Письмо Митрополита Макария епископам РПЦ

13m.makarij

К сему вот этот познавательный документ:

Письмо Митрополита Макария епископам РПЦ

Послание было отдано в печать в типографию Сергиевой лавры, где было конфисковано в марте 1917 г. Оп.: „Царю Небесному и земному верный“, М. Паломник. 1996.

Христос Воскресе! Возлюбленный о Господе Собрат и Сослужитель!

В сии светлые и святые Пасхальные дни по духу братской любви молитвенно желаю Вам благодатного утешения, помощи от Воскресшего в трудах на пользу Его Св. Церкви, и мира небесного. Святое Евангелие повествует, что поздно вечером в первый день воскресения Господь Иисус Христос явился ученикам своим и сказал им: «мир Вам!» Итак, первым благодатным даром, из сокровищ новой святой жизни, которую открывало воскресение Господа, было ниспослание мира. Это драгоценнейшее благо жизни, без коего не может строиться самая жизнь человеческая как и все благое, и не могло иметь иного источника и иного основания кроме Господа. Как источник всякой злобы, разрушения, взаимной вражды есть дух злобы, та источник мира, согласия, единомыслия и любви есть только Христос и его Дух благодати. Сие благо мира дано апостолам, положено в основу новой христианское жизни, в созидание и утверждение Церкви, которая и молится непрестанно доселе о «мире всего мира». Против сего же блага жизни и небесного дара неустанно борется и враг Христовой церкви с начала ее бытия и жизни, воздвизая смуты, гонения, раздоры, ереси, споры, волнения и разделения. Эта борьба в разное время или обостряется или смягчается, конечно по Божию промышлению. Но долг нас Архипастырей, призванных пасти стадо Христово, быть строителями тайн Божиих, поставленных служить Его Св. Церкви, всегда один и тот же: «блюсти, более других, единение духа в союзе мира», и делать все, яже к созиданию тела Христова, без страха, без лицемерия, по доброй совести, в нарочитой силе духа в те дни, когда особенно враг угрожает делу Христову. Такие дни, кажется, теперь и настали: мир жизни нарушен единение уступило место разделению и распрям и, что особенно прискорбно, в области даже чисто церковной жизни, среди верующих сынов Церкви, среди клира и паствы, среди пастырей и архипастырей. Говорю это по печальному опыту своей жизни.

Возвратившись в Москву из Петрограда, я нашел в ней среди церковного клира и мирян печальный разлад и нестроение. Некоторые настоятели церквей еще до моего увольнения от епархии отпали от общения со мною, как своим архипастырем, и прекратили поминовение моего имени на богослужениях. Признавая в этом не ошибку только, как плод недоразумения, а и злую волю так действовавших, я, ради охранения достоинства иерархической власти, твердости церковной дисциплины, на основании канонов (Апост. 39; 55)— «Пресвитеры и диаконы, без воли епископа, ничего да не совершают. Ибо ему вверены людие Господни, и он воздаст ответ о душах их»; «Аще кто из клира досадит епископу, да будет извержен. Князю бо людей твоих да не речеши зла»; сравн. Лаодик. 57. (IV Всел. Соб. 8) — «Клирики при богадельнях, монастырях и храмах мученических, да пребывают, по преданию святых отец, под властию епископов каждаго града, и да не исторгаются, по дерзости, из под управления своего епископа. А дерзающие нарушати сие постановление, каким бы то ни было образом, и не подчиняющиеся своему епископу, аще будут клирики, да подлежат наказаниям по правилам: аще же монашествующие, или миряне, да будут отлучены от общения церковнаго»; сравни Двухкрат. 13, 14; — наложил на виновных Запрещение в священнослужении.

К крайнему прискорбию, нельзя было не заметить, что сказанное возбуждение членов Московского клира, а равно и паствы, особенно усилилось после посещения Москвы обер-прокурором Святейшего Синода Вл. Н. Львовым. Присвоив себе права в церкви, доселе никогда не принадлежавшие обер-прокурорам, опротестованные (права) в особом определении Св. Синода от 13 марта, за подписью всех членов Синода, как «неканоничные и незакономерные», не предъявивши каких-либо полномочий на сие от Временного Правительства, В. Н. Львов, между прочим, без сношения с Митрополитом Московским сделал распоряжение через Викарного Епископа Модеста созвать собрание Московского духовенства и мирян для обсуждения вопроса о выборе для Москвы нового Митрополита, еще до увольнения прежнего. В бытность свою в Москве он держал речи на собраниях старост, духовенства и мирян, произнося по моему адресу обидные и несправедливые обвинения и возбуждая этим против меня недобрые чувства пасомых и клира.

