Первый звоночек… Патриарх спорит с Богом и летит во второй раз

ЧП на борту самолета во время полета п. Кирилла в Антарктиду

.

.

.— Вы знали, почему не долетев до острова Ватерлоо,  самолету пришлось возвращаться назад?

.

Патриарх Кирилл:  Мне сразу доложили, что очень серьезная неисправность, буквально разлетелось в мелкие кусочки лобовое стекло. Оно двухслойное, и вот этот первый, который испытывает наибольшую нагрузку, разлетелся. Пилот сказал, что это очень опасно и нужно немедленно возвращаться в аэропорт. Я, конечно, согласился и предложил лететь на высоте трех-четырех тысяч метров, чтобы в случае разгерметизации мы с вами остались живы. На высоте девяти тысяч, где мы летели, было бы мало шансов добраться до материка. Но пилот ответил, что существует инструкция, по которой нельзя резко менять эшелон. Но если вы заметили, мы долго летели на небольшой высоте, практически над всей Огненной землей. Мы были на той высоте, когда взрыв второго стекла не привел бы к катастрофическим последствиям. Но большую часть полета мы осуществляли все-таки высоко. Это был рискованный полет.

.

 — А почему вы не передумали лететь во второй раз?

.

Патриарх Кирилл: Не в моем это характере.

— Почему вы поехали в Антарктиду?

.

Патриарх Кирилл: Наши люди в Антарктиде пережили тяжелейшие годы после распада Советского Союза. Чудом держались антарктические экспедиции… Сейчас положение меняется, вы своими глазами видели, что наша станция «Беллинсгаузен» существует совсем неплохо. Какая-то внутренняя связь с этими людьми у меня была еще с детства, потому что я дружил с детьми полярников, мы вместе под Ленинградом дачу снимали, поэтому атмосфера романтики Северного и Южного полюса мне была близка с детства.

.

Но, конечно, не это было причиной поездки. Я получил очень сердечное приглашение: вы ведь будете в Латинской Америке, ну приезжайте к нам!

.

Было бы несправедливо не посетить этих героических людей и помолиться вместе с ними, не поддержать наших клириков там… Я увидел высокий уровень солидарности, отсутствие какой-то злобной  враждебной конкуренции, какой-то научной деятельности, направленной на уничтожение другого человека… Но ведь это образ идеального мира. А когда я увидел пингвинов, то вспомнил, что в раю тоже не было конфликтов между людьми и животными.

.

 — Еще один вопрос: Вас отговаривали от встречи с Папой?

.

Патриарх Кирилл: Меня никто не отговаривал, потому что практически никто о встрече не знал. Знали пятеро. Почему это было так? Потому что подготовить такую встречу в условиях гласности невозможно. Слишком много противников. И даже не тех наших простых и добрых православных людей, которые считают, что есть какая-то опасность в этой встрече. Есть мощные силы, которые этого не очень хотят. Поэтому надо было спокойно и в тишине ее готовить.

Обновлено: 21.02.2016 — 20:45