Священнослужители из окружения Патриарха Кирилла практикуют обновленческие богослужения

Богослужение составляет душу церковной жизни, и таковым оно является в понимании православного русского народа, для которого сама жизнь Церкви равнозначна тому, что совершается в храме. Наше православное церковнославянское богослужение – это один из главных способов выражения любви к Богу, молитвенного общения с Ним и незаменимая школа для усвоения высших форм святоотеческого богословия и духовного опыта. Церковнославянское богослужение – это и многовековая традиция Русской Церкви. Однако нужно с горечью признать, что в Русской Православной Церкви сейчас имеется реформаторская группа священников и даже архиереев, желающих упразднить церковнославянский язык в богослужении. На фоне общей секулярной атаки на христианскую веру и Церковь все чаще и все громче звучат голоса, призывающие к богослужебной реформе, к обновлению догматического и нравственного учения, к произвольному переводу священных богослужебных текстов на современный русский язык. Те, кто порой высказывают частные мнения о том, что нужно перевести богослужения на русский язык, о чем в свое время говорили обновленцы, или предлагают иные богослужебные реформы, забывают, что Церковь, ее уставы и правила вырабатывались тысячелетиями, и они должны свято соблюдаться.

I. Митрополит Тверской и Кашинский Савва совершил акт церковного вандализма, отслужив обновленческую литургию на русском языке

23 марта 2019 г. в субботу второй седмицы Великого поста постоянный член Священного Синода управляющий делами Московской патриархии митрополит Тверской и Кашинский Савва (Михеев) отслужил обновленческую литургию в церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость (с грошиками)» г. Твери, совершив тем самым акт антицерковного вандализма.

«Это была настоящая миссионерская литургия на церковно-русском языке» – радостно сообщает пресс-служба Тверской епархии. Его Высокопреосвященству сослужили благочинный Социального округа иеромонах Амвросий (Желябовский), настоятель храма протоиерей Вячеслав Баскаков, который в своем храме в течение последних семи лет постепенно русифицировал текст литургии, а также руководитель службы протокола Тверской епархии протоиерей Александр Любавин. Митрополит Савва отметил, некоторые моменты службы открылись ему по-новому. «Это очень интересный и полезный опыт. Я считаю, что этот храм должен быть открытой миссионерской площадкой», – заявил архиерей.

Как сообщает телеграм-канал «Батюшка Лютер», инициатива исходила от тверских кочетковских братчиков, членов т.н. «Преображенского содружества малых братств». Они обратились к протоиерею Вячеславу Баскакову, настоятелю храма, который и написал митрополиту соответствующее ходатайство об обновленческой службе на русском языке.

На последующем епархиальном собрании тверского духовенства митрополит Савва отметил важность сотрудничества с кочетковским «Преображенским братством» в рамках духовно-просветительской деятельности.

Весьма удивительно и прискорбно, что в наше время вообще появляются архипастыри, которым совершенно не дóроги богослужебные традиции Русского Православия. Ведь на протяжении более тысячи лет церковнославянское богослужение, являющееся драгоценной жемчужиной Русской Православной Церкви, просвещает души верующих в России и за ее пределами. И долг каждого архипастыря Церкви Русской бережно хранить это святое достояние и в неискаженном виде передавать его в наследие нашим потомкам, не приспосабливая святые богослужебные тексты к мирским звукам повседневной речи современного секуляризованного общества, лукавомудрствуя о якобы их «непонятности» и оправдывая русификацию богослужения какими-то темными «миссионерскими» целями.

Напомним Его Высокопреосвященству владыке Савве, что о недопустимости богослужения на русском языке предупреждали почти все первосвятители Русской Церкви ХХ–XXI вв., в частности, святитель Тихон, патриарх Московский, священномученик патриарший местоблюститель митрополит Петр (Полянский) и др. (см. Первосвятители Русской Церкви о богослужебном реформаторстве. http://www.blagogon.ru/digest/211/). И уж тем более нельзя разрушать сложившиеся православные устои в отдельных храмах, отдавая их на откуп новым обновленческим экспериментам.