В результате этих собраний и, вероятно, не без его влияния, снаряжена была депутация от духовных и светских лиц с поручением убедить меня оставить Московскую кафедру и уйти на покой. Доходили до сведения моего вести, что г. обер-прокурор готов употребить всю якобы предоставленную ему власть, чтобы лишить меня Московской кафедры. Вынуждая меня подать прошение об увольнении на покой, он прибегал к угрозам включительно до заточения меня в Петропавловскую крепость. Таковую же настойчивость г. Львов употребил в отношении ко мне и в Святейшем Синоде. Все это поведение г. обер-прокурора, а равно и тех клириков и мирян, в собраниях коих он присутствовал, с точки зрения церковных правил подлежит осуждению (см. IV Всел. Соб. 18)— «Соумышление, или составление скопища, аки преступление, совершенно воспрещено и внешними законами: кольми паче должно возбраняти в церкви Божией, дабы сего не было. Аще убо некие из клира, или монашествующие окажутся обязующими друг друга клятвою, или строющими ковы епископам, либо своим сопричетникам: совсем да будут низвержены со своей степени» — срав. VI Вс. Соб. 34; (2 Вс. Соб. 6: ср. Двукр. 13, — в коем говорится: «аще который пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего епископа, прежде соборнаго изследования и разсмотрения, и совершеннаго осуждения его, дерзнет отступити от общения с ним, и не будет возносити имя его в священных молитвах на литургиях, по церковному преданию: таковый да подвергнется извержениию, и да лишится всякия священническия чести»; ср. 14 Двукр.) И не в моем только личном деле, но и в общецерковных делах г. обер-прокурор без надлежащего и серьезного обсуждения на соборе епископов, и не дожидаясь нового Синода, избранного на началах канонических, спешит провести в жизнь важные вопросы, связанные с церковной реформой, по своему плану и усмотрению, напр. вопрос о духовных школах, о выборах на епископские кафедры, об участии мирян в делах церковных и прочее, вторгаясь через это в область церковной жизни совершенно незаконно. И все дело об увольнении меня на покой совершалось так быстро, что невозможно было обсуждать его всесторонне, сообразно с церковными канонами. Это и вынудило меня «ради мира церковного и по особым обстоятельствам времени» подать прошение об увольнении на покой. Делая это, я допустил факт небывалый для Митрополии. Московские Митрополиты никогда не увольнялись на покой, — ни по болезни, ни по старости, ни по слепоте, ни даже при проявлении психического расстройства. Таковые оставались при своей власти и своих титулах Московских Митрополитов (как наприм[ер] м[итрополит] Платон), хотя фактическое ведение дел поручаемо было их викариям, из которых некоторые стали их преемниками. В отношении ко мне допущена несправедливость и антиканоничность. Несправедливость видится в том, что меня вынудили [в тексте подчеркнуто от руки волнистой чертой. — Сост.] просить об увольнении на покой без объявления и предъявления мне какой-либо служебной неисправности или запущенности дел от меня зависевшей. Неканоничность состояла в нарушении следующих церковных канонов: 3 пр. св. Кирилла Александр. [в тексте подчеркнуто от руки волнистой чертой. — Сост.]— которое гласит: «рукописание отречения он, т. е. епископ, дал не по собственному произволению, но по нужде, по страху и по угрозам от некоторых, но и кроме сего с церковными постановлениями несообразно, яко некие священнодействователи представляют рукописание отречения, ибо, аще достойны служити да пребывают в сем, аще же недостойны, да удаляются от служения не отречением, но паче осуждением по делам, противу коих может кто-либо вознести великий вопль, яко происходящих вне всякого порядка»;

16 пр. Двукрат. Соб.,[в тексте подчеркнуто от руки волнистой чертой. — Сост.] которое гласит: «отнюдь да не поставляется епископ к той церкви, которой предстоятель жив еще, и пребывает в своем достоинстве, разве аще сам добровольно отречется от епископства, ибо надлежит прежде привести к концу законное изследование вины, за которую он имеет удален быти от епископства, и тогда уже, по его низложении, возвести на епископство другаго, вместо его». Ср. Того же Соб. 13 и 14 пр. Из этих правил видно, что, если епископ вынужден бывает вопреки своему желанию просить себе увольнения на покой, то таковое прошение удовлетворению не подлежит. Если он ни в чем не обвиняется, то должен оставаться на своем месте. Если же власть или толпа требуют его удаления, то над ним должен быть произведен суд через 12 епископов (см. Карф. 12; сравн. Апост. 74). Уже после суда и следствия он должен быть удален, если вины его таковые, что заслуживают его удаления.

