ОГРАЖДЕНИЕ ОТ ЕРЕСИ, НО НЕ ОТ ЦЕРКВИ

ОГРАЖДЕНИЕ ОТ ЕРЕСИ, НО НЕ ОТ ЦЕРКВИ

 

ΑΠΟΤΕΙΧΙΣΗ ΑΠΟ ΤΗΝ ΑΙΡΕΣΗ

ΟΧΙ ΑΠΟ ΤΗΝ ΕΚΚΛΗΣΙΑ

(о применении 15 правила Двукратного собора о прекращении поминовения епископа)

 

1. Непозволительное и позволительное ограждение

 

В последнее время часто говорится об «ограждении» и «оградившихся» верующих; при этом, часто и, по всей видимости, намеренно искажается смысловое содержание данных слов. Существительное «ограждение» (ἀποτείχισις) происходит от глагола «огораживать» (ἀποτειχίζω), который, согласно словарю, означает: укреплять (возводить укрепления), окружать стеной, возводить ограждение. Следовательно, и слово «ограждение» означает: окружение стеной, укрепление. Стена же, которую возводят для защиты, называется оградой (ἀποτείχισμα).

 

Ясно, что употребление слова «ограждение» предполагает существование какой-либо опасности, некого врага, для защиты от которого строят стену. В экклезиологический язык данное понятие ограждения словесно вводится 15-м Правилом Двукратного Собора свт. Фотия Великого (861), где четко и ясно сказано, что за опасность вынуждает возводить стену − это ересь и еретичествующие епископы.

 

В частности, двумя предыдущими правилами Собор, дабы предотвратить создание расколов, строго наказывает извержением из сана (по 13-му правилу) пресвитера или диакона, который отступает от общения со своим епископом и не будет возносить имя его в священных молитвах на Божественных Литургиях, до того, как епископ будет осужден каким-либо Собором («прежде Соборного осуждения»), на основании некоторых, так сказать, ошибок, «обвинений» против епископа, то есть не вопросов веры, а административных, хозяйственных и пр. нарушений. То же повторяет и 14-е правило, то есть налагает наказание в виде извержения из сана теперь уже на епископа, который по тем же причинам отступит от общения со своим Митрополитом. В 15-м правиле есть одна особенность: В первой части говорится то же самое и о митрополите, прекращающем поминовение патриарха, к юрисдикции которого он относится. Однако во второй части правила, в которой вводится понятие ограждения, указывается на исключение из правила, на основе которого священнослужители любой степени и сана могут прекратить общение со своим священноначалием и не поминать его. Это происходит тогда, когда епископ, митрополит или патриарх проповедует и учит открыто (букв. «с непокрытой главой», — прим. переводчика), то есть явно, откровенно, некоей ереси, которую осудили Соборы или Святые Отцы («осужденной святыми Соборами или Отцами»). В таком случае, прекращение общения и поминания имени епископа, митрополита, патриарха происходит и до того, как этим вопросом займется какой-либо Собор, то есть «прежде соборного осуждения».

 

Важно отметить, что те, кто ограждает себя от таких лжеепископов, проповедующих ересь, не только не подлежат наказанию, наложенному предыдущими правилами, то есть наказанию в виде извержения из сана, но более того, должны быть удостоены подобающей чести со стороны православных, поскольку они оградились, то есть отделились стеной истины не от епископов, а от лжеепископов, и поскольку они не только не учиняют раскола и разделений, но со тщанием спешат спасти Церковь от расколов и разделений, учиняемых лжеепископами. Приведем точный текст правила, на который, к сожалению, многие не обращают внимания и «глаголют от чрева своего», поверхностно и поспешно, а затем прокомментируем некоторые его моменты, дабы прояснить, в частности, значение термина «ограждение»: от кого происходит ограждение; для отражения какого врага или какой опасности возводят стену, чтобы обороняться и препятствовать их продвижению и распространению? Что следует из данного текста? Речь идет об ограждении от Церкви или от ереси, от истинных епископов или от лжеепископов? Давайте внимательно перечитаем текст 15-го правила, который приведен ниже:

 

«Что определено о пресвитерах и епископах, и митрополитах, то самое, и тем более, приличествует патриархам. Посему, если какой-нибудь пресвитер или епископ, или митрополит дерзнет отступить от общения со своим патриархом, и не будет возносить имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но, прежде Соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол, – таковому святой Собор определил быть совершенно чуждым всякого священства, если только обличен будет в сем беззаконии. Впрочем, сие определено и утверждено о тех, кои, под предлогом некоторых обвинений, отступают от своих предстоятелей и творят расколы, и расторгают единство Церкви. Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимий, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но постарались сохранить Церковь от расколов и разделений».