II. Руководитель пресс-службы Патриарха Кирилла священник Александр Волков решил научить детишек «играть в Евхаристию», совершив «детскую миссионерскую литургию» на русском языке

Видя полную ненаказуемость подобной обновленческой практики, руководитель пресс-службы Патриарха Кирилла священник Александр Волков 11 мая совершил в своем храме т.н. «детскую миссионерскую литургию» на русском языке (в переводе другого священника-неообновленца Георгия Кочеткова). Об этом о. Александр Волков сообщил на своей страничке в Facebooke:

Сегодня в нашем храме впервые была совершена Божественная литургия на русском языке с наглядными пояснениями для детей. Ребята из воскресной и музыкальной школ нашего храма своими глазами увидели такие части богослужения, которые совершаются только в алтаре (проскомидия). …

В целом, если кратко, то так: достаточно сокращённый чин Литургии, только главное. Почти все по-русски (перевод о. Г. Кочеткова, не идеальный, много лишнего, но другие тексты тоже не идеальны, об этом как-то отдельно), апостольское и Евангельское чтения тоже на русском. Служащий сам все объясняет, комментарии перед началом, перед проскомидией, после Евангелия, перед анафорой. Облачение и Проскомидия в храме. Поминовение записок детей, которые они сам принесли. Литургия с открытыми вратами. На входы много детей со свечами, процессия через весь храм. В храме много лавок, дети возраста 7-12 лет сидят, приглашаем вставать на главные моменты службы. Поёт детский же хор. Все причащаются, разумеется. После службы сразу общая трапеза… (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2912311222143156&id=100000929212448).

Ребенок видит своими глазами, что батюшка Александр просто «ковыряет хлебушки», никакой Тайны нет, все предельно просто и скучно… И эту десакрализацию богослужения совершает не просто неопытный выпускник семинарии, а пресс-секретарь патриарха Кирилла. Детям в таком нежном возрасте свойственно играть. И они играют в то, чему их учат взрослые: в войну, в казаки-разбойники, в дочки-матери… А теперь добрый батюшка Волков научил их играть в Евхаристию. Осталось взять булочку и ковырять ее ножичком или гвоздиком. И ответственность перед Богом за подобное кощунство полностью ложится на священнике А.Волкове.

Такая «детская миссионерская литургия» с «миссионерскими комментариями» для малышей является настоящей профанацией православного богослужения и глумлением над ним. Это – какая-то детская игра в литургию: «а сейчас, детки, мы будем делать то-то и то-то…» Надо настолько не понимать детские души, чтобы малолетним прихожанам впаривать глубокие богословские истины о сложной символике православного богослужения. Никого такие детские «миссионерские» литургии никогда не привлекут в церковь, не укрепят детей в вере, а наоборот: полностью и окончательно десакрализируют Божественную литургию, после чего деткам в храме станет просто скучно, ибо после таких «миссионерских» пояснений и показов, они только утвердятся в своем детском убеждении, что ничего мистического и таинственного в службе нет! И через несколько лет «отмиссионеренных» священником Волковым в детском и подростковом возрасте подростков в храм уже никто не затянет: сам батюшка Александр своими руками и глупыми пояснениями развеял таинственность и сакральность литургии. И теперь в храме стало просто скучно…

Одна из наших общецерковных святынь – традиционное православное богослужение на церковнославянском языке, – ради причудливых и глупых «детских миссионерских проектов» во многих наших храмах подвергается нередко поруганию, обезображиванию, прямому уничтожению и десакрализации, что просто отпугивает от службы неутвержденные детские души. Следует осознать, что подобные «миссионерские» кощунства – явление того же порядка, что и разрубленные топором иконы и поваленные кресты. А это уже преступление против Самого Христа и Его Церкви.