На основании всего изложенного я обратился в Святейший Синод с представлением следующего содержания: «Святейшему Синоду благоугодно было исполнить мое прошение, по обстоятельствам времени, ради сохранения мира церковного, об увольнении меня от управления Московской] епархией на покой. Теперь предстоит избрать преемника по мне. Святейший Синод поручил управление Московской Епархией Преосвященному Иоасафу, назначивши его Викарием Московской Епархии, епископом Дмитровским. Признавая свой выход на покой временным, а удаление мое от управления епархией вынужденным обстоятельствами времени, от меня независящими, притом под давлением внешней силы, а потому противоканоничным (см. 3 пр. Кирилла Александр.), я приемлю решимость просить Святейший Синод не назначать на Московскую кафедру управляющего архиерея с титулом Митрополита Московского, оставивши таковой за мной на основании канонов (пр. 16, Двукратн. Соб.), как законопоставленным и под давлением толпы и внешней силы ушедшим на покой. Если бы Святейшему Синоду благоугодно было принять мое заявление, то я полагал бы назначить преемника мне по управлению епархией с званием Заместителя, в сане Архиепископа или епископа. Когда обстоятельства времени изменятся, тогда митрополит мог бы вступить в фактическое управление епархией. Местопребывание для себя Митрополит мог бы иметь в Лавре или в одном из монастырей Московской] епархии, по примеру прежних Митрополитов, впредь до усмотрения».

Утруждая Ваше внимание, возлюбленный о Господе брат и сослужитель, настоящим своим посланием обращаюсь к Вам с усердной просьбой: ради истины и правды в духе христианской совести, оценивая создавшееся теперь положение Православной Русской Церкви, благоволите ответить мне:

1) Признаете ли Вы нормальным, закономерным и каноничным отношение обер-прокурора Св. Синода к правам и свободе Церкви?

2) Признаете ли закономерным и канонично решенным дело моего увольнения с кафедры Московской? и

3) Находите ли возможным признать справедливость моей просьбы об оставлении меня с званием Митрополита Московского на условиях, изложенных в моем представлении Святейшему Синоду?

Вашего Преосвященства

покорнейший слуга

1917 г. апреля 2-го дня

Макарий Митрополит Московский

––––––––––––––––––

Из обращения митрополита Московского и Коломенского Макария (Парвицкого-Невского) «Собору иерархов Всероссийской Церкви»

27 сентября 1917 г.

Настоящий Поместный(1) Собор Всероссийской Церкви в уставе своем заявил /п. 1/, что он в устроении Русской церковной жизни будет руководствоваться правилами Святых Апостол, Святых Соборов вселенских и Поместных, и Святых Отец.

При сопоставлении этих правил с действительной жизнью Русской Церкви нельзя не заметить некоторых уклонений последней от тех правил, в хранении которых иерархи дают клятвенное обещание(2).

Решаюсь указать некоторые церковные законоположения и бывшие в недавнее время уклонения от них. Так, властию или настоянием чиновника, уполномоченного от Временного Правительства(3), несколько иерархов были лишены занимаемых ими кафедр, и на место их выбраны и поставлены другие. Таковым своевольным действием мирского чиновника нарушены следующие канонические правила. […](4).

На основании этих правил справедливо и у нас в России признать неканоничными бывшие в последнее время избрания новых иерархов на место удаленных, или, как выражается чиновник, «разогнанных» им без суда и следствия. На том же основании можно сказать и об избрании нового иерарха на Московскую кафедру. Но говоря об этом последнем, я отнюдь не желаю касаться личности новоизбранного, нравственно безупречного, не решусь отрицать его правоспособности к управлению епархией. Буду говорить только о неканоничности такого избрания. Лично, со своей участью я волей-неволей готов примириться. Но не могу не говорить о неканоничности удалений и выборов иерархов, совершившихся в последнее время(5). Пример же московского избрания мне более известен и близок.

Неканоничность избрания нового иерарха на Московскую кафедру выразилась в следующих актах.