 

 

2. Почему было установлено 15-е Правило?

 

Что интересовало Отцов Двукратного Собора в период его созыва? Предотвратить образование расколов в теле Церкви. Этому собору предшествовало появление большого количества ересей, последней из которых было иконоборчество; незадолго до собора иконоборчество было осуждено и побеждено, и было восстановлено иконопочитание (843); Церковь восторжествовала. Святые Отцы не хотели новых разделений и потрясений в Церкви. Они предвидели, что поскольку дьявол не смог нарушить единство Церкви с помощью ереси, он может нанести по Ней удар, создавая расколы путем вовлечения церковных сановников в административные, хозяйственные и другие скандалы. Об этом ясно говорит Собор в начале 13-го Правила: «Вселукавый, посеяв в Церкви Христовой семена еретических плевел, и видя, что они мечом Духа подсекаются под корень, вступив на другой путь козней, покушается безумием раскольников рассекать тело Христово». Итак, как мы сказали выше, он устанавливает тремя правилами (13, 14 и 15), что те священники, которые выступают против епископа, митрополита и патриарха, ссылаясь на различные ошибки, «обвинения», отступают от общения с ним и прекращают поминать его имя на священных церковных службах до соборного решения и осуждения, должны извергаться из сана. В данных случаях прекращение поминовения и ограждение запрещено.

 

Однако, чтобы не считалось, что прекращение поминовения, ограждение, запрещается однозначно и что это явление не должно ни обсуждаться, ни поощряться, а также по той причине, что ересь, как оскорбление веры и догматов, является худшим злом и представляет собой бóльшую опасность для единства Церкви, чем раскол, Отцы Собора во второй половине 15-го Правила определяют и устанавливают, что все, что было определено до этого, то есть запрет на прекращение поминовения, не должен действовать в том случае, когда епископ, митрополит, патриарх провозглашают ересь. В этом случае необходимо тут же и «прежде Соборного осуждения» оградиться, соорудить оборонительную стену, чтобы воспрепятствовать распространению ереси и защититься от нее. Может ли после этого возникать какое-либо сомнение в том, что ограждение – это ограждение от ереси, а не от Церкви, от лжеепископов, а не от истинных епископов? Неужели настолько потеряли голову от мутного синкретизма и экуменизма некоторые епископы и богословы, которые, либо по невежеству, либо намеренно, будучи поборниками экуменизма, запугивают и терроризируют клириков и мирян, внушая им, что прекращение поминовения якобы выдворяет прибегнувших к нему за пределы Церкви и ведет к расколу? Разве правило не говорит, что прекратившие поминовение не только не подлежат наказанию в виде извержения из сана, но достойны чести, так как они отделились не от епископов, а от лжеепископов, и не причинили раскол, но защищают Церковь от расколов? Позволим ли мы еретикам-экуменистам пугать нас якобы существующей опасностью раскола, а также тем, что мы будем пребывать в Церкви, только храня единство с ними? В таком случае, ради ложно понимаемого единства Церкви, нам следовало бы хранить единство и с папистами, протестантами, монофизитами.

 

 

3. Ошибочная позиция: «Мы остаемся в Церкви, не уходим». А кто уходит?

 

Впечатляет, что не только отдельные лица, в целом обладающие верными православными убеждениями, но и образованные епископы, пресвитеры и профессора неправильно воспринимают ограждение как отделение от Церкви, а не от ереси и лжеепископов; они утверждают, пишут и проповедуют, что остаются в Церкви, не прибегают к ограждению и ведут борьбу внутри Церкви. Таким образом они становятся хорошими соратниками и помощниками лжеепископов-еретиков, поскольку не позволяют возвести стену и защититься от ереси путем прекращения церковного общения и поминовения еретиков, в результате чего ересь экуменизма вот уже десятилетия стремительно продвигается вперед, захватывает отдельных лиц и учреждения, соборы, священноначалие, иерархов и богословские факультеты. Мы, православные, как свободные стрелки, должны отразить опасность и выстрелить во врага, обладающего несравненным превосходством и представляющего для нас несоизмеримо большую угрозу, чем мы для него. Почему же мы не делаем этого вот уже столько лет, все время откладывая сооружение стены? Разве мы не должны сейчас, видя, что благодаря Критскому лжесобору враг захватил наш последний бастион, соборную систему, улучшить нашу стратегию, подкорректировать наши тактические планы, использовать оружие, которым нас снабдили Святые Отцы своими богодухновенными решениями? Из крепости лжесобора летят смертоносные снаряды и раздаются угрозы; все больше людей постоянно подпадает под влияние экуменизма и антихристовой всерелигии; растет число совместных молитв и экуменических празднеств; недостойные своего звания епископы и богословы нагло извращают и искажают слово истины, раздирая его, словно дикие звери, как говорит Святой Григорий Богослов [1], а мы все еще задумываемся над тем, где Церковь, и находимся ли мы в Церкви, оставаясь с еретиками, или уходим из Церкви, отделяясь от них? Разве это не устоявшаяся экклезиологическая аксиома – то, что Церковь находится там, где истина, а не там, где епископы и патриархи-еретики?

