Абсурдные странности… или еще раз о расколе…

Как ни странно, но у нас в России к раскольникам относятся даже хуже чем к еретикам, хотя должно быть с точностью да наоборот.

Святые Отцы называли раскол кровоточащей раной на теле Церкви, и делали все, что-бы ее излечить.

Что такое раскол, это отделение от диптиха Церквей, прекращение евхаристического общения с таковыми, полная автономия и независимость от официальной поместной Церкви, с точным сохранением предания.

Как лечится раскол? Любовью и более ни чем, Святые Отцы к раскольникам всегда относились как к братьям и всем сердцем скорбели о их разрыве с Официальной Церковью.

Так вот и странно, что к старообрядцам никониане уже на протяжении стольких лет испытывают один лишь негатив, злобу и ненависть. В дебатах то и дело звучит хула на старые обряды, двуперстие и клевета о самосожжениях. Такое впечатление, что люди не хотят примирения и излечения многовековой раны. Потому, что таким вот отношением к раскольникам, рану невозможно исцелить. Ненависть, презрение, хула делают рану только глубже, и старообрядцы дистанцируются от нас все дальше, и в этом наша вина. Мы дети одной Церкви, у нас одна мать имя которой Русская Православная Церковь.

Никто не спорит, что раскольники раскольникам рознь, чего стоит Филарет Денисенко “епископ” хохляцкий, с его захватами храмов и последующей приватизацией. Это категория деструктивных раскольников – радикалов. Однако мешать всех раскольников под одну гребенку нельзя, тут требуется тщательное изучение каждого случая.

Допустим на минуту, что Целый Диптих Православных Церквей впал в ересь, и тут от Официальных Церквей начали отделяться верные в истине утвердившиеся люди, прерывая евхаристическое общение и всяческие контакты с впавшими в ересь. Кто в этом случае раскольник?

Или к власти в Поместной Церкви пришел Патриарх реформатор – либерал, который проводит реформы упрощения, сокращает службы и посты, отменяет многовековые правила, либерализует устав, заставляет священников давать себе присягу, и делает много деструктивного, что нарушает привычный ход вещей – уничтожает старое предание. И вот те люди которые видят, что Церковь в которую они ходили годами и ничего не менялось – стала превращаться в театр, уходят из под омофора этого Патриарха разве они раскольники?

Или вся поместная Церковь впала в унию, и нашелся лишь один единственный Епископ который счел это ересью и воспротивился Целому Синоду епископов подписавших эти документы. Разве он раскольник?

Или пришел к власти патриарх, который начал Править книги, вносить новые обряды, стал копировать греческие традиции – подменяя ими устоявшиеся русские, стал менять привычные чины, и научать петь по новому, да еще в безумии своем проклял то, чему Русская Церковь следовала 600 лет от самой Византии времен св. Кирилла и Мефодия, а всех кто не захотел воспринять эти реформы – призывая народ Божий к неповиновению – Жег в срубах и на кострах как инквизитор.

Так вот, что страшнее в данном случае? Раскол с сохранением предания, или послушание модернистам – реформаторам находящимся у руля Юрисдикции?


Так вот тех которые внедрившись в поместную Церковь пробрались во власть с целью ее последующего разрушения либо преображения на свой лад, тоже раскольники правда деструктивные (деструкторы), в то время как мы не подчинившиеся их власти тоже раскольники правда в истине стоящие и сохраняющие предание, не правда ли парадокс?


Верность Святоотеческому преданию выше послушания патриарху или царю. Никто не в праве посягать на Каноны Церкви, а уж тем более их упразднять или упрощать!

Обновлено: 06.07.2016 — 22:39