы стали случайным свидетелем гибели человека. Например, кто-то тонет в реке, как бы Вы поступили? Наверное, бросились бы его спасать?

Безусловно, конечно бы постарался бы спасти утопающего.

А если Вам скажут, что это неправильно, что Вы должны не спасать утопающего, а отправиться в келью и слезно помолиться о нем? Каким бы вы сочли такой совет?

Во всем необходимо рассуждение. Если приехали еретики, то надо им сказать, что обитель не принимает иноверных, что у нас такой порядок. А в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят.

И тогда еретики будут уважать вас, и народ будет на вашей стороне. А то сейчас многие отгораживают братскую территорию, мол, сюда вход запрещен, а храм, Дом Божий превращают в вокзал. Идут все, кому не лень. Это говорит о том, что такие люди утратили благоговение. Возьмите Афонские обители. Там Вас не пустят в храм прежде богослужения, а в алтарь и подавно, даже если вы епископ.

33-е апостольское правило гласит: «Не принимати никого из чужих епископов, или пресвитеров, или диаконов без представительныя грамоты: и когда оная предъявлена будет, да рассудят о них: и аще будут проповедники благочестия, да приемлются: аще ли ни, подайте им, что нужно, а в общение не приемлите их. Ибо многое бывает подлогом».

А кто исполняет это правило? Только некоторые монастыри, такие как Оптина, Почаев и еще несколько. Слава Богу, что еще не оскудело благочестие в России. Есть еще ревнители благочестия, способные дать отпор натиску католических миссионеров.

Мне рассказывали, как в Оптину Пустынь в 1996 году приезжали католики из Польши, и братия их не пустила. Это для нас было таким подкреплением. Как мы тогда радовались за них. Значит, еще не погас дух Старцев Оптинских, значит, еще есть на кого равняться нам, немощным. И сейчас говорят, что в Оптиной строгое отношение к исполнению канонов. Там не пускают даже новостильников и зарубежников. Дай Бог здоровья настоятелю, чтобы не погасла Оптинская свеча, некогда зажженная преподобными Старцами.

Если кто злым учением растлевает веру Божию, за которую Иисус Христос распят… [то] такой человек, как скверный, пойдет в неугасимый огонь, рав¬но как и тот, кто его слушает.

Сщмч. Игнатий Богоносец

Блюдись разговаривать с еретиками, желая отстоять веру; чтобы яд скверных слов их как-нибудь не уязвил тебя (самого).

Преп. авва Исаия

Нe сдружайся никогда с еретиками, не ешь и не пей с ними, не будь спутником их в дороге, не входи ни в дом, ни в собрание их, потому что у них нечисто все, что ни есть…

Преп. Ефим Сирин

Обновлено: 03.01.2020 — 17:04