 

 

4. Пример святого Максима Исповедника и святого Григория Паламы

 

Я приведу лишь два свидетельства выдающихся Святых Отцов, Учителей и Исповедников, чтобы стало ясно, где находится Церковь и кто уходит из Церкви, чтобы, с одной стороны, еретичествующие экуменисты закрыли свои сквернословные рты и прекратили запугивать несведущих пугалом раскола, а, с другой стороны, чтобы наши «сторонники тишины и спокойствия» еще раз хорошенько подумали и начали действовать смелее, в большей степени сообразуясь со святоотеческим учением Церкви, и чтобы они боялись не изолированности от людей, а изолированности от Бога и Святых. Святой Максим Исповедник (VII в.) был простым монахом, но в силу своей огромной образованности и божественного просвещения превосходил многих патриархов и епископов [2]; он был практически единственным человеком, который взял на себя груз противодействия ереси монофелитизма, захватившей все патриархаты, и на какое-то время даже Римскую Церковь, как сейчас всеересь экуменизма захватила большинство Поместных Церквей благодаря своему соборному укреплению на Критском псевдособоре. Даже императоров убедили, что для господства мира и единства в Церкви и государстве необходимо, чтобы святой Максим перестал противодействовать той богословской линии, которой придерживалась значительная часть полноты церковной. Он должен был, либо поддавшись уговорам, либо насильно принять компромиссный и дипломатический текст «Образца о вере» («Типоса») − так был назван документ, подготовленный богословами императора Константа ІІ, внука Ираклия, при императорском и патриаршем дворах, подобный дипломатическим документам, которые были приняты Критским лжесобором, чтобы сейчас мы объединились не с какой-то одной ересью, а вообще со всеми еретиками в целом. Епископы, которые были сторонниками «дипломатического богословия» того времени, посланные патриархом к месту заключения святого Максима, попытались запугать и убедить его, что своей непреклонной и стойкой позицией по отношению к решениям, принятым всеми Поместными Церквами, а также прекращением общения он выводит себя за церковную ограду и уходит из Церкви. Ответ великого Богослова и Исповедника является образцом исповедания веры и не теряет актуальности, несмотря на прошедшие века. Церковь − не там, где находятся те, кто управляет Ею – патриархи, епископы или соборы, а там, где спасительное исповедание веры. Соборы узаконивают не те, кто их созывает и присутствует на них в качестве участников; мерилом законности и действительности Собора является «правильность догматов». Приведем героические и исповеднические слова святого Максима: «И пришедшие сказали, что его вызывает патриарх, и, придя к святому, вопрошали его о следующем: «Скажи нам, какой ты Церкви?». И они говорили ему такие слова: «Византийской, Римской, Антиохийской, Александрийской, Иерусалимской? – Вот все они с подвластными им епархиями объединились между собой. Итак, если ты, как говоришь, принадлежишь к Кафолической Церкви, то соединись, чтобы, вводя в жизнь новый и странный путь, не подвергся тому, чего не ожидаешь». Блаженный ответил посланным достойно своей мудрости и благочестия, сказав: «Бог всяческих объявил Кафолической Церковью правое и спасительное исповедание веры в Него, назвав блаженным Петра за то, что он исповедал Его»[3].