Напомним иерею Александру Волкову, пресс-секретарю Патриарха Кирилла, о священнической ставленнической присяге, которую о. Александр на Кресте и Евангелии давал при своем рукоположении:

Я, многогрешный диакон (имя), призываемый ныне к служению иерейскому, обещаю и клянусь пред Всемогущим Богом и святым Его Крестом и Евангелием, что при помощи Божией всемерно буду стараться проходить свое служение во всем согласно слову Божию, правилам церковным и указаниям Священноначалия.

Богослужения и Таинства совершать с усердием и благоговением по чиноположению церковному, ничего произвольно не изменяя…

В заключение моего клятвенного обещания целую Святое Евангелие и Крест Спасителя моего. Аминь.

III. О значении церковнославянского языка в богослужении Русской Православной Церкви

Церковнославянский язык есть наша словесная икона; он должен быть признан такой же местночтимой святыней Русской Православной Церкви, как многие храмы и иконы. А посему хранение церковнославянского языка должно быть правилом Русской Православной Церкви. Догматические основания для этого, в сущности, те же, что и для иконопочитания. Наш долг – бережно хранить драгоценную жемчужину нашей Православной Церкви – церковнославянское богослужение, которое уже более тысячи лет просвещает русский православный мiр и души верующих и является неотъемлемой частью церковного Предания Русской Церкви.

Отказ от церковнославянского языка, – языка православного богослужения и книжности, сформировавшего наш народ как нацию, неизбежно приведет к тому, что мы потеряем самих себя и ослабим объединяющую нас духовную силу. Ибо церковнославянский язык – это фундамент, на котором зиждется здание нашей духовности, культуры, традиций, нашей национальной сущности. Перевод церковнославянского богослужения на русский язык с духовной и культурной точек зрения есть чудовищный вандализм, подобно тому, как переводить на современный русский язык поэзию А.С. Пушкина.

Богослужебный церковнославянский язык – язык Церкви и молитвы, непосредственно связанный с совершением церковных чинопоследований и служащий словесным облачением богослужебных действий, не может не быть языком сакральным, священным, т.е. отделённым от от всего повседневного. Поэтому в силу своего священного характера богослужебный язык не должен совпадать с языком, употребляемым вне храма.

Церковнославянский язык является священным (от греч. «иерос», т.е. отделённым от обыкновенного) богослужебным языком потому, что создан был Кириллом и Мефодием для высшей цели – для богослужебного употребления, для церковного прославления Бога и общения с Ним, а также для переводов греческой церковной книжности, в частности, богослужебных книг. Кирилл и Мефодий на основе южнославянского диалекта создали новый язык, который никогда не был разговорным и грамматика и лексика которого адекватно передавали значение и строй греческого языка. Поэтому вряд ли можно говорить о том, что в Х веке церковнославянское богослужение было более понятным, чем сейчас.

Русская Православная Церковь имеет своё местное церковное предание, частью которого и является церковнославянский язык, освящённый тысячелетним употреблением в богослужении, а посему он не подлежит изменению: церковнославянский язык идеально передает содержание догматических, святоотеческих и богослужебных текстов языка греческого. Русский язык как таковой, к сожалению, не способен к аутентичной передаче вышеуказанных истин. Не случайно и Святейший Синод указом от 28 марта 1862 года запретил даже произносить церковнославянские слова русским наречием. Поэтому наш долг – бережно хранить эту драгоценную жемчужину Православной Церкви – церковнославянское богослужение, которое уже более тысячи лет просвещает русский православный мiр и души верующих.

Полемика вокруг вопроса о языке богослужения как нельзя лучше иллюстрирует тот факт, что сторонники русификации церковнославянского языка по сути проявляют протестантский подход – претензию на право критически переосмысливать Священное Предание и отвергать любые церковные традиции и святость того, что им представляется всего лишь ветхой изношенной оболочкой.

