Сегодня 26 июня 2016 г. Критский Собор закончил свою работу

Ни раскола, ни консенсуса

.


Фото: EPA

.

Критский собор под председательством Константинопольского патриарха Варфоломея завершается сегодня.  Он проходил в Православной богословской академии на острове Крит. Заседания продолжались 6 дней с участием 10 из 14 поместных православных церквей. Отказ от участия в соборе Московской патриархии, а так же Антиохийской, Грузинской и Болгарской церквей — немало испортил настроение собравшихся на Крите, ибо задуманной демонстрации единства мирового православия у устраителей собора не получилось, однако и глобального раскола Православия так же не случилось:  между присутствующими и отсутствующими на соборе удалось установилось зыбкое равновесие между войной и миром.

.

Действия патриарха Кирилла (Гундяева), обиженная сторона обвинила в «гибридной» стилистике: шантаже, в угрозе полномасштабного раскола, игноре оппонентов и в напряженном и напрасном ожидании, что МП изменит свои решения и пусть с опозданием, но все же присоединится к собору. Светские СМИ пишут об интригах и гадают, у кого первого в мировом православии не выдержат нервы, кто кому уступит и что будет с Украиной, получит ли она автокефалию, на которую рассчитывала уже в эти соборные дни на Крите. 

.

«Украинский вопрос» вновь отложили

.

Накануне официального открытия собора, 16 июня, Верховная рада Украины обратилась к председателю собора — патриарху Константинопольскому Варфоломею с просьбой рассмотреть вопрос о полной самостоятельности (автокефалии) Украинской церкви. Этот сюжет имеет долгую историю (к которой и апеллируют депутаты). Со времени Крещения Руси и вплоть до самого конца XVII века Киевская митрополия входила в Константинопольский патриархат.

.

В результате московско-польской войны и обострения отношений России с Турцией Константинопольский патриарх доверил в 1686 году управление Киевской митрополией Московской патриархии, но, как выяснилось в 1924 году, после падения Российской империи, это решение носило временный и условный характер. В 1924-м Константинополь предоставил автокефалию Православной церкви в Польше, обосновав это решение тем, что Киевская митрополия была и остается неотъемлемой частью Константинтинопольского патриархата, а епархии на территории межвоенной Польши исторически входили в Киевскую митрополию. (о достоверности этих сведений нам ничего неизвестно, как и о их источниках)

.

1 января 1919 года в Киеве была провозглашена автокефалия Украинской церкви, которая окончательно оформилась на Всеукраинском соборе 1921 года. Правда, этот собор не смог сформировать законную иерархию, но эта проблема была решена в годы Второй мировой войны, когда вместе с вермахтом на территорию Украины пришла упоминавшаяся выше Православная церковь Польши. Эта церковь была украинской по этническому составу клира и прихожан и при первой же возможности распространила свою юрисдикцию на всю территорию Украины. 

.

Однако по окончании Великой Отечественной Войны на всей территории Советского Союза вновь установилась Советская власть, в связи с чем, Московская Патриархия возвратила свои канонические права по всей стране и естественно не признала украинскую автокефалию под управлением поляков  законной, упразднила ее. Лишь в эмиграции украинская автокефалия сохранила свое существование, затаив обиду на маскалей. В 1989-м она вернулась на Украину; первым патриархом Киевским стал широко известный Мстислав (Скрыпник), адъютант Симона Петлюры, рукоположенный в епископа в оккупированном Киеве в 1942 г. После его смерти в 1993-м церковь разделилась на две ветви, каждая из которых борется за свое каноническое признание Константинополем.

.

Несмотря на все это, крупнейшей православной юрисдикцией Украины остается церковь Московского патриархата (УПЦ МП), внутри которой нарастает напряженное противостояние между промосковской и автокефалистской группами. Последнюю олицетворяет митрополит Александр (Драбинко) — ближайший сподвижник покойного предстоятеля церкви митрополита Владимира (Сабодана). А избранный в 2014-м новый предстоятель, митрополит Онуфрий (Березовский), ориентируется на Москву и потому не приемлет идеи автокефалии. Однако в условиях нынешней войны эта идея приобретает все больше сторонников: обращение Верховной рады поддержали влиятельные священники и миряне УПЦ МП, которые по неразумению ли, национальному ли самолюбию или малодушию, не хотят, чтобы их ассоциировали с Москвой.