 

В другой части прений, где шла речь о соборах, а также о каноничности и неканоничности их созыва, святой Максим установил существенный критерий, по которому собор может считаться православным. Он сказал, что благочестивый канон Церкви считает святыми и действительными соборами те, которые характеризуются правотой догматов: «Те соборы благочестивый канон Церкви признает святыми и принятыми, которые одобрила правота догматов»[4]. На обвинение, что своей позицией он творит раскол, в чем сейчас обвиняют и нас − тех, кто отвергает Критский лжесобор – он ответил вопросом: «Если говорящий слова Священного Писания и святых отцов разделяет Церковь, то что делающим с Церковью окажется тот, кто уничтожает догматы святых, без которых невозможно даже самое бытие Церкви?»[5].

 

Той же линии держался и семь столетий спустя, в XIV веке, великий Исихаст и Исповедник, архиепископ Фессалоникийский святой Григорий Палама, несомненно, величайший богослов второго тысячелетия. В самых сильных и строгих выражениях, без ложной придворной вежливости, он осуждает как лжеца патриарха Антиохийского Игнатия, который написал патриарху Иоанну Калекасу письмо, подтверждающее его противостояние святому Григорию Паламе и наполненное неточностями и ложью. В своем письме патриарх Игнатий, отбывая из Константинополя, писал, что возвращается в свою церковь в Антиохии, которую он получил в удел благодатью Христовой (точно таких же воззрений придерживаются и сегодня те, кто захватывает епископские, архиепископские и патриаршие троны). Он писал: «Наша умеренность отправляется в свою церковь, истинно избранную Божией милостью». Рассердившись на поддержку патриарха Иоанна Калекаса и выдвинутые против него безосновательные обвинения, противоречащие богословию Православной Церкви, святой Григорий, прежде всего, задается вопросом, какое отношение, какую часть в церкви, какую преемственность и наследие в благодати Христовой может иметь этот «защитник богохульства»; какое отношение он имеет к наследию Церкви, которая есть «столп и утверждение истины» и которая пребывает верной и непоколебимой во веки, твердо держась основания истины. Он четко и ясно говорит еретичествующему патриарху, что тот является чуждым Церкви и находится за Её пределами, ибо к Церкви Христовой принадлежат лишь те, кто принимают истину Церкви; те же, кто непослушны этой истине, никоим образом не могут составлять Церковь, не имеют к ней никакого отношения. Такие люди занимаются самообманом, даже если и именуют себя иереями или архиереями. Потому что христианство принимает во внимание не личности, но истину и точность веры («Христианство определяется не внешним видом, но истинностью и точностью веры») [6].

 

Разве не является образцовой и назидательной откровенность, смелость, стойкая и непреклонная позиция простого монаха святого Максима и простого иеромонаха, святого Григория Паламы, еще до того, как он стал митрополитом Фессалоникийским, перед всесильным церковным и политическим руководством? Сомневались ли они в том, где находится Церковь, и кто именно уходит из Церкви, учиняя расколы? Разве они не считали, что из Церкви уходят именно еретики и что выразителем и представителем Церкви может быть даже простой монах и простой священник, если они выражают и исповедуют Истину?

 

 

5. Стойкая, последовательная и правильная позиция борющихся

 

Отсрочка прекращения поминовения, принятая нами по икономии на несколько лет, чтобы информировать непосвященных и незнающих православных мирян о нынешней ситуации, не означает, что мы откажемся от акривии, которую проповедует Предание Церкви и Священные Каноны. Еще в резолюции большого Межправославного научного симпозиума, организованного в Салониках в 2004 г. «Отделением пастырского и социального богословия», богословским факультетом Фессалоникийского Университета им. Аристотеля и «Обществом православного просвещения», мы писали:

 

«Довести до сведения церковных руководителей, что если они продолжат участвовать во всеереси экуменизма и поддерживать её, будь то межхристианский экуменизм или межрелигиозный, то клирикам и мирянам придется последовать спасительному, каноническому и святоотеческому пути: прекратить церковное общение, т.е. поминовение епископов, несущих ответственность и сопричастных ереси и заблуждению. Речь идет не о расколе, а о богоугодном исповедании, как это делали древние отцы Церкви; однако и в наше время есть епископы-исповедники, среди которых старейший и достоуважаемый митрополит бывший Флоринский Августин, а также Святая Гора Афон» [7].