Те, кто пытается сейчас заниматься переводами церковнославянского богослужения на русский язык (прежде всего «переводческая группа» Свято-Филаретовского института, возглавляемого священником Георгием Кочетковым), свидетельствуют либо о своей церковной невежественности и полнейшей утрате духа церковности, либо о совершенно определённых политических целях и заданиях, о которых сии неутомимые «труженики» до времени просто не желают сообщать непосвящённому окружению.

Необходимо понимать, что богослужение – это не лекция, обращённая к нам, а наше молитвенное обращение к Богу, которому мы учимся годами. Для молитвы требуется в первую очередь не исправление труднопонимаемых церковнославянских слов и выражений, а совсем иное. Человек не одним умом молится Богу. Прежде всего он должен молиться духом – наше «поклонение в духе и истине». А это может дать только благодать Божия, а не исправление слов. Постижение богослужения не должно ограничиваться рациональным аспектом (передача и поиск смыслов, понимание текстов), хотя и это важно. Но прежде всего богослужение постигается на мистическом уровне, от сердца, молитвенно. Само звучание церковнославянского языка – это музыка богослужения. Намоленные церковнославянские молитвы сопоставимы с намоленными древними иконами.

Протоиерей Валентин Свенцицкий († 1931) в одной из своих проповедей сказал замечательные слова о церковнославянском языке: «Вопрос, кажущийся столь простым и ясным для многих, думающих, что славянский язык это есть какая-то старина и пережиток и что просто не хватает смелости признать очевидную истину, что лучше молиться на всем понятном языке. Этот вопрос не так прост. И такое его решение совсем не истина, а глубочайшее заблуждение. Богослужение должно совершаться именно на славянском языке. Причина такого утверждения ясна для тех, кто решает вопрос не на основании мiрских размышлений, а на основании духовного опыта. Этот духовный опыт показал людям, что язык разговорный, на котором ведутся наши мiрские разговоры, перенесённый в богослужение, влечёт за собой мiрские воспоминания и наша мысль, и без того блуждающая невесть где во время молитвы и занимающаяся своими мiрскими делами, от этого мiрского языка при богослужении ещё более уносится в сферу мiрских забот. Этот духовный опыт показал далее, что славянский язык является совершеннейшей формой для выражения молитвенных состояний. В вопросах веры не так важен рассудок, как вся совокупность душевных сил, уразумевающих эти истины, так и в молитве важен вовсе не дословный перевод и знание каждого слова, а полнота и совершенство формы языковой, вмещающей целокупное содержание».

И в заключение приведем слова святителя начала ХХ века архиепископа Никона (Рождественского): «В стремлении устранить славянский [язык] мы не можем не видеть одно из средств, какие пускают в ход враги Церкви, чтобы вытравить из души народной ту церковность, которая составляет основу народного миросозерцания, народной нравственности. А потому все, кому дорога православная русская душа, должны отстаивать славянский язык как в народной, да и во всякой школе, так и в церковном богослужении. Только при этом условии мы можем сберечь то сокровище народного духа, коим теперь любуются в его проявлении в жизни все образованные народы земли… Наше родное Православие в народном сознании воплотилось в нашем церковнославянском богослужебном языке и стало душею души народной…».

IV. Обращение Святейшего Патриарха Тихона от 4/17 ноября 1921 года к архипастырям и пастырям Православной Российской Церкви о недопустимости богослужебных реформ

Ведомо нам по городу Москве и из других мест епархиальные преосвященные сообщают, что в некоторых храмах допускается искажение богослужебных чинопоследований отступлениями от церковного устава и разными нововведениями, не предусмотренными этим уставом. Допускаются самовольные сокращения в чинопоследованиях и даже в чине Божественной литургии. В службах праздникам выпускается почти все, что составляет назидательные особенности праздничного богослужения, с обращением, вместо того, внимания на концертное исполнение обычных песнопений, не положенных по уставу, открываются царские врата во время, когда не следует, молитвы, которые положено читать тайно, читаются вслух, произносятся возгласы, не указанные в Служебнике; шестопсалмие и другие богослужебные части из слова Божия читаются не на церковнославянском языке, а по-русски; в молитве отдельные слова заменяются русскими и произносятся вперемежку с первыми; вводятся новые во время богослужения действия, не находящиеся в числе узаконенных уставом священнодействий, допускаются неблагоговейные или лицемерные жесты, не соответствующие требуемой существом церковной службы глубине чувства смиренной, трепещущей Божия присутствия, души священнослужителя.