.

Официально Всеправославный собор не рассматривал «украинский вопрос» — его не было в повестке дня, утвержденной предстоятелями 14 церквей в январе. Но в кулуарах собора этот вопрос был центральным.

.

Показательно назначение официальным спикером собора, который каждый вечер с 20 по 25 июня проводил брифинги для журналистов, украинца архиепископа Иова (Гечи). Однажды, отвечая на просьбу российских журналистов осудить «грубое вмешательство Верховной рады в церковные дела», Иов заметил, что все современные автокефалии были представлены «в связи с политической обстановкой» и с учетом обращений государственных властей соответствующих стран. В ответ на просьбы властей Константинополь дал автокефалии Польской и Албанской церквам, признал автокефалию Болгарской церкви.

.

Опасность потери Украинской церкви в Москве осознают очень хорошо. Говорят (источник не называется, возможно — фейк), что в дни работы собора на Крите в российской столице состоялось совещание на высоком уровне, по итогам которого московские церковные и светские представители в Киеве получили указание усилить борьбу против автокефалии и, якобы вследствие этого, 23 июня появилось «альтернативное» обращение 39 депутатов Верховной рады из симпатизирующего России «Оппозиционного блока» во главе с Вадимом Новинским — олигархом, переехавшим несколько лет назад из Москвы в Киев. Авторы обращения призвали патриарха Варфоломея не реагировать на «инициативы политических авантюристов изменить существующий канонический строй в Украине».

.

Буквально накануне Критского собора Константинопольский патриарх послал Украине обнадеживающий знак. Как рассказал глава департамента по делам религий Украины Андрей Юраш, Варфоломей пригласил предстоятеля УПЦ МП митрополита Онуфрия совершить вместе с ним поездку в Каппадокию. Другим приглашенным гостем был архиепископ Кентерберийский — глава церкви Англии. На языке константинопольской дипломатии это значит, что патриарх хочет видеть церковь Украины в том же статусе, какой имеет церковь Англии. (Здесь может быть неправильное толкование дипломатического приема. Ищущий повода, находит его.)

.

Один из документов, принятых Собором, называется «Церковная автономия и способ ее предоставления». Статус автономии ниже автокефалии, но воспринимается как важный шаг в сторону полной независимости. Проект этого документа подписала в процессе подготовки к собору и Московская патриархия, несмотря на то, что там есть явный намек на Украину. В документе упоминаются некие территории, которые считают своими сразу две поместные церкви. И если церквам на этих территориях одна или обе «материнские» церкви хотят дать автономию, то последнее слово в решение этого вопроса остается за Константинополем.

.

Украину, как видно из Томоса 1924 года, Константинополь считает своей. Равно как и Москва.

.

«Украинский вопрос» может решиться вскоре после собора. Константинопольская патриархия чувствует, что может упустить время: политическую ситуацию в Украине пока трудно назвать стабильной, и «окно возможностей» скоро может закрыться. Кроме того, стремящаяся к независимости часть Украинской церкви просто устанет ждать и провозгласит автокефалию самостоятельно, без всякого участия Константинополя.

 

Не рассчитал силы? — так судачат церковные и светские «кумушки»

.

Константинопольский патриарх и иже с ним весь варфоломеевский двор, чувствуя свою большевистскую силу (то есть имея большинство и поддержку мировых сил), с притворным недоумением спрашивают друг друга:

.

На  что рассчитывал патриарх Кирилл, когда 13 июня сего года заявил о своем окончательном решении не ехать на Всеправославный собор? На тот самый собор, подготовку, который ровно 55 лет назад начал готовить его духовный отец — митрополит Никодим (Ротов)? На собор, в который и сам Кирилл вложил немало сил, заседая на всевозможных синаксисах и совещаниях, добиваясь все новых уступок от Константинополя? 

.

Однозначного ответа на этот вопрос никто не дает, считая его риторическим, потому что потери патриарха Кирилла, по их глубокому мнению, явно превышают его приобретения.

.