 

А в историческом «Исповедании веры против экуменизма», составленном и обнародованном в 2009 г. «Собранием православных клириков и монахов [Греции]», которое было подписано целой плеядой архиереев, сотнями клириков и монахов и тысячами мирян, мы написали:

 

«Эта всеересь (=экуменизма) воспринята многими православными патриархами, архиепископами, епископами, клириками, монахами и мирянами. Ей «безголовой» обучают, её применяют и её внедряют на деле любым способом общающиеся с еретиками, с помощью совместных молитв, взаимных визитов, пастырского сотрудничества, поставляя себя тем самым вне Церкви. Наша позиция, проистекающая из соборных канонических решений и из примеров Святых, вполне очевидна. Каждый должен отвечать за свои действия» [8]

 

 

6. Вместо «ограждения» лучше употребить термин «прекращение поминовения»

 

Доказано, что термин «ограждение», хотя он правильный и канонический, создает недоразумения и дает повод злонамеренно настроенным людям наделять его смысловым подтекстом, которого в нем нет. В любом случае и в самом правиле основная смысловая нагрузка приходится на прекращение общения, поминания, что является весьма определенным и четким в смысловом отношении и не допускает неправильного толкования и подтекстов. Понятие «стены» позволяет, например, экуменистам утверждать, что возводится стена, отделяющая от Церкви, хотя, как мы видели, стена возводится, дабы отделить нас от ереси и лжеепископов. По этой причине использование термина «ограждение» не соответствует богословским словарям и терминологическим рядам в соответствующих богословских произведениях и работах по каноническому праву. Его использование довольно недавнее, и вместо него должен употребляться термин «прекращение поминовения». На Афоне после календарной реформы и прекращения поминовения тех, кто принял новый календарь, не было различия между «оградившимися» и «неоградившимися», но различали «непоминающих» и «поминающих». Термин «поминающие» и «непоминающие» подходит и сегодня, и он затрудняет работу тех, кто хочет представить «непоминающих» в качестве раскольников, поскольку они не предпринимают никаких раскольнических действий, а просто не поминают еретиков или еретичествующих епископов.

 

________________________________

[1]. Слово 28, О богословии второе, 2, ΕΠΕ. 4, 3G: «Но кто злой и неукротимый зверь, вовсе не способен вместить в себе предлагаемого в умозрении и Богословии, тот не скрывайся в лесу, с тем злым умыслом, чтоб, напав нечаянно, поймать какой-нибудь догмат или какое-нибудь слово, и своими хулами растерзать здравое учение, но стань еще дальше, отступи от горы, иначе он «будет каменями побит» и сокрушен, «злодей злой смертью» погибнет».

[2]Жизнь, дела и мученичество преподобного отца нашего и исповедника Максима, 14, PG 90, 81-84: «В виду этого он всеми средствами поощрял их, сплачивал, приготовлял беседами к мужеству и наполнял благородными помыслами. Ведь хотя они и превосходили его своим саном, но мудростью и разумом уступали и были ниже, не говоря о других доблестях этого мужа и достославности во всем. Поэтому они соглашались со словами его и беспрекословно повиновались всем его наставлениям и советам, заключавшим так много полезного».

[3]. Там же, 24, PG 90, 93.

[4]. Изложение прения, бывшего в секретном помещении дворца между господином Аввой Максимом и его учениками с одной стороны и начальниками с другой. 12, PG 90, 148.

[5]. Там же 5, PG 90, 117: «При этих словах его Мина кричит: «Говоря это, ты разделил Церковь!» Говорит ему (св. Максим): «Если говорящий слова святых Писаний и святых отцов разделяет Церковь, то что делающим с Церковью окажется тот, кто уничтожает догматы святых, без которых (догматов) невозможно даже самое бытие Церкви?»

[6]. Святой Григорий Палама, Опровержение послания Игнатия Антиохийского 3, в П. Христу, Григорий Палама, Собрание сочинений, том 2, Салоники, 1966, с. 627.

[7]. Отделение пастырского и социального богословия Богословского факультета Фессалоникского университета им. Аристотеля и Общество православного просвещения (организаторы), Экуменизм, Зарождение – Надежды – Разочарования, Материалы Межправославного научного симпозиума, актовый зал Фессалоникского университета им. Аристотеля, 20-24 сентября 2004 г., Издательство «Теодромия», Салоники, 2008, с. 1029.

[8]. Собрание православных клириков и монахов [Греции]», Исповедание веры против экуменизма, 2009, с. 25.

 

Источник: https://katihisis.blogspot.com/2017/02/blog-post_10.html

Updated: 21.09.2017 — 19:44

The Author

Килияс Росикос

Никакой пощады врагу, любить будем когда победим!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Проект создан 3 октября 2007г. как обличительно аналитический ресурс - Стой за Веру до Венца! Стой за Правду до Конца! Ὀρθοδοξία ἢ θάνατος! Frontier Theme
Перейти к верхней панели