Все это делается под предлогом приспособить богослужебный строй к новым требованиям времени, внести в богослужение требуемое временем оживление и таким путем более привлекать верующих в храм.

На такие нарушения церковного устава и своеволие отдельных лиц в отправлении богослужения нет и не может быть нашего благословения.

Божественная красота нашего истинно назидательного в своем содержании и благодатно действенного церковного богослужения, как оно создано веками апостольской ревности, молитвенного горения, подвижнического труда святоотеческой мудрости и запечатлено Церковью в чинопоследованиях, правилах устава, должна сохраняться в Святой Православной Русской Церкви неприкосновенною как величайшее и священнейшее ее достояние. Совершая богослужение по чину, который ведет начало от лет древних и соблюдается по всей Православной Церкви, мы имеем единение с Церковью всех времен и живем жизнью всей Церкви…

Тихон, Патриарх Московский и всея России 

Град Москва 4/17 ноября 1921 г.

№ 1575.

Публикуется по:
ГАРФ, ф. 550, оп. 1, номер 152, л. 3–4.

* * *

Современная тенденция некоторых священнослужителей к переходу на русский язык в богослужении – это не только ошибка, но серьёзный удар по церковной культуре, своего рода акт антицерковного вандализма и варварства. И эта тенденция вполне однозначно должна квалифицироваться как обновленчество.

Печально, что постоянный член Священного Синода митрополит Савва и руководитель пресс-службы Патриарха Кирилла священник Александр Волков поддались на ухищрения современных обновленцев и пошли на попрание многовековой русской богослужебной традиции, что порочит высокий сан архиерея Русской Церкви митрополита Саввы и священнический сан приближенного к Святейшему Патриарху иерея Александра Волкова[1] и бросает тень на самого Патриарха.

Редакция сайта «Благодатный Огонь»

———————————————————————————————

[1] В комментарии редакции сайта «Русская народная линия» говорится:

«Некоторые объясняют столь смутивший верующих поступок митрополита Саввы тем, что кочетковская община в Твери является весьма многочисленной и очень влиятельной, мол, митрополит решил ради мира церковного не отталкивать их. Однако непонятно, зачем митрополиту для этого нужно было служить обновленческую литургию на русском языке? Если он хотел сохранить кочетковцев в Церкви, можно было просто кулуарно или даже публично встретиться с ними, посетить храм. При этом совершение “миссионэрской” литургии было совершенно излишним, поскольку этим шагом митрополит Савва продемонстрировал свою приверженность обновленчеству. И это при том, что сегодня владыка является не обычным рядовым архиереем, а Управляющим делами Русской Православной Церкви!

Поступок митрополита Саввы выглядит особенно неуместным, поскольку в нашей недавней истории был другой пример решения “проблемы кочетковцев”. Этот пример дал митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил (Доровских). Владыка Даниил также столкнулся с весьма влиятельной и агрессивной кочетковской общиной в Архангельске, которую возглавлял священник Иоанн Привалов. Архангельские кочетковцы тоже попытались надавить на нового архипастыря. Однако владыка Даниил не поддался на давление и запугивание весьма влиятельными связями в Москве и уверенно «зачистил» “осиное гнездо кочетковщины” в Архангельске, когда понял, что уговоры бесполезны (см. подробнее материалы в рубрике РНЛ “Заостровский раскол”).

Митрополит Савва, к сожалению, проявил слабость и споткнулся о кочетковщину в Твери. …Теперь кочетковцы, видимо, не отстанут от Высокопресвященнейшего Саввы и покоя ему не дадут».

 

 

 

Обновлено: 09.08.2019 — 07:40