И действительно ради Всеправославного собора патриарх Кирилл многим поступился, одна только встреча с понтификом Франциском нанесла такой огромный урон авторитету московского патриарха,  что отцы церкви не знают теперь как премудро  усмирить внутрицерковную консервативную оппозицию, которая выступает от лица ревнителей Православия и беспощадно обвиняет в ереси экуменизма и предательстве, как самого патриарха, так и всю кирилловскую иерархию.  И вдруг этот патриарх пошел на попятную?  Неужели Патриарх Кирилл испугался нескольких епископов и священников, которые объединились в единую группу, где во свидетельство многим прекратили поминать его на литургиях?  А более того, эта группа непоминающих сплотила вокруг себя монахов и мирян, которые без страха именуют Критский собор «волчьим»,  «разбойничьим» и даже «антихристовым»? И ведь чем эти консервативные силы убеждают в своей правоте церковный народ?  Неустанным напоминанием того,  что Святая Церковь Христова утверждается на семи столпах, кои есть семь Вселенских Соборов, которые утвердили всю полноту истины, поэтому восьмому собору не бывать и что всякий после этих семи Вселенских Соборов будет ложным и ознаменует собою наступление последних времен. Вот уже ряд монастырей и приходов предупреждили патриархат Кирилла: ждем собора, а потом уходим из Московской патриархии. Не все уйдут. Не все!  Есть еще не мало «альтернативных» приходов,  монастырей, епархий… Но беспокоят-то  не они, а истинно православные юрисдикции в России,которых не много, но они есть и верующий народ в них ищет правду и спасение. 

.

Отцы экуменисты однако не верят, что народ нельзя усмирить, имея такую церковную власть, какой наделен патриарх Кирилл. Разве недостаточно обвинить всех ревнителей православия маргиналами и раскольниками?  Запугать светские власти, что они де смутьяны и, если не принять меры подавления, то они расколят всё российское общество? А во-вторых, устав Московской патриархии составлен так, что в случае ухода монастыря или прихода из ее юрисдикции, здания храмов и все имущество остаются в патриархии, они никак не закреплены за конкретной общиной. Без храмов и монастырей, без права служить литургии, как же может выжить это движение ревнителей, народ ведь приучен к еженедельным литургиям и причастиям? Они пострадают, поскитаются и вернутся назад под омофор патриарха Кирилла. Так что же ему тогда бояться народа? Тем более теперь, после отказа от поездки на Критский собор, многие ревнители расслабились, поверили, что с «ересью экуменизма» в РПЦ МП покончено.  А оппозиция? Наверное она будет вести себя смиренно и даже пристыженно — ведь патриарх Кирилл не поехал на собор! Это очень сильный козырь. 

.

Есть среди отцов-экуменистов из поместных Церквей, которые убеждены, что вопрос об участии РПЦ МП решался не патриархом Кириллом, а Кремлем. Они уверены, что в России по-прежнему  довлеет тотальный и жесткий контроль над церковью. На Западе наблюдают, как национальный лидер усиливает антизападную риторику, идет на разрыв с «Большой восьмеркой», нарушает принципы международного права, вводит «контрсанкции», готовится к войне и т.п. И действия Московской Патриархи на международном уровне не могут и не должны вступить в диссонанс с политикой государственной власти. Тем более собор  на повестке дня имел вопрос об украинской автокефалии. Здесь уже начинается настоящая политика. И если патриарх Кирилл не испугался противостоять Критскому Собору, значит его укрепляет сильная рука. В этом ряду не забудем так же, что Константинопольский патриарх Варфоломей — «турецкоподданный», он получает очень солидную финансовую подпитку из США. Ко всему прочему, церкви греко-романского мира служат в странах — членах НАТО, которые осуждают «миролюбивую внешнюю политику» Кремля, и испытывают давнюю нелюбовь и зависть к России.

.

О чем говорили патриарх Кирилл и президент Владимир Путин при их неслучайной встрече на Афоне? Какие вопросы решали вдали от цивилизации и подслушивающей техники? Не исключено, что именно тогда решался вопрос участвовать или не участвовать в Критском соборе Русской Церкви.  Напомню, что встреча патриарха Кирилла и Президента Путина на Афоне состоялась накануне Критского собора, а именно 28 мая 2016 г. 