Избрание на кафедру московского митрополита производилось мирянами и членами клира, выбранными от приходов и от благочинии, при недопущении к тому епископов, находящихся в городе(6). Таковыми выборами нарушено 13-е правило Лаодикийского собора, которое гласит, по толкованию Аристина(7): «Не избран [во епископа], кто избирается мирскими людьми. Епископы поставляются по избранию митрополитов и епископов».

К избранию иерарха на Московскую митрополичью кафедру не были допущены епископы. Избрание производили только представители от приходов и благочинии. Епископы допущены были только тогда, когда избранному воля собравшегося съезда о совершившемся избрании имела быть объявлена в храме. Епископ явился здесь только свидетелем совершившегося акта, чтобы придать ему значение почему-то понадобившейся санкции. Но ни при избрании, ни при объявлении о сем не было совершено собора с митрополитом во главе, как требует того 16 правило [Поместного] Антиохийского собора (сравни «Новая скрижаль Вениамина»(8), гл. VI, п. I, с. 314-317).

Избрание на Московскую кафедру совершено тогда, когда ее нельзя было считать свободною, ибо прежний митрополит(9) хотя и дал «рукописание отречения», но сделал это «не по собственному произволению, а по нужде, по страху и по угрозам от некоторых» и, кроме того, с церковными постановлениями не сообразно, яко некие священнодействители представляют рукописание отречения: ибо аще достойны служити, да пребывают в сем, аще же недостойны, да удаляются от служения не отречением, но паче осуждением по делам, противу коих может кто-либо вознести великий вопль, яко происходящих вне всякого порядка». Следовательно, мое «рукописание об отречении» не следовало принимать, а принявши, убеждать не о том, чтобы я оставил свою паству, а напротив, чтобы не оставлял ее. Не следовало и объявлять кафедру свободной, тем более не назначать заместителя с такой поспешностью, как это сделано. В свое время чрез первенствующего члена [Святейшего синода] преосвященного митрополита Владимира [Богоявленского] я просил Святейший Синод, чтобы на кафедру Московского митрополита, для управления епархиальными делами, был назначен иерарх в сане епископа или архиепископа, а титул Митрополита Московского оставлен был за мной, как было это при некоторых прежних иерархах. Так официально было, например, при митрополите Платоне [Левшине]; при митрополитах же [Московских] Филарете [Дроздове] и Иннокентии [Попове-Вениаминове], ввиду преклонности их возраста, также состояли старшие викарии, если не официально, то фактически управлявшие епархией. Во всяком случае следовало бы решить дело по каноническим правилам. Но сего не было сделано. А потому Московская кафедра не могла считаться свободной. Только по настоянию мирского начальника(10), сделавшего противу меня великий вопль оскорбления моего сана и случайно возбудившего часть московского клира и небольшую уличную толпу, наскоро, в один вечер собранную 8 марта, против своего архипастыря, Московский Первоиерарх был, беспримерным образом, лишен своей паствы, и на его место, вопреки канонам, был назначен новый иерарх, который потом был и провозглашен Митрополитом(11); и это назначение, не каноничное, было утверждено подписью представителя Временного Правительства(12).

Сказанное сейчас относилось бы и к Иерарху, возведенному на Московскую Митрополичью кафедру и в том случае, если бы он был «праздный», т[о] е[сть] не имеющий своей кафедры. Но избранный Иерарх не был и «праздным», потому что имел свою кафедру. Следовательно, он, непраздный, возведен на непраздную кафедру. Праздный же архиерей, по смыслу канонов, есть тот, который не может идти в ту Церковь, в которую назначен, потому что она занята безбожными язычниками или еретиками (правило 16[-е] Антиох[ийского] соб[ора], толкование второе Вальсамона). Этим нарушено 21[-е] правило Антиохийского собора: «Епископ от единого предела да не преходит в другий, ни по самовольному вторжению, ни по насилию от народа, ни по принуждению от епископов, но да пребывает в Церкви, юже приял(13) от Бога в жребий себе в начале».

Из сказанного видно, что избрание на Московскую кафедру нового Митрополита не согласно с канонами, ибо он 1) сам не был «праздный», имея свою кафедру; избран был также на непраздное место; 2) избрание его совершено, главным образом, по настоянию мирского чиновника; 3) избран мирскими людьми и клиром, при устранении от избрания епископов, бывших в городе; 4) утвержден в сане и должности Московского митрополита мирскими властями.