.

Хотел ли патриарх Кирилл расстроить созыв Критского собора? Нет, не хотел, но подготовленные для Критского собора документы не устраивали Москву и потому Московская патриархия просила перенести проведение собора на более позднее время, чтобы доработать предложенные собору документы и внести в них правки. Но видимо у константинопольского патриарха от страха глаза велики и он теперь обвиняет Московскую патриархию, что она решила сама саботировать собор и другие поместные церкви руководила к этому же. Однако какой молодец Варфоломей (хвалят его экуменисты) — он не дрогнул и, не смотря на отсутствие 4-х поместных Церквей, провел-таки собор на Крите. Варфоломей потирает довольно ручки — патриарх Кирилл не сумел набрать критической массы отказников от участия в соборе! И вот уже большевистский лозунг торжествует на Крите, как никогда: Нас больше, значит мы решаем за всю Православную Церковь, мнение же отсутствующих, ввиду их меньшинства, учитываться не будет. Более того, Собор оплевал отсутствующие на Крите Церкви, обозвав из «прогульщиками» и «протестантами». 

.

Подлинное название собору 10 поместных церквей история еще даст в будущем, когда Господь позволит Православной Церкви, незамутненной экуменизмом, сказать слово правды. Пока же мы оставим за ним название Критский Собор десятки или просто Критский собор.

 

Реформы не случилось

.

Итак, на Критском соборе десятки был создан  механизм решения церковных вопросов без обязательного присутствия на соборах всех поместных Церквей, то есть, на принципе большинства. Это примерно тот же механизм, что в парламенте и других светских учреждениях, где большинство присваивает себе право игнорировать интересы и мнения меньшинства и навязывает всем, свою волю, заручившись критической массой большинства.  

.

Согласно регламенту собора, все его решения принимаются консенсусом, то есть единогласно. Это положение толкуется по-разному: участники собора, естественно, полагают, что речь идет о консенсусе всех присутствующих на соборе,  Московская патриархия настаивает на консенсусе присутствующих и отсутствующих в соответствии с каноническим правом Православной Церкви.

.

Собор за шесть дней работы принял в общей сложности шесть документов: о миссии церкви в современном мире, об отношениях с остальным христианским миром, о браке, о посте, о православной диаспоре и церковной автономии.

.

Все соборные документы составлены крайне обтекаемо, искать в них сенсацию бесполезно.

.

Подготовка к собору в 1960-е гг. начиналась с программы радикальных реформ (переход всех церквей на новый календарный стиль, сокращение служб и постов, разрешение женатого епископата, второбрачия духовенства и т.п.), но эта программа постепенно утратила всю свою радикальность ввиду угрозы раскола. В итоге собор принял осторожно-экуменическое исповедание веры, признав церковность католиков и некоторых протестантов, разрешил (с оговорками) браки православных с теми же католиками и протестантами, разрешил  послаблять посты на усмотрение духовника в индивидуальном порядке. «Реформой православия» все это не назовешь, — вздыхали экуменисты-реформаторы.  Причем Грузинская церковь, не участвующая в соборе, предупредила, что документ о браке она не примет, так как благословляет своих чад жениться только на православных.

.

***

В общем, Собор на Крите худо-бедно прошел, нового глобального раскола православия не произошло. Такой исход связан с тем, что Московская патриархия сумела вовремя «нажать на тормоза», отказавшись от первоначального плана усиления конфронтации. Терять Украину очень не хочется или нельзя… Однако позиции Московской патриархии в «мировом православии» ослабли, так как экуменисты на Крите сумели найти механизм для принятия нужных им решений в обход Москвы и других Поместных Церквей. Они даже, забыв страх Божий, проводят аналогии со светской политикой, пряча самодовольную улыбку в густых бородах, говорят примерно так: это же надо так понимать — Москву исключили из церковной «Большой восьмерки»! Или даже как бы из ООН. Критские варфоломеевцы торжествуют победу, а Россия как всегда вручила себя Христу, ведь не в силе и не в большинстве правда, а в Боге.

Обновлено: 26.06.2016 — 19:02