Итак, на основании канонических правил, удаленные без суда и следствия епископы должны быть возвращены на свои места. А избранные на их места, под давлением мирских чиновников, должны быть переизбраны, и утвержденные мирской властью – снова [должны] быть утверждены Собором епископов, и при том должно быть объявлено от имени Собора, что избрания епископов сборищем народа и под влиянием мирских начальников напредь не должно происходить: избранные так – не избраны, утвержденные светской властью – не утверждены, если не будет избрания и утверждения Собором Епископов.

[Подпись:] Макарий Митрополит, бывший Московский. [Дата](14). ГАРФ. Ф. 3431. On. 1.Д. 196. Л. 175-177, 179-181. Машинопись.

Два экземпляра подлинника.

1  В источнике в качестве эпиграфа к посланию приводится 21-е правило Антиохийского собора о невозможности оставления епископом своей кафедры и переходе на другую: «ни по насилию от народа, ни по принуждению от епископов».

2  При поставлении во епископа готовящиеся принять архиерейский сан давали присягу, в которой, наряду с прочим, обещали хранить и соблюдать правила свв. апостолов, вселенских и поместных соборов, а также правила свв. отцов (Чин избрания и рукоположения архиерейского. СПб., Синодальная типография. 1910. Л. 16).

3  Имеется в виду обер-прокурор Св. синода В.Н. Львов, входивший во Временное правительство на правах министра.

4  Перечислены в формулировках по порядку следующие канонические правила, касающиеся лишения иерархов занимаемых кафедр и избрания епископов на них: правило 29-е IV Вселенского собора; св. Кирилла Александрийского (послание к Домну); толкование Зонара на послание III Вселенского собора к собору Панфилийскому; правило 5-е Лаодикийского собора и толкования Зонара и Вальсамона на 13-е правило этого же собора; толкование Вальсамона на 3-е правило III Вселенского собора.

О перечисленных именах приведем краткие сведения:

Кирилл Александрийский, патриарх Александрийский (?-444) – церковный деятель и богослов, один из учителей Церкви.

Домн – христианин, современник св. Кирилла Александрийского.

Зонара Иоанн (3-я четверть XI в. – середина XII в.) – византийский историк и канонист, монах.

Вальсамон – знаменитый византийский канонист XII века, патриарх Антиохийский (см. о них подробнее: Христианство. Энциклопедический словарь. Т. 1. С. 327-328, 561, 746-750).

5  Весной 1917г., буквально с первых дней после смены власти в стране, ряд иерархов были смещены со своих кафедр по решениям или обер-прокурора Св. синода, или местных властей, или же по постановлениям епархиальных съездов (см. подробнее: Фружнкова Т.Г. Высшее православное духовенство в России в 1917 г. // Из глубины времен. Вып. 5. СПб., б/и. 1995. С.74-94).

6  Выделенная курсивом фраза в тексте подлинника подчеркнута на печатной машинке.

7  Аристин – один из знаменитых канонистов православной церкви. Жил в Византии в XII веке (см. о нем подробнее: Христианство. Энциклопедический словарь. М., Изд. «Большая российская энциклопедия». 1993. Т. 1. С. 116).

Комментарии Аристина, Вальсамона и Зонара на соборные правила в церковной практике имели такой авторитет, что сами стали источником права (Там же. С. 561).

8  Имеется в виду книга: Вениамин (Краснопевков), архиепископ. Новая скрижаль, или Объяснение о церкви, о литургии и о всех службах и утварях церковных. М., Изд. Русский духовный центр. 1992. В 2-х т. Репринтное издание 1899 г.

9  Имеется в виду сам митрополит Макарий (Парвицкий-Невский).

10   Обер-прокурора Св. синода.

11    Имеется в виду митрополит Московский Тихон (Белавин): в прошлом (с 25 января 1907 г. по 21 июня 1917 г.) – архиепископ Литовский, в будущем (с 21 ноября 1917 г. по 25 марта 1925 г.) – патриарх Московский и всея России.

12   Избрание архиепископа Литовского и Виленского Тихона (Белавина) правящим архиереем на Московскую кафедру состоялось 21 июня 1917 г. на Московском епархиальном съезде. Синод утвердил Тихона в должности архиепископа Московского, а 13 августа присвоил ему и сан митрополита (Вестник Временного правительства. № 142 (188). С. 2; № 164 (210). С. 1; Московский церковный голос. М., 1917. № 16. С. 1-2; № 17-18. С. Ъ-Ь; Церковные ведомости. Пг, 1917. № 35. С. 295).

Причем саном митрополита Синод наградил Тихона, а вместе с ним еще двух иерархов РПЦ до того, как получил право награждать. Так, определение Синода об одновременном награждении архиепископов Тихона (Московского и Коломенского), Платона (Тифлисского, экзарха Кавказского) и Вениамина (Петроградского и Гдовского) саном митрополитов имеет порядковый № 4979. Но лишь следующим определением № 4980 Синод сам себе решил предоставить право награждения лиц высшей церковной иерархии высшими церковными наградами, принадлежавшее ранее императору. Указанные постановления были представлены Синодом на утверждение Временному правительству, которым в лице министра-председателя А.Ф. Керенского и министра исповеданий А.В. Карташева были подписаны на следующий день (ГАРФ. Ф. Р-4652. Оп. 1. Д. 1. Л. 190; Ф. 1779. Оп. 1. Д. 1428. Л. 1-2; РГИА. Ф. 797. Оп. 86. 1917. Ш отдел. V стол. Д. 12. Л. 114; Вестник Временного правительства. Пг., 1917. № 164 (210). С. 1).

13   Которую (ее же) принял.

14   Подпись сделана чернильной ручкой, рукой митрополита Макария. Первый (по архивному делопроизводству) экземпляр послания подписан 2 октября 1917 г., а второй – 27 сентября того же года. На экземпляре, датированном 2 октября, в конце подписи Макария отсутствует словосочетание: «бывший Московский».

Updated: 03.05.2017 — 02:55

The Author

Картинка профиля Килияс Росикос

Килияс Росикос

А́ще ктó не лю́битъ Гóспода Иисýса Христá, да бýдетъ прóклятъ, марáнъ Аѳá. (1 кор. 16:22)

2 комментария

Add a Comment
  1. Тихин Белавин нарушив Правило 16 Антиохийского Собора восхител кафедру Митрополита Макария… причем назначен был туда «временным правительством» свергшим Царя… Тут кроется еще одно отступление, ГРЕХ лояльности Либерал демократам (по праву сие можно обозвать ересью Белавинства)

    Правило 16
        Аще который епископ, не имеющий епархии, вторгнется в церковь, не имеющую епископа, и восхитит престол ее без соизволения совершенного собора: таковый да будет отвержен, хотя бы его избирал весь народ, который он себе восхитил. Совершенный же собор есть тот, на котором присутствует с прочими и митрополит.

        (Ап. 14; I всел. 15; IV всел. 5; трул. 20; антиох. 21; сердик. 1, 2, 17; карф. 48). Επίσκοπος σχολάζων (episcopus vacans) вообще в правилах называется епископ, правильно избранный, и рукоположенный для известной церкви, в которую он, однако, вследствие каких-либо внешних причин, не может прибыть, а следовательно и не может исполнять в ней своего епископского служения. Точно также εκκλησία σχολάζουσα (ecclesia vacans, вдовствующей церковью) называется такая, которая по иерархическому устройству могла бы иметь своего епископа, но таковой отсутствует или вследствие смерти бывшего епископа, или вследствие иных каких-либо внешних причин. Данное правило говорит об епископе σχολάζων, самовольно занявшем освободившуюся в какой-либо церкви епископскую кафедру и начавшем пользоваться в ней епископскими правами; за таковой самовольный поступок правило предписывает извергнуть его (άπόβλητον εΐναι) и требует этого даже и в том случае, если бы народ данной вдовствующей церкви изъявил желание иметь его своим епископом. Такое воспрещение основывается на том, что назначение и поставление епископов на определенные места принадлежит прежде всего епископскому собору, притом собору в полном составе (τελεία σύνοδος) под председательством подлежащего митрополита. Только за таковым полным собором правило признает право и власть в решении вопроса, нужно ли какому-либо σχολάζοντι епископу вверить освободившуюся епископскую кафедру, снабдив его всеми архиерейскими правами.

  2. Кого и следует канонизировать как мученика хотя лучше как страстотерпца так это Митрополита Макария от узурпации Белавина пострадавшего…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Проект создан 3 октября 2007г. как обличительно аналитический ресурс - Стой за Веру до Венца! Стой за Правду до Конца! Православие или "хлеб" Frontier Theme
Перейти к верхней панели